×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 137

Почти не осталось ветеранов… Пройдет ещё два-три года, и кого увидят наши дети в День Победы у Вечного Огня?

С этого вопроса, произнесенного вслух, и началось то, что сегодня стало Бессмертным полком. Это общественная некоммерческая, неполитическая, негосударственная гражданская инициатива. Встать в ряды Полка может каждый желающий, независимо от вероисповедания, национальности, политических и иных взглядов. Бессмертный полк объединяет людей, ведь его главная задача – сохранение в каждой российской семье памяти о солдатах Великой Отечественной войны.
Город Белорецк в прошлом году присоединился к этой всероссийской акции, и уже 9 мая сотни белоречан с фотографиями своих ветеранов прошли колонной по улицам города к Вечному Огню. Сегодня регистрация в Бессмертном полку продолжается, вновь готовятся фотографии солдат, чтобы в День Победы почтить их память. Стоит отметить, что в целях безопасности личных данных и упрощения оповещения немного изменились правила регистрации на сайте http://moypolk.ru, где вы можете зарегистрироваться самостоятельно. Зарегистрироваться можно и в молодежном Центре досуга по адресу: Пуховский переулок, 9. Более подробную информацию можно получить по телефону: 4-38-18.
В этом году к Белорецку присоединились Уфа, Стерлитамак, Кугарчинский и Кушнаренковский районы – там тоже пройдет Бессмертный полк.
На сегодняшний день в Белорецком «Бессмертном полку» уже зарегистрировано 550 бойцов.
Напоминаем, что вы можете самостоятельно зарегистрировать своего родственника, изготовить штендер с фотографией и пройти в колонне на праздничном параде девятого мая.

Ерошин Митрофан Михайлович

eroshin_mitrofan_mihaylovich

 

Уроженец г. Белорецка. Был призван из г. Белорецка.Прошел всю войну. Звание неизвестно. Награжден орденом Славы. медалями.

 

Покачалов Владимир Георгиевич

Гвардии капитан

d_vova-leytenant

Воевал с 1 мая 1944 года на Ленинградском фронте, командир фронта. С июня 1944 года воевал на третьем Белорусском фронте, командир взвода артиллерийской бригады. Участвовал в боях на Сенземировском плацдарме. Участвовал в освобождении Праги. Был награжден орденом Боевого Красного Знамени (март 1945 г.), медалью "За боевые заслуги", медалью "За Победу над Германией", орденом Великой Отечественной войны II степени, множеством юбилейных медалей.

 

Филатов Николай Петрович

filatov

Родился 16 декабря 1923 года в г. Белорецке. В марте 1942 года ушел добровольцем. Вернулся в июне 1945 года без правой руки. после войны работал на комбинате. Умер 13 мая 2003 года. Был награжден орденом Отечественной войны I  степени, медалью "За Отвагу", медалью "За Победу над Германией".

Источники:
1. Чирикова, Н. Запиши деда в полк! [Текст] : [акция «Бессмертный полк» в г. Белорецке] / Н. Чирикова // Белорецкий рабочий. – 2014. – 30 апреля. – С. 2.
2. http://moypolk.ru/beloreck/soldiers

Белорецкая поэтесса Нина Зимина стала победительницей международного конкурса духовной поэзии «Православный причал», организованный Союзом писателей России

s_20140521074115

Конкурс был приурочен к пасхальным дням. Поэтесса просто и доходчиво воплотила в своих стихах главную божественную заповедь любви. В них радость и боль, победа над отчаянием и обретение надежды. Поэтесса говорит, что многие стихи так или иначе отражают ее собственную судьбу.
Вообще, духовная тема давно стала одной из главных в творчестве Нины Зиминой. Она уже издала несколько поэтических сборников, и ее венок сонетов «Во славу Божию» два года назад был отмечен благодарностью патриарха Московского и всея Руси Кирилла…
Стихи Нины Зиминой, признанные лучшими на конкурсе «Православный причал», будут опубликованы в журнале «Союз писателей». А стихотворение «Страстная Пятница» получило самую высокую оценку жюри. Организаторы конкурса разместили его в популярных социальных сетях.

Страстная пятница

Распято было благородство,
Распяты были чистота,
Любви высокой первородство
На тверди вечного креста.
Я там была. Я там – поныне.
Теснит безумная толпа.
И боль Его – во мне,
кровь стынет,
И страх - испариной у лба.
Та женщина - со мною рядом,
Две лепты у неё всего.
Она готова, она рада
И жизнь отдать за Жизнь Его.

Она – как олицетворенье
И верных жен, и матерей.
Она – вселенское терпенье.
Свет Божий держится на ней.
Она потом в платочке синем
Среди дорог лихой порой
Молилась за сынов России,
За всех, распятых здесь
войной.
И там она горячим словом
Просила Господа сойти…
И снять с Него
венец терновый,
Поднять с креста
и вознести.

Сын человеческий.
Сын Божий.
Нетленный Свет и Естество.
И крест - до неба от подножья.
И Кровь - из сердца самого.
За чьи грехи такая плата,
Такая скорбь, такая боль?
Он и бескрылых, и крылатых –
Всех заслонил Самим Собой.
А та, что за Него молилась
В годину самых
страшных дней,
В нас каждой нынче
повторилась -
Молящихся за сыновей.

Нина ЗИМИНА.

Источник:

Калугин, И. "Любви высокой первородство..." [Текст] : белорецкая поэтесса Нина Зимина стала победительницей международного конкурса духовной поэзии "Православный причал" / И. Калугин // Белорецкий рабочий. - 2014. - 21 мая. - С. 6.

Основные публикации:

Зимина, Н. Во славу Божию [Текст]: венок сонетов / Н. Зимина. - Белорецк, 2011.

Зимина, Н. Серебряная свирель [Текст]: стихи / Н. Зимина. - Белорецк, 2010.

Зимина, Н. … и паче снега убелюся или Читая Псалтирь [Текст] : стихи / Н. Зимина.- Белорецк: Город будущего, 2010.

Зимина, Н. От любви до разлуки [Текст]: стихотворения / Н. Зимина. - Белорецк, 2008.

Зимина, Н. Белая птица счастья [Текст]: повести и рассказы / Н. Зимина.- Уфа: Китап, 2006.

Зимина, Н. На берегу Белой [Текст]: стихи и проза / Н. Зимина. - Белорецк, 2006.

Зимина, Н. К горнему свету [Текст]: православные стихи / Н. Зимина.-  Белорецк, 2004.

Зимина, Н. Этюд в бирюзовом свете [Текст]: рассказы / Н. Зимина. - Белорецк, 2003.

Зимина, Н. Солнышко под вечер [Текст]: стихи / Н. Зимина. - Уфа: Баш. кн. изд - во, 2000.

Зимина, Н. Стихи в подарок любимому [Текст] / Н. Зимина. - Белорецк, 1994.

Зимина, Н. Рассказы о любви [Текст] / Н. Зимина. - Белорецк, 1993.

Зимина, Н. Живу любовью [Текст] : стихи / Н. Зимина. - Уфа: Баш. кн. изд - во, 1991.

Зимина, Н. Радуга [Текст]: стихи / Н. Зимина.- Уфа: Баш. кн. изд - во, 1984.

В сборниках:


Зимина, Н. Стихи [Текст] / Н. Зимина // Мой Белорецк - неброский самоцвет: стихи. рассказы, очерки, фотографии белорецких авторов. - Белорецк: ГУП Белорецкий Дом печати, 2012. - С. 131 - 149.

Зимина, Н. Война свои писала главы [Текст]: стихи и рассказы /Н. Зимина // За синий платочек: стихи и проза: 65 – летию Великой Победы посвящается. - Белорецк, 2010. - С. 16 - 48.

Зимина, Н. Песня о Белорецке [Текст]: стихотворение / Н. Н. Зимина // Зимина, Н. Белорецкое лето [Текст]: стихи и проза / Н. Зимина, И. Калугин. - Белорецк, 2009. - С. 4 -5.

Зимина, Н. Бабье лето [Текст]: стихи / Н. Зимина // Окно, распахнутое вдаль: сборник стихов белорецких писателей. - Белорецк, 2005 . - С. 39 - 63.

Зимина, Н. Кантата (посвящается Белорецку) [Текст] / Н. Зимина // Улицы сиреневого города ( историко – литературный альманах). - Белорецк, 2001.- С. 23 - 25.

Зимина, Н. Стихи [Текст] / Н. Зимина // Звездный дождь: стихи и проза белорецких писателей. - Белорецк, 2001.- С. 37 - 49.

Зимина, Н. Круг зари [Текст]: стихи // На излете века: стихи и проза белорецких авторов. - Белорецк, 1999. - С.51 - 64.

Зимина, Н. Через тернии к звездам [Текст]: стихи / Н. Зимина //Радуга над Белой: стихи белорецких авторов.- Белорецк, 1997.-  С. 2 - 14.

26 мая на площадке перед библиотекой проходила праздничная акция «Ромашковый день».

15002_300

Сотрудники Отдела обслуживания рекомендовали жителям микрорайона литературу с выставки, приглашали в библиотеку, каждый получил символ праздника – ромашку и закладку или листовку. Гуляющие с детьми мамы и папы, дети: наши постоянные читатели, просто проходящие мимо площадки белоречане, - никто не остался в стороне!

