×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 800

Поселок Тирлянский. Фото Д. Н. Силаева

Письмо с фронта Д. Н. Силаева


 

 

Поселок Тирлянский. Фото Е. И. Губина

Фото Е. И. Губина (оборотная сторона)

 

 

Поселок Тирлянский. Фото И. П. Фадеева 

 

 

Поселок Тирлянский. Фото П. И. и А. П. Дворниковых, 1986 г.

 

 

Фото П. И. и А. П. Дворниковых (оборотная сторона)

 

 

Поселок Тирлянский. Фото С. В. Щербакова

Фото С. В. Щербакова (оборотная сторона)

 

 

Лахмостов, Г. Тирлянские медсестры // Вперед. - 1980.

 

Фото к статье "Тирлянские медсестры"

 

Пятидесятые

Шестидесятые

Семидесятые

 

Восьмидесятые

Продолжение следует...

Вера Александровна Нищик к началу войны окончила ремесленное училище № 1 и была принята в группу электриков БМЗ.

- Трудно нам было, но плакали да делали. Работали по 12 часов, без выходных. Посылали нашу бригаду и на лесоповал – заготавливать дрова для мартеновского цеха: угля и кокса не хватало. Норма в 2, 5 кубометра леса была одинаковой что для взрослого мужика, что для девчушки. Однажды среди зимы отправили нас на Егоровы печи. А там – избушка на курьих ножках, внутри которой – только нары. Вот и все вповалку и спали. Двое мужчин было в бригаде да мы, две девчонки – я и Нюся Козлова. Взрослые ложились и сразу засыпали, а мы никак не могли уснуть: клопы кусали. Вот мы с ней почти всю ночь и ходили вокруг дома, а утром уже вставать и опять лес валить. Но мы не жаловались – рады были, что нас в бригаду взяли. Сучьи рубили, надо – и водички принесем, и на костре картошечки сварим. Все-все делали, только бы из бригады не выгнали. За мужчинами ведь, как за каменной стеной, а они нас, как дочек, жалели. Но ничего, всему научились со временем. Помню, за выполненную норму давали по 50 граммов печенья и колбасы. Наша бригада стала ударной, и мы получили этот паек. Какое же это лакомство было для нас!

Полуголодные, кое-как одетые, мы находили время и на веселье. Смена заканчивалась в семь вечера, а во Дворце Нижнего селения в половине девятого спектакль начинался, а до него играл духовой оркестр. Мы мчались домой умыться, одеться, а потом туда, чтобы успеть потанцевать.

Так пролетели четыре нелегких года. Известие о Победе застало Веру на улице.

- Помню, был выходной. Смотрю, на площади народ толпится, и в это время объявляют, что закончилась война. Я, будто на крыльях. Летела домой, сказать об этом маме. У меня ведь два брата были на фронте. Но мы тогда не знали, что старшего уже нет: его провожали из Челябинской области, и жене к тому времени пришла похоронка. Младший же в апреле прислал письмо с фотографией: писал, что находится в польском госпитале. В День Победы мы еще не знали, что он сгинул в последние дни войны. Вот я и спешила маму обрадовать, сказать, что, может быть, найдутся еще братья. Но нет, такой счастливой случайности не произошло: не вернулись оба…

Вера Александровна была в числе тех. Кому 26 июня 1946 года вручили первые медали как ветеранам труда. В том же году она вышла замуж за Николая Нищика. Всю жизнь эта удивительная женщина отдала комбинату: 40 лет проработала дежурной электроподстанции, и в ее трудовой книжке всего две записи: принята и уволена.

- От нас, дежурных, зависело много: мы снабжали цеха электричеством. Хотя, казалось, зайдешь к нам, а мы сидим – какая же это работа? Мы, правда. Физически и не работали. Но каждый час нужно было проверять показания, записывать напряжение, смотреть, не было ли где-то утечки, не появилась ли где-то «земля». Если вдруг обнаруживали неполадки, перегрузку, исправляли все как можно скорее, ведь производство мартеновского и доменного цехов останавливать было нельзя. К тому же работа на высоковольтной линии в 6600 Вольт очень опасная, я все делала с осторожностью, берегла свою жизнь.

