×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 800

На этой фотографии, сделанной в декабре 1988 года, запечатлена женская половина коллектива отдела труда и зарплаты ОАО "БМК", взявшего первый приз на празднике зимнего букета, - вспоминает Галина Пантелеева, ветеран комбината. - Этот традиционный праздник проводился в заводоуправлении ежегодно. Работницы каждого отдела должны были предоставить на конкурс новогоднюю композицию. Мы начинали готовиться к мероприятию уже летом: собирали шишки, засушивали листья, цветы, травы, сажали сухоцветы, заготавливали ветки. А в начале декабря придумывали, как все это богатство соединить в гармоничное целое, превратить в рукотворное чудо. У каждого имелось свое представление, как должен выглядеть настоящий зимний букет, все предлагали свои идеи, мы обменивались мнениями, спорили, но, в конце концов, приходили к единому решению.

Когда букеты были готовы, участники выставляли их на суд жюри. Специальная комиссия строго, но справедливо оценивала работы и выявляла лучших. Победа не всегда была на нашей стороне, но мы не расстраивались, ведь самым важным было, конечно, участие: мы получали истинное удовольствие от творческого полета. А созданные с теплом и любовью оригинальные композиции украшали наши кабинеты до самой весны.

Источник:

Праздник зимнего букета [Текст] : [1988 год. Коллектив отдела труда и зарплаты ОАО "БМК"] // Металлург. - 2015. - № 47. - С. 5.

...и взрослые дочери. 1930-ые гг.

 

Девушки. 1930-ые гг.

 

Родня. 1930-ые гг.

 

Молодая семья. Середина 1930-ых гг.

 

Семавин И. Е. Белоруссия, г. Червень, февраль 1940 г.

 

На память товарищу по службе по КА Семавину И. от Богияна Р., г. Червень 24.12.1939 г.

 

На память Семавину И. Е. от Ишимы П. И. 23.03.1940 г.

 

От Петра Полунина на память Семавину И. Е., 1930-1940-ые гг.

 

Семавину И. Е. на память от друга Батраева А. Я. 19.11.1939 г.

 

Солдаты 1920-1930-ые гг. Тирлян

Первый завод тянутой проволоки был построен в 1881 году, в Белорецком поселке на устье реки Нура при впадении в реку Белую. Этот завод проработал пять лет и полностью сгорел в 1886 году. Тогда Правление акционерного общества «Вагау» приняло решение построить завод в селе Kara. Таким образом в конце XIX века в селе Kara и был построен проволочно-гвоздильный завод, который выпускал телеграфную, торговую проволоку, разные гвозди, в том числе конно-подковные, телеграфные крючья и тому подобное.

 

Строительством заводов на реке Нура и в Каге руководил приглашенный специалист Ф. Ф. Траппе. А летом 12-го июня 1911 года и на Кагинском заводе произошёл большой пожар, за несколько часов огненным шквалом был уничтожен сам завод и более 500 жилых домов посёлка. Более 3000 жителей остались без крова, потери были громадными. Пострадавшие рабочие-погорельцы просили у Правления акционерного общества помощи, но им её не оказали, все запросы остались без ответа, и лишь в декабре 1911 года Правление общества сообщило, что принято решение: «Кагинский завод не возобновлять». Рабочие-погорельцы и жители села были брошены на произвол судьбы.

А спрос на продукцию, которую ранее выпускал Кагинский завод, все рос. И в 1911-ом Правление АО «Вагау» приняло решение строить в Белорецком поселке, на правом берегу пруда, проволочно-гвоздильный завод на территории небольшой фабрики, на которой производили гвозди и крючья. Возглавлять строительство завода поручили датчанину - инженеру Лорентцену Кнуду и белоречанину специалисту-строителю Ивану Перчаткину.

Родился Иван Перчаткин в Белорецке, в «деревушке», в 1871 году. Его отец – Парфён Васильевич был портным и жил вблизи металлургического завода, построенного И. Б. Твердышевым. Отец видел, как расширяется завод, строятся новые цеха, как нужны грамотные специалисты, и отправил сына учиться в реальное училище Нижнего Новгорода. Иван Парфёнович успешно его закончил, получил диплом по специальности - строитель. Приехав в Белорецк, пошел работать обер-мастером в строящийся прокатный цех.

Строительство проволочно-гвоздильного завода началось с весны 1912 года быстрыми темпами, часть уцелевшего оборудования привезли со сгоревшего кагинского завода. Закладывались большие цеха и одновременно устанавливалось оборудование. Также монтировались станки и машины, закупленные Акционерным Обществом в Центральной России и за границей. Будущий завод оснащался новой техникой. Это позволило начать выпуск продукции с мая 1913 года. 

Для строительства завода было привлечено много рабочих из близ лежащих посёлков, деревень, башкирских аулов. Привезли и часть кагинских погорельцев. Люди работали день и ночь. Все корпуса — здания строились в основном из красного кирпича на растворе с добавлением яиц.

Строился не только завод, рядом за его забором были построены два кирпичных дома для наемных иностранных специалистов. В одном из них жил управляющий строящимся заводом Кнуд Лорентцен. После Октябрьской революции в одном из этих домов располагался клуб имени Карла Маркса, а в последние годы XX века эти дома были переданы в ведение профилактория СКПЗ. Ещё было построено несколько благоустроенных деревянных домов. 

В связи с постройкой проволочно-гвоздильного завода расширялся и металлургический завод.

Проволочно-гвоздильный завод был построен за два с половиной года. Датой открытия считается 28 июня 1914 года, что подтверждает выложенная из кирпича надпись «1914 г.» на корпусе здания, в котором сейчас располагается цех № 4. 

Иван Перчаткин работал на БМЗ при управляющем - немце O. K. Коле, который жил в усадьбе, построенной на левом берегу пруда вблизи завода. 

В октябре 1905 года управляющим завода стал Кузнецов (побочный сын Вогау). Он проживал в Верхнем селении в двухэтажном доме с большим садом. После революции там располагался клуб и парк имени Я. М. Свердлова.

Во время империалистической войны рабочие завода митинговали, требовали увеличить заработок, сократить продолжительность рабочего времени, но Кузнецов отказался удовлетворить требования рабочих, а сам сбежал. Его заместитель Собанский вынужден был выполнить требования рабочих, так как продукция, выпускаемая заводом, была необходима для нужд войны. В феврале 1916 года управляющим завода был назначен эсер Е. К. Поленов.