14775_300

Дети младшего возраста с удовольствием рисовали, собирали пазлы, постарше – читали журналы «Крестьянка», «Вокруг света», «Лиза», «Добрые советы», просматривали книги, беседовали с библиотекарями.

15199_300

 

JEANS BOOK в сквере «Дружбы»



Всё могу послать я к чёрту,
Но был верен я всегда
Джинсам, жизнью вдрызг протертым.
Не сниму их никогда.
Жан-Поль Прутков

 

День Рождения джинсов 015

Страницы медленно листая,
Сижу в джинсах, теряя книгам счёт,
И вдруг находится такая.
Что сразу за сердце берёт.

День Рождения джинсов 033

Джинсы не роскошь, джинсы – одёжка!

Смотрится классно потёртая ножка ...

День Рождения джинсов 077

- Что для Вас всего нужней?
- Разные романы,
Что хранятся в глубине

Джинсовых карманов.

Люди, которые внесли значительный вклад в развитие
Белорецкого металлургического комбината.
К вековому юбилею БСПКЗ.

Новый рисунок (1)

 

Фатих Каюмович СУЛЕЙМАНОВ, Герой Социалистического труда

 

Из воспоминаний Ф.К. Сулейманова:

 

"...Январь 1942 годана­чало моей трудовой биогра­фии на заводе №706. Со­всем мальчишками мы при­ехали из разных деревень Башкирии в Белорецк. Нас зачислили в школу ФЗО №2, где учились на волочильщи­ков. Учеба давалась трудно, ведь многие из нас плохо знали русский язык. Но опытные мастера-производ­ственники помогали нам, чем могли. Я с благодарно­стью вспоминаю своего ма­стера, кадрового волочиль­щика Василия Емельяновича Максимова, который для нас был не просто мастер, но и наш отец.

 

Через полгода мы рабо­тали наравне со старыми кадровыми рабочими по 12 часов и без выходных. Ло­зунг «Всё для фронта, всё для победы!» был для нас единственным законом. Было трудно, уставали до того, что иной раз не хотелось даже идти домой, и тогда спали у термической печи.

 

Помню, как не хотелось уходить с завода, как все стремились выдать как мож­но больше продукции, чтобы скорее приблизить разгром врага.

 

Как-то подошёл ко мне мастер и сказал: «Зур рах- мат тебе, джигит! Рад я за твои успехи!» И эти тёплые слова волной всколыхнули во мне чувство гордости за причастность к рабочему классу, который куёт победу в тылу..."

Из года в год росло про­фессиональное мастерство Фатиха Каюмовича. За доб­росовестный и безупречный труд, за большой вклад в производство, за воспитание молодых рабочих Фатих Ка­юмович был награждён вы­сокими правительственными наградами: медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941- 1945 годов», орденами Тру­дового Красного Знамени и Ленина. Ему было присвоено звание Героя Социалисти­ческого труда.

 

 

Новый рисунок (1)

Сагида Хашимовна Мухаметдинова,
Герой Социалистического труда

Новый рисунок

 

Первый шаг на трудовую ступеньку Сагида Хашимовна сделала в школе фабрично- заводского обучения. В марте 1947 года она перешагнула порог пятого цеха сталепро­волочного производства.

Из воспоминаний С.Х. Мухаметдиновой:

«. ..Наставницей у меня была знатная в то время канатчица, моя однофамилица Янгиха Му­хаметдинова. Да и я сама ста­ралась быстрее прочно встать на ноги. Вот и получилось, что уже через полгода успешно со­ревновалась со своей учитель­ницей. Пролетели два с поло­виной года, моё старание оце­нили высоко. Мне предложили поехать в Харцизск, там зарож­далось канатное производство, и надо было помочь коллективу осваивать новое дело. Это было трудное, но и почётное комсо­мольское поручение. Полтора года работала в Харцизске, обучала таких же, как я, девчо­нок новой для них профессии, потом вернулась в Белорецк, в свой родной цех №5.

...Трудно даже сосчитать, сколько прошло канатов через мои руки. В 1957 году, на за­воде было принято решение начать производства металло- кордатонкого каната для армирования автомобильных шин. Что я очень волновалась, говорить не приходится, но в то же время очень гордилась.

— Удачи тебе, Сагида! — пожал мне руку мастер, и я нажала кнопку «Пуск».

Сначала я изготовила семь прядей километровой длины, а потом свила ту самую пер­вую тысячу метров металло- корда, которая дала путёвку в жизнь уникальному изделию.

Старшие товарищи как-то незаметно вовлекли меня в свой актив, научили понимать и принимать близко к сердцу заботы, радости и нужды каждого и всех. Это большая, очень полезная школа.

Мой взнос в общие дости­жения, как и сотен других ра­бочих нашего предприятия, был высоко оценён партией и правительством, мне вручили орден «Знак Почета», а потом орден Октябрьской револю­ции», орден Ленина, Звезду Героя Социалистического тру­да, мне было присвоено зва­ние «Почетный металлург БАССР», а также я была на­граждена многими Почетными грамотами...».

 

Новый рисунок

Юрий Константинович КОКОРЫШКИН,
лучший волочильщик СССР

 

 

Из воспоминаний Ю.К. Кокорышкина:

 

«...Июнь 1944 года. Я толь­ко что закончил ускоренный курс фабрично-заводской школы и иду на первую рабо­чую смену слесарем в деся­тый цех. У меня приподнятое настроение, ведь мне только шестнадцать, а я уже в рядах такого известного коллектива, как сталепроволочники.

 

Со временем слесарное ремесло перестало удовлетво­рять меня. Появилось непрео­долимое желание самому вы­давать продукцию, чтобы можно было сказать: «Вот он, результат моего труда, конк­ретный, осязаемый». И я при­шёл к волочильным станам. Мои рабочие учителя — вете­ран волочильного производ­ства А. П. Романов и мастер- наставник И. К. Мишанов по­знакомили с цехом, рассказа­ли о людях, о тех больших проблемах, которые стоят пе­ред волочильщиками.

 

Скоро я привык к самосто­ятельной работе, хоть и обра­щался ещё по старой привыч­ке за помощью к учителям.

 

На первых порах я слепо копировал приёмы и методы работы моих наставников, а мне предстояло самому опре­делиться в каждой производ­ственной операции, вырабо­тать собственный почерк. Со временем я стал полным хо­зяином волочильного стана. Проценты перевыполнения плана росли и вывели меня в число передовиков.

 

Проанализировав резуль­таты своей работы за несколь­ко истёкших лет, я пришёл к выводу, что задание начав­шейся пятилетки смогу выпол­нить за три года. Инициатива соревнования под девизом «Моя пятилетка» была одоб­рена руководством комбината и города. В 1973 году Мини­стерством чёрной металлур­гии СССР мне было присвое­но звание «Лучший волочиль­щик страны», и в качестве премии мне вручили автомо­биль «Москвич-412»...».

 

 

Новый рисунок (1)

Анатолий Григорьевич ЛЫСЕНКО,
инженер-исследователь

 

Из воспоминаний А.Г. Лы­сенко:

«...27 ноября 1950 года я устроился работать в цех №10 волочильщиком проволо­ки. По своей специфике цех был непростой, выпускал не­сколько марок нержавеющей стали, большое количество сплавов сопротивления, быст­рорежущих, шарикоподшипни­ковых, пружинных. В цехё, были волочильное, термичес­кое, шлифовальное отделения. Особенно разнообразным по оборудованию было терми­ческое отделение: печи окис­лительного отжига, печи светлого отжига, соляные са­дочные и протяжные печи. Начальником цеха был Ф.Я. Пармаск, начальником воло­чильного отделения— Л.Т.1 Сафонов, термического — АТ. Дроздов, шлифовального —| И.Н. Бобров.

В 1953 году меня назначи­ли мастером термического отделения цеха №10. Работы было очень много, так как ка­танку и передельную заготов­ку обрабатывали в разных цехах.

В 1958 году меня перевели в Центральную заводскую ла­бораторию на должность и.о. старшего инженера-исследо­вателя. В эти годы началась работа по разработке техно­логии изготовления проволоч­ной и канатной арматуры для железобетонных изделий, в которой приняли участие ра­ботники Московского научно- исследовательского института, Челябинского политехническо­го института, Новосибирского института инженеров железно­дорожного транспорта, Ленин­градского института инжене­ров железнодорожного транс­порта.

Ог БМК активное участие принимали В.А. Кулеша, Н.В. Соколов, Л. А. Злотников, М. И. Мамыкин, С. Г. Губайдуллин, В.М. Тяжельников, B.C. Анто­нов, В.Е. Долганов, Е.С. Гор­батов и др.

Важной вехой в жизни комбината стало освоение ме­талле корда, после длительных экспериментов был разрабо­тан новый оригинальный ме­тод гальванического нанесения меди и цинка на проволоку и последующей термодиффузи­онной обработкой в едином потоке, так называемый галь- ванотермический способ. В то же время проводилось освое­ние проволочной продукции для Волжского автомобильно­го завода. Подбирали суще­ствующие марки стали, вып­лавляли новые, подбирали ре­жимы термообработки. От ЦЗЛ участвовали С. В. Бобы­лева, С.А. Терских, А. К. Чере­пенькин, В. В. Стукалов, А.Н. Андриянова. За время работы в ЦЗЛ мной в соавторстве с 98 работниками комбината и других организаций опубли­ковано 86 работ в различных журналах и сборниках.

