×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 800

«Вахта памяти 2015»

В 2015 году в результате Всероссийской «Вахты Памяти 2015» поисковыми отрядами Российской Федерации и Республики Беларусь были найдены и установлены имена следующих военнослужащих, в поиске родных которых поисковики просят помощи. Написание имен, фамилий, отчеств и населенных пунктов сохранено как в источнике – документах о безвозвратных потерях, поэтому возможны неточности. Среди найденных солдат – имена уроженцев Белорецкого района.

Гущенский Николай Михайлович, 1908 г.р., уроженец Башкирской АССР, Белорецкий р-н, с. В. Авзян, призван Белорецким РВК, жена – Гущенская Лидия Федоровна, Башкирская АССР, Покровский р-н, Сожинский с/с, с. Саненское.

Жерянов Павел Кириллович, 1919 г.р., красноармеец, 159 ОШР 268 СД, Башкирская АССР, г. Белорецк, Белорецкий РВК Башкирской АССР – 1939 г., сестра – Амосова Александра Кирилловна; Башкирская АССР, Белорецк, ул. Скальцкая, д. 13.

Если у вас есть какая-либо информация о родных красноармейцев, просьба сообщить об этом по телефону 8-961-051-99-83, Волкову Владимиру Сергеевичу – начальнику отдела допризывной подготовки ГБУ «ЦПВДПМРБ», руководителю регионального отделения ООД «Поисковое движение России».

 Источник:

«Вахта Памяти 2015» [Текст] : [поисковыми отрядами Российской Федерации и Республики Беларусь были найдены и установлены имена следующих военнослужащих, в поиске родных которых поисковики просят помощи] // Металлург. – 2015. - № 36. – С. 10.

Центр туризма и краеведения отмечает 25-летний юбилей. Наша природа настолько богата горами, реками, пещерами, полезными ископаемыми и просто красивыми лесами, что невозможно не стать туристом. Но есть туристы-любители, которые стараются в выходные выехать за город, искупаться в реке, побродить по лесу или покорить горную вершину с друзьями-единомышленниками. А есть те, кто собирает и создаёт группы этих единомышленников, кто профессионально занимается туризмом. Они смело поднимаются на горные вершины и спускаются в пещеры, сплавляются и ориентируются на местности. Они неделями живут в палатках летом и бегают с лыжами по горам зимой. А еще они любят покопаться в истории родного края, изучить старые обряды и ремесла. Им не страшны жара, холод, дождь, грязь, снег, они умеют преодолевать стихию, и учатся этому с детства. Вот уже четверть века в нашем городе работает Центр туризма и краеведения

С чего же все начиналось… 
Детский оздоровительно-образовательный центр туризма, краеведения и экскурсий Белорецка был открыт по предложению отдела народного образования решением исполкома горсовета как детская туристическая станция 1 августа 1990 года. Её директором стал Марс Магсумович Насибуллин.
И уже в сентябре 1991 года состоялся первый поход второй категории сложности в Крымские горы. В нём участвовал тогда ещё воспитанник центра туризма, а ныне один из первых бойцов Белорецкого зонального поисково-спасательного отряда Игорь Окользин. Первыми педагогами были Е.В. Глазачев, Л.В. Федосеев, С.В. Миронов, Ф.Х. Уразбахтина, Н.Ю. Егорова. Наталья Юрьевна Егорова возглавила центр после трагической гибели М.М. Насибуллина и проработала на этой должности до 2002 года. Затем два года директором центра был учитель физкультуры педагогического колледжа Виктор Михайлович Васильев. И вот уже одиннадцать лет центром туризма руководит Олег Михайлович Ручушкин.
В 1992 году центр переехал в здание на улице Красных партизан, где расположен и по сей день. 
С самых первых дней туристы Белорецка стали покорять международные пьедесталы. Ежегодно в марте с 1992 по 1994 год воспитанники участвовали в международных соревнованиях по спортивному туризму в городе Шымкент, где традиционно становились победителями. Такому результату способствовали и постоянные тренировки, и самоотверженный, на грани фанатизма труд педагогов. Начиная с 1994 стали традиционными походы в горы. На счету белоречан и поход третьей категории сложности в горы Тянь-Шаня в 1994 году, и ежегодные походы в горы Кавказа, Алтая, Памира. Чтобы в горных походах воспитанники чувствовали себя уверенно, на скалодроме «Уроки» (район шлюз) решено было заливать скалу. Таким образом, был создан ледовый полигон для тренировок. Затем на этом полигоне не раз проводились и чемпионаты Республики Башкортостан по горному туризму, по ледолазанию. А в 2002 году в Белорецке прошел чемпионат России по горному туризму. Наши туристы показали себя не только профессиональными судьями и организаторами такого уровня состязаний, но стали победителями. Победа на таких соревнованиях позволила выполнить нашим спортсменам норматив «Мастер спорта». Это были первые «мастера туризма» в Республике Башкортостан на тот период: Алексей Александров, Антон Юсев, Ирина Мануковская, Сергей Миронов, Дмитрий Кузнецов, Евгений Пахомов.
О том, чем сегодня живёт Центр туризма и краеведения, рассказывает его директор Олег Ручушкин:
- Сегодня в центре трудится большой сплоченный коллектив из 14 основных педагогов, тренеров. Основные направления работы – спортивный туризм, скалолазание, краеведение.
Радует, что сейчас много ребятишек занимается скалолазанием, «раскрутили», так сказать, этот вид. Есть уже и кандидаты в мастера спорта. У нас действуют два полигона: в 21-й школе и здесь, в центре, который был построен силами педагогов и на спонсорские средства. Сейчас планируем создать на территории стационарный веревочный городок, где ребята смогут эффективно и безопасно тренироваться круглый год. Надеемся приглашать просто желающих детей попробовать свои силы на веревочных препятствиях.
Наш коллектив с 1998 года стал одним из первых, подхвативших движение «Школа безопасности». С тех пор прошло немало лет. И белорецкая команда - лидер «Школы безопасности» в Республике Башкортостан. Третий год подряд наши воспитанники прекрасно выступают на республиканском слете, а затем защищают честь республики на межрегиональных соревнованиях. Отмечу, что веревочный полигон как раз необходим для этого.
Активно развиваем краеведение. Ребята с наставниками уже получили четыре гранта за последние четыре года. Несколько лет подряд наша команда выезжает на всероссийский слёт туристов-краеведов и прекрасно защищает честь не только Белорецка, но и всей республики. Думаю, что и дальше наши ребята будут показывать прекрасные результаты. Вообще, наш центр по праву уже много лет становится лучшим Центром туризма в республике. 
На днях мы отметили профессиональный праздник и вскоре отметим свой юбилей. Поэтому желаю всем нам, чтобы центр туризма развивался, процветал, воспитанники радовали наставников своими результатами. Сейчас дети уже не особо хотят ходить в походы, любоваться красотами. И наша задача – научить их любить её, беречь, ведь это наше богатство.
Своими воспоминаниями поделился и бывший воспитанник центра туризма, а ныне председатель туристско-спортивной маршрутно-квалификационной комиссии по Белорецку, председатель регионального отделения туристско-спортивного союза РБ по Белорецку и Белорецкому району, председатель федерации рафтинга РБ по Белорецку Алексей Харькин. В копилке наград Алексея - Почётный знак «За развитие туризма в Республике Башкортостан» и Памятная медаль «Патриот России»:
- Первый раз попал в секцию туризма, когда я учился в школе № 20 в 1991 году. Тренером был Евгений Глазачев. Собирались мы в кабинетах школы. Для меня было загадкой: «Сегодня вяжем узлы». Пришёл домой, нашёл верёвочку (бельевую), так и научился вязать узлы. 
Затем начались серьёзные тренировки. Первый спуск состоялся на тренировочной башне ПЧ-44, когда шаг за шагом, этаж за этажом мы набирали высоту. Страшно. Но мы преодолевали свой страх. Первые республиканские соревнования учащихся по технике лыжного туризма прошли в Сосновом бору. И у нас было первое место. В телогрейках на деревянных лыжах с абалаковскими рюкзаками мы взошли на первую ступень пьедестала «республики». 
В 1992 году были первые выездные соревнования и сразу международный уровень - соревнования по технике туризма, посвящённые памяти Н. Марчук в городе Шымкент Республики Казахстан. Поехали, и как говорится первый блин комом, но у нас комочком - четвертое место. В последующие три года на этих соревнованиях мы были в числе призёров. Также участвовали во всероссийских соревнованиях по туризму.
В Центре туризма я работал с 1995 года педагогом дополнительного образования. С 2002 по 2003 годы - заведующим отдела туризма. Мои воспитанники становились призёрами и победителями чемпионатов РБ и республиканских соревнований учащихся по спортивному туризму. 
Позже я стал заниматься водными походами. Начинал с малого: первый поход - сплав по реке Ангара с группой ребят с ограниченными возможностями здоровья. Всё прошло на ура. Затем были походы серьёзнее – Алтай, Саяны, Киргизия. Так я дошёл до высшей, шестой, категории сложности. На данный момент имею разряд кандидата в мастера спорта. 
Центр туризма свёл меня и с моей судьбой. Теперь уже много лет по жизни мы шагаем с супругой Ириной, которая когда-то стала моей коллегой. Приятно и то, что большинство воспитанников центра находятся на боевом посту в Белорецком зональном поисково-спасательном отряде.
Ежегодно около ста воспитанников центра туризма заканчивают школы и уезжают в другие города учиться. Но в каждом юном сердце навсегда остается школьная туристская жизнь.