Иван Перчаткин проработал на БМЗ около сорока лет в качестве начальника строительного цеха. Все стройки цехов и других объектов проводились под его руководством. Иван Парфёнович был дважды женат. Его первая жена была родной сестрой И. И. Домнина, работавшего «караванным». Она умерла, оставив четверых детей от первого брака и столько же детей от второго брака.

В настоящее время жива дочь Перчаткина - К. И. Кондакова, а также его многочисленные внуки, правнуки и праправнуки. Судьба и работа многих из них прямо и косвенно связана с БМК.

Вот такую светлую память оставил о себе первый строитель СПКЗ белоречанин Иван Парфёнович Перчаткин. Умер он скоропостижно в 1930 году.

 Источник:

Мамыкина, Н. Имя в истории [Текст] : [И. П. Перчаткин (1871-1930) – первый строитель СПКЗ] / Н. Мамыкина // Металлург. – 2007. - № 15. – С. 5.

Прямков Алексей Владимирович

Писатель, поэт, журналист. Член Союза писателей СССР, кандидат филологических наук, критик, литературовед.

Родился 6 марта 1905 г., в деревне Ярославской губернии, в крестьянской семье. В 1920 г. вступил в комсомол. До 1927 года активно занимался комсомольской работой, совмещая ее с учебой. В 1930 г. окончил  Государственный институт журналистики в Москве. В начале своей журналистской карьеры в 1936-1937 гг. работал ответственным редактором газеты «Белорецкий рабочий», позднее редактировал газеты «Индустрия» и журнал «Индустрия социализма». В годы Великой Отечественной войны почти четыре года служил военным журналистом. После войны окончил Академию Общественных наук при ЦК КПСС, став доцентом, кандидатом филологических наук, преподавал в Академии. Несколько лет был членом редколлегии журнала «Октябрь». Является автором множества крупных статей и нескольких книг по вопросам печати, критики, литературы.

Началом своей литературно-критической деятельности считал годы работы в Белорецке. Появление в городе этого образованного и культурного человека изменило облик городской газеты. В ней стали появляться материалы самых разнообразных жанров, в том числе литературные произведения местных авторов. Во время работы А. В. Прямкова, в редакции начали собираться начинающие литераторы. Ему первому принадлежит идея создать городское литобъединение, которую осуществили только в 60–е гг. Покинул Белорецк накануне Великой Отечественной войны.

Заслуга Александра Васильевича Прямкова для белорецкого краеведения состоит еще в том, что он заново «открыл» для читателей писателя–демократа, поэта, собирателя местного фольклора Григория Белорецкого (Ларионова).

Биографические материалы: 

1. Прямков А. В. [Текст] // Белорецкая энциклопедия. - Белорецк, 2007. - С. 173. 

2. Из воспоминаний бывшего редактора газеты «Белорецкий рабочий» с 1947 по 1950 год, писателя – краеведа Романа Андреевича Алферова [Текст] // Белорецк – страницы истории (книга вторая). - Белорецк, 2007. - С. 217.

3. Алферов, Р. А. Один из первых [Текст] / Р. А. Алферов // Белорецкий рабочий. - 1998. - 3 сентября.

4. Алферов, Р. Литературное Белоречье [Текст] / Р. А. Алферов. - Белорецк, 1993. – 36 с. - Из содерж. : [ В литературной жизни Белорецка…]. - С.15 - 16.

5. Алферов, Р. Литературная колыбель [Текст] / Р. Алферов // Белорецкий рабочий. - 1992. - 25 июня.

6. Алферов, Р. Заново открытый [Текст] / Р. Алферов // Белорецкий рабочий. - 1959. - 27 сентября.

 Библиографические материалы:

1. Прямков, А. Писатель - демократ [Текст] : [о Гр. Белорецком (Ларионове)] / А. В. Прямков // Белорецкий рабочий. - 1979. - 1 февраля. 

2. Прямков, А. Летопись похода белорецких партизан [Текст] / А. В. Прямков // Белорецкий рабочий. - 1977. - 15 ноября.

3. Прямков, А. Радостная находка [Текст] / А. В. Прямков // Белорецкий рабочий. - 1976. - 22 июня. 

4. Прямков, А. На заводах Южного Урала [Текст] / А. В. Прямков // Белорецкий рабочий. - 1973. - 7, 9 августа.

5. Прямков, А. Писатели - белоречане [Текст] / А. В. Прямков // Белорецкий рабочий. - 1973. - 7 июня.

6. Прямков, А. Поверженный Берлин [Текст] / А. В. Прямков // Белорецкий рабочий. - 1965. - 9, 16, 23, 30 мая, 6 июня.

7. Прямков, А. Увековечить память писателя [Текст] / А. В. Прямков // Белорецкий рабочий. - 1961. - 24 декабря.

8. Прямков, А. Легендарный поход уральских рабочих [Текст] : [рейд В. Блюхера] / А. В. Прямков // Белорецкий рабочий. - 1960. - 3 июля.

9. Прямков, А. Цензурное дело о запрещении книги «Без идеи» Гр. Белорецкого в 1906 году [Текст] / А. В. Прямков // Белорецкий рабочий. - 1957. - 12 мая.

10. Прямков, А. Григорий Белорецкий [Текст] / А. В. Прямков // Белорецкий рабочий. - 1956. - 29 января, 1, 3, 8, 12 февраля.

11. Прямков, А. О дружбе и любви [Текст] / А. В. Прямков // Белорецкий рабочий. - 1936. - 28 мая.

Неопубликованные материалы:

Прямков А. В. Автобиография [Рукопись]. - [Москва, 1965]. - 1 л. – Место хранения : Центр Детского чтения «Синяя птица».

Источник: 

Прямков Алексей Владимирович [Текст] // Гордиться тем, что было, есть и будет : биобиблиографический указатель / авт. - сост. Л. В. Кузьмина, Е. Н. Ситнова ; отв. ред. Л. П. Жарикова ; МУ «Централизованная библиотечная система» муниципального района Белорецкий район Республики Башкортостан ; Центр детского чтения «Синяя птица». – Белорецк : Оникс, 2011. - С. 65 - 67.

Деревня Азикеево Белорецкий район.