У Веры и Николая сложилась замечательная семья, родились две дочки – Лида и Лена. Растить девочек молодой работнице помогала мама, но каждую свободную минуту Вера Александровна и Николай Степанович уделяли детям: читали сказки на ночь, брали с собой на природу, в путешествия, из командировок привозили дефицитные вещи. Успела чета Нищик и мир поглядеть: по профсоюзным путевкам отдыхали на курортах, в санаториях, были даже во Франции.

В 1980 году Вера Александровна ушла на заслуженный отдых.

В этом году все семейство Нищик собралось 19 сентября, чтобы отпраздновать 90-летие Веры Александровны, и это стало для нее самым дорогим подарком.

Источник:

Матвеева, А. Печали и радости войны [Текст] : [Вера Александровна Нищик к началу войны как раз окончила ремесленное училище № 1 и была принята в группу электриков БМЗ] / А. Матвеева // Металлург. – 2015. - № 40. – С. 2.

10 октября после тяжелой и продолжительной болезни на 55-м году жизни скончалась знаменитая отечественная горнолыжница, заслуженный тренер России Кедрина Людмила Владимировна (в девичестве Реус)

Людмила Владимировна родилась 27 января 1961 года в Белорецке. В горнолыжную школу пришла в 1971 году. Её первым тренером был Вячеслав Николаевич Астахов. Уже в 1973 году Людмила Реус попала в юношескую сборную СССР и с успехом выступала на международных соревнованиях. Благодаря своему трудолюбию, упорству, ответственности стала одной из лучших горнолыжниц Советского Союза, членом сборной СССР. В 1979 году Людмиле Реус присвоено звание «Мастер спорта СССР международного класса». Людмила Владимировна – десятикратная чемпионка СССР, серебряный призер чемпионата Европы, участница чемпионатов мира по горнолыжному спорту.

После завершения своей спортивной карьеры она стала прекрасным тренером, возглавляла тренерский состав детской горнолыжной школы спортивного комплекса «Охта-парк» в Санкт-Петербурге. С 2009 года — главный тренер сборной Федерации горнолыжного спорта и сноуборда Санкт-Петербурга, на протяжении многих лет входила в тренерский Совет Федерации горнолыжного спорта и сноуборда России. Её талант в работе с детьми подарил нашей стране не одно поколение чемпионов России. Воспитанники Людмилы Кедриной в течение трёх лет — 1999, 2000, 2001 годы — были чемпионами России. Многие ученики Людмилы Владимировны до сих пор представляют нашу страну на международных соревнованиях. 

Достойно поддерживали знаменитую горнолыжную фамилию и дети Людмилы Владимировны — Максим и Анастасия. Сын Максим участвовал в Олимпийских играх 2002 года. Дочь Анастасия – двукратная чемпионка России (2009, Таштагол, супергигант, суперкомбинация), участница первенства мира (2009, Германия), в сезоне 2008-2009 гг. Федерация горнолыжного спорта и сноуборда России признала её «открытием сезона» среди юниорок, с 2009 года тренируется в основном составе сборной команды России.

На протяжении нескольких последних лет Людмила Владимировна Кедрина боролась с тяжелым недугом, но не переставала заниматься любимым делом. Пока ещё позволяло здоровье, она проводила тренировки и работала с детьми. Людмила Кедрина была настоящим профессионалом, чутким и отзывчивым человеком с большим, любящим сердцем.

Источники:

1. Кедрина Людмила Владимировна (Реус) [Текст] : [на 55-м году жизни скончалась знаменитая отечественная горнолыжница, заслуженный тренер России] // Белорецкий рабочий. - 2015. - 14 октября. - С. 7.

2. Кедрина Людмила Владимировна [Электронный ресурс]. – Режим доступа : URL : http://dic.academic.ru/dic.nsf/ruwiki/962751 (дата обращения 14.10.2015).

Человек творческий, всесторонне развитый, умеющий любить и дружить, интеллигентный, скромный, заботливый отец и муж, известный журналист города Белорецка - Габдулкави Гарифуллович Гарифуллин. В октябре ему исполнилось бы 90 лет. При жизни был удостоен звания Заслуженный работник культуры Башкирской АССР, работал главным редактором газеты «Урал» и внештатным корреспондентом ТАСС, был членом Союза журналистов СССР.