Источник:

Борисевич, Н. Это их жизнь. Центр туризма и краеведения отмечает 25-летний юбилей [Текст] / Н. Борисевич // Белорецкий рабочий. – 2015. – 30 сентября. – С. 5.

Восемьдесят лет исполняется лауреату Государственной премии, кавалеру ордена Трудового Красного Знамени, бывшему депутату двух созывов Госсобрания РБ, первому начальнику прокатного цеха № 2 Владимиру Емченко

 

В своё время Владимир Степанович взял на себя весь груз ответственности за выполнение сроков строительства и ввода в действие стана-150. Он же возглавлял цех и на следующих этапах этой работы – выводе агрегата на проектную мощность и освоении проката многих марок стали, в том числе и легированных. Затем 12 лет он работал в должности главного инженера металлургического комбината.
Новейшая история его семьи начиналась сто лет назад в Сибири, куда Степан Емченко с родителями и детьми переехал с Украины в поисках лучшей доли. Большая рабочая семья быстро обросла хозяйством, и вполне объяснимо, что в 1930 году она была раскулачена. Дед Владимира Степановича был вынужден возвратиться на Украину, а семью отца выслали в сибирский город Нарым. В это время уже началось строительство Магнитогорского металлургического комбината, шел набор работников, и семья Емченко выехала на стройку.
В войну главу семейства призвали на фронт. Дважды приходили похоронки, а погиб он в 1944 году в Польше. Ещё в 1943 году заболела и умерла мать Владимира. Семерых детей воспитывали семидесятилетние бабушка с дедом. В восемь лет Владимир сторожил бахчи, брался за любую работу. Помогали соседи. Знакомые делились чем могли. Но только четверым детям удалось выжить. В 1953 году Владимир устроился на Магнитогорский металлургический комбинат контролером на вырубку. Старательного парня заметили и выдвинули освобожденным секретарем комсомольской организации. После службы в армии он поступил в институт, где был замечен профессором Н.И. Ивановым. Совмещал учебу с работой в профкоме, в комсомоле. Побывал Владимир и в должности заместителя секретаря горкома комсомола, курируя учебу молодежи в вечерней школе, техникуме, институте, но вернулся на комбинат, где работал мастером прокатного цеха, начальником смены, начальником стана, заместителем начальника цеха.
В 1976 году в связи с предполагавшимся строительством нового прокатного производства в Белорецке Владимиру Степановичу было предложено возглавить новый цех. Сразу последовала командировка в Польшу по обмену опытом. Ознакомившись там с практикой работы аналогичного производства, Емченко поставил перед куратором стройки Мидхатом Шакировым вопрос о пристрое к стану вальцетокарного и монтажного отделений.
Первый секретарь обкома дал неделю срока на проектирование и закупку оборудования. И вскоре, несмотря на высокую стоимость оборудования, эти задачи были решены. Масса забот навалилась на руководителя цеха: организация производства, подбор кадров, подготовка и проведение капитальных ремонтов оборудования, устранение ошибок проекта и недоделок строителей. Приходилось также решать вопросы обеспечения специалистов жильем, заботиться о работе совхоза, помогать подшефным школе, детскому саду и даже контролировать посещаемость вечерней школы рабочими. Для решения возникающих проблем рабочего времени никогда не хватало. Так что большую часть своих лучших лет Владимир Степанович провел на производстве. Были сложности и с оборудованием фирмы «SKET».
Надо сказать, что продукцию стана-150 с нетерпением ждали и мы, сталепроволочники. Ведь она не имела геометрических отклонений, обычных для катанки со стана-260. А вес бунта, 1700 килограммов, облегчал работу волочильщиков и резко повышал производительность волочильных машин, до той поры работавших с бунтами по 60 килограммов.
И если бы тогда удалось провести реконструкцию нашей металлургической части, мы имели бы сегодня не только наибольший объем производства метизов в стране, но и лучшее их качество. В ходе одного из ремонтов на клетях вместо скетовских были установлены отечественные подшипники и залито отечественное масло вместо американского. В результате на высоких скоростях проката вышло из строя сразу три клети. На совещании начальник цеха сказал, что для достижения проектной мощности 400 тысяч тонн катанки в год придется работать на низких скоростях. Новый секретарь обкома КПСС М.Г. Рахимов одобрил это решение. Тогда же по предложению В.С. Емченко и с участием главного механика В.В. Оглобличева была опробована на высоких скоростях седьмая клеть и решена проблема скоростного нагрева заготовок в печи с шагающим подом, что позволило поднять производительность оборудования. Вскоре за освоение стана и вывод его на проектную мощность Владимир Степанович был награжден орденом Трудового Красного Знамени. К этому времени он уже был лауреатом Государственной премии. 
В 1983 году Владимира Степановича назначили главным инженером БМК. По ходу исполнения этих обязанностей ему пришлось основательно вникать в метизные технологии. В 1985 году Владимир Степанович защитил кандидатскую диссертацию, а через шесть лет он был избран депутатом Верховного Совета БАССР. Вскоре после аварии на тирлянской плотине, где ему пришлось ликвидировать последствия наводнения, главный инженер ушёл на депутатскую работу на постоянной основе. Все коллеги знают Владимира Степановича как руководителя, который ценит не просто технических исполнителей, а прежде всего обычных людей. В 2014 году он был награжден нагрудным знаком «За заслуги перед городом Белорецком».
Дочь Владимира Степановича Ольга после окончания Уфимского авиационного института стала преподавателем. Живет и работает в Уфе. Сын Олег – инженер-электронщик, работал на Байконуре, сейчас живет в Белорецке.

