×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 137

Ильясов Явдат Хасанович

(16.02. 1929- 19.06.1982)

Новый рисунок (21)

Писатель, поэт, журналист, переводчик, художник.

Родился 16 февраля 1929 г., с. Исламбахты Белебеевского кантона Башкирской АССР, ныне Ермекеевского р-на Республики Башкортостан. Его творческий путь начался в 1949 году, когда он поступил учиться в Белорецкое педагогическое училище. Свои первые стихи «Белорецку», «Наш город», «Родина» и др. Явдат Хасанович увидел на страницах газеты «Белорецкий рабочий», где позднее печатал так же свои очерки, зарисовки, рецензии. В 1949 году вошел в городское литературное объединение «Плавка», которое собрал Р. А. Алферов в стенах редакции газеты «Белорецкий рабочий». В 1952 г. Ильясов переехал в Уфу, где заведовал отделом литературы и искусства молодежной газеты «Ленинец». Помимо русского языка Ильясов в совершенстве владел башкирским, крымско-татарским, узбекским, каракалпакским, английским, арабским и корейским языками. Художественные произведения писал на русском языке, публицистические — на башкирском, русском, узбекском языках. Позже, уже перебравшись в Узбекистан, работал литературным сотрудником в газетах «Ташкентская правда», «Комсомолец Узбекистана» и др. заведовал отделом поэзии в журнале «Звезда Востока». Первые прозаические произведения писателя сначала появляются в журнале «Звезда Востока», затем выходят отдельными изданиями. Всего написал девять романов и повестей, переведенных на многие языки мира. А также рассказы: «Песня Майры», «Трактористы» и «Трудный путь». Явдат Хасанович Ильясов трагически погиб 19 июня 1982 года, купаясь в Комсомольском озере, что в окрестностях Ташкента.

Произведения:

    • Заклинатель Змей: повесть о трудной судьбе, удачах и неудачах беспутного шейха, поэта, ученого, несравненного Абуль-Фатха Омар Хайяма Нишапурского, да не косается его злословие недругов и друзей / Я.Ильясов; послесл. Ш.М.Шамухамедова. – Ташкент:Изд-во лит. и искусства. – 1973. – 277 с.: ил.

 

    • Золотой истукан: повесть / Я.Ильясов. – Ташкент: Изд-во лит. и искусства. – 1973. – 277 с.: ил.

 

    • Месть Анахиты: повесть / Я.Ильясов. – Ташкент: Изд-во лит. и искусства. – 1984. – 237 с.

 

    • Согдиана: романы и повесть / Я.Ильясов. – Душанбе: Адиб. – 1987. – 688 с.

 

    • Стрела и солнце: роман / Я.Ильясов. – Ташкент: Гослитиздат, 1964. – 213 с.: ил.

 

    • Тропа гнева: повесть / Я.Ильясов. – Ташкент: Гослитиздат. – 1957. – 277 с.: ил.

 

    • Черная вдова: повесть / Я.Ильясов. – Ташкент: «Ташкент». – 1966. – 280 с.

 

    • Башня молчания: Еще одна повесть о трудной судьбе, удачах и неудачах злосчастного шейха, поэта, ученого Абуль-Фатха Омара Хайяма, да не коснется его злословие недругов и друзей / Я.Ильясов // Ватандаш. – 2008. – № 12. - с.122-170.

 

    • Продолжение // Ватандаш. – 2009. – № 1. – С.113-149. Окончание // Ватандаш. – 2009. – № 2. – С.107-146.

 

    • Заклинатель Змей: повесть о трудной судьбе, удачах и неудачах злосчастного шейха, поэта, ученого Абуль-Фатха Омара Хайяма Нишапурского, жил такой когда-то на земле… // Ватандаш. – 2007. – № 11. - С.90-139.

 

    • Продолжение // Ватандаш. – 2007. – № 12. – С.100-138. Продолжение // Ватандаш. – 2008. – № 1. – С.92-143.

 

    • Продолжение // Ватандаш. – 2008. – № 2. – С.79-125. Окончание // Ватандаш. – 2008. – № 3. – С.56-99.

 

    • Родина: стихи / Я.Ильясов // К новым победам. – 1989. – 22 апр. – С.4.

 

    • Мусаев, У. Томирис: балет в 3-х действиях, 7-ми картинах. Либретто О. Узакова по повести Я.Ильясова «Пятнистая смерть» / У.Мусаев. – Фрунзе: Изд-во ЦК Компартии Киргизии. – 1984. – 10 С.: ил.

 

    • Сталевару: стихи // Озарение души: литературный альманах на татарском и русском языках / Под ред. Шарафисламова М.Д. Уфа: Издательско-полиграфический комплекс, 1999. – С. 10-11.

 

О нем:

 

    • Абдуллин, Ф. О собрате по перу / Ф.Абдуллин // К новым победам. – 1988. – 28 июля. - С.4.

 

    • Гареев, Р.В. Воспевающий Восток: памяти писателя-земляка / Р.В.Гареев // Ленинец. - 1987. – 3 дек. - С.4.

 

    • Гареев, Р.В. Заклинатель Змей: представляем книгу писателя-земляка / Р.В.Гареев // Сов.Башкирия. – 1991. – 31 июля. – С.8.

 

    • Гареев, Р.В. Ильясов Явдат Хасанович / Р.В.Гареев // Башкирская энциклопедия: Т.З. – Уфа: Баш.Энциклопедия, 2007. – С.155.<,/li>

 

    • Гареев, Р.В. Ильясов Явдат Хасанович / Р.В.Гареев, Р.З.Шакурова // Башкортостан: краткая энциклопедия. – Уфа, 1996. – С.292-293.

 

    • Гареев, Р.В. Книги Явдата Ильясова / Р.В.Гареев // Сов.Башкирия, 1989. – 26 марта. - С.4.

 

    • Гареев, Р.В. «Он выше именитых был в сто крат»: русский писатель Узбекистана из Башкортостана / Р.В.Гареев // Сов. Башкирия. - 1999. – 11 февр. – С.4.

 

    • Гареев, Р.В. Писатель Явдат Ильясов: библиографический указатель / Р.В.Гареев. – Уфа, 1996. – С.29.

 

    • Гареев, Р.В. «Седая древность» по Ильясову / Р.В.Гареев // Ленинец. - 1989. – 15 апр. - С.3.

 

    • Кузнецова, Д. Росчерк пера в знак благодарности: потомственный библиотекарь и краевед Рифмир Гареев к автографам относится как ценному подарку / Д.Кузнецова // Респ.Баш. – 2009. – 14 апр. – С.3.