Мустафин Муждаба Муртазинович

 

Мустафин Муждаба Муртазинович родился 13 февраля 1923 года в деревне Азикеево Белорецкого района Республики Башкортостан. Здесь прошли его детские и отроческие годы. До Великой Отечественной войны трудился в родном колхозе. 

На фронт ушёл в марте 1942 года в составе 214 стрелковой дивизии, сформированной в Башкирии. Служил миномётчиком. Боевое крещение солдаты дивизии получили в июле 1942 года на восточном берегу реки Дон, преграждая путь фашистским войскам к Сталинграду. Во время тяжёлых боёв часть полка, прикрывавшая переправу дивизии на другой берег Дона, оказалась в окружении и попала в плен. Более двух лет Муждаба Муртазинович провёл в плену. 

На родину вернулся весной 1945 года. Но обнять родных ему не пришлось ещё до 1954 года. Бывших в плену отправили на работы в тогда только строившийся город Октябрьский. Этот город стал его родным на всю жизнь, здесь он проживает до настоящего времени. 33года проработал бурильщиком в Уфимском Управлении Буровых работ. Но и после выхода на пенсию не смог сидеть без работы и устроился простым рабочим на завод ОЗНА, где проработал ещё 14 лет. 

Его труд отмечен знаками «Победитель социалистического соревнования», медалью «За доблестный труд в ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина», орденом «Знак Почёта», медалью «Ветеран труда». 

За участие в Великой Отечественной войне награждён медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.» и памятными юбилейными медалями.

 

С супругой Хакимой Хазиевной прожили более 65 лет. Вырастили двоих детей. Дочь Клара окончила филологический факультет БГУ. 36 лет проработала в средней школе учителем. Она - Отличник образования РБ. Сын Марат работал водителем. Умер в 2013 году. 

Ожидание зимы

Листву под ноги нам бросает

Подруга-осень, чтобы мы

Не вспыхнули бы от пожаров

И не сгорели б до зимы.

Накрыл бедняга – теплый листик

Тропу, промокшую в дождях.

Осенний ветер волком рыщет

В продрогших утренних садах.

Душетрепещущей струною –

Лишь паутинка средь стерни

Дрожит от холода и ноет:

«Спасите, люди, от зимы»…

Сомнений нет, все верно, милый,

Октябрь чуточку устал.

Ноябрь торопится, предзимник,

Ему пора на пьедестал.

Еще немного ждать осталось,

В природе все утомлены,

И сердце вдруг сжимает жалость

От первоснежия зимы.

 Е. Белозерова

 

Зимняя вишня

На новорожденном снегу

Горит несобранная вишня,

Ее ты не успел сорвать,

А может, стала просто лишней…

Не пропустить ту красоту,

Уж издали такая манит,

Ее увидишь за версту –

Она надеждою обманет.

А может, просто рано снег

Упал сегодня на деревья.

Ну, не заметил человек

Волшебных, ледяных мгновений.

Как хрупка, как она чиста,

Дотронься только – зазвенела,

Точно гитарная струна,

Давно романсов нам не пела.

Сорви, дыханием согрей

И опусти в свои ладони,

Иль поднеси к огню скорей,

В ней нежности поток бездонный…

Открытая семи ветрам,

Я – «замороженная вишня» -

Тобой забытая пора –

Зима пришла совсем неслышно…

На свежевыпавшем снегу

Любви фантом на пепелище…

Простить себе я не могу,

Что в нашей жизни все так вышло…

Е. Белозерова

 

***

 

Ненастоящая зима…

Ноябрь горстями сорит крошки,

Лениво порошит дома,

Слегка припудривает стёжки.

 

Игриво дразнит пыль дорог

Мечтой об озорстве метели,

Но не пускает на порог

Обрывки снежной канители.

 

Молчат нагие тополя,

Стыдясь прохожих на проспекте.

Когда ж дыханье декабря

Шальную кутерьму завертит?

 

Когда волшебник всё кругом

Укроет мягким, тёплым пледом

И очарует тайным сном

Поля, леса за ними следом?

 

Когда зима взмахнёт крылом

И пух рассыплет по пригоркам?..

Ну, а пока белым-бело

Лишь в грёзах за чудесной створкой.

О. Кузнецова (Королёва)

 

***

Закружило, замело, завьюжило…

А потом – снега, снега, снега…

Стали мы подругами со стужею,

Закрутила жизнь мою пурга.

Занавесив небо тканым саваном,

Сердце заковала коркой льда,

Чтоб от боли горькой, грусти травленой

Не осталось жгучего следа,

От обиды, выпитой до донца,

Чтоб не уронить слезы хрусталь…

До меня теперь рискни, дотронься:

Я – туман, я – голубая даль,

Я одна – снежинок мириады,

Я – хорал бушующих ветров.

Я не сгину от хмельного яда,

Ведь меня спасла сестра снегов.

О. Кузнецова (Королёва)

 

Снегопад

Когда душа таит сомненье,

Когда натянута струна,

Когда в толпе, но как одна…

Ищу я верное спасенье

В легчайшем танце звёзд небесных,

В полёте нежных мотыльков…

Освобождаюсь от оков

И пут сердечных и телесных.

 О. Кузнецова (Королёва)

 

Музыка снега

Летящий снег роняет ноты

Светлей и чище звуков скрипки.

В безмолвной музыке полёта

Спускаются с небес улыбки.

 

Спускаются с небес смешинки,

Как мага доброго посланья.

Целуют в губы тайно льдинки,

Даря душе очарованье.

 

Ложатся под ноги и тают

На лицах новых, просветлённых.

И, ярче звёзд искрясь, сияют

В лучах полуночного солнца.

О. Кузнецова (Королёва)

 

***

Вечернее

Дышит чем-то холодным и вьюжным
вечер зимний, впадающий в хмарь.
Я хочу уходящим проулкам
обозначить  пути на Февраль.

Я хочу на безлунии зимнем
солнца спящего выпить нектар.
Вечер нежный и южный, скажи мне,
 где кончается вечный Январь?

На проулках  в заснеженной бели
свет из окон избы – постовой.
И в бездонной колышется ели
дух вечерний - седой домовой….

М. Латохин

 

***

Второе декабря

Второе декабря.
С небес слеза упала.
Неужто ты, зима,
Серьезно захворала?

На небе голубом
Палит просторы солнце:
Скользит вода ручьем
По моему оконцу!

Второе декабря.
Весна взяла начало!
Зачем же ты, зима,
Бороться перестала?