Отец приехал в Белорецк по направлению военкомата в 1943 году. Работал токарем механического цеха Белорецкого металлургического завода. В эти же годы начал сотрудничать с газетами. По рекомендации первого секретаря горкома партии отец поступил и закончил факультет журналистики Высшей партийной школы в Свердловске. В январе 1956 года его выдвинули на работу в аппарат горкома КПСС, а в июле 1957 года – в редакцию газеты «Белорецкий рабочий». В 1971 году его утвердили редактором газеты «Урал», где он работал до ухода на пенсию.
Он был хорошим отцом, журналистом, много писал о простых рабочих, о комбинате. Будучи редактором газеты «Урал», часто выезжал в район, общался с сельчанами, интересовался их жизнью. За круглым столом во время ужина он с восхищением рассказывал нам об этих людях и сочувствовал их нелегкой жизни и нелегкому труду. Прошло уже много лет, как его нет с нами, но люди помнят и с особой благодарностью делятся воспоминаниями о встречах с ним, тепло отзываются. 
Отец был принципиальным, честным, настойчивым, порядочным человеком. Придерживался коммунистических взглядов. Был очень трудолюбивым, полностью отдавался работе. Много работал и дома. До сих пор перед глазами его отдельная рабочая комната, задымленная папиросным дымом (курил очень много), на столе куча бумаг и фотографий. Работал допоздна, пока мама не прогоняла его спать.
Он часто рассказывал о том, что выйдет в очередном номере его любимой газеты, о дружном коллективе редакции и всегда хорошо о нем отзывался.
Папа был заядлым книголюбом. Он много читал. За исключением отдельных книг, сохранилась его большая библиотека, которую он перебирал почти каждый день. Тщательно за ней следил, пополнял постоянно, «с каждой книги пылинки сдувал»! И книги собирал ни для моды, а для души, и прочитывал каждую. Сначала прочитает, а потом ее ставит на полку. Поэтому в его домашней библиотеке не было непрочитанных книг.
Отец привил и нам любовь к чтению. Чаще всего для нас он покупал книги воспитательного характера, по этике, психологии и дополнительную литературу по учебной части. Он приобретал книги на житейские темы и заставлял их читать. По его настоянию для развития памяти учили стихи таких замечательных поэтов, как Пушкин, Асадов, Цветаева, Симонов, некоторые до сих пор помню.
А в выходные мы всей семьей катались на лыжах, летом собирали ягоды, грибы. В лесу отец нам вручал определенную тару, и пока не выполнишь норму, домой не возвращайся. Как мы с младшими не любили это занятие!
Он был прекрасным садоводом. Сам построил дом на выделенном земельном участке, обустроил его и посадил все саженцы. Работа в саду была одним из любимых его занятий. Наверное, поэтому сад был очень плодородный. 
В семье главной была мама. Все команды поступали от нее. Она что говорит, то все мы и делаем. Ее и отец слушался. И он всячески поддерживал лидерскую позицию мамы. Если она что-то нам поручила, то все должно быть сделано. Отец строго нас проверял. Родители привили нам любовь к труду. 
Семья у нас была дружная. Мама очень хорошо готовила, старалась нас красиво одеть, шила сама, вязала и вышивала. Все успевала. В квартире было всегда чисто и уютно, пахло вкусной едой. К ужину не приступали, пока все вместе не соберемся. По выходным мама готовила особое блюдо, за которым мы обязательно собирались все. Это была наша семейная традиция. Родители любили друг друга. Не было у них никаких девичников и мальчишников, свободное время проводили всегда вместе. В семье царили теплота, взаимопонимание и элементарное уважение друг к другу.
Отец был человеком сильной воли. В сорок девять лет у него обнаружили опухоль в легких. Ее удалили. И доктора предупредили, что если хочешь жить, то бросай курить. Он бросил. И активно занялся спортом, старался каждые выходные кататься на лыжах. 
8 марта на 64 году жизни его не стало. Ушел внезапно. Он был слишком самостоятельным и никогда нас ни о чем не просил, никогда не жаловался на здоровье. Может, поэтому после его ухода осталось какое-то чувство вины в том, что ничего для него ни сделала существенного полезного, ничем я ему не смогла помочь, разве что не заставила его краснеть за свои поступки, совершенные в жизни.

Источник:

Давлетшина, Р. Слово об отце [Текст] : [Г. Г. Гарифуллин: работал главным редактором газеты «Урал» и внештатным корреспондентом ТАСС, был членом Союза журналистов СССР] / Р. Давлетшина // Белорецкий рабочий. – 2015. – 7 октября. – С. 6.