 

    • Таджибаев, Х. Сквозь кровь и пыль / Пер. с узб. яз. Я.Ильясова. – 1970.- № 2. – С.8-64.

 

На башкирском языке:

 

    • Абдуллин, Ф.Калемдəшем Сабаклары: язучының якты истəлеге / Ф.Абдуллин // Кызыл таң. – 1991. – 6 июль. – С.4.

 

    • Гəрəев, Р.В. Кɵнчыгышны данлаучы: якташ язучыбыз истəлеклəре / Р.В.Гəрəев // Яңа җиңүлəргə. – 1988. – 6 февр. – С.4.

 

На татарском языке:

 

  • Шарафлисламов, М.Д. Явдат Ильясов // Озарение души: литературный альманах на татарском и русском языках / М.Д. Шарафилисламов . - Уфа: Издательско-полиграфический комплекс.– 1999. – С. 10.

 

 

 

Паль Роберт Васильевич

Новый рисунок (22)

Писатель, поэт, член Союза писателей РБ, Заслуженный работник культуры РБ, лауреат литературной премии им. С. Злобина.

Родился 15.04.1938 г. в Альшеевском зерносовхозе Аургазинского р-на БАССР, ныне Первомайский совхоз Стерлитамакского р-на РБ. Выпускник белорецкого педагогического училища. В 1949 году был в рядах первых участников городского литературного объединения «Плавка». В 1961 г. окончил Башкирский государственный университет. Работал учителем в Кармаскалинском р-не Башкирии, редактором, заведующим редакцией и главным редактором республиканского книжного издательства (ныне «Китап»)

 

Свою литературную биографию начал писать еще студентом педучилища, когда принес в редакцию газеты «Белорецкий рабочий» свои первые стихи. Молодой поэт был членом литературного объединения «Плавка», работал с Вадимом Мироновым, Юрием Гусевым, Виктором Лязиным и др. Печататься начал в 50 – х гг. ХХ в. белорецких газетах «Белорецкий рабочий», «Урал».

 

Работает в разных жанрах, занимается поэзией, прозой, художественным переводом.

 

Первый сборник стихотворений «Живые маки» Роберт Паль вышел в свет в 1964 году. Ныне он автор более десятка поэтических книг: «Лебединое поле»(1972), «Прикосновение» (1977), «До высоты звезд» (1983), «Лицом к лицу» (1988), «Плач одинокой кукушки» (1993) и др. Лирический герой отличается высокой зрелостью, чистотой нравственных идеалов.

 

В прозе писатель разрабатывает тему исторического прошлого Урала, борьбы рабочего класса за свободу в первые десятилетия XX в. Повесть «Есть у неба земля» (1975) воссоздает героический образ дважды Героя Советского Союза Мусы Гареева. Романы – хроники «Легенды будут потом» (1976), «На исходе ночи» (1979), «Отзовется в живых» (кн.1 - 1985, кн.2 - 1986), «Бессмертники – цветы вечности» (1990) – повествуют о революционных событиях первой четверти ХХ века на Южном Урале. Повести и стихотворения последних лет Роберта Васильевича публикуются в единственном республике русскоязычном литературно – художественном журнале «Бельские просторы». Поддерживает связь с однокашниками, коллегами, друзьями в Белорецке.

 


Основные публикации:

 

Паль, Р. В. На земле и над землей [Текст] : роман, повести / Р. В. Паль. - Уфа : Китап, 2013. - 400 с.

Паль, Р. В. Из тьмы забвенья [Текст] : исторический роман / Р. В. Паль // Бельские просторы. - 2011. - № 7 - 9.

 

Паль, Р. В. Заглянуть в бездну [Текст] : повесть / Р. В. Паль – Уфа : Китап, 2008 .- 416 с.

 

Паль, Р. В. Книга судьбы [Текст] : лирика / Р. В. Паль. - Уфа : Китап, 1999. - 352 с.

Паль, Р. В. Плач одинокой кукушки [Текст] : стихи, поэмы / Р. В. Паль. - Уфа : Китап, 1993. - 160 с.

 

Паль, Р. В. Бессмертники – цветы вечности [Текст] : роман / Р. В. Паль.- Уфа: Башкнигоиздат, 1990. - 368 с.

Паль, Р. В. Лицом к лицу [Текст] : кн. лирики / Р. В. Паль. - Уфа : Башк. кн. изд-во, 1988. - 190 с.

Паль, Р. В. Отзовется в живых [Текст] : роман-хроника в подлинных судьбах и документах эпохи / Р. В. паль. - Уфа : Башк. кн. изд-во, 1986. - 312 с.

Паль, Р. В. До высоты звезд [Текст] : стихи, поэмы / Р. В. Паль. – Уфа : Китап, 1983. - 96 с.

 

Паль, Р. В. На исходе ночи [Текст] : роман / Р. В. Паль. – Уфа : Башкнигоиздат, 1979. - 448 с.

 

Паль, Р. В. Прикосновение [Текст] : поэмы, баллады, переводы / Р. В. Паль. – Уфа : Башкнигоиздат, 1977 .- 144 с.

 

Паль, Р. В. Легенды будут потом [Текст] : роман / Р. В. Паль. – Уфа: Башкнигоиздат, 1976. - 528 с.

 

Паль, Р. В.Есть у неба земля [Текст ] : повесть / Р. В. Паль. – Уфа: Башкнигоиздат, 1975. - 112 с.

 

Паль, Р. В.Лебединое поле [Текст] : стихи и поэма / Р. В. Паль. – Уфа : Башкнигоиздат,1972. - 128 с.

Паль, Р. В. Третье свидание [Текст] : лирика / Р. В. Паль. - Уфа : Башкнигоиздат, 1968. - 141 с.

 

Паль, Р. В. Живые маки [Текст] : стихи и поэма / Р. В. Паль. – Уфа : Башкнигоиздат, 1964. - 78 с.

 

Интернет-ссылки:

http://www.bashinform.ru/news/545115/
http://rb7.ru/
http://publ.lib.ru/ARCHIVES/P/PAL%27_Robert_Vasil%27evich/_Pal%27_R.V..html
http://www.kitap-ufa.ru/authors/detail.php?ID=839
http://bp01.ru/authors.php?new=779

«Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой...». Такие герои есть в каждой семье. Это наши деды и прадеды. Их уж нет среди нас: многие погибли на войне или пропали без вести, оставшиеся в живых уже в мирное время умерли от ранений и контузий. Но мы, внуки и правнуки, должны помнить о них.