В 1987 году совместно с коллегой по работе Л.А. Кра­сильниковым было издано учебное пособие «Волочение проволоки» для учащихся средних профессиональных заведений...».

Новый рисунок

 

Новый рисунок

Татьяна Ивановна НЕМКОВА,

полный кавалер Орденов Трудовой Славы

Из материалов местной пе­чати:

«Трудовую деятельность Татьяна Ивановна начала в 1956 году ученицей канатчицы в цехе №5 сталепроволочно­канатного производства. Двадцать пять лет она прора­ботала на канатных машинах и в совершенстве овладела спе­циальностью, в числе первых получила разрешение поме­чать продукцию личным клей­мом качества.

Производственный опыт Татьяны Ивановны перенима­ли не только канатчицы СПКП, но и представители Магнито­горска, Волгограда, Орла. Как лучшую канатчицу её переве­ли работать мастером произ­водственного обучения в среднее профессиональное училище № 25.

Настоящий профессионал своего дела, наставник и пе­дагог она передавала свой богатый производственный опыт ученикам; учила их чест­ности, ответственности, стремлению обязательно дос­тигать своей цели».

 

Новый рисунок

Гайсар Бахтыгарэевич АСЫЛХУЖИН,
полный кавалер Орденов Трудовой Славы

Впервые о профессии волочильщика он услышал в детстве. Играл с ребятами на улице и нашёл несколько метров серебристой нити — хоть и тонкая, а не порвать. Гайсар принёс находку домой и показал отцу. Тот покрутил в руках и объяснил, что это проволока, её делают волочильщики на заводе в городе Белорецк. «Есть там такие станки, на которых тянут стальные нити», — сказал отец. Так и осталось в детской памяти желание когда-нибудь увидеть этот таинственный завод.

После окончания школы в 1962 году Гайсар Бахтыгареевич поступил на работу в СПЦ № 4 учеником волочильщика.

Из воспоминаний Г.Б. Асылхужина:

«... Определили меня учени­ком волочильщика, направили в четвёртый цех. В первые дни боялся к волочильному стану подойт. Как только его вклю­чаешь, барабаны начинают крутиться, будто винты самолё­та перед взлётом. Да и смен­ный мастер Витушкин напугал: «Машина шутить не любит, лю­бое неправильное движение может привести к печальному исходу». Боялся, правда, недо­лго. Начал осваиваться, овла­дел промежуточными операци­ями. Волочильщики в те годы работали с мотка на моток, ко­торые весом были по 70-80 ки­лограммов. Каждый надо на­деть на воробу и сварить кон­цы проволоки. От того, насколь­ко быстро и умело всё это де­лаешь, зависит итог смены...».

Благодаря своему трудолюбию и умению работать, Гайсар Бахтыгареевич стал очень быстро квалифицированным волочильщиком, познал все тонкости этой работы, прекрасно изучил оборудование, на котором работал, и доводил среднюю выработку до рекордных высот как на БМК, так и в отрасли.

В цехе была организована школа Г. Б. Асылхужина по обучению молодых волочильщиков. Он возглавлял бригаду, которая одной из первых добилась звания «Бригада отличного качества».

Источники:

"Жемчужине" Белорецка 100 лет [Текст] : [вековой юбилей БСПКЗ. Инженеры и рабочие, которые внесли значительный вклад в развитие предприятия] // Металлург. - 2014. - № 24. - С. 2 - 3.

 

 

Новый рисунок

Михаил Иванович МАМЫКИН,

начальник технического отдела,

руководил разработкой и освоением производства 198 новых видов изделий.

Из воспоминаний М.И. Мамыкина:

«...5 октября 1942 года к нам в школу №15 пришли представители цехов завода № 706, так нумеровался сталепроволочный завод. Выстроили в коридоре всех мальчишек из 6-7 классов в одну шеренгу, прошлись вдоль неё два раза и определили, кому выйти на шаг вперёд. Так я оказался в первой шеренге. Отобрали нас 18 мальчишек, привели в отдел кадров, меня выбрал начальник паросилового цеха №15 Сулимов. В моей трудовой книжке записано: «Принят учеником слесаря» в цех №15 5 октября 1942 года.

На следующий день мне исполнилось 14 лет. Мне повезло с наставником: прикрепили к умному, доброму, высококвалифицированному слесарю дяде Коле Фролову, впоследствии ставшему начальником цеха.

Я успешно окончил седьмой класс вечерней школы и практически без экзаменов, по направлению завода, был зачислен студентом металлургического техникума в сентябре 1944 года с условием возвращения на завод после получения диплома. 8 августа 1948 года после окончания техникума я вступил в должность помощника мастера цеха №1 завода №706.

Начальником цеха был молодой, но много повидавший инженер Пётр Петрович Осетров. Определил он меня в четвертое отделение — самое сложное по технологическому циклу, с железной дисциплиной, с требовательным начальником Михаилом Савельевичем Дроздовым. Как говорили тогда, «академиев он не кончал», но дело своё знал отменно, был строгим и справедливым.

После двухмесячного испытания мне доверили руководить сменой волочильного, патентировочного и травильного отделений.
Прошёл хорошую производственную практику на производственных участках, и меня перевели в плановую группу, потом в производственный отдел, а затем — в технический.

В период с 1960 по 1970 год объём сталепроволочного производства увеличился более чем в 2 раза. Изготавливались самые сложные сорта проволоки и проволочные изделия более чем по трёмстам специальным техническим условиям и стандартам.

За время работы в должности главного технолога комбината мне пришлось работать с четырьмя главными инженерами: первым был Николай Сергеевич Голубев, его сменил Николай Васильевич Соколов, затем Виталий Кузьмич Лихов, последним был Владимир Степанович Емченко.

За все мои трудовые годы работали шесть директоров: Александр Акимович Нодельман, Николай Сергеевич Голубев, Василий Моисеевич Овчаренко, Пётр Петрович Осетров, Николай Иванович Дроздов, Вадим Анатольевич Кулеша.

Большинство первых руководителей были талантливыми организаторами, высококвалифицированными специалистами, каждый имел свою «изюминку». Один обладал искусством дипломатии, другой — логикой мышления, третий — организационным даром. У каждого было чему учиться…».

 

Аркадий Александрович КЛЕКОВКИН,

один из ведущих инженеров-исследователей
сталепро­волочно-канатного завода

Новый рисунок

 

В мартеновский цех металлургического завода Аркадий Александрович пришёл в 1942 году после окончания школы ФЗО.
В войну, работая по 12 часов, он видел, как такие же, как он, мальчишки, поев испечённой картошки, туг же у печей засыпали до следующей смены. Опоздавших на работу хотя бы на пять минут, отдавали под суд. Аркадий Александрович постоянно рвался на фронт, но его не отпустили, он был электриком высокого разряда.

Мартеновский, прокатный, фасонолитейный, сталепроволочные: первый, четвертый, десятый цеха, центральная заводская лаборатория — везде, где работал Аркадий Александрович, его отличали трудолюбие, профессионализм, тяга ко всему новому, простота и справедливость в отношении с коллегами по работе.

Он стоял у истоков таких важных направлений технического прогресса, как производство волок из искусственных алмазов, изготовление проволоки для медицинских игл, микропроволоки-звуконосителя.

Без отрыва от производства окончил металлургический техникум, институт, защитил кандидатскую диссертацию, тема которой была «Технология изготовления особо высокопрочной нержавеющей проволоки». Ранее такую проволоку выпускала только объединенная шведско-американская компания.

Внедрение технологий изготовления проволоки спецназначения находилось под особым контролем Москвы, например, организаций, ведающих космическими проектами. В этой организации делал сообщение о своей работе и сам А.А. Клековкин.

 

Александр Иосифович ЛАСЛО,

начальник цехов №4, №6,

секретарь парткома комбината

Новый рисунок

 

Из материалов местной печати (1982 год):

«...На здании цеха № 4 кирпичом выложена дата его постройки: «1912». Это был тот самый цех, который тогда входил в состав Кагинского завода. Как самостоятельный цех он просуществовал до конца двадцатых годов. А с постройкой действующего первого цеха он был присоединён к нему на правах отделения грубого волочения №2. Таким и застал его я, придя на завод в 1938 году.
Как цех он сформировался во второй половине 1941 года. Номер ему дали 4.

На фронт уходили сотни кадровых рабочих. В цехе остались в основном женщины и «фезеушная» молодёжь. А стране остро нужны были проволока и канаты. Очень скоро мы стали практически единственным заводом в СССР, где делалась эта продукция. Главным нашим двигателем тогда была тревога за судьбу Родины.
Преодолевая все трудности, в конце 1941 года рабочие пустили четыре первые патентировочные печи, а затем и сложное по тем временам волочильное оборудование фирмы «Кратос». Кроме канатной проволоки мы стали выпускать сварочную проволоку для предприятий, изготавливающих танки и арторужие. Сварки проволоки тогда еще не было. Из-за неопытности травильщиков поверхность проволоки часто была некачественной: при волочении ломалась или рвалась. Вот так и осваивали оборудование — мучились и учились. Сейчас трудно представить, как работали в те годы люди, не имея элементарных средств механизации, только собственные руки.