Владимира Степановича Емченко, которому 21 сентября исполнилось 80 лет, работники БМК знают и помнят как руководителя, внесшего большой вклад в строительство и освоение автоматизированного прокатного стана «150», как главного инженера комбината и как преподавателя Белорецкого филиала МГТУ им. Носова.

История заслуженного металлурга началась не в наших краях и стала долгой, насыщенной событиями дорогой.

- мое военное и послевоенное детство проходило в селе Ульяновка Алтайского края, - рассказывает Владимир Степанович. – Меня, брата и двух сестер воспитывали бабушка и дедушка (мать умерла, отец погиб на фронте), поэтому каждый из нас, повзрослев, сразу же шел работать. В неполные 16 лет, окончив «семилетку», я устроился продавцом в сельский магазин. Через некоторое время стало понятно, что настала пора заняться чем-то более серьезным. И дед, который в молодости участвовал в строительстве Магнитогорского металлургического завода, отправил меня туда. В 1953 году я был принят контролером по металлу в обжимной цех. В первый же год я поступил в школу рабочей молодежи, где занимался комсомольской работой. Окончив школу, был призван в армию. В то время началась так называемая, хрущевская оттепель: одна из ее форм была направлена на стимулирование молодежи продолжать учебу, и тех, кто желал получать высшее образование, увольняли в запас. По совету деда я решил поступать в вуз. В МГИМО меня не приняли, поскольку родители были «из числа раскулаченных». Вернулся в Магнитогорск и без проблем поступил в горно-металлургический институт. После окончания института некоторое время работал начальником смены проволочно-штрипсового цеха. В 1972 году я был назначен начальником стана, а через пять лет меня приняли на БМК.

В то время Владимир Степанович работал над своей диссертацией, и практика строительства и запуска нового стана в Белорецке была как нельзя кстати.

- Тогда на месте «прокатки» стояла только деревянная площадка для проведения митингов, - вспоминает Владимир Степанович. – Строительство шло три года, параллельно обучали молодых специалистов. Была создана специальная группа, где я обучал молодежь на настоящей клети, которую позже смонтировали на стане. Через полгода после запуска мы стали выдавать запланированную норму катанки. А еще через год меня назначили на должность главного инженера БМК, на которой проработал практически 12 лет. Это, своего рода, рекорд. Нужно сказать, что это очень длительный срок для подобной работы: человек изнашивается до предела.

За эти годы под руководством Владимира Степановича на комбинате была проведена большая работа по реконструкции цехов, модернизации металлургических агрегатов, замене оборудования сталепроволочно-канатного производств и созданию оборотных циклов водоснабжения некоторых цехов. После стольких лет на передовой производства Владимир Степанович занялся общественной работой. Он избирался депутатом Верховного Совета БАССР, депутатом Государственного собрания – Курултая РБ, где возглавлял комитет по промышленности и строительству. Однако и после депутатской деятельности он не оставил металлургию как главное дело всей жизни и еще около десяти лет преподавал в Белорецком филиале МГТУ, передавая знания и опыт молодым металлургам.

 Источник:

Шабанов, А. Металлургия как линия жизни [Текст] : [В. С. Емченко работники БМК знают и помнят как руководителя, внесшего большой вклад в строительство и освоение автоматизированного прокатного стана «150», знают и помнят как главного инженера комбината] / А. Шабанов // Металлург. – 2015. – № 37. – С. 4.

В былые годы в нашей стране очень популярны были коллективные выезды "на картошку". Причем зачастую, даже если убирать приходилось свеклу или капусту, в обиходе все равно говорили: "Поехали на картошку" - на осенние сельхозработы в поля.

Фотоснимок, на котором запечатлена смена волочильного участка цеха высокопрочной проволоки № 16 мастера Алентьева, как раз был сделан во время одного из таких выездов.

- Этот снимок сделан в 80-х годах, точнее уже и не вспомню, - рассказывает ветеран комбината Алексей Павлович Крячок. - Наша бригада запечатлена во время перерыва на обед на картофельном поле Буганака. Ветераны отлично помнят, что в то время в составе комбината работал совхоз "Белорецкий", у него было четыре отделения: Тирлянское, Туканское, Укшукское и Буганакское. Совхоз полностью обеспечивал овощами столовые ОРСа и комбинатские детские сады. На уборочные работы активно привлекались рабочие БМК. За каждым цехом, в зависимости от численности, было закреплено определенное количество гектаров сельхозугодий. Мы, как рабочие основных профессий, в поля выезжали в выходной день, а вспомогательные рабочие старались выбраться в рабочее время. Но никому и в голову не приходило отлынивать от таких общественных нагрузок!