Новый рисунок (23)

Собарёв Григорий Петрович (1898-1972). После двух раскулачиваний его семья проживала в деревне Аталям. В 1941-м прадеда призвали в Красную Армию. Как он ни был в обиде на власть, но Родину пошёл защищать. Участвовал в жесточайших боях под Ржевом. «Это была настоящая мясорубка», - признавался он своим внукам. На фронте Григорий Петрович служил в артиллерии: ухаживал за лошадьми, которые «тягали» пушки. После ранения и контузии в 1943 году его демобилизовали. Он награждён был медалью «За отвагу» и другими наградами.
Наверное, было немного тех, кто вернулся с войны без единой царапины. Один из них  Гневнов Иван Павлович. Родился он в 1920 году в селе Зигаза в большой и дружной семье. В сороковом году его призвали в армию. Служил шофёром на Западной Украине, в городе Львов. Здесь и встретил войну. Это было страшное время.
Часто Иван Павлович вспоминал переправу через реку Днепр под Киевом при отступлении: «Солдаты наводят понтонные мосты, через каждые 45 минут вражеские «Мессершмиты» заходят на бомбёжку этих мостов. Отбомбят, улетают на дозаправку и за новыми снарядами, и за эти 45 минут нужно поправить мост и переправить технику и людей. Вот и я на своей машине подъехал к мосту, вижу: четвёрка самолётов заходит опять на бомбёжку, надо успеть, страшно, поджилки трясутся. Разогнался, всё выжал из машины, успел, проскочил, оглядываюсь назад - мост разрушен. На берегу полковник подходит, жмёт руку: «Молодец, надо уметь и от врага драпать!». Первую свою медаль он получил «За оборону Киева».
Враг был силён, хорошо обучен и вооружён, особенно фашистские десантники. Иван Павлович помнил случай, как двести немецких десантников загнали целую дивизию в болото, немногие остались в живых. Советским солдатам на ходу пришлось учиться воевать, перестраиваться, изучать врага, чтобы его победить.
Путеводителем фронтовой жизни Ивана Павловича для нас стала его Красноармейская книжка, которую ему выдали при призыве на службу. С нею он прошёл всю войну, а потом её бережно хранила его жена. В графе «Участие в походах, награждения и отличия»: «Юго-Западный фронт - 1941, Воронежский фронт - 1943, Западный фронт - 1943, Белорусский фронт - 1944». Фронты, дивизии, полки, бригады, даты. Казалось бы, записей немного, но за ними целая военная эпопея одного солдата и страны в целом.
Иван Павлович отступал со своей дивизией до Волги. Был награждён медалью «За оборону Сталинграда». Хотя об этом городе говорил мало. Может, не хотел вспоминать тот период, когда многие его фронтовые товарищи остались там? Считал, что врага остановил приказ Сталина, данный советским войскам: «Ни шагу назад!».
Судьба ли берегла его или просто везение, но до конца своих дней он вспоминал случай: «К моей машине была прицеплена походная кухня. Привал, шесть поваров накормили солдат обедом, сами сели покушать. Соль кончилась, просит старший повар: «Сходи, Иван, за солью». Пошёл я к машине, отошёл несколько метров, слышу свист снаряда, оглянулся - прямое попадание в походную кухню, возле которой расположились повара: летят в разные стороны руки, ноги, головы. Все шесть солдат-поваров враз...».
После переломных сражений под Сталинградом и Курском Красная Армия начала наступление. Отступать было тяжело, наступать ещё тяжелее: враг был силён, защищался как мог, очень хорошо укреплял свои позиции. Но к этому времени наши войска научились воевать, да и тыл перестроился.
Победу Иван Павлович встретил в Кёнигсберге, за взятие которого ему вручили медаль. Ещё, уже после войны, почти год службы в городе Тарту в Эстонии. В Красноармейской книжке записано: «Демобилизован на основании Указа Президиума Совета СССР от 20 марта 1946 года». Шесть с лишним лет службы, которые пришлись в основном на войну.

Источники:
Аверьянова, А. От Волги до Балтики [Текст] : ветераны Великой Отечественной войны Собарёв Григорий Петрович и Гневнов Иван Павлович / А. Аверьянова // Белорецкий рабочий. – 2010. – 11 мая.

Такого снега, какой был минувшей зимой, кажется, никто не помнит. А Иван Михайлович Губанов из Верхнего Авзяна рассказывает, что зимой 1942 года под Орлом снега было не меньше. Ветеран Великой Отечественной войны, хоть и жалуется на память, потрепанную взрывной волной фаустпатрона, но свой путь к Победе и сейчас может показать на карте.

Новый рисунок (23)

 