Много трудились специалисты над улучшением качества патентирования проволоки. Были установлены приборы для контроля нагрева печей - потенциометры, разработана нормативная таблица прочности, а затем и альбом микроструктур патентированной проволоки. Все это позволило свести до минимума обрывность при волочении.
Инициатором и непосредственным участником разработки методов сварки проволоки и их внедрения стал Г. Г. Бурков - инженер, выросший в цехе от технолога до начальника цеха.
В 1950 году в цехе впервые в практике патентирования было освоено охлаждение проволоки солью натриевой селитры вместо дорогостоящего свинца. Немало ещё новшеств и усовершенствований появилось в цехе в те годы. Большая заслуга во внедрении всего комплекса работ принадлежала директору завода А.А. Нодельману, инициативному руководителю, умному инженеру и душевному человеку.

Я рад и очень горжусь тем, что многие рабочие цеха награждены государственными наградами. Страна по достоинству оценила их труд. Звания Героя Социалистического Труда был удостоен волочильщик Сулейманов Фатих Каюмович.

Высоко были оценеы и деловые качества специалистов цеха: Г.Г.Бурков стал главным инженером крупного ленинградского завода. М. М. Валитов — директором завода тракторных рессор и пружин.

Вот цифры: в 1949 году мы производили продукции 30,8 тысячи тонн, в 1960 г. эта цифра составила 52 тысячи тонн. А в последний год пятилетки— 67,2 тысячи тонн.

Не могу не сказать несколько слов о Н.Ф. Андрианове. Он долгое время был начальником цеха, под его руководством росли и мужали люди, всё более полно обеспечивая потребности страны в разных марках проволоки…».

 

Иван Яковлевич Губанов,
ветеран металлургического комбината

Новый рисунок

 

Трудовую деятельность на сталепроволочном заводе начал в 1940 году. Работал мастером, плановиком, начальником отделения канатного цеха, заместителем начальника канатного цеха. Был комсоргом завода, затем - парторг завода № 706, секретарь парткома, секретарь горкома КПСС. Он проводил большую организационную работу по увеличению объемов производства, производительности труда, внедрению новых технологий. Внес вклад с втроительство цеха легированной проволоки и стана "150".

Из воспоминаний ветерана сталепроволочного завода С.Т. Сотенко об И.Я. Губанове:

«...Воспоминания о хорошем человеке всегда греют душу, зажигают в сердцах приятный огонёк — такое маленькое солнышко. Именно способностью зажигать сердца людей обладал и Иван Яковлевич. Путём глубокого анализа он всегда был в курсе всех дел. Слукавить или обмануть его не получалось. И если даже в каких-то вопросах людям приходилось получать отказ, то всё равно они уходили окрылёнными, потому что энергия добра, которая исходила от этого человека, помогала им. Слово «наш комбинат» из уст И. Я. Губанова всегда звучало гордо и достойно. Надо сказать, что в бытность его работы выросла целая плеяда передовиков производства: Ю. Кокорышкин, Т. Немкова, А. Кирсанов, И. Ахтямов, С. Мухаметдинова, А. Залавин и многие другие...».

Из воспоминаний ветерана труда Елизаветы Ивановны Сысоевой:

«...Моя пламенная юность прошла на СПКП в тяжёлые годы войны. Будучи заместителем комсорга Ивана Яковлевича Губанова, я вплотную познала его организаторские способности и творческую активность. С молодёжью он всегда встречался и общался с большим вниманием и озабоченной тревогой. Он знал их проблемы и, как правило, находил ответы на все вопросы, самой главной для него всегда оставалась забота о человеке...».

Из воспоминаний Анатолия Ивановича Лахмостова, одного из руководителей завода:

«...В процессе общения Иван Яковлевич мог любому собеседнику подсказать десятки вариантов решения той или иной проблемы. Такой информационный багаж он заработал своим упорным трудом. Конечно, ничто человеческое было ему не чуждо. В особых напряжённых условиях он был принципиален и горяч, но быстро отходчив…»

Источники:

"Жемчужине" Белорецка 100 лет [Текст] : [вековой юбилей БСПКЗ. Инженеры и рабочие, которые внесли значительный вклад в развитие предприятия] // Металлург. - 2014. - № 23. - С. 2 - 3.

 

22 июня День памяти и скорби

В тот страшный день земля рванула в небо.
От грохота застыла в жилах кровь.
Июнь цветастый сразу канул в небыль,
И смерть, вдруг, оттеснила жизнь, любовь.

Надели гимнастёрки и шинели
Вчерашние мальчишки – цвет страны.
Девчонки на прощанье песни пели,
Желали выжить в грозный час войны.

...Сирень, гвоздики, нежные тюльпаны…
Начало лета, жизнь вокруг кипит.
Жива любовь, зарубцевались раны,
Но этот день июня не забыт!
Т. Лаврова

 

Цветы – за отвагу

Анна Ивановна Первухина в свои без малого 90 лет уже не помнит того парня, который впервые подарил ей цветы. Но прекрасно помнит, что это были жабреи, сорванные в огороде. Букет ей преподнесли сразу после ее благополучного приземления: у нее не хватило сил погасить парашют, но хватило мужества совершить прыжок тогда, когда никто не решался.

Новый рисунок

– В 42 году в Тирляне открыли парашютно-десантный клуб. Меня назначили санинструктором, – рассказывает Анна Ивановна. К тому времени она уже окончила медучилище в Белорецке, поработала медсестрой в тирлянской больнице, а с началом войны стала лаборантом. – Вставала в пять утра и шла на аэродром к поликлинике. К девяти часам полеты заканчивались, и я шла в лабораторию. Потом успевала только домой сбегать поесть, и к пяти вечера возвращалась на очередные полеты, которые продолжались иногда до часу ночи. Еще приходилось работать в морге, мы проводили судмедэкспертизу. К нам привозили по пять-шесть трудармейцев… Перед вскрытием дезинфицировали руки сулемой – так я заработала страшную экзему. Так что смерть я видела задолго до фронта, и она мне была уже не страшна.

Но вскрывать парнишку, у которого на ее глазах не сработал парашют, она отказалась наотрез… В тот вечер она за считанные минуты на каблучках домчалась до места падения Виктора Медведкова. Казалось, вот только он, распаренный после бани и потому опоздавший, говорил: «Я полечу первым!» А теперь она уже ничем не могла ему помочь.
– Шлем слетел, сапоги лопнули, часы куда-то улетели... После этого случая никто из ребят не решался прыгать с парашютом. Тогда я тайком, пока родители ушли из дома за саранками, утащила комбинезон брата (он учился в аэроклубе в Белорецке) и уговорила товарища майора разрешить мне прыжок. Он сначала твердил «Ни в коем случае!», но потом сдался. Села в самолет, летим. «Вылезай!» – я вылезла на крыло. «Пошла!» – я и пошла. Меня дернуло, лечу. Приземлилась хорошо. Только парашют не смогла сама погасить – силы нет, лет-то еще мало. Но тут ребята все подбежали, помогли. Тогда и первые цветы подарили. А я переоделась – и в лабораторию. А вечером дома родители мне такое устроили: «Жить надоело? Чего удумала!» Но зато ребята снова стали прыгать с парашютом, и все окончили курсы.
В 43-м Анна Ивановна получила повестку. Почти сразу она оказалась на передовой, и не медсестрой, а радисткой в разведгруппе. В составе третьего Белорусского фронта она пешком прошла всю Восточную Пруссию, весь Кёнигсберг.
– Мы всегда были впереди, поэтому я долго не знала, что такое «катюша». Однажды в каком-то сарае нам устроили баню. Только разделись – такой грохот. Мы чуть ли не голышом выскочили из бани, а это, оказалось, нашу «катюшу» завели. Так и познакомились, – смеется ветеран. – Много позже подошли мы как-то близко-близко к немцам. Смотрим: только встают, в нижнем белье ходят. Мы развернули радиостанцию, а снайпер – раз в нее! Пришлось обратно идти в тылы, километров пять. Идем – «катюши» стоят. Вижу офицера, пригляделась, а это Борис Семенович Лахмостов, двоюродной сестры сын. Кричу: «Борька!» Он подбежал, а разговаривать некогда. Он говорит: «Увидимся!» Но на фронте мы больше не свиделись, только после войны. А тогда направили радиостанцию и обратно пошли.
Сколько лет прошло, а у меня в ушах стоит крик немца, которого наша группа взяла в плен. Он нам починил все немецкие зуммеры. Но в тылы его было вести далеко, а с собой взять не могли. Интересный молодой парень… Он же тоже не виноват был, что нам вести его некуда. Ребята пошли его расстреливать, а я осталась на каких-то нарах. И что интересно, ни один автомат не сработал. Забегают: «Дай твой карабин!» Я говорю: «Вы с автоматами. Чего вам надо?» Уж чем они его там застрелили, я не знаю, а он кричал…
Один раз мы были в разведке, встретились с пехотой. Там был полковник. Я сидела за радиостанцией, вызывала: «Сжатие, сжатие!» Как обстрел начался, все в подвал убежали, а мне радиостанцию бросить нельзя. Увидала шифоньер – и в него. Обстрел закончился, полковник спрашивает: «А где у нас сжатие?» А я из шифоньера: «Вот я!» Но было и не до смеху. Как-то попала под снайпера, когда за водой пошла с солдатским котелком. Вижу: одна, вторая. Я скорее в укрытие. Но без ранений на войне не обошлось. Контузило меня крепко: не слышала, не говорила, рука повисла. В полевом госпитале и суток не была – ребята мои меня забрали, потом заговорила. Мы с ними не раз в шаге от смерти бывали.
Однажды они где-то достали мне шёлковое зелёное платье, туфельки. «Оденься!» – просят, все же меня только в армейской форме видели. Переоделась, выхожу. Ребята любуются, тут был и батя (комбриг), начальник разведки, капитан по машинам. Батя говорит: «Переодеться сейчас же!» Я переоделась, шинель бросила, легла спать. Не помню, успела ли уснуть, но подошел кто-то из ребят: «Батю убило». Мы стояли в карауле, пока батю не отправили в Россию хоронить. А вот куда делся капитан, до сих пор не знаем.
Была я и на гауптвахте, перед окончанием войны. Нас отправили в Латвию. Месяц или больше наш полк стоял на берегу реки, но купаться нам запрещали – «бандеровцы» кругом. Пока командир полка уехал, мы решили все же искупаться. И нас старшина посадил на гауптвахту, даже поясья с нас поснимали. А командир приехал и объявил танцы. А как без девчонок? Нас и отпустили. День Победы мы встретили в Войнодах, в Латвии. А брат мой с войны так и не пришел – пропал без вести. Отец ездил в Уфу, встречался там с корреспондентом, который рассказал, что брат погиб где-то в Харькове, ходил в разведку. Теперь, наверное, его могилу топчут… Страх, что теперь творится, – сдержанно говорит Анна Ивановна.
После войны ей пришел вызов из Кёнигсберга – ждали ее на работу, но родители не отпустили. В 48-м она вышла замуж, уехала в Николаевку. Но после пожара, в котором сгорели все её многочисленные ордена и медали, в том числе «За отвагу», вернулась в Тирлян. Всю трудовую жизнь она, как медик, спасала жизни людей, принимала на свет детей, рождавшихся под мирным небом. Единственного сына она родила 9-го мая, в День Победы. А в прошлом году похоронила его, 9 мая…
Теперь помогает двум внучкам, радуется успехам правнука и сетует на то, что школьники не всегда с ней здороваются. Она ждет приглашения на парад и верит, что соседи, пообещавшие на ее 90-летие устроить бал, свое слово сдержат.