Возьми в свое крыло
Морозы и метели,
Закрой собою всё,
Чтоб корни не сгорели!

И расцветут снега
Узорами на стеклах,
Повиснут стебли льда
На крышах и на окнах.

И радостью большой
Окинут по - старинке
Изысканной красой
Кристальные снежинки.

Второе декабря.
С небес слеза упала.
Неужто ты, зима,
Серьезно захворала?

Я. Александрова

 

***

Январь – молодчик за окошком вьюжит,

Скребется в мой покой, как будто невзначай.

А я пеку пирог из грез на ужин,

Из призрачных надежд завариваю чай.

 

Остепенилась я, остепенилась,

Земля не уплывает из-под ног,

А как метель в моей душе бесилась,

Крутила вихри, знает только Бог.

 

Какие розы я растила в стужу,

Вплетая их в метельный перепляс.

Январь – молодчик за окошком кружит,

Но песнь уже заводит не про нас.

 

Я на помин любви затеплю свечи –

Как хорошо при свете и в тепле…

Ты загляни на огонек под вечер –

Пирог уже готов, чай в чашках на столе.

Н. Зимина

 

Метель

Гремит всю ночь балконный переплет,

Метель, не унимаясь, веселится.

А я мечусь: ужель твой самолет

Не сможет в этой мгле к огням пробиться?

А я молю, молю звезду: «Прожги

Завесу снега, засияй, ликуя!»

Но за окном по-прежнему ни зги.

В такую ночь и звезды не рискуют.

Берусь за телефон: «Аэропорт?

Что обещает нам метеосводка?

Погода как?» «Погодка – первый сорт!

На небе, видно, колобродит черт –

Нелетная! Нелетная погодка!»

Кого еще просить? К кому бежать?

Метель совсем, наверное, взбесилась.

Осталось только терпеливо ждать.

Любить и ждать – вот все, что мне под силу.

Н. Зимина

 

Вновь скудная зима –

Преображенье света.

Земля голым гола –

Ни ласки, ни привета

Распята тишина

На перекрестке судеб,

Морозная волна,

Обветренные губы,

Осмеянная боль,

Отвергнутая нежность…

Зима у нас с тобой –

Суровое бесснежье.

Н. Зимина

 

Сказка от Володи Бритнера

Веточка кедра в морозный день,

Будто рисунок Зимы на слюде –

Длинные иглы дрожат в серебре.

Сказки рождаются лишь в января

С солнечным новым восходом.

Веточка кедра от Нового года.

Зябко ей в снежном холодном лесу.

Дай-ка я Нине ее занесу.

Пусть отогреет дыханьем ее.

В вазу водицы январской нальет –

И засмеются иголки на ветке,

В доме прибавится доброго света.

Даже иголкам и тем нужна ласка.

Вот вам и вся новогодняя сказка.

Н. Зимина

 

Зимняя шутка

День веселый. Белоснежье.

Подари мне, милый, нежность.

Видишь, как заботливо Мороз

Обнял тонкую рябину,

Легкий белый плат накинул,

Приколол к нему букет жемчужных роз.

 

А вокруг нее подружки

В хороводе белом кружат,

И ажур на сарафанах в серебре.

И разнежились березы,

Словно белые мимозы

Расцвели по всей округе в декабре.

 

Поднебесное безбрежье

Искупалось в белоснежье,

Даже Солнце сшило белое манто.

Подари мне, милый, нежность.

А не то…

Рассержусь. Чем я рискую? –

Пусть Мороз меня целует.

Н. Зимина

 

Под Новый Год

Зимний лес – владенья Берендея.

Под парчой искристой ели млеют.

Елки, как снегурочки, стоят.

Тройка мчится. Бубенцы звенят.

Снег из-под копыт летит и вьется,

Иль сама метелица смеется. 

 

Где-то средь снегов – высокий терем,

Без огня в светелке, хмур и темен.

Одиноко там Любовь живет

И дружка единственного ждет.

У ворот тесовых нет замка.

Бубенцы слышны издалека.

 

Не дружи, Метелица, с Бураном,

Не грози под Новый год обманом.

Тройка мчится, бубенцы, бубенцы звенят,

И не снег кружится – звездопад.

Вот он, самый главный поворот,

Терем, где Любовь живет и ждет.

 

Новый год вступает во владенья

Сказочного царства Берендея,

Где нет слез, разлуки и утрат,

И не снег кружит, а звездопад,

И одна средь звезд определенно

Упадает под ноги влюбленным.

Н. Зимина

 

На прощанье матушка-зима

Белым рукавом взмахнула рьяно,

Выпустила погулять бураны,

Побуянить, поплутать впотьмах,

Закружить кого-то в космах снега

Да сугробы вздыбить напоследок.

Что же ты прогневалась на нас,

Матушка-зима, наслав такое:

То по-бабьи в трубах вьюга воет,

То метель, как девка, рвется в пляс,

Словно бесы дунули на ладан.

Может, мы живем не так, как надо.

Н. Зимина

 

На Святочной неделе

Государыня Зима –

Серебром полна сума,

Прямо под ноги прохожим

Щедро сыплет в день погожий

И с Рождественской Звездой

Входит славно в мир святой

Да под звон колоколов

Вносит радость в тишь домов.

А на Святочной неделе

Закружились карусели

Шумного веселья,

Праздного безделья –

На салазках мчится сказка,

Скрытая под черной маской.

А возьми, ее сорви –

Вот он, вечный свет любви

Божьего покрова,

Рождества Христова!

Праздник. Радостные Святки.

Величальные колядки:

Славься, свет любви в домах!

Славься, Русь, во всех веках!

Н. Зимина

 

 

***

 

С добрым утром, Белорецк!

День зимой отмерян скупо,

Погрузился город в сон,

Полы белого тулупа

Подвернув со всех сторон.

 

А мороз шалит, крепчает,

Всё ядрёней, всё сильней,

Без смущенья обнимает

Припозднившихся людей.

 

Осветили пару фары,

Их нарушив поцелуй.

И торопит всех недаром

Минус тридцать – не балуй!

 

Даже слышно – воздух шепчет,

Лёд на Белой так трещит,

А под утро – ещё крепче,

Но… Уже гудок гудит!

 

И зарёй раскрасил горы

Солнца диск – тепла творец.

Просыпайся, снежный город!

С добрым утром, Белорецк!