Правда, карты России, которая висит над его обеденным столом, ветерану не хватает: для него война закончилась 12 мая 45-го года в Венгрии, когда был сделан последний выстрел по одной из фашистских группировок. После оружие почистили, смазали, сдали и в вагонах, оборудованных своими силами, отправились домой. Как было не вернуться, если в 39-м, уходя в армию, он не успел попрощаться с родными? Тогда он работал помощником машиниста на Белорецком заводе. «Вон он мой паровозик», – показывает Иван Михайлович на холодильник с магнитом-фотографией белорецкого паровоза-памятника ГР-231. Кажется, будто стук колес любимой мелодией звучит в его голове, он в голос подхватывает ее, когда вспоминает, как долго ехал на Дальний Восток охранять границу с Маньчжурией.
Иван Михайлович измеряет расстояния по-своему – ни шагами, ни временем или количеством остановок... Подростком он пешком ходил из Узяна, где родился, в Белорецк за продуктами и кое-какими вещами. Ночевал у родной тетки и наутро шел с грузом обратно. С шести лет лето и осень проводил с отчимом в лесу (родной отец погиб на гражданской войне) – готовили сено, дрова, собирали грибы и ягоды. Хозяйство было большим: шесть дойных коров, телята, две лошади, больше сотни овец. Учебный год для работящего мальчугана начинался не 1 сентября, а с первым снегом. В школе ему было все интересно, а главное – понятно. За неполный учебный год он осваивал программу двух лет. Так окончил четыре класса. В 1936 году поступил в ФЗО, откуда горисполком направил его как отличника осваивать профессию помощника машиниста.
Феноменальную память, смекалку, любознательность и ответственность Губанова приметили и в армии. Вскоре после начала Великой Отечественной войны его отправили в школу младшего начальствующего состава, где почти с первых дней ему пришлось самому обучать молодежь артиллерийскому делу. Полугодовой учебный курс он освоил за три месяца, досрочно сдав экзамен на «отлично». В январе 1942 года по железной дороге он отправился на фронт. Соседи по вагону достались беспокойные, но очень нужные в борьбе с врагом – кони. Последним предстояло перевозить противотанковые пушки. Но война все смешала. Будучи командиром орудия, Иван Михайлович не раз помогал не только своему расчету, всех бойцов которого потерял на полях сражений, но и лошадям, которые, как и люди, выбивались из сил. Поистине богатырской силой обладал молодой красноармеец, толкавший навстречу врагу пушки, ведь они были огромными (заканчивал войну Губанов с 122-мм пушкой). Иван Михайлович вспоминает, что бои были жестокими: «Стреляли здорово. Иной раз ствол дымился, – рассказывает ветеран. – Нас бросали туда, где было сосредоточение танков, на охрану перекрестных дорог. Однажды нам было дано задание не дать противнику пройти к Курску. Две колонны фашистских танков попытались это сделать, но мы не пропустили».
О своих боевых успехах Иван Михайлович говорит коротко, больше рассказывает о мирной жизни. Но есть у него племянник Юрий Аксенов из Железнодорожного, который по крупицам собирает воспоминания фронтовика: «Поговорю с дядей – запишу, бывает, что и диктофон включаю». Именно Юрий Иванович рассказал нам об Иване Михайловиче, после чего мы побывали дома у ветерана. Племянник потом интересовался: «Он вам рассказал, как однажды ему дали ориентировку на свой танк?» – «Нет». – «Представляете, приказ – уничтожить советский танк? Тот стрелял по своим же позициям. Кто знает, с чем была связана эта ошибка, но танк нужно было остановить. И зубы скрипели у Ивана Михайловича, и руки дрожали, но приказ есть приказ. Даже такое случалось на войне, – не без грусти говорит Юрий Иванович. – А о ранении рассказал?» – «Да».
– Мы стояли в городишке Губен в районе реки Нейсе, за которой большой город Форст, – вспоминает Иван Михайлович. – Сутки мы пробыли в немецкой землянке, она целая была. Часа в три ночи я пошел проверить часовых. Не дошел до своей пушки – наткнулся на немецкую разведку. Может, и часового моего сняли бы, если б не пошел. Они, наверное, хотели на меня броситься, но я был с фонарем и осветил их. Тогда немцы бросили в меня фаустпатрон, а он сильный – танк разбивает. Он разорвался, меня волной отбросило, контузило… Маленько откапывать меня пришлось. Ранило в голову: половина бороды у меня висела, зубы повыбило. Увезли в полевой госпиталь. Месяц я не разговаривал, с блокнотиком ходил. А после госпиталя, когда повел свой расчет в атаку, вдруг закричал: «За Родину! За Сталина! За мной!». Так и заговорил, – тут ветеран замолчал. Тяжело вздохнул и поднял наполненные слезами глаза на нашего фотокора:
– Вот так, вояка, воевать надо. Я такой же был, как ты сейчас. И знаешь, за языком один раз ходил. Мы с ребятами задачу быстро выполнили: спящим немца забрали. Он оказался командиром. Пока остальные его тащили на нашу сторону, я еще одну задачу выполнял – мне было приказано противотанковую гранату подбросить – гостинец. Так и сделал. Тревогу фашисты подняли, когда мы уже к своим подошли. Ракеты мелькали, снарядов десять выпустили по нашей траншее, но было уже поздно.
Иван Михайлович участвовал во встрече союзных войск на Эльбе. До Берлина он чуть-чуть не дошел.
– Хоть и имею медаль за взятие Берлина, но я там не был. Нас от Дрездена повернули в Чехословакию. Там была большая группировка немцев, дрянь всякая – с солдатом нашим поравняется, пройдет дальше и обязательно в спину стрельнет. Мы в том сосновом бору много немцев взяли, все они с белыми флажками вышли. Нас перебросили в Венгрию. Партизаны вели войну с немцами, гнали их оттуда. Там и встретил День Победы. После приехал домой, на свой паровозик попал. Подал заявление на квартиру, а перед этим опоздал на работу на 10 минут – ездил к родителям на станцию Сатра, с питанием-то плохо было. И меня, орденоносца, победителя, судили. Я этой судье плюнул в лицо, со скамейки спрыгнул – и пошел. Задержать меня не посмели.
Квартиру тогда дали труженику тыла, что, как рассказывает племянник Ивана Михайловича, сильно оскорбило фронтовика. И он уехал в Верхний Авзян, откуда родом была его первая жена Мария Каретникова, подарившая Губанову троих сыновей и двух дочерей. Занялся геологоразведкой, а в 60-х начал работать вальщиком леса в Авзянском леспромхозе, потом стал мастером по строительству лесовозных дорог. Предмет особой гордости Губанова – дорога в Исмакаево, за которую люди до сих пор его благодарят. Это он делал засечки на деревьях, намечая дорогу, он ее с рабочими прокладывал, заканчивая работу порой к полуночи, а утром вновь выходил на смену. «В Исмакаево его почти все знают, – рассказывает племянник. – Иван Михайлович очень любит туда приезжать. Друг у него там жил, но сейчас его уже нет в живых. Когда дядя увидел, в каком ветхом домишке живет сын его друга, дал денег на новую крышу. Он всегда помогает тем, кто хорошо к нему относится, кто не забывает. Сейчас больше всех ему помогают Авдеевы – дочь второй жены Ольга и зять Андрей. Здоровье Ивана Михайловича в заботливых руках третьей жены Надежды Тимофеевны Елисеевой, она медик. Благодаря ей он на ногах. Лекарства я привожу из города, потому как аптеки в Авзяне сейчас нет». Племянник очень гордится такой родней. Он, кстати, машинист поезда, профессия их с дядей сильно сближает.
Младший сын Губанова живет в Авзяне, он инвалид, старшего убили в Пензе, остальные дети живут далеко. Первая жена Ивана Михайловича умерла от тяжелой болезни, вторая тоже. Третья приютила его 14 лет назад, когда у фронтовика сгорел дом. Сам хозяин был на покосе, «приехал – только головешки остались от дома. Все сгорело. И ордена… – Он награжден орденом Красной Звезды, Славы III степени, медалью «За отвагу» и другими. – Вот она мне дом дала, – кивает на Надежду Тимофеевну. – Она мне помереть не дает, хоть я и последнее время живу. Не надо бы болеть, но не получается».
Надежда Тимофеевна тут же с улыбкой начинает говорить что-то ободряющее, ласковое, словом лечит. И Иван Михайлович вновь улыбается, сидя у окна, за которым опять весна.