Источник:

Ручушкин, Н. Наш главный инженер [Текст] : [восемьдесят лет исполняется лауреату Государственной премии, кавалеру ордена Трудового Красного Знамени, бывшему депутату двух созывов Госсобрания РБ, первому начальнику прокатного цеха № 2 Владимиру Емченко] / Н. Ручушкин // Белорецкий рабочий. – 2015. – 23 сентября. – С. 6.

23 августа ветеран трудового фронта Анна Кваснина отметила 90-летний юбилей. У этой женщины в жизни было немало невзгод, лишений, тяжелого труда, но через все годы она пронесла веру в людей, оптимизм и живость характера.

Анна Трофимовна была старшей дочерью в большой семье и с ранних лет помогала родителям. В затерянной глубинке Архангельского района – деревушке Такмань – практически все жители работали в леспромхозе. Еще до войны, после окончания четвертого класса, Анна начала трудиться на заготовке леса. Смышленая девчушка, глядя на взрослых и, в первую очередь, на отца, скоро сама научилась работать не только топором и пилой, но и строить углевыжигательные земляные печи, заготавливать древесный уголь для металлургических заводов, гнать березовый деготь.

- Размеренную жизнь нашего поселка нарушила война. О ней мы узнали утром 22 июня 1941 года, когда пришли на смену. Потрясенные известием, долго стояли у репродуктора рядом с крыльцом сельсовета. Скоро на фронт ушли два старших брата. Писем от них не было, и лишь после войны пришло извещение, что оба пропали без вести.

- Работы на лесозаготовках стало больше, выросли и производственные задания, хорошо, что часть нормы за меня выполнял отец. Позже я работала самостоятельно, и мне, как старшей, давали в помощники других девчат. Лес, заготовленный нами, шел на изготовление прикладов для стрелкового оружия. На работу уходили рано утром, добираясь до делянок пешком, а домой возвращались с закатом солнца. Всех лошадей забрали для нужд армии, и в сани да телеги мы впрягали быков. Военные годы запомнились сильными морозами, чувством голода и усталостью. Мы работали не жалея сил, надеясь, что после победы жить станет легче. И когда весной 1945 года объявили о капитуляции Германии, нашей радости не было предела!

После войны А. Кваснину направили на работу в колхоз Муллакаевского сельского совета. Первое время пасла телят, работала дояркой, бригадиром. Ее отец часто ездил в Белорецк по узкоколейке менять на мясо пшеницу, привозил домой вещи, теплую одежду, а вскоре, по совету двоюродного брата, работающего волочильщиком на БСПКЗ. Перевез в город всю семью. В 1949 году Анна Трофимовна была принята грузчиком в огнеупорный цех завода.

- Тачки с кирпичом мы закатывали по дощатым настилам в вагоны, спина и руки к концу смены немели и так нещадно болели, что уснуть было трудно. Но постепенно я привыкла. Так и трудилась до 1976 года, пока не перевелась в службу пути ЖДЦ. Помню, начальник службы Борис Салагаев с сомнением посмотрел на меня, вздохнул и подписал заявление. В составе бригады заменяла шпалы на железной дороге, вбивала костыли, делала подсыпку дороги, укладывала стрелочные переводы. Почему-то мне всегда доставалась тяжелая физическая работа, но я никогда не жаловалась, а бралась за любой труд. Позже работала и на других должностях, а с достижением пенсионного возраста в цехе мне подобрали более легкую работу, и так я трудилась на железной дороге до 1997 года.

О добросовестном многолетнем труде Анны Трофимовны Квасниной свидетельствуют многочисленные почетные грамоты и благодарственные письма, бережно хранимые ветераном в домашнем архиве.

Источник:

Воробьев, А. Сильная женщина [Текст] [ветеран трудового фронта А. Т. Кваснина] / А. Воробьев // Металлург. – 2015. - № 35. – С. 4.

Исполнилось 109 лет со дня рождения советского писателя-фантаста А. П. Казанцева (1906-2002). Свой трудовой стаж Александр Петрович начал с работы на Белорецком металлургическом комбинате.