Источники:

Разина, Е. Цветы - за отвагу [Текст] : [участник Великой Отечественной войны Анна Ивановна Первухина] / Е. Разина // Белорецкий рабочий. – 2014. – 8 мая.

 

22 июня День памяти и скорби

Вести с фронта

 

Новый рисунок

Старая бумага упорно заворачивается по сгибам, продавленным больше шестидесяти лет назад. Выцвели чернила, поблёкла типографская краска на почтовых открытках. У каждого треугольника своя история, счастливая или печальная. Бывало и так, что иногда весточка с фронта о том, что родной человек жив-здоров, приходила после страшного казённого конверта. А матери и жены верили: похоронка пришла по ошибке. И ждали.
Письма с фронтов Великой Отечественной войны - документы огромной силы. В пропахших порохом строках - дыхание войны, грубость суровых окопных будней, нежность солдатского сердца, вера в Победу…
Предлагаем почитать письма солдат Великой Отечественной войны, написанные с фронта родным и любимым. Они хранят не только ощущение времени и правду об ужасах войны, но, прежде всего, нежность, любовь, веру - те чувства, которые делали мужчин бесстрашными на протяжении пяти лет.

С началом военных действий миллионы людей оказались в действующей армии; шла массовая эвакуация, многие поменяли место жительства. Вся надежда была на почту, которая помогала найти близких. Ежедневно уходили на фронт тысячи писем, открыток. Не меньше шло писем и с фронта - в разные города, посёлки и села - туда, где были оставлены родные люди.

«Дорогая Клава, получил твое долгожданное письмо. Оно от 14 октября и писалось еще по старому адресу, а теперь он изменился. Вот и ты мои письма, может, тоже не получаешь, тоже адрес поменялся? Я написал несколько писем, а ответа нет и нет. Я очень огорчился.
Я нахожусь теперь недалеко от города (вымарано), в 15 км. Может найдешь возможность ты добраться до меня.
Твой Константин».
Есть в письме и вымаранные строки - это цензура постаралась.

«Клава! Привет с фронта. Во-первых, спешу сообщить, что жив. Нахожусь на прежнем месте. Вот только что мне вручили долгожданное, драгоценное письмо, которое сто раз перечитывал. Как хорошо, что связь установилась хорошая, как была.
Твой Константин».

«Здравствуйте, Анна Григорьевна, с приветом и рукопожатием к вам Константин Адреевич Сизов. Обращаюсь к вам с большой просьбой, будьте любезны, сообщите адрес вашей сестры. Я потерял с ней связь и не знаю адрес. В течение шести месяцев от нее нет ни одного письма, причину не знаю, что с ней не знаю, какова ее судьба. Я по-прежнему нахожусь в Германии, здоров. Что нового у вас, как дела в Белорецке?
20 ноября 1945 года».

«Дорогие мама и Валя! Получили ли вы мои фотокарточки и какого мнения о них? Живу я хорошо, питание хорошее, да и вообще дела идут неплохо. Вот у вас не особо хорошо, это я чувствую. Уже полтора месяца ни одного письма – страшно. Пишите дорогие, слышно ли что о папе? Как дела с дровами, их надо готовить загодя на зиму. Ваш Вена».

«Добрый день, дорогая Нина. Вчера получил от тебя письмо от 4.05.43. Ты пишешь, получал ли я твои письма. За довольно большой промежуток времени я получил одно письмо, а фотокарточки твоей не получал. Пиши больше о себе. Мне пока писать нечего. Насчет фронта напишу, когда мы поднимем свои машины для уничтожения фашистской мрази.
За привет от девчат спасибо, привет и от меня и от моих орлов, а ребята у нас все хорошие, соколы как на подбор. Привет также и твоей подруге Лиде. Вена».

«Привет с фронта!
31 октября 1943 года.
Здравствуй, дорогой брат Сема! С приветом к вам ваш брат Петя! Шлю я тебе сердечный братский привет и с любовью желаю всего самого хорошего в вашей семейной жизни. Во первых строках моего письма спешу я вам, брат Сёма, сообщить о том, что в настоящее время нахожусь жив и также здоров, чего и вам всем желаю.
Вы, Сёма, давали мне адрес Дмитриевых, я писал им письма, но почему-то ответа не получил. Почему они мне не пишут? Или еще не получили мое письмо, или выбыли и стал адрес другой.
Мы, брат Сёма, опять стоим в обороне. Малость подрались, но в данное время опять стоим. Очень плохая погода, и все действия прекратились. 29 октября выпал снег. Стала такая сейчас грязь, что просто пройти нет возможности. Поэтому наши драки пока прекратились. Но ничего, скоро опять дело пойдет, настанет тот час расправы немецким фашистам. Я сейчас занимаю должность старшины. У меня все нормально. Жду от вас ответа».

«Здравствуйте, дорогие мама, Нина и Валя. Я жив, здоров, нового ничего нет. Изредка хожу в лес, здесь есть земляника и, между прочим, я ее мало-мало потоптал. Лес, конечно, не такой, как у нас дома. Погода стоит хорошая, безоблачная. Даже порой жарко, и приходится ходить на речку. Речка тоже не очень большая, а берега поросли травой. Житуха у меня неплохая во всех отношениях. Пишите больше о себе, как живете вы. Как здоровье, дорогая мама, как дела обстоят с огородом? Как проходит практика у тебя, Нинуша, и на тракторе ты даешь жизни? Как поживаешь ты, Валюха, что поделываешь, как тебя там встретили? Пишите обо всем. Привет Валавиным, Козловым.
Конечно, крепко целую вас. Ваш Вена»

«Здравствуйте, дорогие мама и Валя. Сегодня как раз день Красной Армии. Вчера в честь праздника было кино и еще кое-что – танцы, концерт. Погода сегодня после метели хорошая. Даже очень хорошая – на небе ни облачка.
Пишите мне обо всем, и самое главное, не расстраивайтесь, все будет хорошо, все вернемся домой. Вена».

«Здравствуй, Клава. С приветом к тебе, крепко жму твои руки и целую тебя. Во-вторых, сообщаю, что жив и здоров, чувствую себя прекрасно. Вот только давно от тебя не получал письма. Почему не пишешь? Ну мне простительно, часто не бывает свободного времени, но всё же я его нахожу. Вот сейчас только 7 часов утра, 9.01. 1942, еще темно, свет плохой, но все же сижу и пишу.
Чаще пиши, как работа в тылу, а мы здесь без устали громим фашистов, не даем им ни дня, ни минуты покоя, выкуриваем как пчел из ульев. И будем еще ожесточённее драться в 1942 году, в котором окончательно разгромим этих бандитов и дадим возможность снова счастливо зажить нашему народу.
Константин».