Источники:

Разина, Е. Фронт и тыл Ивана Губанова [Текст] : Ветеран Великой Отечественной войны Иван Михайлович Губанов из села Верхний Авзян / Е. Разина // Белорецкий рабочий. – 2013. – 29 мая.

В октябре минувшего года мне исполнилось 80 лет. Это возраст, в котором достаточно времени для воспоминаний. Одним из незабываемых впечатлений осталось в памяти 22 июня 1941 года.
День обещал быть жарким, и мы, мальчишки с Больничной улицы (ныне С. Юлаева) собрались купаться на пруд к скале, которую тогда называли «Орел». Мы - это братья Николай и Алексей Федосеевы, Анатолий и Николай Лопуховы, Валентин Извозчиков, Артур Машкин и я, Станислав Мезенцев. Вдоволь напрыгавшись со скалы и обсохнув, мы двинулись домой. Пройдя мимо парка Металлургов, вышли к Красной площади (ныне Аллея Героев) и увидели народ, собравшийся вокруг давно стоявшей здесь сломанной танкетки (при Доме обороны для военной подготовки молодежи были две танкетки). Стоящий на ее башне парень, размахивая сжатой в кулак правой рукой, с гневом что-то выкрикивал в толпу. Протиснувшись вперед, мы узнали, что сегодня ранним утром без объявления войны на СССР напала фашистская Германия. Оратор призывал идти в военкомат и записываться добровольцами в Красную Армию.

Новый рисунок (5)

 

Родителей дома не было. Из репродуктора – висящей на стене черной тарелки – передавали речь В.М. Молотова: на границах СССР от Черного до Белого моря идут тяжелые бои; немецкая авиация бомбит наши города и села; пограничники и части Красной Армии дают достойный отпор врагу. Так для всех нас наступило тяжелое, трагическое время.
Уже осенью часть моих друзей призвали на учебу в ремесленные училища. И вскоре они заменили ушедших на фронт отцов, братьев, сестер. Зимой сорок первого года, когда под Москвой наши войска одержали первую победу, настроение людей заметно поднялось. Главным для всех тогда стал лозунг: «Все для фронта, все для Победы!» Выпускники ремесленного училища металлургов - доменщик Виталий Мухин, мартеновец Вениамин Хлесткин, прокатчик Владимир Серегин возглавили комсомольско-молодежные бригады. Токари-станочники механического цеха из бригад Николая Харькина, Геннадия Исакова, Владимира Лукьянова и других точили корпуса снарядов и мин, заготовки для которых отливали в фасонно-литейном цехе. Машинисты паровозов и рабочие узкоколейной железной дороги снабжали город всем необходимым для нашего, ставшего военным, производства.
В августе 1942 года мне не было и тринадцати, когда с большим трудом удалось устроиться учеником электрослесаря в прибывшую в Белорецк из Сталино (Донецка) организацию «Проектмонтажприбор». Через два года Донбасс освободили от немцев, специалисты предприятия уехали домой, а меня, как опытного электрослесаря, приняли в электроремонтный цех. Здесь я нашел настоящих друзей-наставников. Жаль, что из них почти никого уже нет среди нас. Как не вспомнить начальника цеха, одного из первых электриков города Илью Емельяновича Сенюшкина, служившего корабельным электриком во времена русско-японской войны. Душа был человек. Помню старшего мастера Павла Козлова, мастера Лопухова, слесарей Константина Сухова, Ивана Галицкова, Петра Будуева, Петра Неудачина, Николая Семавина, которому сейчас 84 года, семью Рябовых, глава которой, Степан Сидорович, был одним из лучших электрообмотчиков, а его сын Вадим работал с ним. У нас трудилось немало женщин. Хорошо помню мастера Веру Тверских, Анну Григорьеву, Елену Колмакову, Галю Перчаткину, которую встречаю на собраниях совета ветеранов - металлургов.
В те годы, восстанавливая электрооборудование, приходилось работать по 16 часов, а бывало, и сутками не выходили из цехов. В порядке поощрения за ударный труд нам давали ордера на вещи, дополнительно талоны на питание. В цехе трудились несколько юношей-испанцев, приехавших в Союз в годы гражданской войны 1936-39 годов в Испании. Многие из них в 18 лет ушли на фронт.
Здесь же я познакомился с Лидой Колмаковой, учившейся в группе электрослесарей. У нее были большие карие глаза, излучавшие какой-то свет и теплоту. Ее старшая сестра Елена работала в нашем цехе обмотчицей. Их отец погиб в 1942 году в боях под Москвой. Дружили мы с Лидой четыре года. После войны поженились и прожили 58 лет, вырастив двоих детей. У Станислава два сына и три внука, у Ани две дочери. Жаль, что наша мама, бабушка и прабабушка Лида не дожила до этих лет. В 79 лет ее не стало.
С войны вернулись пятеро соседей – Петр Колобов, Влас Федосеев, Максим Миронов, Сергей Копьев, Иван Симонов. Не вернулись двое. Фамилии их не помню.
В 1950 году меня призвали в армию. В летной части у Балтийского моря мне пришлось служить 4 года и 8 месяцев. О тех годах мне напоминает нагрудный знак «Отличник авиации», который в феврале 1953 года мне и еще четырем сослуживцам вручал командующий Тридцатой воздушной армией Прибалтийского военного округа Герой Советского Союза генерал-полковник Палынин. Когда я вернулся в октябре 1954 года в Белорецк, по рекомендации заместителя начальника первого прокатного цеха Н.А. Алкаева меня приняли электрослесарем, а потом электромонтером по обслуживанию высоковольтных электродвигателей мощностью пять тысяч лошадиных сил. Наш цех выдавал высококачественную катанку для сталепроволочного производства.
А друзья с нашей улицы после войны окончили институты и техникумы. Алексей Федосеев был председателем профкома Челябинского металлургического комбината, Артур Машкин – известный в городе рентгенолог – погиб по нелепой случайности, Валентин Извозчиков был председателем исполкома городского Совета, позже – министром правительства нашей республики, Юрий Леванин – ученый в Магнитогорске, Анатолий Лопухов был футбольным судьей всесоюзной категории.
Меня за работу в годы войны наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-45 гг.», позднее - медалью «Ветеран труда» и юбилейными. В первом прокатном цехе я проработал более 30 лет. Считаю, что в истории города, страны есть и мой, пусть скромный, но полезный вклад. Так что, невзирая на недуги, живу и радуюсь прожитым годам.