Родился будущий писатель 2 сентября (28 сентября) 1906 года в г. Акмолинске, Казахстан. Учился сначала в Петропавловске, в реальном училище, затем — в техническом училище Омска. После окончания Томского технологического института в 1930 г. был назначен главным механиком Белорецкого металлургического завода. В Белорецке он прошел прекрасную инженерную школу, здесь же начались его научные изыскания, зачастую переходящие за рамки металлургии. Начинал Казанцев как инженер-электрик. Он придумал и внедрил передвижение вагонеток с рудой на электромагнитной тяге. Здесь же он сделал свое первое изобретение, которое существенным образом повлияло на всю его дальнейшую судьбу. Он изобрел "электрическую пушку", которая, по его расчетам, могла бы стрелять на огромные расстояния и не только на земле, но и в космосе. Никому неизвестный инженер с уральского металлургического комбината сумел попасть к Орджоникидзе и Тухачевскому, которые поддержали конструктора. Пушку сделали, но проблема источника питания осталась и тогда, и на последующие полвека нерешенной. Молодой специалист обратил на себя внимание, и его перевели на один из подмосковных заводов. Вскоре его назначили начальником производства опытного завода ВЭИ. Тогда же Александр Петрович, молодой ученый и талантливый изобретатель, начинает писать. Работа над "электрической пушкой" позволила А. Казанцеву встречаться с такими великими физиками, как Абрам Иоффе и лауреат Нобелевской премии Петр Капица. Как-то Иоффе посоветовал Александру Петровичу принять участие в Международном конкурсе на лучшее либретто научно-фантастического фильма. Вместе с И. Шапиро он принял участие в конкурсе. За сценарий "Аренида" авторы получили высшую премию, но, к сожалению, фильм по нему так и не был снят. Случилось это в 1936 году. Издательство "Детгиз" предложило Казанцеву написать по своему сценарию приключенческо-фантастический роман для детей. Так сценарий "Аренида", где советские ученые спасают Землю от летящего на нее астероида, расстреляв его из "электрической пушки", превратился позже в роман "Пылающий остров", который "Пионерская правда" публиковала на протяжении двух лет (1939-40). С началом Великой Отечественной войны Александр Петрович ушел на фронт. После войны занялся карьерой профессионального писателя. Романы "Фаэты", "клокочущая пустота", "Сильнее времени", "Льды возвращаются" и другие полюбились читателям. Кроме того, А. Казанцев проводил широкую общественную работу: являлся членом редколлегий серии "Библиотека фантастики", журнала "Изобретатель и рационализатор", был членом правления Московской писательской организации, заместителем председателя бюро секции прозы. Александр Петрович прожил 96 лет и работал до последнего дня. Труды Казанцева были удостоены многочисленных государственных наград и литературных премий, в том числе Международной премии по фантастике (1976), премии "Аэлита" по научной фантастике (1981), премии журнала "Молодая гвардия" за лучшее произведение года (1983). 

Основные публикации :

Звезда Нострадамуса. - Москва, 2000.

Донкихоты Вселенной, 1991.

Мост дружбы : роман-мечта в 3 книгах. С прологом и эпилогом. - Москва, 1985.

Острее шпаги : научно-фантастический роман о магистре Прав, Чисел и Поэзии и его современниках в трех частях с прологом и эпилогом. - Москва, 1984.

Купол надежды : роман-мечта в 3 книгах. - Москва, 1980.

Дар Каиссы : научно-фантастическая повесть и рассказы. - Москва, 1975.

Мол «Северный». - Москва, 1952.

Обычный рейс : рассказы. - Москва, 1951.

Против ветра : рассказы о полярниках. - Москва, 1950.

Арктический мост. – Москва,1946.

Пылающий остров. – Москва ; Ленинград, 1941.

Об авторе:

Писатель-фантаст начинал карьеру в Белорецке [109 лет со дня рождения советского писателя-фантаста А. Казанцева] // Металлург. - 2015. - № 35. - С. 12.

Новиков, А. А. Казанцев А. П. // Белорецкая энциклопедия. – Белорецк, 2007.  – С. 106.

Мы живем уже прожитой жизнью [интервью с писателем] // Независимая газета - 2000. - 8 июня.

В романе о Нострадамусе Александр Казанцев остался материалистом / беседовала Е. Аникина // Книжное обозрение. - 1996. - № 52.

Щербаков, В. Наука в зеркале мечты // Казанцев А. Пылающий остров : научно-фантастический роман. - Москва, 1987.

Бритиков, А.Ф. Русский советский научно-фантастический роман. - Ленинград, 1970.

Ревич, В. Лед и пламень // Новый мир. - 1965. - № 6.

Источники:

1. Казанцев Александр Петрович (1906-2002) // Литературная карта Белоречья : биобиблиографический справочник / авт.-сост. Е. Н. Ситнова, С. З. Абутаева ; МБУК "Централизованная библиотечная система" МР Белорецкий район РБ ; ИК "Наш город". - Белорецк, 2015. - С. 26 - 27.

2. Писатель-фантаст начинал карьеру в Белорецке [109 лет со дня рождения советского писателя-фантаста А. Казанцева] // Металлург. - 2015. - № 35. - С. 12. 

Почти в каждой семье были фронтовики и, конечно, участники трудового фронта. Вот и в нашей большой семье воевал наш отец Степан Петрович Кузнецов, его братья: Михаил, Николай, Иван, Леонид. В годы войны на заводе трудилась мама Екатерина Петровна (в девичестве Молчагина), а на фронте были её братья Павел и Александр. Вечная им память, до этих дней никто из них не дожил.