Н. Тихонова

 

***

Первый снег

Просыпался город и спросонок

Щурился на слишком белый свет.

А в окошко выглянул ребенок

И воскликнул: «Снег, смотрите – снег!»

 

Хлопья, словно бабочки, летели,

Падали в пустынные дворы,

Где еще так яростно горели

Осени багряные костры.

 

Первое всегда нас удивляет:

Снег как снег, но это – первый снег!

«Он недолговечен, он растает», -

Скажет умудренный человек.

 

На земле, такой незащищенной,

Первенец холодный высоты

Мне казался робким и смущенным,

Эталоном высшей чистоты.

 

Первый снег… Он каждого, наверно,

Разволнует, сколько ни живи,

Как напоминание о первой,

Так же вот растаявшей любви…

Ю. Комаров 

 

Зимняя рыбалка

Наконец-то наступили

Долгожданные деньки.

Снова лунки пробурили

На озерах рыбаки.

 

В это радостное утро,

Оказавшись не у дел,

Средь домашнего уюта

Я и сам не усидел.

 

Наш мороз уральский любит

Новичков щипать за нос.

Только в валенках и шубе

Я и сам, как Дед Мороз.

 

Очень был я терпеливым

И, душою трепеща,

Ели вытащил на диво

Широченного леща!

Не ворчи, жена, что стужа,

Что пришел едва живой,

Ведь мужчине тоже нужен

Настоящий выходной!

Ю. Комаров

 

***

 

Зимняя рыбалка

Покрылась коркой ледяной

Остывшая река.

И дома в зимний выходной

Не сыщешь рыбака.

 

Всю снасть он с вечера припас

И встал часов с шести,

Заря еще не занялась,

А он уже в пути.

 

Скрипит под валенками снег,

Мороз шалит слегка,

Что ждет – успех иль неуспех –

Сегодня рыбака?

 

И вот идет он по реке,

Легко ему шагать,

Темнеют сосны вдалеке,

Бела речная гладь.

 

И спелой клюквою восток

Вдали отполыхал,

Запас терпения истек,

Пора и на причал.

 

Он рубит синеватый лед,

Вот брызнула вода,

Проходит час, но не клюет,

Ведь это ль не беда.

 

Рыбак заядлый терпелив,

Всегда удачи ждет,

С десяток луночек сменив,

Заветную найдет,

Найдет, устроится, глядит

И, воротник подняв,

Довольный клевом, просидит

Хоть до исхода дня.

 

И не велик хотя улов,

Всех рыб – не вороха,

Короче так: без лишних слов

Рыбачья есть уха.

 

Потом он к городу спешит,

Оспаривать готов,

Что лучший отдых для души

Зимой – подледный лов.

 

И знает он наверняка,

Что поворчит  жена,

И оправдает рыбака:

Уха ведь так вкусна!

 

И страсть рыбачью хоть кому

Так жарко изольет,

Что слушавшему самому

Захочется на лед.

В. Лязин

 

Декабрь

Ноябрь миновал едва,

И стужа лужицы сковала,

Декабрь вступил в свои права,

Одевшись белым покрывалом.

Декабрь, декабрь, то месяц мой,

К нему имею уваженье,

По той причине, что зимой

Я отмечаю день рожденья

И всякий знает эту пору,

Дни коротки, а ночи длинны,

И над заснеженным простором

Мука с небес, как глаз совиный.

Стоят подолгу холода,

Шумят косматые метели,

Лишь солнце глянет иногда,

И потеплеет еле-еле.

Декабрь суров всегда и крут,

Он коренной зимы начало,

И яростно морозы жгут,

Чтоб стыло все и все трещало.

И с темнотой наедине

В ночную длительную пору,

Мороз-колдун в подарок мне

Рисует на окне узоры.

В. Лязин

 

Лыжня

По первому снегу легко и проворно

Я быстрые лыжи сегодня гоню,

И след остается покамест неторный,

Но ты и такую заметишь лыжню.

 

А теплое солнце весною нахлынет,

Ручьями земля запоет, зазвенит,

И ничего не оставит в помине

От снежных просторов и этой лыжни.

 

Зимою лыжня хороша для прогулки,

Под стать она очень морозному дню.

В груди моей сердце колотится гулко:

Веду я по жизни другую лыжню.

 

Над нею весеннее солнце не властно,

Бежит она вдаль, новизною маня,

Зовет неустанно, зовет ежечасно

Непройденных лет молодая лыжня.

В. Лязин

 

***

 Вот ветер где-то за углом

Вздохнул упрямо.

И осень стукнула потом

Оконной рамой.

 

Последних листьев хоровод,

Как мысли, кружит.

Наступит и зимы черед,

И зимней стужи.

 

И снег, как саван над землей,

Метель проснется.

И ледяною пеленой

Души коснется.

 

И вот тогда не от беды,

А от мороза

Вдруг на щеках моих следы

Оставят слезы…

С. Яковлева

 

***

 

Деревьев зимних иней,

Крутые берега.

Когда-то лентой синей

Резвилась там река.

А ныне ткут морозы

Затейливый узор –

Примерили березы

Свой свадебный убор.

Играет ветер гривой

Летящего коня.

Люблю тебя красивой,

Родимая земля!

А. Новиков

 

***

 

Первый снег

Я люблю все, что в жизни первое,

Может быть, от того, что в нем –

Долгожданное, давнее верное

Вспыхнет в нас внезапно огнем.

 

Первый снег, он всегда особенный,

Тих и нежен, липуч, плаксив.

Кружит нехотя, обособленно

О визите провозгласив.

 

Я ловлю озорные снежинки

На ладони протянутых рук,

А они, голубые искринки,

Превращаются в капельки вдруг…

 

Мне так жаль эту светло-нежную

Беззащитную красоту,

Взял и сгреб бы всю прелесть снежную

И вознес опять в высоту,

 

Пусть летает она и кружится

На холодном осеннем ветру,

Лишь бы только не падала в лужицы

И не таяла в них по утру.

 

Лишь бы только в сердца опечаленных

Влился зимней радости пыл.

Этот первый – он из отчаянных,

Он для нас обновлением был.

С. Черепенькин

 

***

В морозной дреме переулка,

Лениво брешет пес цепной,

И скрип, - необычайно гулкий, -

Ведет, как эхо, за собой.

 

Нахохлились вокруг сугробы,

Дрожит от холода луна,

Потрескивают кашлем добрым

Бревенчатые терема.