«Здравствуйте, дорогие мама и Валя. Только что получил фотокарточки, и одну из них посылаю вам в этом письме. В следующем вышлю и другие экземпляры. На этой фотокарточке вы видите, дорогая мама и Валя, меня с одним из хороших друзей Вовкой Дубровским, фотографировались 20 апреля. Здесь вы можете видеть меня и с волосами и с погонами, в общем и целом в полной форме, правда, получилось малость нехорошо, что я не застегнул карман гимнастерки, и на всех карточках получился с открытым карманом. Теперь малость о себе. Погода стоит хорошая. Правда, 1 мая немного побрызгал дождь. Вы интересуетесь, как я встретил и провел праздник 1 Мая. Конечно же, не так, как бы этого хотелось, но в целом неплохо. Пишите, как вы провели праздник, и есть ли весточка от папы. Пишите, дорогие мама и Валя, как проходит жизнь в Белорецке, какова погода, как живут Валавины, что поделывает Вася и что пишет Саня. И еще, дорогая мама, напиши, как дела с огородом. Привет всем. Крепко, крепко целую вас всех. Ваш Вена»
«Привет с фронта, радость моя. Жив, здоров, служу у Рокоссовского. Скоро наступит счастье и придет день, когда мы будем вместе жить друг для друга. Можешь меня поздравить с четвертой правительственной наградой – орденом Красного Знамени» (Подпись неразборчива).

«50 минут назад закончился бой. Враг сильно сопротивляется, но мы его бьём. Сегодня взяли в плен 19 солдат, уничтожили 1 танк, убили до 30 солдат. А мы не потеряли ничего. Победа близка, мы победим, и скоро».

Узнаем в письмах с фронта и авзянский характер, с признанной всеми любовью к песне. Пишет сержант Павел Садовщиков:
19 октября 1942 года.
Привет всему Авзяну.
Стихотворение
«Прощай, Москва»
Оставил мать, сестру,
подругу дорогую,
Оставил их, чтоб
защитить свой край
родной.
Куда же мчусь и где же вы?
И лишь окраина Москвы
Сверкнула, мелькнув
последний раз.
Прощай, Москва,
прощай, моя родная,
Стучат колеса,
мчится эшелон,
Приказ был ясен,
Явиться в час
назначенный.
И вот на запад мчит
наш эшелон.
Здесь только два куплета, эту песню написали мы с ребятами, когда выезжали из училища на фронт. Мне она очень понравилась, и я ее часто пою. Только вот мотив вам не передать».

Источники:
Николаева, Т. Вести с фронта [Текст] : письма солдат Великой Отечественной войны, написанные с фронта родным и любимым / Т. Николаева // Белорецкий рабочий. – 2014. – 8 мая.

 

22 июня День памяти и скорби

Вести с фронта

Новый рисунок

Старая бумага упорно заворачивается по сгибам, продавленным больше шестидесяти лет назад. Выцвели чернила, поблёкла типографская краска на почтовых открытках. У каждого треугольника своя история, счастливая или печальная. Бывало и так, что иногда весточка с фронта о том, что родной человек жив-здоров, приходила после страшного казённого конверта. А матери и жены верили: похоронка пришла по ошибке. И ждали.
Письма с фронтов Великой Отечественной войны - документы огромной силы. В пропахших порохом строках - дыхание войны, грубость суровых окопных будней, нежность солдатского сердца, вера в Победу…
Предлагаем почитать письма солдат Великой Отечественной войны, написанные с фронта родным и любимым. Они хранят не только ощущение времени и правду об ужасах войны, но, прежде всего, нежность, любовь, веру - те чувства, которые делали мужчин бесстрашными на протяжении пяти лет.
С началом военных действий миллионы людей оказались в действующей армии; шла массовая эвакуация, многие поменяли место жительства. Вся надежда была на почту, которая помогала найти близких. Ежедневно уходили на фронт тысячи писем, открыток. Не меньше шло писем и с фронта - в разные города, посёлки и села - туда, где были оставлены родные люди.

Можно было встретить среди них и поэтов в душе, несмотря на смерти и ужас войны:

«Привет с фронта.
9 сентября 1943 года.
Тихий теплый вечер, солнце давно скрылось за горизонтом. Заброшенный парк с опустевшими аллеями. Минутами мне кажется, что я нахожусь где-то за городом, на даче, где все спокойно кругом. Но нет, эти минуты только мелькнули и современность вернулась. Константин».

Не было на фронте человека, который бы не скучал по родному дому. Не случайно почти все письма начинаются с обращения к родным и близким: «милая мама», «мои родные», «дорогие мои дети», «любимая Маша»... Как правило, в письмах бойцов встречаются короткие повествования о войне. Отправляли родным стихи, фотографии, вырезки из газет-листовок. Поскольку письма писали прямо с поля боя, «с переднего края», фронтовики, по мере того как шла война, все чаще указывали места, где состоялся бой. Люди писали в письмах и открытках, приближая победу: «Я буду бить врага до последних сил…», «…отомщу за разрушенное село», «Верю, что расквитаемся с фрицами», «Мама, немчура бежит от нас, мы им зубы переломали»…

«Здравствуйте, дорогие родители, папа и мама, Рая и Табрис. Шлю вам свой харьковский привет и наилучшие пожелания как в жизни, так и в работе.
Доехали до места, но ненадолго, находимся на расформировке. На днях поедем на фронт – бить фрицев»

«Доброго здоровья дорогие Илья, Маруся и Римма!
Сегодня получил от вас письмо, писанное 10 апреля. Благодарю за письмо и пожелания. Печально очень, если это точно сообщили товарищи о Всеволоде. Я что-то не верю. Неужели если бы он был жив и в состоянии, не сообщил бы вам? Это первое. Второе. Предположим хуже, его убили: так как я сам на этом деле работал; тем более он средний командир был – о нем бы немедленно вам прислали документ, что убит и где похоронен. Сообщили бы из части, не дожидаясь вашего запроса. Это закон, мне известно. Сам не хотел он вас пугать сообщением о своем ранении. Написать я ему не сумею, так как нет адреса. Пожелаю вам уж очень не убиваться и надеяться на современную медицину. Я пока жив, здоров. Вы интересуетесь, участвовал ли я в боях. Конечно, участвовал. А со второго апреля я оформлял, а 1 мая получил билет кандидата в члены партии, хочу воевать в рядах ВКП(б)».

Конвертов не хватало, с фронта приходили письма-треугольники. Отправляли их бесплатно. Треугольник — обычный тетрадный лист, который сначала загибали справа, потом слева направо. Оставшуюся полоску бумаги вставляли внутрь треугольника.

«Обязательно передавай привет девушкам на работе. Написал бы всем подробнее, но бумаги иссякли все запасы. Вася».

Важное значение в годы войны придавалось художественному оформлению почтовой корреспонденции, связывающей фронт и тыл: были специальные открытки и листы, где вверху было отпечатано «Привет с фронта».

А вот и целая история в письмах.
Письмо от 4 февраля 1942 года от бывших работников сталепроволочно-канатного завода, Панькова Семена Герасимовича, Потапова Ивана Петровича, Старикова Константина Николаевича:
«Здравствуйте, товарищи сталепроволочники!
Рабочие и работницы, инженерно-технические работники!
Шлем мы вам свой чистосердечный привет (боевой, красноармейский) и пожелаем всему рабочему коллективу доброго здоровия. И пожелаем наилучших успехов в выполнении производственных программ.
Товарищи сталепроволочники, вы знаете, что в настоящий момент наше социалистическое государство ведет отечественную войну против немецких извергов, которые оккупировали районы и области нашей священной родины. Но гитлеровский план молниеносной войны провалился, враг наткнулся на боевое оружие красных воинов. Враг просчитался и сейчас бежит, не выдерживая ударов нашей рабочее-крестьянской армии, которая посылает ему металлические гостинцы, выработанные рабочими нашей родины.
Товарищи сталепроволочники! Там, где враги отступают, они оставляют гнусные, бесчеловечные, зверские следы, на которые нам пришлось насмотреться. Сожжённые села, грабёж населения, а также убийство мирных жителей – вот поведение гитлеровских гадов.
Сейчас мы находимся на отдыхе в Московской области. Скоро получим боевое задание и поедем выполнять его с честью и доблестью. И уверяем вас, что поставленную задачу выполним. И требуем от вас, дорогие сталепроволочники, выпускать больше и качественнее металла сверх плана, помогая тем самым мы быстрее разгромить фашистских гадов. Просим вас отписать нам о выполнении производственной программы второго полугодия 1941 года и за январь 1942. По производству скучаем.
До свидания, до свидания, до свидания. Наш адрес: Действующая Красная армия, почтово-полевая станция 1608 почтовый ящик № 4».
В конце этого же, 1942 года пришла домой почтовая открытка, написанная 2 сентября, от Семёна Панькова, одного из авторов письма:
«Здравствуйте, многоуважаемая супруга Таня и любящие детки: Толичка, Валичка и Любочка! Шлю я вам свой чистосердечный привет и желаю всего хорошего в жизни. Сообщаю, что я пока жив, здоров. Таня, письмо от вас получил, за которое чувствительно благодарен, что помните, что узнал, как вы живете. Больше пока писать нечего. Передай привет Киселёвым, Гостевым, Авдеевым, Терентьевым».