Но я хочу рассказать о фронтовиках, которые до сих пор числятся пропавшими без вести. Каждый год 9 мая за столом мы вспоминаем и моего дядю Павла Петровича Молчагина. Мама сокрушалась, что никогда не узнает, где и при каких обстоятельствах пропал, а вероятнее всего погиб её брат. Отдавая долг памяти матери и всем родственникам-фронтовикам, я решил это выяснить, используя самые разные источники информации.
Павел Петрович родился в 1921 году, был призван в армию Белорецким военкоматом осенью 1940 года. Последнее письмо от него было получено в июне 41-го – он сообщал, что со своей частью находится на полигоне, рядом граница, а через реку слышны голоса немецких солдат. Известно, что служил он в 311 гаубичном артиллерийском полку Резерва Верховного Главнокомандования, сформированном в 1939 году в Ленинградском военном округе. В 1940-м его полк воевал в составе третьего стрелкового корпуса в финской войне, за что был награжден орденом Красного Знамени. К июню 1941 года был переброшен в Белоруссию, в Западный особый военный округ с дислокацией в городке Деречин, в так называемый Белостокский выступ. В июне 1941 года 311 гаубичный артиллерийский полк совместно с 975, 124,120, 262 гаубичными полками, 121 стрелковой дивизией и еще рядом воинских частей третьей и десятой армий был направлен для прохождения 45-дневных военных сборов в летние лагеря, расположенные в районе населенных пунктов Ломжа, Зельве, на полигон Червоный Бор. По некоторым данным, на полигоне находилось около 25 артиллерийских полков, танковых и стрелковых дивизий. Из вооружения в 311 гаубичном полку было двенадцать 122-мм пушек и шесть тысяч снарядов, необходимых для проведения стрельб. Ни личного оружия, ни тягачей, ни связи у них не было (связь осуществлялась посыльными).
Мне удалось найти воспоминания людей, описавших обстановку, в которой, вероятно, находился мой дядя. Так, оставшийся в живых помощник командира взвода 311 гаубичного артиллерийского полка П.З. Баклан сообщал: «… около 12 часов 22 июня 1941 года командиры построили бойцов и отдали команду на прохождение прогулочного марша. Навстречу им шел батальон пехоты в полном боевом снаряжении, солдаты пели и играли на гармошке. И хотя был слышен грохот разрывов снарядов, никто не мог подумать о начале войны. Только вечером от местных жителей стало известно, что началась война. Пушки были на месте, но не было снарядов, они были закрыты на складе, а сбивать замки никто не решился. Вечером появились самолеты, которые бомбили и расстреливали всё, что движется». Подтверждение этим сведениям я нашел в книге «От солдата до генерала» – военный инженер на строительстве аэродрома в Деречине М.Ю. Заполь вспоминает, что в воскресенье 22 июня около 12 часов дня на строительной площадке они услышали сообщение Вячеслава Молотова о начавшейся войне.
П.З. Баклан также сообщал, что после того как от населения узнали о начале войны, он сходил в п. Зельва, где дислоцировалась часть 311 артиллерийского полка, откуда принес пять винтовок и около 100 патронов к ним. О массированном обстреле и бомбежке района дислокации 311 гаубичного артиллерийского полка вспоминал и стрелок-наводчик зенитного расчета роты противовоздушной обороны 786-го стрелкового полка Р.Г. Галимов.
К 25 июня 1941 года стало ясно, что охват немецкими войсками Белостокского выступа грозит войскам Западного фронта окружением, а поэтому войска 10 и 3 армий получили приказ об отступлении. Но после занятия немецкими войсками рубежей Слоним, Зельва, Ружаны пути отхода наших армий были отрезаны, они попали в окружение. 262 корпусный артиллерийский полк, который, напомню, с 311 полком находился на военных сборах в Червоном Бору, 22 июня был поднят по тревоге и выступил к границе. Из-за отсутствия тягачей вынужден был оставить 12 орудий в лагере. Полк вступил в бой и был разгромлен. Во второй половине дня 23 июня остатки полка снялись с позиций и последовали на восток, попадая под обстрел артиллерии и налеты авиации.
Оправившись от первого шока, воинские части, которых на западе Белоруссии было немало, смогли оказать сопротивление наступающим фашистам. Сложнее было частям, находящимся в учебных лагерях. Солдаты практически с голыми руками противостояли немецкой армии. В районе полигона Червоный Бор наступление осуществлял 465-й германский пехотный полк.
По воспоминаниям П.З. Баклана, уцелевшие солдаты и офицеры стали отходить по дороге Слоним-Новогрудки, но здесь уже действовали немецкие десантники на танкетках. 
Из воспоминаний отступавшего пограничника 10-й заставы 86 погранотряда А.А. Кошнякова: «Трудно описать, что мы видели на своем пути: военная техника, орудия, не сделавшие ни единого выстрела, танки без горючего, ящики со снарядами без орудий. И над всем этим «мессеры» кружатся, как коршуны, чуть не задевая деревья. Боя фактически не было, по дороге с обеих сторон лесом двигались колонны машин, пушек, походных кухонь, повозок. Передвигалось большое количество женщин и детей, в основном это были врачи и медсестры из госпиталей, жены и дети офицеров. Самолеты, зайдя с головы колонны, на бреющем полете расстреливали людей в упор».
Старожилы деревни Клепачи Слонимского района рассказывали, что даже калитки на улицу не открывались, все было завалено трупами. Через несколько дней немецкое командование дало указание убрать разлагающиеся трупы с улиц. Их закапывали в канавах, воронках от бомб. Со слов П.С. Ракевича, сельчане хоронили убитых не считая, после сошлись на мнении, что было захоронено около 350-370 человек. Среди убитых были женщины и дети. Аналогичное положение было практически во всех населенных пунктах Белостокского выступа (из книги Л.И. Бруевой «Пока не похоронен последний солдат»).
При любом подозрении на трусость солдат расстреливали. Так, по воспоминаниям всё того же П.З. Баклана, офицеры, чтобы выйти из окружения, решили переодеться в крестьянскую одежду. Таким образом они ускользнули от фашистов и явились в этой одежде в часть. Тройка особого отдела обвинила их в связи с немцами. Это было ложное обвинение, и люди погибли без вины. Командовавший Западным фронтом генерал армии Д.Г. Павлов за недостатки при отражении нападения фашистов по решению трибунала 22 июля 1941 года был расстрелян.
По данным Института военной истории Министерства обороны РФ, в котле оказались около 1 млн 700 тысяч военнослужащих, из которых 1 млн числятся погибшими, а около 600 тысяч попали в плен и пропали без вести. Немецкий историк В. Хаупт, ссылаясь на данные приказа немецкого командования от 8 июля 1941 года, пишет о 287704 пленных, захвате 2586 танков, 245 неповрежденных самолетов и 1449 орудий. Официальные российские данные по потерям Западного фронта значительно ниже: 341021 погибший и 76717 раненых. 
Погибла значительная часть четырех из пяти армий, оборонявшихся в Белостокском котле, в том числе и личный состав 311 гаубичного артиллерийского полка. С 30 июня 1941 года полк, где проходил службу мой дядя, в составе действующих не числился.
Где именно погиб и где похоронен Павел Петрович, выяснить не удалось. Но это не значит, что мои поиски безрезультатны: я смог восстановить общую картину, складывающуюся на момент начала войны. Теперь мне ясно, что надежды остаться в живых у дяди фактически не было. Важно, чтобы каждый из ныне живущих стремился знать прошлое своей страны, родственников, препятствовал искажению истории.