 

Горит звездою путеводной

В твоем окне свечи огонь.

Куражится мороз-негодник –

Дыханьем грею я ладонь.

 

Ко мне ты выйдешь за ворота,

С тобою, молча, постоим.

И в первый раз, и в этот, сотый

Шептали звезды нам двоим.

 

Шептали звезды золотые

Простые вечные слова.

Которых ждали мы, смешные…

И так кружилась голова…

А. Петренко

 

***

Первый снег

Снег упал в октябре белопенным венком.

Приласкался ко мне вдруг бездомным щенком.

Он кружился вкруг ног и лицо мне лизал,

Белой лапой мохнатой асфальт расписал.

Изорвал занавески осенних дождей,

Чтоб прорваться в ноябрь, лечь в ногах у людей.

Листья клена – распятья укрыл, как пропел,

Словно в письмах несмелых заполнил пробел…

А когда закружит новых сказок метель,

Я тебе подарю снежных красок пастель.

М. Латохин 

 

Источники:

1. Белозерова, Е. Зимняя вишня. Ожидание зимы [Текст] : [стихи] / Е. Белозерова // Мой Белорецк – неброский самоцвет : стихи, рассказы, очерки, фотографии белорецких авторов. – Белорецк, 2012. – С. 34 - 35, 38.

2. Зимина, Н. На Святочной неделе. На прощанье матушка-зима. Зимняя шутка. Под Новый Год. Сказка от Володи Бритнера [Текст] : [стихи] / Н. Зимина // От любви до разлуки : сборник стихов. – Белорецк, 2008. – С. 26, 43, 99 – 100, 164.

3. Зимина, Н. Метель. Вновь скудная зима. Январь – молодчик за окошком вьюжит [Текст] : [стихи] / Н. Зимина // На берегу Белой : стихи и проза. – Белорецк, 2006. – С. 116, 125, 138 – 139.

4. Комаров, Ю. Первый снег. Зимняя рыбалка [Текст] : [стихи] / Ю. Комаров // Мой Белорецк – неброский самоцвет : стихи, рассказы, очерки, фотографии белорецких авторов. – Белорецк, 2012. – С. 177-178, 183.

5. Кузнецова, О. Ненастоящая зима. Зима. Снегопад. Музыка снега [Текст] : [стихи] / О. Кузнецова // Мой Белорецк – неброский самоцвет : стихи, рассказы, очерки, фотографии белорецких авторов. – Белорецк, 2012. – С. 191 – 194.

6. Латохин, М. Первый снег [Текст] : [стихи] / М. Латохин //  Улицы сиреневого города (историко-литературный альманах). – Белорецк, 2001. – С. 174.

7. Лязин, В. Лыжня. Декабрь. Зимняя рыбалка [Текст] : [стихи] / В. Лязин // Память, опаленная  войной. – Белорецк, 2005. – С. 139, 149, 161 – 162.

8. Новиков, А. Деревьев зимних иней [Текст] : [стихи] / А. Новиков // Радуга над Белой : стихи белорецких авторов. – Белорецк, 1997. – С. 67.

9. Петренко, А. В морозной дреме переулка [Текст] : [стихи] / А. Петренко // Улицы сиреневого города (историко-литературный альманах). – Белорецк, 2001. – С. 187 – 188.

10. Тихонова, Н. С добрым утром, Белорецк! [Текст] : [стихи] / Н. Тихонова // Мой Белорецк – неброский самоцвет : стихи, рассказы, очерки, фотографии белорецких авторов. – Белорецк, 2012. – С. 262.

11. Черепенькин, С. Первый снег [Текст] : [стихи] / С. Черепенькин // Радуга над Белой : стихи белорецких авторов. – Белорецк, 1997. – С. 87 – 88.

12. Яковлева, С. Вот ветер где-то за углом [Текст] : [стихи] / С. Яковлева // Радуга над Белой : стихи белорецких авторов. – Белорецк, 1997. – С. 30.

Деревня Азнагулово Белорецкий район.

Габбасов Нурислам Габбасович

Записано со слов Н. Г. Габбасова:

«Родился в деревне Азнагулово 20 декабря 1926 года. После 5 класса его взяли на заготовку леса, т.к. рабочих не хватало. Работали с утра до позднего вечера. Потом он работал в колхозе разнорабочим. В 1944 году, когда ему было 18 лет, его забрали на фронт. Война была самым тяжелым испытанием. Но он не сдавался. После войны он женился.

К сожалению фамилии, имени и отчества жены Габбасова Н. Г. не известно.

Родились трое сыновей и трое дочерей. После войны он несколько лет работал комендантом в приюте в Азнагулово. На пенсии он работал комендантом на турбазе «Арский камень».

Дети уже взрослые. Старший сын работает в Белорецке электриком. Воспитывает дочку и сына.

Вторая дочка Альфия. Работает лифтершей. Есть дочка и сын.

Третий сын Ильдар. Работает водителем. Двое детей. Служил в Афганистане. В 1984 г. его забрали, в 1986 г. он вернулся домой. У него очень много почетных грамот. Медаль «Воину-интернационалисту», медаль «От благодарного афганского народа», медаль «70 лет Вооруженных Сил СССР».

Сын Вадим. Работает шофером в Белорецке. Женат.

Дочь Зубаржат. Работает на заводе канатчицей.

Дети похожи на родителей. Все они работящие». 

 

Удостоверение о награждении юбилейной медалью

"Тридцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг."

 

Удостоверение о награждении юбилейной медалью

"XXX лет Советской Армии и Флота"

 

Удостоверение о награждении юбилейной медалью

"Сорок лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг."