Источники:

Мезенцев, С. Детство, опаленное войной [Текст] : воспоминания Ветерана труда С. Мезенцева / С. Мезенцев // Белорецкий рабочий. – 2010. – 22 января.

По местам, где были пепелища, Бродит память. Нет тому конца. До сих пор всё ищут, ищут, ищут Сына, брата, мужа и отца…

Новый рисунок (5)

 

Почти семьдесят лет прошло, как закончилась Великая Отечественная война, унёсшая миллионы жизней, а дети, внуки и правнуки тех, кто остался на полях сражений, всё ищут пропавших без вести отцов и дедов.
Долгие годы ничего не знала о судьбе своего отца Варлама Ивановича Титова из Верхнего Авзяна Галина Варламовна Акимова. Ей было три года, когда отец, проходчик золотых приисков, участник гражданской войны, ушел на фронт Отечественной, оставив жену и пятерых детей, старшей дочери было 16, младшей – три. Письма от него приходили не часто. Последнее было в конце 1943-го, перед форсированием Днепра. Оно заканчивалось словами: «Жив буду – напишу».
Не написал. Вместо письма от мужа Клавдия Аксёновна Титова в начале 1944-го получила рукописное извещение о том, что Титов Варлам Иванович пропал без вести.
До последнего дня своей жизни Клавдия Аксёновна нет-нет да и говорила дочери: «А вдруг он живой?»
А дочь искала. Ещё учась в школе, писала в «Литературную газету», в передачу «Ищу человека». Позже один из её племянников, внук Варлама Ивановича, Николай Симонов ездил в Москву, в Министерство обороны. Там ему сказали, что документы не сохранились.
Продолжил поиск прадеда его сын Михаил. Шесть лет он упорно искал его, общаясь с разными людьми в социальных сетях, связываясь с поисковиками. Когда часть военных документов была рассекречена, и в интернете появился наградной лист прадеда, составленный командиром батальона, в котором служил Титов, майором Лысовым, он глазам своим не поверил.
Из него следует, что красноармеец-бронебойщик 108-го отдельного армейского батальона противотанковых ружей Титов Варлам Иванович погиб 18 декабря 1943 года.
Командир пишет: «В боях за социалистическую Родину с немецкими захватчиками в районе Гута-Добрынская рядовой Титов Варлам показал образец героизма на поле боя, прославил силу своего оружия…
18.12.43 г. противник сосредоточил до 20 танков, 15 бронемашин и пехоты силою до двух рот и предпринял атаку. Создалась угроза прорыва. Танки, на полном ходу ведя огонь из пушек и пулемётов, устремились к нашим боевым порядкам. Завязался неравный бой. Герой-бронебойщик Титов поджёг один средний танк и одну бронемашину. Три раза танки противника утюжили окоп Титова, но каждый раз он оставался невредим, продолжая вести огонь по наседающей пехоте противника и его танкам. Четыре раза противник пытался захватить живьём героя, но каждый раз наталкивался на смертоносный огонь его автомата. Будучи смертельно ранен, тов. Титов продолжал отбивать атаки врагов.
В этом неравном бою он уничтожил 50 гитлеровцев, сжег средний танк и бронемашину. Погиб, но не отступил. Враг не прошёл через окоп героя.
За проявленный героизм на поле боя красноармейца Титова представляю к высшей правительственной награде «Герой Советского Союза».
7 января 1944 года.
Здесь же, на этом листе, другим почерком помечено: «Посмертно - орденом Отечественной войны первой степени».
Вот так узнали в семье о подвиге Варлама Ивановича Титова. Михаил связался с поисковиками Украины.
Теперь на свои письма в Министерство обороны России Галина Варламовна получила ответ о том, что её отец похоронен в Житомирской области, в Гута-Добрыни.
Известили её и о том, что в ближайшее время ей будет передано удостоверение к ордену, которым награждён посмертно её отец.
А на днях Галина Варламовна вместе с внучкой Варлама Ивановича Марией Александровной Челищевой зачислили Варлама Ивановича в бессмертный полк. Его фотографию в этом строю они понесут, уже зная, как он погиб и где похоронен.

Источники:

Булавина, Т. А был представлен к Герою… [Текст] : Герой Советского Союза, участник Великой Отечественной войны В. И. Титов / Т. Булавина // Белорецкий рабочий. – 2013. – 8 мая.

Есть список Героев Советского Союза с учётом их национальности и с расчётом показателя на 100 тысяч человек того народа, который они представляли. Эти данные опубликованы в шеститомнике «Великая Отечественная война Советского народа 1941-1945 г.г.». Так вот, всего героев такого ранга у нас было 11600. Самый высокий показатель у осетин, он равен 8,73; на втором месте русские – 6,97; у башкир – 4,5 – тоже очень высокий показатель.

Новый рисунок (6)

 

А что если мы попробуем вывести такой показатель для белоречан? Конечно, мы, жители города и района, – никакая не нация, но всё-таки общность, пусть всего лишь в административном смысле. Хотя и за этой общностью можно увидеть более крепкий фундамент, нежели просто территорию. В конце концов у нас своя история.
Мы точно не знаем, каким было население Белоречья в 1941-1945 годах. Но если пользоваться Белорецкой энциклопедией, а также некоторыми данными переписи 1939 года, то в Белорецке, Тирляне, Ломовке проживало 55200, а в Белорецком районе – 35300 человек. Значит, общая численность населения составляла к началу войны 90300 человек.
Отметим, что в 1941-45 годах Белорецкий военкомат призвал в ряды Красной Армии 33144 белоречан. Из них вернулись с войны немногим более 15 тысяч, 11025 пали на полях сражений, судьба более трёх тысяч до сих пор неизвестна («БР» от 30.12.2010 г.). Как видим, домой не вернулся примерно каждый второй из наших земляков.
А теперь давайте вспомним, сколько у нас Героев Советского Союза: И.В. Оглоблин, И.С. Сухов, П.В. Кудимов, А.В. Пашкевич, А.Г. Серебренников, Ф.Н. Белов, Ш.Я. Ямалетдинов, С.М. Полуэктов, П.Ф. Алексеев, В.И. Артамонов, Е.Н. Губин, З.Т. Утягулов, С.А. Пугаев. В этот же ряд поставим Д.П. Плотникова, получившего звезду Героя России за подвиг, совершённый им ещё в годы Великой Отечественной. Итак, всего Героев войны у нас 14. И если высчитать тот же условный показатель, что приводится выше, то он будет равен 15, 5. Это больше любой цифры, приводимой в упомянутом уже шеститомнике. Даже если сделать расчёт исходя из численности населения города и района в наше время (112058 человек), коэффициент всё равно получается значительный – 14,11.
Кстати, наши соседи магнитогорцы тоже производили такой расчёт, показывающий уровень их героизма. Он у них составил 8,0 (данные газеты МГТУ им. Носова «Денница», автор Ю.И. Данилов).
Конечно, все эти расчёты и показатели геройского начала условны, но если кто усомнится в крепком характере белоречан, пусть придёт на нашу Аллею Героев и всмотрится в бронзовые лики тех, кто олицетворяет собой подвиг всего народа. Кроме уже названных имён здесь каждый найдёт ещё два бюста наших земляков – полного кавалера ордена Славы И.И. Масьянова и Героя России лётчика-испытателя В.Ю. Аверьянова.