Источник:
Кузнецов, А. Шансов выжить не было [Текст] : [фронтовик, который до сих пор числится пропавшим без вести: П. П. Молчагин] /  А. Кузнецов // Белорецкий рабочий. – 2015. – 16 сентября. – С. 6.

Мне не пришлось воевать, но цифры о потерях в нашей республике и в Белорецке я помню хорошо. Из Башкирии на войну было мобилизовано более полумиллиона мужчин и женщин, на фронтах от Волги до Эльбы погибли 322587 человек. Из Белорецка отправились на войну 33144 мужчин и 697 женщин, погибли 9396 человек.

На снимке: И. Точилкин в годы службы в Германии

Помню я и как в нашу Ишлю пришло известие о войне, мне в ту пору было девять лет. Мы жили на квартире у самой станции, чтобы дети могли учиться в школе. В семье было шестеро детей, и к началу войны мать носила под сердцем седьмого ребенка. Отец работал у геологов завхозом, в тот день он был в командировке, где-то грузил лес. Рано утром в окошко стучит мамин двоюродный брат и говорит ей: сестра, война!
– Что, опять с финнами? – спрашивает мать. – Как же ты поедешь на войну? – У него жена погибла, лошадь понесла, когда она ехала на телеге. – Может, тебя не возьмут, у тебя же дети-сироты?
– Нет, война с немцами. Я, сестра, не могу остаться, я партийный.
В отдельной повести можно было бы описать, как мы пережили войну, если до неё две пригоршни муки и стакан молока на полведра воды были обедом на всю семью. Но сегодня есть необходимость рассказать о тех, с кем пришлось воевать нашим солдатам. 
Пришло и мое время служить в армии. Для меня родной стала расположенная в Германии гвардейская Киевско-Лодзинская зенитно-артиллерийская дивизия, где в первый год я был наводчиком 37-миллиметровой пушки. Но на втором году службы с учетом медицинской подготовки меня перевели в медико-санитарную часть. Тогда нередко приходилось общаться с местными жителями и на вопрос, зачем немцы воевали с нами, они отвечали одно: «Гитлер и его приближенные обманули немецкий народ». 
Работала в нашей части молодая красивая немка по имени Эльза. До войны она и её муж были обычными рядовыми работниками у местного помещика. Земли своей у них не было, и жили они в деревушке Шмаркау, рядом с которой стояла наша часть. В войну этому помещику дали еще и русских помощников. Когда наши войска пришли, помещик этот куда-то исчез.
Приносит как-то раз эта Эльза письмо, которое она получила от мужа во время войны. Она решила нам его почитать, пусть солдаты знают, как надо любить своих жен: «Я служу на юге. Здесь очень хороший климат, хорошо растут все овощи и фруктовые деревья. Есть приказ Гитлера: кто где воевал, может взять землю. Землю я возьму только здесь. Скоро война закончится, мы переедем с тобою в Крым и работать не будем. Нам, арийцам, работать нельзя. Мы будем с тобой только управлять. На нас будут работать русские. Береги себя. Заведем детей, и ты у меня будешь барынька. А в Германию будем ездить в гости».
А мы втроем слушаем, как она читает это письмо. Шофер наш мальчишкой был в оккупации и видел, как немцы обращаются с нашим народом: его маленький брат у немецкой кухни мыл консервные банки и пил эти ополоски. Так немец его тут же и застрелил.
– Это было его последнее письмо, – сказала немка. – Сразу за этим письмом на него пришла похоронка из Ялты.
Через переводчика я спросил, почему она не выходит замуж.
– Мы родились в одной деревне, выросли вместе и полюбить я никого больше не смогу, – ответила Эльза. – Да и выходить замуж в Германии не за кого. Все мужчины моего возраста погибли на войне.
И, конечно, всем запомнился День Победы. Я тогда учился в пятом классе. Было уже тепло, но на ишлинских улицах ещё не просохли лужи. В вестибюле школы с ноября 1944 года висела большая географическая карта, на которой учитель показывал, где сейчас идут бои. Электричества и радио у нас тогда не было, лишь телефонная связь на узкоколейке. А 8 мая в этом же вестибюле собрали учеников первой смены, и директор объявила, что война закончилась, наши победили, и теперь мы будем ждать с войны оставшихся в живых наших отцов и братьев. А в деревне уже все знали, кому пришли похоронки, а кто пропал без вести. После этого нас распустили по домам, чтобы все с родителями собрались в клубе. Услышав от меня о конце войны, мать заплакала и сказала, что нашего отца в живых, наверное, уже нет, последнее письмо от него пришло из Дрездена. Написано оно было на белой бумаге, от которой шел специфический запах, и запечатано в четырехугольный конверт, хотя всю войну мы получали известия с фронта только в треугольниках. Прибегаю в клуб, где в основном были школьники и учителя, отдельно в уголке сидели раненые фронтовики: Василий Никифорович Дубинин без руки, Максим Степанович Ломакин без ноги, Александр Павлович Ерин с рукой на перевязи, Иван Степанович Гнедков, инвалид еще с финской войны. Их уже давно нет в живых, но многие их помнят.
Первым высказался Дубинин, посетовавший, что война на всю жизнь сделала их калеками, но скоро придут уцелевшие солдаты, и вместе будем строить новую жизнь. Учительница русского языка Зинаида Трофимовна Кузнецова тоже говорила о бедах, принесенных войной, но вдруг заплакала. До того момента я не думал, что учителя могут плакать. Оказывается, месяц назад она получила похоронку на 19-летнего сына.
Всё лето вечерами мы толклись на станции узкоколейки, встречая порожняки в Тукан за рудой и в Инзер за лесом. На многих поездах по одному-два человека добирались домой солдаты. А в октябре приехал и наш отец, которого мы встречали всей семьей. Из Белорецка его сопровождали брат и его дядя с женами. Младшие сестры и братья его уже подзабыли. Отец был небольшого роста, одет в хорошо подогнанную шинель из английского сукна, в пилотке и в немецких яловых сапогах с короткими широкими голенищами. В такой одежде он больше походил на немецкого офицера, каких показывали в кинохронике. Отец был артиллеристом, трижды был ранен. Хирурги несколько раз удаляли осколки, привезенные с войны…
Воевал и служил с октября 1941 по октябрь 1945 года. Награжден орденом Красной Звезды, медалью «За взятие Праги», «За Победу над Германией». Имел 23 Сталинские благодарности и 25 благодарностей от Ставки Верховного Главнокомандования, в каждой из них указано, где и за какие бои они были объявлены. После войны он работал на железной дороге и умер в 1966 году в возрасте 61 года. 