Поездку "на картошку" воспринимали не как работу, а как отдых со своими коллегами.

Источник:

Поездка на "картошку" [Текст] : [на уборочные работы активно привлекались рабочие БМК] // Металлург. - 2015. - № 37. - С. 5.

Ветеран труда БМК Леонид Климов 17 сентября отметил свой 80-летний юбилей. Его жизнь на протяжении 43-х лет была связана с комбинатом, куда он пришел работать подростком вслед за своим отцом, прошедшим трудовой путь от истопника до заместителя начальника механического цеха

- Я многому научился у отца: в первую очередь, уважению к труду, - рассказывает Леонид Федорович. – Еще в довоенное время бывал у него на работе, представляя, как и сам со временем встану за токарный станок. Военные годы запомнились мне желанием хоть раз вдоволь наесться черного хлебушка. После Победы жить стало легче, но тяжелое голодное время запомнилось на всю жизнь.

- На завод меня приняли учеником токаря в 1952 году. Это было время трудовых соревнований, досрочного выполнения планов пятилеток. Наша бригада в механическом цехе стала первой бригадой Коммунистического труда, а фотография коллектива долгое время висела на Доске Почета. Работу я свою уважал, трудился по-стахановски, так, как учил отец.

В 1967 году Леониду Федоровичу предложили попробовать силы в должности нормировщика цеха, и под руководством наставников Раисы Хлесткиной и Любови Назаровой он начал постигать тонкости составления отчетов, рассчитывать сменные нормы труда.

- Работа была ответственной, - вспоминает ветеран. – Цифры порой крутились перед глазами даже во сне. Со временем пришел опыт, профессиональные знания. Нормировщиком я проработал 15 лет, пока не перевелся бригадиром электромонтеров. В это время у нас в цехе, как и на всем комбинате, быстрыми темпами шла реконструкция: в механическом цехе мы устанавливали новые грузоподъемные электрические краны, системы электрооборудования, шкафы управления, первые станки с числовым управлением и многое другое. Работа кипела, хотелось как можно быстрей запустить в работу новое оборудование. Делали все на совесть. И когда я уходил в 1995 году на заслуженный отдых, все работало исправно. Сейчас, оглядываясь на прожитые годы, я понимаю: другой судьбы не выбрал бы, ведь в моей жизни было все – и радости, и трудовые победы.

Источник:

Воробьев, А. Другой судьбы не нужно [Текст] : [ветеран труда БМК Л. Ф. Климов] / А. Воробьев // Металлург. – 2015. - № 37. – С. 11.

В годы войны в тылу – на производстве, в сельском хозяйстве, на лесозаготовках – трудились женщины. Одна из них – ветеран трудового фронта Мария Козлова

 

В семье она была старшей, и, как и многие сверстники, окончив три класса Узянской начальной школы, стала вместе с родителями заготавливать лес. Когда началась война, смышлёную девчонку, имеющую опыт работы, от Узянского леспромхоза направили в поселок Авзян на курсы технических приемщиков, а затем – в Кагу. 

- Заготовка древесины была ответственным делом, - рассказывает Мария Васильевна. – Подготовленный к отправке лес делился на несколько категорий: строевой, пиловочник и товарный. Специальным железным клеймом, в зависимости от класса и пригодности, я маркировала древесину. Все строго регламентировалось – даже пеньки на делянках должны были быть определенной высоты. Ответственность, возложенная на меня, шестнадцатилетнюю девчонку была большой: в зависимости от присвоенной мной классности леса лесорубам определяли выполненную норму и выдавали хлеб. Работала я честно и справедливо. На лесозаготовках трудились практически одни женщины, все, кто мог держать в руках топор или пилу. В бригадах было много жен фронтовиков. Никогда не забуду, как горько они плакали, когда получали похоронки на мужей или сыновей. Тяжелое было время, страшное, хотелось, чтобы война закончилась как можно быстрее. Мечтали, что разобьем проклятых фашистов, и все будет как до войны. Работа в лесу для женщин была трудной. Особенно тяжело было нам, вчерашним школьникам, но никто не роптал, понимая, что заменить нас в леспромхозе некому. Взрослели мы быстро, и мальчишки как один рвались на фронт. Моего брата призвали в армию в апреле 1945 года, но на фронт он не попал – встретил известие о Победе в учебной части. 