 

Удостоверение о награждении юбилейной медалью

"60 лет Вооруженных Сил СССР"

 

Удостоверение о награждении юбилейной медалью

"70 лет Вооруженных Сил СССР"

 

 

Белоречанину Ивану Лопухову (на снимке) не было ещё и восемнадцати, когда в феврале 1943 года он надел военную форму. Служба для него началась в маршевом полку в Алкино, что под Уфой. И хотя учиться должен был пулемётной стрельбе, фактически же строил землянки. 
– До того это нам надоело, – вспоминает Иван Семёнович, – что готовы были хоть пешком уйти на фронт. 
Пешком идти не пришлось – в апреле того же 43-го новобранцев посадили в грузовые вагоны и на «пятьсот весёлом» отправили на запад. Приближение фронта Лопухов с товарищами ощутили ещё в пути: состав оказался под прицелом фашистских самолётов. Когда деревянные коробки состава начали гореть, молодые бойцы бросились в лес. Едва бомбёжка закончилась, командиры собрали их и на прибывших машинах направили в расположение Второго гвардейского механизированного корпуса, располагавшегося на Украине. 
– Назначили меня вторым номером расчёта станкового пулемёта, – рассказывает ветеран. – А я и говорю: да не учили меня стрелять. Ничего, подбодрили пожилые солдаты: держитесь за нас! Так и получилось: сначала мы, словно телята, ходили вокруг них, а вскоре и сами уже могли дать отпор врагу. 
Корпус, который вскоре переименовали в Седьмой гвардейский, был укомплектован танковыми полками, мотоциклетной группой, подразделением «катюш» и другим вооружением. Его главной задачей было углубляться в тыл врага километров на 130-140, проводить там боевые рейды и возвращаться назад. Дела эти были крайне тяжёлые и кровопролитные — из четырнадцати тысяч бойцов в этих боях корпус потерял около пяти тысяч. 
– Спрашиваете, что запомнилось в первые месяцы пребывания на фронте? – задумывается Иван Семёнович. – В сентябре 1943 года мы овладели городом Нежин. Когда готовились к атаке и выбирали цели для обстрела, получили приказ – по одному из зданий не стрелять. Как оказалось, это была гимназия, в которой учились многие знаменитости, в том числе и писатель Николай Васильевич Гоголь. А когда вошли в город, то нас остановила пожилая женщина. Запомнил, что звали её Прасковья Фёдоровна. Она провела нас к зданию местной тюрьмы и рассказала, что в её дворе уничтожили большое количество евреев. Их сгоняли сюда, живых обливали керосином и расстреливали. Не щадили никого. А потом пришлось видеть десятки сожжённых сёл и деревень, когда среди пепелищ самыми высокими сооружениями были печные трубы. Один из бойцов, сержант Беда, поведал однажды, что вот тут была его цветущая деревня. Теперь на месте родного дома он нашёл лишь головни. Уцелевшие соседи рассказали, что мать, отца и сестёр сержанта немцы сожгли заживо в их же доме. 
Под Нежиным корпус встал на переформирование, да и было для чего – в нем осталось чуть больше тысячи бойцов. Пока ждали пополнения, стали помогать местным жителям восстанавливать сёла. В окрестных хуторах бойцы строили хаты, бани, готовили нехитрый хозяйственный инвентарь. Тут и пригодилась Ивану Лопухову его гражданская специальность столяра. 
Когда корпус отправлялся дальше на фронт, местные жители вышли провожать бойцов с низкими поклонами. А потом Ивану Семёновичу Лопухову с товарищами довелось освобождать Белоруссию, Польшу. Пришлось сменить и армейскую специальность, он стал авиасигнальщиком, то есть указывал нашим лётчикам границы переднего края. И нередко становился свидетелем страшных злодеяний оккупантов – в составе передовых подразделений обнаруживал массовые захоронения расстрелянных солдат и мирных жителей. Довелось быть участником освобождения узников концлагерей. 
– Вошли однажды в такой лагерь в Польше. Смотрим – да там же одни дети! В бараках на четырёхъярусных нарах лежат живые скелеты. Поднял я одного из них – веса никакого. А они увидели нас, встать не могут, только руки тянут – возьмите, мол. Мы им стали давать хлеб, а они отказываются, не знают, что это такое. Потом показали, что возле лагеря всю траву съели, – ветеран смахивает невольно набежавшую слезу. 
Запомнился Лопухову бой за город Кант, что недалеко от Бреслау. Немцы создали здесь один из самых мощных укрепрайонов. В то время Иван Семёнович служил в танковом полку. Наши войска были измотаны длительными и кровопролитными сражениями. И тогда командир подразделения лейтенант Туманов решил подбодрить бойцов, он приказал комсоргу, владевшему игрой на аккордеоне, перед началом наступления сыграть на трофейном инструменте «Катюшу». И когда взвилась ракета, сигнал для атаки, воины поднялись в полный рост и пошли вперёд. К ним присоединились танкисты, правда, без машин, которые у них сожгли немцы. Так под звуки знаменитой песни и вошли в город. 
Война для Ивана Лопухова не закончилась 9 мая 1945 года. Когда все салютовали Победе, он со своим подразделением воевал в Чехословакии. И лишь 12 мая ему удалось выпить с друзьями торжественную чарку. А потом была Венгрия. Здесь судьба преподнесла Ивану Семёновичу приятный сюрприз. Однажды он получил письмо… от родного отца, тоже фронтовика. Как оказалось, тот был совсем рядом, в соседней Австрии. Когда Иван приехал к нему на свидание, то оказалось, что отца в подразделении нет. Как объяснили сослуживцы, он убыл... в Венгрию, к сыну. К счастью, вскоре два уральца смогли встретиться в центре Европы. Целый месяц гостил Иван у своего отца. А когда уезжал с вокзала Вены, то неожиданно натолкнулся на белоречанина Кочнева. Встреча была горячей! Домой Иван Семёнович вернулся только в конце 1946 года. Здесь снова довелось служить, на этот раз в органах внутренних дел. А потом 34 года он проработал в отделе снабжения металлургического комбината. Как-то в одной из газет увидел заметку о том, что разыскиваются ветераны его родного корпуса. Ответил и вскоре поехал на встречу однополчан в Москву. Там, на месте формирования подразделения, в одной из школ был создан прекрасный музей. Тёплыми были встречи бывших фронтовиков. Со многими из них Иван Семёнович поддерживал связь до своей кончины...

 Источник:

Урцев, А. О тех, кого помню и люблю [Текст] : [участник Великой Отечественной войны И. С. Лопухов] / А. Урцев // Белорецкий рабочий. - 2015. – 9 декабря. – С. 6.

Участник Великой Отечественной войны Фахретдинов Нурислам Фахрисламович,

деревня Азнагулово Белорецкий район.