Источник: 

Точилкин, И. А мы всё помним [Текст] : [воспоминания И. Точилкина о военном детстве; с. Ишля] / И. Точилкин // Белорецкий рабочий. – 2015. – 16 сентября. – С. 6.

В моей семье несколько участников Великой Отечественной войны. Кто-то из них погиб на фронте или пропал без вести, но были и те, которые вернулись, создали семьи, продолжили род. Я хочу  рассказать лишь об одном, уроженце села Каги Андрее Александровиче Шардине. В двадцать лет он стал инвалидом.

Октябрь 43-го года, третья военная осень. Андрею восемнадцать лет. Он работает в колхозе, и ему дают задание отогнать косяк лошадей, предназначенных для фронта, в Белорецк, на железнодорожную станцию. Утром он отправился в путь. К вечеру должен был вернуться, но не вернулся и на следующее утро. А через несколько дней пришло от него письмо, что его вместе с лошадьми отправили на фронт. Воевать ему пришлось в пехоте Второго Белорусского фронта. Он был рядовым пулеметчиком. Не раз ему приходилось идти в атаку, многие погибали, но Андрею везло – пули летели мимо. Так прошёл сорок четвёртый год, наступил сорок пятый. И вот в очередном наступлении он был тяжело ранен – осколки мины изрешетили его ноги, одну ногу пришлось отнять по бедро. Так Андрей стал инвалидом в неполные двадцать лет. Мысли лихорадили сознание: кому он такой нужен, калека! Ведь в деревне нужны и руки и ноги, чтобы работать на земле. Но нравилась ему одна девушка из родной деревни – Елена Сухова, успели они погулять до его ухода на фронт. И решил он ей написать, что если он нужен ей такой, то он приедет, если нет, то не вернётся. Еля ответила, что любит и ждёт.

И началась у них семейная жизнь. Хоть и тяжело было, но построили они дом и вырастили шестерых детей. А ещё Андрей стал мастером-самоучкой, всю мебель в доме сделал своими руками, столярничал, был первым фотографом на селе и мастером по безболезненному удалению зубов. А ещё он одиннадцать лет работал учителем труда в кагинской школе. Многие с любовью вспоминают своего учителя. Он был большой затейник. Им был придуман механизм для вращения школьной ёлки, но самыми запоминающимися стали аэросани. Всё село с интересом смотрело на эту диковинку. Много ещё чего смастерил Андрей Александрович за свою жизнь. Но главным делом его жизни стал памятник воинам Великой Отечественной войны. Ежегодно возле памятника 23 февраля и 9 мая стоят кагинские школьники в почётном карауле, возлагаются венки и служатся молебны – это дань памяти тем, кто не вернулся с войны.

 Источник:

Трифонова, Е. Еля ответила, что любит и ждёт [Текст] : [участник Великой Отечественной войны А. А. Шардин] / Е. Трифонова // Белорецкий рабочий. – 2015. – 2 сентября. – С. 6.

Нашим детям и внукам нельзя забывать о подвиге дедов. Оба родителя заведующей Инзерской библиотеки Г. П. Улыбиной участвовали в Великой Отечественной войне.

Её мама после окончания химического техникума добавила себе два года, чтобы в свои 16 лет уйти добровольцем на фронт. С 1942 года она служила в авиационном полку аэрофотолаборантом на Ленинградском фронте. Задачей лётчика было заснять аэродромы и скопления немецкой техники. А Александра Ильинична должна была проявлять эти плёнки и делать фотографии. С фронтовой разведкой она дошла до Польши, где была ранена в голову осколком снаряда. Тогда же по ранению её из армии комиссовали. За участие в боевых операциях была награждена орденами Отечественной войны. Медалью «за Победу над Германией», юбилейными медалями.

Отец Галины Петровны Пётр Иванович в предвоенные годы учился в Пензе в артиллерийском училище. Войну встретил в должности заместителя командира артиллерийского взвода. В бою у деревни Фомино Смоленской области весь взвод погиб, а уцелевший Пётр Иванович ушёл в партизанский отряд. Из нескольких отрядов в составе Белорусского штаба партизанского движения был создан полк № 13, где его назначили начальником штаба. За время боёв диверсионный полк ни разу не был застигнут врасплох и не понёс напрасных потерь. В свою очередь его бойцы уничтожили до шести тысяч солдат противника и взорвали 173 воинских эшелона. Пётр Иванович был награждён орденами Отечественной войны, Красной Звезды, медалями.

Вспоминая послевоенные годы, Галина Петровна рассказала, как в 1965 году отец взял её с собой в поездку в Смоленск, когда проходил праздник 20-летия Победы. Тогда группа ветеранов на автобусах проехала по местам боев. Встречался отец и с хозяевами дома, в котором когда-то размещался штаб партизанского полка. Имя командира полка № 13 С. В. Гришина присвоено одной из московских школ.

Источник:

Багаутдинова, Н. Партизан из Инзера / Н. Багаутдинова // Белорецкий рабочий. – 2015. – 2 сентября. – С. 6.

«Мне выпало большое счастье быть участником величайшего триумфа советского оружия – знаменитого парада Победы на Красной площади в Москве 24 июня 1945 года», писал в своих воспоминаниях сотрудник Белорецкой милиции в отставке Пётр Зеркин.

После службы в армии в 1941 году он поступил на работу в Белорецкий городской отдел милиции. Уже на следующий год в августе 1942-го был призван по мобилизации с другими коллегами – Баязитовым, Мухиным, козловым, Борисовым, Зарубиным, Вильдановым, Шошиным, Гришиным – на фронт.

Пётр Зеркин в качестве командира расчета минометов в составе 9-й гвардейской стрелковой дивизии участвовал в боях за освобождение Орши, Минска, Риги, в форсировании Немана, штурме городов Восточной Пруссии – Пилау и Кенигсберга. За заслуги перед Родиной в Великой Отечественной войне Пётр Зеркин награжден двумя орденами Славы, двумя орденами Красной Звезды, медалями «За Отвагу», «За боевые заслуги».

Вот что написано о подвигах бойца в наградных листах к орденам Славы и Красного Знамени: «При прорыве обороны противника в районе деревни Почернево Литовской ССР 16 октября 1944 года товарищ Зеркин, ведя меткий огонь по траншеям немцев, уничтожил 10 немецких солдат-офицеров.