В 1946 году Мария вышла замуж. В семье, переехавшей в Ишлю, родилась дочка, и Мария Васильевна занялась хозяйством.

- Отец, который после войны трудился на узкоколейке поездным мастером, говорил мне, что я должна воспитывать детей, - продолжает Мария Васильевна. – Но мне хотелось работать. Весной 1964 года я попросила посодействовать мне в устройстве на работу председателя профкома ЖДЦ Василия Лопухова. В 1964 году я была принята в железнодорожно-транспортный цех комбината в службу пути 3-ей дистанции учеником стрелочника, а через несколько месяцев зачислена в штат Белорецкой железной дороги. Там, в Ишле, я и проработала дежурной стрелочного поста восемь лет. Тогда это была большая узловая станция, с которой поезда расходились в Тукан, Инзер, Белорецк. Трудилась я на разъездной железнодорожной ветке: провожала составы по всем направлениям. Поезда ходили трофейные – немецкие, для наших дорог не приспособленные, и порой после прохождения состава железную дорогу приходилось ремонтировать. Доставалось и стрелочникам, ведь содержать все нужно было в порядке, следить, чтобы переводы были исправными и чистыми. Бывало зимой идешь выпускать поезд, а на улице буран. Только стрелочный перевод очистишь – опять снегом занесло. Так и работала. При необходимости и проводниц на пассажирских поездах замещала.

В 1977 году Мария Васильевна с мужем переехала в Белорецк. Здесь ее приняли в ЖДЦ дежурной стрелочного поста на разъезд «153-й километр». Участок был ответственным: сюда день и ночь шли поезда с горячим шлаком, от которого порой дымились шпалы. Работы было много, но она не боялась тяжелого труда, не раз награждалась почетными грамотами и благодарностями. Вскоре старательную и ответственную стрелочницу перевели на южный пост комбината. Там и работала Мария Васильевна до выхода на заслуженный отдых в 1981 году.

- Нелегко было отвыкать от рабочего распорядка – всю жизнь в движении, в работе. Меня, как магнитом, тянуло на железную дорогу, и я вновь устроилась в ЖДЦ, правда уже проводником пассажирских вагонов, и трудилась в этой должности до 1994 года, когда окончательно решила отдыхать.

4 сентября Мария Васильевна Козлова отметила свой 90-летний юбилей.

Источник: 

Воробьев, А. Не покладая рук [Текст] : [ветеран трудового фронта М. В. Козлова] / А. Воробьев // Металлург. – 2015. - № 38. – С. 2.

В семейном фотоальбоме ветерана труда БМК. Труженика тыла Степана Ткачука бережно хранится снимок, сделанный в далеком 1938 году.

- Я родился на Украине, - рассказывает ветеран. – Родители умерли во время голодомора в 1934 году. Наших старших сестер Анну, Екатерину и Татьяну взяли на воспитание в чужие семьи, а нас с братом определили в детский дом Полтавы, где мы жили до декабря 1941 года. Когда началась война, всех воспитанников эвакуировали вглубь СССР, подальше от фронта. Ребятишек везли в нескольких эшелонах. До Москвы мы добирались два месяца: наши составы часто загоняли в железнодорожные тупики на станциях, давая путь эшелонам с бойцами и техникой, идущими на фронт. В пути несколько вагонов разбомбили немецкие пикирующие бомбардировщики, прекрасно видящие с небольшой высоты, что из вагонов выпрыгивают маленькие дети. Потом нас привезли в Уфу и через несколько дней отправили в Белорецк. 

В 1941 году, когда мне исполнилось 14 лет, меня определили в ремесленное училище, а брата Петра, который был старше на три года, забрали на фронт. Он погиб под Киевом в 1943 году… 

В память о брате осталась лишь пара фотографий. Одна из них перед вами: на ней мы с Петром запечатлены в кожаных шлемах, которые выдавались тогда всем мальчишкам – воспитанникам детских домов. 