Записано со слов Н. Ф. Фахретдинова:

"И вот отправка. Попал на учебку в Чкаловскую область тоский учебный лагерь. Здесь провели шесть месяцев, учили стрелять, держать оружие в руках, устав красноармейцев. И снова в дорогу, но теперь на фронт. Послали на Украинский фронт. Было очень страшно, но человек ко всему привыкает. В атаку ходили со словами «Родина!», «За Сталина!». Когда шел бой, не было видно солнца, всюду огонь и дым от пожара, горела земля. Повсюду смерть и разруха. В августе его ранило, попал в госпиталь. После выздоровления снова на фронт. Прошел по военным дорогам Австрии, Венгрии, Румынии, Югославии. Победную весну 1945 г. встретил в Чехословакии. Когда кончилась, война не верил, что остался жив. Очень много потерял близких друзей. Были слезы, и вдруг вспомнил мать, отца, родные просторы, туман родного края и мелодии курая. По возвращении пошел работать в колхоз".

Фахретдинов Н. Ф. - справа

 

Фахретдинов Нурислам Фахрисламович

 

Удостоверение о награждении медалью

"За участие в героическом штурме и взятии Вены"

 

Удостоверение о награждении юбилейной медалью

"Тридцать лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг."

 

Удостоверение о награждении юбилейной медалью

"50 лет Вооруженных Сил СССР"

 

Удостоверение о награждении медалью

"За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг."

 

Удостоверение о награждении орденом

"Отечественной войны II степени"

 

Удостоверение о награждении медалью

"За взятие Будапешта"

Мой дед Григорий Евдокимович Заварихин 1903 года рождения был призван в армию в 1941 году. Жили они на Миньяке, что под Лапыштой. Мама Хадиятова (Заварихина) Мария Григорьевна не раз рассказывала, как тяжело было провожать отцов на войну

Посадили всех новобранцев в вагоны на Маняве - был такой полустанок на узкоколейке. Кто плакал, кто молчал, кто шутил, кто играл на гармошке. Но когда паровоз дал последний гудок и поезд дернулся с места, из вагонов закричали: «Прощайте!» 
Больше своего отца мама никогда не видела. Остался от него один портрет.
Потом, через годы, она узнала, что Григорий Заварихин был тяжело ранен, умер в госпитале и похоронен в братской могиле в городе Бежецке Калининской области. Так что бабушка моя Евдокия Ивановна Заварихина осталась одна с двумя детьми на руках. Марии, моей маме, тогда было 11 лет, а ее братишке Гене - шесть. Бабушка не любила вспоминать эти тяжелые годы. Бралась за любую работу. Жили они в бараках, трудилась на лесозаготовительном участке Инзерского леспромхоза.
В 50-е годы бабушка переехала в Инзер и устроилась в столовую ОРСа. К этому времени моя мама вышла замуж, родила бабушке трёх внучек. Гена отслужил в армии и уехал в Дёму. Там он выучился на помощника машиниста электровоза. И какое для всех нас было событие, когда Гена съездил в Бежецк и побывал на могиле отца! Мама старенькая, как мы все называли бабушку, до пенсии проработала в столовой. Жить ей стало легче. Гена женился и приезжал в отпуск. Но в 1970 году в 35-летнем возрасте он умер. Как это горе перенесла наша старенькая, знает лишь она да подушка. Может, поэтому она и умерла в 70 лет.
А еще в семье была сестра нашего деда - Ионова (Заварихина) Наталья Евдокимовна. Муж ее Иван Александрович Ионов 1911 года рождения на Ленинградском фронте был ранен и умер в госпитале 3 января 1942 года. Похоронен в Тихвинском районе на кладбище станции Большой Двор. Тётя Наташа осталась с сыном. Позже она выучилась и до пенсии работала парикмахером. Но ей было намного легче. У неё была свекровь. Будучи уже в преклонном возрасте, она потеряла сына Геннадия, а затем и внука Валерия. Часто, когда мы с нею сидели, пили чай, она говорила, показывая на портрет: «Вон мой Ваня! Ваня, айда щай пить с нами!» Сердце у меня при этом сжималось. Тётя Наташа умерла на 83-м году жизни.
Такие вот были наши бабушки – вдовы, труженицы. Вечная память им и их мужьям-воинам, нашим дедам.

 Источник:

Артемьева, Г. Солдатские вдовы [Текст] : [Е. И. Заварихина; Н. Е. Ионова (Заварихина)] / Г. Артемьева // Белорецкий рабочий. – 2015. – 2 декабря. – С. 6.

Моему дедушке Василию Мануиловичу Иванову в начале следующего года исполнится 90 лет

Родился он в деревне Демидовка Смоленской области. Три года ему пришлось жить на оккупированной немцами Смоленщине. А когда к апрелю 1944 года наши войска освободили эти края, Василию Иванову исполнилось 18 лет, и он сразу был зачислен пехотинцем в одну из стрелковых частей. Участвовал в боях по освобождению от фашистов Белоруссии, Чехии, Германии. А 2 мая 1945 года был ранен и три месяца лечился в госпитале. О боевом пути молодого солдата свидетельствуют награды: ордена Отечественной войны I степени, Славы третьей степени, медали «За отвагу», «За победу над Германией». После госпиталя служил командиром отделения пулеметчиков, а осенью 1950 года старший сержант Василий Иванов был уволен в запас. Тогда же он решил отправиться на Урал. В Верхнеуральском районе он работал комбайнером, где и встретил свою любовь – Марию Сергеевну, которая подарила ему четверых детей. Семью, однако, не обошла стороной беда: двух близнецов не стало, когда им было полтора года, а 12-летний Витенька утонул в реке. Горе Ивановых было безмерно. Остался только Геннадий, которого все любили и баловали.
Василий Иванов был одним из лучших комбайнеров, и его фотография постоянно была на районной Доске почета. Этой работе он отдал 33 года. В свое время он нянчился со мной, сестренкой и младшим братом. По характеру Василий Мануилович очень скромный и добрый. Кроме внука и двух внучек у него уже есть три правнука и правнучка.
Сегодня мы уже взрослые, а наш дедушка Василий Иванов живет в Белорецке со своим сыном, потому что бабушка умерла семь лет назад, и ближе нас родственников у него нет. И хотя болезни немало его беспокоят, держится наш дедушка еще молодцом, потому что фронтовик и душой крепок. Да и фамилия Иванов его к этому обязывает.

 Источник:

Климова, В. Их мало осталось на этой земле [Текст] : [участник Великой Отечественной войны В. М. Иванов] / В. Климова // Белорецкий рабочий. – 2015. – 2 декабря. – С. 6.