Отражая контратаку противника в районе гор. Инстербург, Восточная Пруссия, 21 января 1945 года товарищ Зеркин открыл меткий огонь из своего миномета по скапливающейся группе противника, рассеял её и убил 11 немецких автоматчиков».

Петру Потаповичу довелось участвовать в освобождении Западной Украины, Бессарабии, в финской кампании. Вскоре после разгрома немецко-фашистских войск и капитуляции Германии в Москве состоялся парад наиболее отличившихся в боях войск. Среди счастливцев, отобранных для участия в параде, был и Пётр Зеркин.

«Почти три недели тренировались. Ведь это был не обычный воинский парад майских или октябрьских торжеств, а единственный в своем роде парад войск действующей армии, знаменующий победу советских вооруженных сил, всего нашего народа над силами мирового империализма, вспоминал фронтовик. – И вот начальный срок пришёл. День выдался пасмурный. Накрапывал дождь. Но войска были построены. Перед Мавзолеем Ленина торжественным маршем проходят наиболее прославленные части войск всех фронтов Великой Отечественной войны: открывал парад самый северный – Карельский фронт, а замыкал самый южный – 3-й Украинский фронт. Во главе сводной колонны каждого фронта, где были представлены роды войск, шёл командующий. К подножию Мавзолея были брошены двести плененных вражеских знамен. Потрясающее зрелище, наполняющее гордостью сердце каждого фронтовика, каждого советского солдата – враг повержен, невиданная в истории человечества кровопролитная война закончена. Вечером вся Москва ликовала, кажется на улицы вышли все москвичи. Народ праздновал свою Победу», - писал Пётр Потапович.

После демобилизации Пётр Зеркин продолжил служить в Белорецком ГОВД. До 1953 года занимал должность командира взвода. Тринадцать лет работал участковым уполномоченным милиции, до 1968-го два года был дежурным инспектором по ОВД. В 1969 году в звании старшего лейтенанта милиции ушёл в отставку.

Умер Пётр Зеркин в 1983 году, похоронен на городском кладбище «Укшук». Память о нём увековечена мемориальной доской, установленной на здании отдела МВД России по Белорецкому району.

 Источник:

Байбулатова, Г. Участник первого парада Победы [Текст] : [участник Великой Отечественной войны П. П. Зеркин] / Г. Байбулатова // Белорецкий рабочий. – 2015. – 2 сентября. – С. 6.

Имя моряка-пограничника Камиля Ахметжанова было засекречено

 

«Аллах Акбар, дорогой брат, прощай», — прочел Камиль, и письмо выпало из рук. Нестерпимо защемило сердце, он понял — с братом они больше никогда не свидятся. Шамиль погиб в боях под Москвой. Но Камиль тогда еще не знал, что и других братьев ему не суждено увидеть. Фуат сложил голову, обороняя Ленинград, Жавдат заплатил самую высокую цену за освобождение Латвии.

Все они, отец и сыновья, до войны работали на Белорецком металлургическом комбинате. Четверо братьев, кроме младшего Табриса, ушли на фронт одними из первых. Когда началась война, Камиль служил на Дальнем Востоке в Тихоокеанском погранокруге. Семь лет защищал советско-японскую границу. Я не раз слышала от некоторых людей, даже участников войны, пренебрежительные слова о советско-японской войне — мол, там пришлось куда легче.

Между тем из двадцати белоречан, призванных на Дальний Восток вместе с Камилем Ахметжановым, в живых остался только он один... Когда началась война с японскими милитаристами, моряки-пограничники в составе войск 1-го Дальневосточного фронта под командованием маршала Кирилла Мерецкова сразу перешли в наступление. Именно они нанесли главный удар по японским войскам в Маньчжурии. Бои были донельзя ожесточенными. Многих товарищей Камиль тогда потерял. Его земляки-белоречане навечно остались лежать у заставы Краснояровка 57-го погранотряда.

— Да что уж говорить, бойцов мы теряли чуть ли не каждый день. И не только, когда война началась официально. Я приступил к службе в 1940 году и не помню, чтобы на границе было спокойно. Враг все время обстреливал нас. Но самое обидное — мы не могли им ответить, в противном случае — трибунал. Действовал приказ № 125: не поддаваться на провокации, иначе начнется война, — вспоминает Камиль Мингажетдинович.

Режим секретности был строжайший. Ни имен, ни фамилий, только номера. В карманах никаких документов, ничего, кроме папирос. Ахметжанов значился под номером 611. Его назначили командиром катера. Не раз попадал под обстрелы, был контужен.

— Запомнился один случай. Мороз, где-то минус 40, если не больше. Нас подняли в час ночи, быстренько одели в белые маскхалаты, чтоб на снегу не было видно, и в дозор. Притаились возле реки Уссури. Замерзли до ужаса, думал, не смогу больше двигать руками-ногами. Смог! Как только увидели нарушителя границы с той стороны. Стрелять было запрещено, взяли по-тихому. Но пальцы все же обморозил, до сих пор болят, — рассказывает ветеран.

Домой Ахметжанов вернулся только в 1947 году. С 1951 по 1954 год возглавлял городской комитет ДОСААФ, трудился в партийных органах, в профкоме железнодорожного цеха металлургического комбината. Но, как сам признается, где бы ни работал, в душе оставался моряком. И никогда с флотом связи не обрывал. По его инициативе металлурги не раз отправляли гуманитарный груз морякам-пограничникам. И те не забывают о ветеране. Командование подшефного соединения преподнесло ему несколько лет назад подарок, возможно, самый дорогой для него — полный комплект военно-морской формы. А еще старшине 2-й статьи Камилю Ахметжанову было присвоено звание капитана-лейтенанта в отставке.

Ему сейчас 94 года. Возраст, конечно, дает о себе знать. Хорошо, что рядом есть надежный человек — супруга Рашида Галлямовна.

…Многие люди, выросшие в горной местности, на всю жизнь прикипают душой к флоту. Само существование Морского собрания РБ наглядно это подтверждает. Не иначе, водная стихия и горы незримо связаны между собой.

 Источник:

Янбаева, А. Значился под номером 611. Имя моряка-пограничника Камиля Ахметжанова было засекречено [Текст] : [К. Ахметжанов – участник ВОВ, ветеран морских частей погранвойск, капитан-лейтенант в отставке] / А. Янбаева // Республика Башкортостан. – 2015. – 28 августа. – С. 4.