Источники:
Ведерников, Г. Земля героев [Текст] : Есть список Героев Советского Союза с учётом их национальности. А что если вывести такой показатель для белоречан? / Г. Ведерников // Белорецкий рабочий. – 2012. – 5 мая. – С. 2.

Ветерану Великой Отечественной войны Ильясу Ханиповичу Ханипову 15 октября 2011 года  исполнилось 100 лет.

Новый рисунок (5)

На его век выпало не самое лучшее время. Он участвовал в двух войнах - советско-финской и Великой Отечественной. Родом Ильяс Ханипович из деревни Мажитово Мечетлинского района. В 1933 году его призвали на срочную службу, а вернулся оттуда Ильяс Ханипов уже в деревню Бакеево нашего района, где его брат Мухаррям преподавал в местной школе, и стал обучать местных жителей арабскому языку в медресе.
А через семь лет он вновь был призван - на советско-финскую войну. Ильяс Ханипович воевал в составе 201 стрелкового полка. Закончилась эта военная кампания - началась Великая Отечественная... Фронтовик освобождал Сталинград, дошел до Будапешта. Не раз младший сержант сапер Ильяс Ханипов был серьезно ранен. Один из осколков той войны до сих пор живет в его теле.
- Я никогда не прятался за спины других, - говорит ветеран, - всегда был на передовой. Как я выжил? Всевышний мне помог.
После войны Ильяс Ханипович переехал в Зигазу. Здесь он работал и лесорубом, и продавцом. И долгие годы Ильяс Ханипович исполнял обязанности местного муллы для своих сельчан.
Фронтовик считает себя счастливым человеком: прошел две войны и остался жив. У него одиннадцать детей и больше тридцати внуков и правнуков.

Источники:

Сатликова, Д. Миллион юбиляру [Текст] : Ветерану Великой Отечественной войны Ильясу Ханиповичу Ханипову 15 октября исполнится 100 лет / Д. Сатликова // Белорецкий рабочий. – 2011. – 3 октября.

 

Из Белорецка ушло на фронт 33144 человека, вернулись с войны 15208. Сегодня в городе и районе проживают 167 ветеранов. Из Серменева на фронт было отправлено 366 человек, 165 из них остались на полях сражений.

В Серменево из двухсот вернувшихся с войны в живых осталось только двое: Азаубай Файзуллович Габдуллин и Сабит Загитович Галиуллин.

Танкист.
Фарит Сибагатович Сафаргалеев еще до начала войны окончил курсы шоферов и работал водителем. В сентябре 1941 года восемнадцатилетнего Фарита призвали в армию и направили в училище по подготовке механиков-водителей аэросаней. Первое боевое крещение он получил в исторической битве за Москву, затем воевал на Карельском фронте автоматчиком в 37-м аэросанном батальоне.
Летом 1942 года Сафаргалеева направили в запасной учебно-танковый полк в Свердловск учиться на механика-водителя танка. Осенью в сражениях под Курском его танк был подбит, Фарита ранило. После госпиталя он вновь участвовал в боях в составе первой гвардейской танковой армии, освобождая Украину, Польшу.
В апреле 1945-го в наступлении на Берлин экипаж танка под командованием Сафаргалеева, вступив в неравный бой с фашистами, подбил три вражеских танка.
Боевые заслуги нашего земляка отмечены орденом Красной Звезды, двумя орденами Отечественной войны, медалями, благодарностями.
После войны, приехав к сестре в Серменево, встретил здесь свою судьбу, женился. Воспитали с супругой троих детей. До пенсии работал механиком в районном объединении «Сельхозтехника».


Зенитчица и партизан.
Александра Ивановна Низамова родилась в Ростовской области. До войны окончила восемь классов. С первых месяцев войны их шахтерский поселок заняли немцы. Жителей сгоняли на станцию, грузили в эшелоны, отправляли на работы в Германию. Тех, кто сопротивлялся этому, расстреливали. Александре чудом удалось избежать отправки, помогли партизаны.
После освобождения Сталинграда и отступления немцев, летом 1943 года, Александру Ивановну призвали в армию. Пройдя краткосрочные курсы, она попала в Ростовский зенитно-артиллерийский полк по охране железнодорожных станций. Близ Мелитополя участвовала в боях по разгрому немцев, на самоходных пушках устанавливала скорость и дальность самолетов противника. Главной задачей зенитчиков было не допустить бомбежки, отогнать самолеты врага. Помогали они и продвижению наземных войск. Когда освободили Крым, их часть перебросили в Венгрию. Александра Ивановна участвовала в защите и охране мостов через Дунай, охраняла остров с целебными источниками близ Будапешта.
Домой вернулась в августе 1945 года. В доме родителей жил постояльцем Киньябай Низамов из Серменева. Вышла за него замуж. Он тоже был участником войны.
Киньябая Низамова на фронт призвали в первые дни войны. После ожесточенных боев под Москвой он попал в плен. Несколько раз пытался бежать, беглецов ловили, сажали в карцер, перевели в другой концлагерь. А там охранником был человек, связанный с партизанами, который помог бежать нескольким пленным. Помог он и Киньябаю с товарищами, передал сведения о них в партизанский отряд. Уйдя от погони, они оказались в Белорусских лесах, в отряде Ковпака. Пускали под откос немецкие эшелоны.
После освобождения Белоруссии Киньябая Низамова отправили на восстановление угольных шахт в Ростовскую область. В Серменево он с семьей переехал в 1966 году, а через два года умер. Александра Ивановна воспитала троих детей.