А 25 сентября, спустя 23 дня, Семен Герасимович Паньков погиб в бою за социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество. Это было подо Ржевом, деревня Новосеменовская, Мартуковского сельсовета.
Семья получила похоронку в октябре.
Читать эти письма — все равно что слушать живые голоса ветеранов. Они уходят от нас, но память, к счастью, остается.
Спасибо им всем.

Источники:

Николаева, Т. Вести с фронта [Текст] : письма солдат Великой Отечественной войны, написанные с фронта родным и любимым / Т. Николаева // Белорецкий рабочий. – 2014. – 8 мая.

На восходе солнечном приснится
Белый ангел с ключиком в руке
В мир, где свет струится по строке,-
О любви последняя страница,
На последнем жизненном витке.
Н.Зимина

25 июня 2014 года на 72-м году жизни после тяжелой болезни не стало поэта, прозаика, члена Союза писателей РБ Нины Николаевны Зиминой.

ziminina

 

Зимина Нина Николаевна.

Нина Николаевна Зимина родилась 11 октября 1942 года в Белорецке. Окончив школу № 15 с серебряной медалью, она поступила в Магнитогорский педагогический институт, на литературный факультет. Потом вернулась в родной город и проработала более десяти лет учителем в школе рабочей молодежи № 2. Только тяжелая болезнь выбила ее из потока привычной жизни. Стихи, свои и чужие нередко оставались её единственной радостью в трудные минуты. Жить ей помогала поэзия, с которой Нина Николаевна никогда не расставалась. Она поэт, прозаик, член городского литературного объединения «Четверг», автор многочисленных сборников стихов и прозы. Ее литературный путь определили прекрасные учителя – Ева Александровна Козлова и Нина Константиновна Шилкина, а так же Николай Васильевич Веденеев. Стихи она начала писать еще в школе. Хотя очень хорошо пела и мечтала стать певицей. Первое стихотворение было напечатано в газете «Белорецкий рабочий» в 1962 году. Товарищей по перу нашла в городском литературном объединении «Плавка».

Ей всегда очень трудно жилось. Это судьба. Но она никогда не позволяла горестям и несчастьям взять верх над собой. Это характер. Наверное, в нашем городе трудно было найти такого жизнерадостного и веселого человека, как Нина Николаевна Зимина – талантливая поэтесса, добрый и отзывчивый друг всех белорецких поэтов. Именно она сумела создать в наше время теплый приют для тех, кто делает первые шаги в мир литературы. Литературное объединение «Четверг», которое Нина Николаевна возглавляла, составляют в основном молодые. И она всегда была объективна в своей оценке.

Большое влияние на творчество Нины Николаевны оказал ее муж, Николай Валентинович Худовеков. Более 20 лет они прожили вместе. Будучи неординарным человеком, он подсказывал ей творческие темы, и был самым строгим критиком ее творчества.

Первая книга стихов «Радуга» увидела свет в 1984 году в Башкирском книжном издательстве. Всего двенадцать книг. Наряду с поэтическими сборниками были изданы и сборники прозы. Один из них, «Белая птица счастья» (2007) был признан лучшей книгой года на русском языке в Республике Башкортостан. Духовный мир человека, радость труда и творчества – вот основные темы её стихотворений.

Духовная тема давно стала одной из главных в творчестве Нины Зиминой. Были изданы несколько поэтических сборников, и ее венок сонетов «Во славу Божию» два года назад был отмечен благодарностью патриарха Московского и всея Руси Кирилла…

Стихи Нины Зиминой, были признаны лучшими на конкурсе «Православный причал».

О таланте говорят по - разному. Но когда читаешь стихи Нины Николаевны, возникает мысль: может быть, талант – это, прежде всего любовь к жизни? Об этом красноречивее всего говорят стихи самой поэтессы.

Светлая память талантливой поэтессе, доброму и отзывчивому другу всех белорецких поэтов Нине Николаевне Зиминой.

 

 

 

Худовеков Николай Валентинович

(4.07.1939 - 13.05.2003)

Писатель, поэт, журналист, член Союза журналистов России

Hudovekov-200x220

 

Родился в Архангельске 4 июля 1939 года. Детство и юность прошли в Москве. Окончил МИСИС, затем факультет журналистики МГУ. Еще в школе начал писать стихи и прозу.
У журналиста в услужении три богини. Это злободневность, дорога и история. И с каждой нужно обращаться уважительно, с почтением. Так считал настоящий журналист Николай Худовеков. На протяжении всей своей творческой деятельности он изучал прошлое, чтобы лучше понять настоящее. С 1963 года он жил в соседнем Магнитогорске, работал инженером – исследователем в заводской лаборатории ММК. С 1969 года – заведовал литературной частью Магнитогорского драматического театра им. Пушкина.
В Белорецк попал в 1977 году, когда собирал материалы о революционных событиях на Урале. Взял на работе отпуск, чтобы поработать в архивах Москвы, Челябинска, Белорецка.
  Николай Худовеков работал журналистом в редакциях газет "Урал", "Белорецкий рабочий". Его журналистские дороги измерялись тысячами километров. Он побывал в самых отдаленных уголках Белорецкого района, оставил очерки о людях своего времени, репортажи о важных событиях, зарисовки о быте глубинки.
 Сослуживцы настороженно, с недоверием отнеслись к нему. Многим было непонятно, почему человек, за плечами которого институт стали и сплавов, факультет журналистики МГУ, успешная работа в газете "Магнитогорский рабочий", вдруг оказался в "районке". Уж не гастролер ли?
  Понеслись рабочие дни, недели, а потом и годы.
  Неусидчивый по натуре, шебутной по характеру, острый на язык, одних он вдохновлял, других раздражал, был очень придирчив к пишущим абы как, боролся против штампов, уделяя особое внимание стилю.
  Читатель сразу заприметил его очерки, репортажи, зарисовки. Рассказы о простых людях с их незатейливыми судьбами волновали искренностью, желанием помочь человеку справиться с неудачей и жить-преодолевать, крепко стоять на земле.
  Николай Валентинович "катался" не только по главным дорогам района, но и по бездорожью пробирался в самые дальние, захолустные уголки. Первым из корреспондентов побывал в Мулдакаевском районе. Чтобы попасть в леспромхоз, надо было на поезде доехать до Уфы, потом - до Катав-Ивановска и на попутке дотрястись до Мулдакаево.
  Вдоль и поперек исколесил и нашу большую страну. Из этих поездок он зачастую привозил сюжеты, которые ложились в основу его художественных произведений "Гэха", "Забытый десант" и др. Заинтересовала его судьба журналиста Ярослава Голана, убитого бандеровцами, поехал на Украину, узнал много нового об этом патриоте и написал очерк. В Белоруссии побывал на западной границе, многое увидел и разведал, чтобы написать повесть о генерале Карбышеве, строившем танковую оборону перед началом войны. Повесть называется "Дубовые листья". Она была напечатана в "Урале".
  Занимательные фантастические и детективные сюжеты его произведений были навеяны впечатлениями от путешествия по Средней Азии. Многие повести и рассказы прямо из-под пера попадали на страницы газеты.
  Николай Валентинович был книгочеем. Трудно назвать писателя, чье творчество прошло бы мимо него. Любимыми были Александр Грин, Рей Бредбери, Ярослав Гашек. Из действительного мира с рабочими буднями он легко и просто перешагивал в мир фантастики, выстраивал всевозможные коллизии, "участвовал" в необыкновенных событиях, ладил с придуманными героями, которые были прекрасны тем, что боролись за справедливость, утверждали любовь, страдали за нее, обретая счастье. Знаменитый писатель-фантаст Александр Казанцев написал хвалебную рецензию на приключенческие и фантастические произведения Худовекова. Такое же мнение высказали редакторы Уфимского книгоиздата. И в 1983 году вышла книга Николая Валентиновича под названием "Ночь с открытыми глазами" с тремя повестями. Одна из них - "Гэха" о змее, которой можно управлять с помощью биотоков, ну и - о любви тоже.
  Писал Николай Валентинович и стихи, но только по вдохновению. Как поэт, он чувствовал себя своим человеком в ГРИНЛАНДИИ, стране выдуманной Александром Грином, где под алыми парусами добра и любви живут отважные люди с горячими сердцами, не умеющие держать камень за пазухой. Стихи познакомили Николая Валентиновича со своей будущей женой Ниной Николаевной Зиминой - поэтом, прозаиком, членом Союза писателей РБ. Большое влияние он оказал на творчество Нины Николаевны. Более 20 лет они прожили вместе. Будучи неординарным человеком, он подсказывал ей творческие темы, и был самым строгим критиком ее творчества.
  Самым его любимым человеком была мама - Александра Григорьевна, научный сотрудник лесохимического института в Химках. Николай Валентинович очень обожал своего отца, Валентина Дмитриевича, участника войны, рано ушедшего из жизни. Отцу он посвятил большой очерк "Гражданин с большой буквы".
  Родился он в городе Архангельске. что на Северной Двине, в 1939 году. Детская память сохранила страшные картины бомбежки во время войны и то, как бабушка волокла его, орущего от страха, в бомбоубежище. Во взрослой жизни самым почитаемым для него праздником был День Победы. Историю Великой Отечественной войны он знал практически наизусть. С большой ответственностью собирал данные о героях войны, многое успел изложить в очерках.
  Поэт, писатель Николай Валентинович был членом городского литературного объединения "Плавка". Романтик по натуре, он оставил нам в наследство несколько приключенческих и фантастических повестей, стихотворения и рассказы. Последняя его повесть - "Бродяга с Красного океана", в которой нарисована экологическая катастрофа на Земле, виной этому стал сам человек.