Источник:  

Память о брате [Текст] : [в семейном фотоальбоме ветерана труда БМК, труженика тыла Степана Ткачука бережно хранится снимок, сделанный в далеком 1938 году] // Металлург. – 2015. - № 38. – С. 5.

Имя Александра Егорова одинаково дорого как для его малой родины - Нагайбакского района, где он родился и жил до 1987 года, так и для Белорецка. Александр Васильевич плывет по реке жизни нашего города не просто пассажиром. а опытным гребцом: намечает цели и, причаливая, успешно их достигает

Судя по неоценимому вкладу в городскую историю, по его делам - разноплановым и разносторонним - и существованию особенного, "егоровского" взгляда на мир, таких причалов было великое множество. А все потому, что еще в детстве трудолюбие, привитое родителями, а также порядочность и высокая мера ответственности дали свои первые ростки и с каждым годом все более разрастались раскидистым деревом поступков, стремлений, больших и малых дел. Именно благодаря трудолюбию и бесценному багажу знаний, пополняющемуся изо дня в день, Александр Васильевич, по его словам, "нигде ни при каких обстоятельствах не пропадал".

Нельзя лаконично рассказать о том, кто такой Александр Егоров: талантливый учитель и вечный ученик, увлеченный историк и внимательный исследователь, мудрый руководитель и находчивый журналист, самобытный писатель и просто человек - ищущий и находящий.

Александр Васильевич работал редактором газеты "Белорецкий рабочий" и корреспондентом газеты "Металлург", директором музея металлургического комбината, завучем школы № 21, заведующим отделом образования.

- С каждого места работы я уходил переводом, - рассказывает он. - Мне однажды сказали: "Вы нигде больше четырех-пяти лет не работали!" На что я ответил: "Это же элементарные научно доказанные данные: человек за четыре-пять лет активной работы использует весь свой потенциал, выдает самые ценные идеи, а затем начинает работать по инерции". Действительно, со временем мне становится скучно, и я начинаю искать что-то другое, где можно себя проявить.

Самыми важными ценностями для Александра Васильевича являются семья и родина. Для него эти понятия тесно переплетены между собой: защищать семью - значит, защищать родину, а тепло родины - это, прежде всего, тепло семьи. Село Фершампенуаз Нагайбакского района - самый родной и доорогой сердцу уголок, самый "теплый остров", куда на протяжении всей жизни Александр Васильевич возвращается снова и снова. а вот любовь к Белорецку у этого человека имеет несколько граней.

- Белоречанином себя никогда не чувствовал, - признается Александр Васильевич. - Наверное, потому, что слишком люблю малую родину. Но Белорецк я ценю, прежде всего, за то, что он создал для меня и моей семьи благоприятные условия для жизни и работы. В Белорецке родились мои внуки, здесь я попрощался с женой... И, конечно, свой отпечаток наложил тот факт, что я занимался подробным изучением истории города на Белой реке, изучал родословные и биографии людей, некогда ходивших по этой земле. Поэтому город молчаливых и суровых, но порой поистине глубоких людей теперь для меня - вторая родина.

Еще в юности у Александра Егорова появилась заветная мечта - написать книгу. Тогда на это просто не хватало времени, ведь в цветущую пору хочется просто наслаждаться жизнью, пить ее свежесть глоток за глотком. Но все же он писал будучи учеником, студентом, учителем, директором школы... Писал, не переставая, более пятидесяти лет: он вел дневники, которым доверял свои мысли и чувства, философские размышления и идеи для будущих книг. А еще Александр Васильевич с детства много читал. Книга "Три мушкетера", прочитанная в детстве, не только научила его истинной дружбе, но и сделала Александра Дюма любимым писателем и учителем. Неслучайно стиль написания одной из его книг - "Дорога к Храму" - во многом схож со стилем французского классика.

Первая книга, изданная писателем в 1994 году, - сборник рассказов "Хрупкие миры" - книга о тех мирах, которые мы сами создаем и которые можно разрушить в одно мгновение неосторожным взглядом, словом, поступком.

Большой блок своего труда Александр Егоров посвятил истории Белорецка и металлургического комбината. Фундаментальный труд "Зеркало Белорецкого пруда" написан на основе архивных изысканий, а книга "Мы мечтали о жизни достойной" - на основании реальных историй белоречан в годы Великой Отечественной войны.