В войсках ПВО.
  А. Ф. Габдуллин и С. З. Галиуллин к началу войны были подростками. Азаубаю Файзулловичу Габдуллину исполнилось 16, вместе с другими подростками он был отправлен на лесозаготовки в Среднюю Тюльму. У каждого было задание: ежедневно вырубать не менее двух кубометров дров и перевозить их на лошадях на склад. В 1943-м нескольких парней вызвали в военкомат, но по «брони» вернули. Работали на заготовке торфа на Журболоте, где за выполнение дневной нормы получали 600-800 граммов черного хлеба и немного супа. Только в январе 1944-го после отмены «брони» Азаубая отправили на фронт. Воевал в 14-м полку ПВО аэростатного заграждения: охранял Ленинград. Целью полка было моральное воздействие на экипажи самолетов противника. В воздух поднимали аэростаты, наполненные водородом. Расположенные в шахматном порядке, они преграждали путь самолетам, не давали возможности сбрасывать бомбы на город. Были случаи, когда самолеты противника, задев тросы, падали вниз.
После снятия блокады Ленинграда часть, где служил Габдуллин, перевели в Москву. Домой он вернулся только в 1948 году. Работал водителем в районном объединении «Сельхозтехника». Его портрет всегда украшал доску Почета организации.
17-летним парнем был призван на фронт и Сабит Забитович Галиуллин. Попал на Прибалтийский фронт, освобождал Латвию. В одном из боев его тяжело ранило в ногу, осколок по сей день напоминает о себе…

Источники:

Мамедова, Р. Они Родину защищали [Текст] : Ветераны Великой Отечественной войны из с. Серменево / Р. Мамедова // Белорецкий рабочий. – 2011. – 22 июня.

Из воспоминаний Фуата Хайбуллина:

"Шла зима 1943 года. Я учился в третьем классе и хорошо помню события того времени. Жили мы в деревне Уметбаево Белорецкого района, что в 20 километрах от Зигазы. Отец и старший брат воевали на фронте, а мама преподавала в местной начальной школе. Кроме меня в семье было еще трое детей. В деревне был участок от Зигазинского леспромхоза, занимавшийся заготовкой дров для Караевских углежогных печей, находившихся недалеко от деревни. В эти десять огромных печей закладывали полутораметровые поленья, а после выжига уголь на лошадях увозили в Зигазу, где его из огромного бункера перегружали в железнодорожные вагоны и отправляли на Белорецкий металлургический завод. Туда же "по железке" возили из соседнего с нами Тукана и железную руду.
Мужчин на нашем лесоучастке было совсем мало и, очевидно, по этой причине, он не справлялся с поставкой угля. По деревне объявили такой приказ: "Каждому двору для Карагаевских печей заготовить 10 кубометров дров и сдать в делянке мастеру. А кто не выполнит задание - не получит месячную хлебную карточку" (для членов семей работников леспромхоза хлебная норма была 300 граммов на человека, а для остальных, отоваривавших карточки в сельпо, - 125 граммов в день). Задание- извещение по заготовке дров принесли и для нашей семьи. Старшему брату было тогда 12, а мне - 9 лет, остальные - дошкольного возраста. И вот мы втроем: мама, брат и я, вооружившись поперечной пилой и топором, в лаптях отправились в делянку, чтобы выполнять задание партии и правительства.
Вальщиков не было. Сами валили деревья, обрубали ветви и сучья, складывали распиленные деревья в поленницы. Рядом с нами работала 15-летняя девчонка с малолетним помощником-сучкорубом. В разгаре рабочего дня вдруг раздался душераздирающий крик, как выяснилось той самой девчонки. Оказывается, ее помощник-недоросль по неосторожности со всего размаху прорубил топором ей правую ягодицу... Кровь - фонтаном. Чтобы забинтовать пострадавшую, сбежавшимся на крик женщинам пришлось стаскивать с нее ватные брюки. Тем не менее более опытные работницы подолом чьего-то платья перевязали ей рану и отправили бедняжку в зигазинскую больницу. К счастью для нее, все закончилось благополучно.
Вот так мы обеспечивали углем наш металлургический завод, внося свой вклад в победу над фашистской Германией».

Источники:

Ткачев, А. Выжигали уголь для завода [Текст] : из воспоминаний Фуата Хайбуллина  / А. Ткачев // Белорецкий рабочий. – 2013. – 17 апреля.

Из воспоминаний Кашфия МАХЬЯНОВА, бывшего мастера мартеновского цеха металлургического комбината, почетного металлурга СССР:

Новый рисунок (5)

 

«Многое уже стерлось из памяти. Велики были переживания тех времен, когда немецкие фашисты напали на нашу страну.
В эти тяжелые военные годы, мне пришлось работать на металлургическом заводе в мартеновском цехе мастером печного пролета. Здесь варили сталь для защиты родной Отчизны, для разгрома врага.
В те годы цех был плохо механизирован. Маломощные мартеновские печи не были приспособлены для выпуска высококачественных марок стали.
Но страна требовала от нас освоения и выпуска новых марок стали, доселе неизвестных нам. Этот металл был необходим фронту. Преодолев громадные трудности, мы освоили выпуск шарикоподшипниковой стали, технология изготовления которой требовала особого внимания как к шлаковому режиму, его химическому составу, так и к самой стали. Был освоен выпуск снарядной стали, а также и ряда других марок стали, требующихся для военной промышленности.
Если освоение и выпуск новых марок черного металла создавал одну трудность, то обеспечение цеха материалами и сырьем - другую. Особую трудность представляла нехватка рабочих рук, так как многие рабочие ушли на фронт. Работали по 12 и более часов в день. Иногда бывали на заводе у мартеновских печей по двое суток, без выходных.
В годы войны в наш цех пришли совсем еще молодые ребята, которым было по 15-16 лет, - выпускники ремесленного училища. Они работали подручными сталеваров и трудились замечательно.
Это В.В. Перминов, М.Н. Андреев, Х.Я. Шарафутдинов, К.В. Емельянов, Л.Н. Черняев.
Как бы тяжело ни было тогда, рабочие никогда не унывали и не жаловались, ибо все понимали, что они куют победу над врагом, здесь, в тылу, верили, что день расплаты настанет...»

Источники:

Ткачев, А. Металл – фронту [Текст] : из воспоминаний Кашфия МАХЬЯНОВА, бывшего мастера мартеновского цеха металлургического комбината, почетного металлурга СССР / А. Ткачев // Белорецкий рабочий. – 2013. – 15 апреля.