Н. В. Худовеков печатался в коллективных сборниках, городских, республиканских, российских периодических изданиях.

 

Основные публикации:


Худовеков, Н. Круг в тумане [Текст] : рассказ / Н. Худовеков // Бельские просторы. - 2014. - № 7. - С. 172 - 188.

Худовеков, Н. Отпуск на жизнь [Текст] : рассказ / Н. Худовеков // Белорецкий рабочий. - 2002. - 20 июня. - с. 3.

Худовеков, Н. Тот не простой Иван Дмитриевич [Текст] : рассказ / Н. Худовеков // Звездный дождь.- Белорецк, 2001. – С. 129 - 138.

Худовеков, Н. Баллады [Текст] / Н. Худовеков // На излете века : стихи и проза белорецких авторов. - Белорецк, 1999. - С. 165 - 178.


Худовеков, Н. Зеленоглазый [Текст] : повесть  // Н. Худовеков  // Урал. - 1999. - 24 августа. - С. 2.

Худовеков, Н. Красное кольцо [Текст] : рассказ / Н. Худовеков // Радуга над Белой : стихи белорецких авторов.- Белорецк, 1997. - С. 105 - 109.

Худовеков, Н. Гель-Гью [Текст] : баллада / Н. Худовеков  // Урал. - 1996. - 6 ноября. - С. 3.


Худовеков, Н. Звезда отца [Текст] : повесть – хроника / Н. Худовеков.- Белорецк, 1994. – 66 с.

Худовеков, Н. Гэха [Текст] : детективная повесть / Н. Худовеков // Торговец идеями. - Уфа: Баш. кн. изд - во, 1991. – С. 144 - 175.

Худовеков, Н. Ночь с открытыми глазами [Текст] : повести / Н. Худовеков. - Уфа, 1983. – 192 с.

 

Интернет-ссылки:

http://libmap.bashnl.ru/node/243

http://belorechye.ru/n-v-hudovekov/

http://msk-perevod.ru/?p=27

s_20140804081956

Сто лет назад, 1 августа 1914 года, началась Первая мировая война. Немного имён ее участников сохранилось в людской памяти. В архивах Белорецких заводов  встречаются иностранные имена, связанные с нашей историей.

Среди пленных, работавших на заготовке дров для Белорецкого завода, был австрийский подданный Клеменц Густав. До войны жил он в Вене, имел редкое образование - был филологом, специализировался на славянской культуре. Непредсказуемые зигзаги войны забросили его за тысячи километров от родины, от письменного стола, от любимых книг и архивов и, самое страшное, от любимой девушки, от невесты.
Когда юная графиня Луиза Стуберберг узнала о пленении возлюбленного, она впала в состояние панического ужаса, но знающие люди успокоили её, объяснив, что в плену безопаснее, чем в траншее. Найти человека можно через Красный Крест, и, если не вызволить до окончания войны, то, по крайне мере, помочь посылками, письмами. Не может же бойня продолжаться бесконечно, говорят, и без того миллионы людей истребили. Надо просто набраться терпения и ждать.
Просто ждать Луиза не могла. Она засыпала письмами на бумаге с графскими вензелями, пахнущей парижскими духами, военные и благотворительные инстанции, заставила отца подключить свои мыслимые и немыслимые связи. После многомесячных поисков след Клеменца Густава отыскался: в составе группы военнопленных он попал в Оренбургскую губернию, в Верхнеуральский уезд для использования на Белорецких заводах в качестве рабочей силы.
Получив это известие, Луиза стала немедленно собираться в дорогу.
- Дорогая дочь, - хладнокровно ответил граф на слова о поездке в Россию, - я ценю твои чувства, восхищаюсь твоим решением, однако не мешало бы прежде посоветоваться со мной. Пройдем в кабинет.
Они поднялись по витой лестнице на второй этаж, граф подвел Луизу к большой карте.
- Ты немного знаешь географию, дорогая. Вот Вена, где мы сейчас стоим в уютном кабинете, вот Будапешт, Львов. Здесь, от Балтийского моря до Черного, проходит сплошная линия загаженных траншей, в них сидят миллионы завшивленных, злых солдат. Как ты думаешь, любят ли они нас с тобой?
Девушка внимательно слушала, всматриваясь в лицо отца. Не перебивала.
- Через линию фронта вас никто не пустит. Просто убьют. Даже если вам с какими-то парламентёрами удастся попасть в Россию, вы попадете в нищую, обозлённую страну, где каждый будет рад бросить ком грязи в мою чистую, прекрасную девочку…
Молчание дочери граф принял за согласие и с ещё большим воодушевлением продолжал:
- Расстояние до Оренбурга в пять раз больше, чем до Берлина. В пять раз! Путь лежит не через нашу милую Европу, а через ужасную Россию, где, как говорят сами русские, две проблемы - дураки и дороги. Ты хочешь пробираться без дорог, среди дураков?
- Милый папа, придется и мне объяснить тебе кое-что. Я прекрасно знаю географию. И Россию знаю, прости, пожалуйста, гораздо лучше тебя. Ты никогда не пытался научиться разговаривать с тещей на её родном языке, а я, благодаря бабушке, свободно говорю по-русски. Через неё и Клеменца узнала и полюбила эту необъятную страну. Там, папа, не одни дураки, кстати, так же, как и у нас, и дороги там разные. Фронт мне не придется преодолевать в сапогах и каске: есть миссия Красного Креста, сотрудники которой беспрепятственно ездят в Петербург и в любой город России, чтобы проверять условия содержания военнопленных. Я давно состою в миссии и еду в Петербург с кузеном Сандерсом.
После новых попыток отговорить дочь от безумной затеи граф сдался:
- Благослови тебя Господь, дочка. Если бы мама была жива, она не отпустила бы тебя. Я не сумел. Буду ждать вас.

Визит графини Стуберберг наделал немалый переполох среди губернского, уездного и заводского начальства. Красный Крест находился под покровительством Августейших особ, пленных же у нас содержали хоть и без излишней строгости, но и до европейских стандартов было далеко. Приезд иностранцев сулил выявление многочисленных нарушений с последующими оргвыводами.
Луиза не вникала в тонкости правил содержания военнопленных, она рвалась в неведомый Белорецкий поселок, затерянный в уральских лесах. Когда позади остались тысячи верст, и в конторе завода Луиза увидела, наконец, в списках родную фамилию, она нашла в себе силы сдержать эмоции. Сухо попросила показать группу, размещенную на кордоне под деревней Кубагушево, и, несмотря на уговоры отдохнуть после долгого пути, настояла на немедленном выезде из заводского поселка.
К вечеру подъезжали к дому Ахтяма. Лесник вышел из ворот, смотрел с угрюмым удивлением на три экипажа, один за другим подъехавших к палисаднику. Шагнул навстречу, изображая приветливость, и вдруг просветлел, по какому-то наитию поняв, что это светлое, воздушное создание в невиданной шляпке, в пышном платье, прекрасной бабочкой порхнувшее из экипажа, не могло забраться сюда, в горы, в глухую тайгу просто по делам служебным.
Улучив момент, с глазу на глаз, Ахтям рассказал Луизе об организации побега Клеменца из Кубагушево. По его расчетам, он должен быть уже где-то в районе линии фронта.
Сначала, узнав, что все усилия по отысканию жениха оказались напрасными, девушка пришла в отчаяние, но, выслушав доводы лесника, успокоилась.
- Зачем я сказала, что не стану ждать долго! Кто мог подумать, что эта сумасшедшая война так затянется. Если бы не моя глупость, сидел бы он сейчас здесь, рядышком, дождались бы вместе окончания войны. Можно было бы у вас пожить, да?
- Конечно, доченька, конечно, но только Аллах ведает, где истина. Не дали бы вам жить спокойно, не поверил бы никто в ваши добрые намерения. Война ведь между нашими странами, ничего тут не поделаешь. Кто знает, что ждет нас через год, что впереди. Говорят, что ни делается, все к лучшему. Так что не казни себя.
В декабре 1917 года в Вене состоялась свадьба Луизы и Клеменца.
В июле 1918 года все остальные военнопленные с ахтямовского кордона погибли в боях за Белорецкие заводы между белыми и красными.

Источники: Егоров, А. Луиза и Клеменц [Текст] : [1 августа 1914 г. началась Первая мировая война. В архивах белорецких заводов встречаются иностранные имена, связанные с нашей историей] / А. Егоров // Белорецкий рабочий. - 2014. - 2 августа. - С. 4.