Последняя изданная книга "Теплые острова" - самая дорогая для сердца творца. Здесь поселились письма самых близких для него людей, и это не просто переписка - это книга, отражающая дух времени, ткущая канву истории семьи и рождающая музыку воспоминаний.

Несколько книг писателя не были изданы, и у него еще немало замыслов, которых, по его словам, хватило бы на три жизни. Сейчас он работает над своими дневниками. Быть может, из них скоро родится замечательная книга.

Александр Егоров признается, что, несмотря на широту взглядов и деятельность в разных ипостасях, по призванию он все-таки учитель.

- Юношей. выбирая дорогу, я твердо знал, что, какую бы профессию ни получил, итогом все равно будет возвращение в школу. И я туда вернулся, - говорит Александр Васильевич. - Глядя на отца, я открыл для себя мудрую истину: учитель должен уметь удивлять детей и учить их удивляться. Если бы все умели удивляться, восхищаться и быть добрыми, то мир, конечно, был бы совершенно другим. помню, как, работая директором школы в селе Кассель, я неожиданно для себя и для окружающих приобрел две надувные лодки и акваланг. Представляете: степь, глухомань и... такое! Но мы пустили эти лодки в ход: провели турслет, который позже стал ежегодным. Я и сам на них плавал, показывая пример. Быть может. эта история немного шутлива, но это - олицетворение того, что я хотел подарить детям широту взгляда, новые знания и, конечно, чувство удивления, которое меняет мир и самого человека.

Этому же учит писатель в своих книгах, а еще красной нитью во многих его произведениях проходит призыв к "теплым островам": создавать их, согревать своим теплом и любовью и беречь. ведь это самое дорогое, чем может отблагодарить человека жизнь.

Основные публикации:

Теплые острова / А. Егорова. - Магнитогорск, 2013. – 475 с.

Долгий путь к храму : историко-авантюрный роман / А. Егоров. - Белорецк, 2010. - 496 с.

Завещание : повесть // Агидель, 2007.

Зеркало Белорецкого пруда / А. Егоров. - Белорецк, 2004. - 231 с.

Мы мечтали о жизни достойной / А. В. Егоров. – Уфа, 2000. - 272 с.

Хрупкие миры : сборник рассказов /А. В. Егоров. - Магнитогорск, 1994. - 318 с.

Об авторе:

Королёва, О. Исследователь жизни [Текст] : [А. В. Егоров – журналист, писатель, историк-краевед] / О. Королёва // металлург. – 2015. - № 38. – С. 7.

Разина, Е. Теплые острова Александра Егорова / Е. Разина // Белорецкий рабочий. – 2013. – 21 сентября. – С. 4.

Гордиться тем, что было, есть и будет : биобиблиографический указатель / авт.-сост. Е. Н. Ситнова, Л. В. Кузьмина ; отв. ред. Л. П. Жарикова ; МУ «Централизованная библиотечная

система» муниципального района Белорецкий район Республики Башкортостан ; Центр детского чтения «Синяя птица». – Белорецк : Оникс, 2011. – С. 41 - 43.

Дивеева, Л. Долгий путь к Храму : отзывы о книге А. В. Егорова / Л. Дивеева // Белорецкий рабочий. - 2011. - 2 марта. - С. 5.

Чтобы род жил вечно : [книга А. В. Егорова «Долгий путь к храму»] // Белорецкий рабочий. - 2010. - 23 октября. - С. 2.

Булавина, Т. Миры Александра Егорова / Т. Булавина // Белорецкий рабочий. - 2008. - 23 сент.

Егоров А. В. // Белорецкая энциклопедия – Белорецк, 2007. – С. 253.

Нарушевич, Т. Будущее открывается тем, кто знает прошлое / Т. Нарушевич // Металлург. - 2007. - 1 дек. - С. 4.

Урцев, А. В книгах его судьба / А. Урцев // Белорецкий рабочий. - 2005. - 1 марта. - С. 2.

Тихонова, Н. А. Уметь видеть необычное / Н. А. Тихонова // Металлург. - 2004. - 17 янв.

Зимина, Н. «Хрупкие миры» : [читатель о книге] / Н. Зимина // Белорецкий рабочий. - 1994. - 16 июня.

Источник:

Королева, О. Исследователь жизни [Текст] : [А. В. Егоров - журналист, писатель, историк-краевед] / О. Королева // металлург. - 2015. - № 38. - С. 7.