×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 800

В детстве я мечтал стать футболистом и хотел быть похожим на олимпийского чемпиона, капитана сборной команды СССР Игоря Нетто. Но когда после дворовых футбольных баталий я приходил с улицы домой грязный и ободранный, мама ставила мне в пример Серёгу. До призыва в Советскую Армию Серёга был полным балбесом, но после демобилизации стал другим человеком. Он сразу женился на моей двоюродной сестре, стал работать волочильщиком, получал приличную зарплату, выпивал в меру и усердно строил дом за речкой Матой.

Как-то прихожу я с улицы, и мама мне говорит: «Завтра утром отправляйся к Серёже. Он выпросил на комбинате лошадь с телегой, поедете на Курташ за мохом». «Завтра я не могу, - заканючил я, - мы с ребятами договорились поехать на великах на Арский камень в лагерь играть с пионерами в футбол».

Но напрасно я пытался выдавить из маминой души хоть каплю жалости. «Подождёт твой футбол, - отрезала она, - поедешь и поможешь Серёже сруб конопатить».

Драть мох на каменистом склоне работа не трудная, и возок наш быстро подрастал. Мы поднялись почти до подножия скалистой зубчатки, и тут в глубокой трещине на мху среди сухих листьев я увидел череп змеи - две крепкие челюсти и между ними ядовитый зуб с тоненьким желобком по всей длине. Лазать по камням мне сразу расхотелось, да и Серёга, измерив взглядом возок, прикинул, что мха уже достаточно.

Всю обратную дорогу по зубодробительно-тряскому магнитогорскому тракту, прячась за широкой Серёгиной спиной от въедливой дорожной пыли, я рассматривал плывущие в небе облака. Когда миновали низенький деревянный мостик через речку Укшук, тракт пошёл полем. По обе стороны до городской окраины стеной колосилась высокая пшеница, а где-то в небе пел жаворонок. Я отыскал глазами в синеве темное пятнышко. Жаворонок как приклеенный стоял на одном месте и заливался звонкими трелями. Вдруг он замолчал, часто-часто замахал крыльями, как будто испугавшись чего-то, и стал метаться в лохмотьях облаков. Жаворонок ловил уходящий поток воздуха. А мне облака рисовали широко раскрытую гадючью пасть. Сейчас она схватит беззащитную птаху, из змеиной глотки в трепещущее тельце вопьётся треугольный клык, и по тоненькому желобку капля за каплей побежит смертоносный яд. К чему, думал я, мне встретился в скалах этот символ коварства и ужаса?

А вот мой дворовый друг Юрка к пресмыкающимся относился без предубеждения и без отвращения. Однажды он притащил из леса мёртвую, с размозжённой головой, гадюку. Юрка спокойно достал из кармана газетный свёрток, развернул его, голой рукой взял змею и помахал ею как плетью. После этого он предложил мне притащить змею на переполненный зрителями стадион и во время футбольного матча высунуть её из-под трибуны через дырку от сучка в доске. Мероприятие было очень сомнительным, но, чтобы не прослыть трусом, я согласился.

Когда на чугунной ограде сквера, где потом возвели памятник - фонтан Даниле-мастеру, появилось объявление о футбольном матче на первенство Башкирии между командами «Металлург» (Белорецк) и «Гастелло» (Уфа), мы с Юркой поспешили на стадион в Нижнем селении. Обе команды шли в числе лидеров чемпионата, и игра обещала быть увлекательной. Белоречане футбол любили и переполняли трибуну на всех матчах любимой команды.

Опасаясь нежелательных встреч с местными, мы миновали проулки Шанхая и подошли к воротам стадиона. Входной детский билет стоил десять копеек, но просить такие деньжищи у родителей было делом безнадёжным. Понаблюдав, с каким неподкупным видом мужичок в потёртой фуфайке проверяет наличие билетов, мы поняли, что здесь нам «не светит», проскочить за спиной бдительного билетёра невозможно, и мы затрусили в обход вдоль ограды стадиона к парку культуры и отдыха. Вокруг нервно шныряли стайки ребят из враждебных группировок, но всех объединяла одна проблема - как проникнуть на стадион, если по всему периметру забора прогуливались милиционеры. Однако несли они службу гуманно и снимали с забора только тех обнаглевших, которые пытались перемахнуть через ограду на виду у всей общественности, угрожая этим поставить под сомнение честь милицейского мундира. К началу матча и волки были сыты и зайцы целы - все желающие посмотреть футбол, с билетами и без них, неизвестно какими путями оказывались на трибуне.

Мы как обычно воспользовались «собачьим» лазом - это была промытая дождями и отшлифованная чьими-то животами канавка.

Дырку регулярно заделывали, но перед каждым матчем она появлялась снова. Косясь на двух маячивших неподалёку стражей порядка, мы прошли мимо лаза, оценивая обстановку. Милиционеры спокойно курили, не обращая на нас внимания. Тогда мы вернулись, и Юрка, упав в канавку, ящерицей прошмыгнул под забором, за ним и я. За забором оглянулись. Милиционеры продолжали мирно покуривать, но один с интересом наблюдал за нами. «И чего уставился? - пробурчал Юрка. - Откуда в Белорецке столько милиции?» Но судьбу испытывать не стал, и под трибуну со змеёй не полез.

Не без труда мы нашли свободные места и устроились рядом с сидевшей в обнимку парочкой. Парень оказался фанатом и с гордостью рассказывал подруге о каждом игроке нашей команды, которая уже разминалась на поле. «Номер два, - говорил он, - Стасик Майоров, спринтер, обогнать его практически невозможно. Номер три - Шурик Устинов - скала, обвести его мало кому удавалось. Номер семь - Гена Серебренников - мозг команды. Номер восемь - Валера Бурылёв - мастер паса. Номер девять - Коля Пантелеев - технарь, когда он бежит, то левой рукой крутит как паровозным шатуном. Номер десять - Володя Кусков - виртуоз обводки».

Парень знал всё о каждом игроке «Металлурга», но особенно подробно описал всеобщего любимца Мишу Кигурадзе, на спине которого был номер одиннадцать. Фанат говорил подруге, что это снайпер, способный послать мяч из любого положения в любую точку ворот противника, и что играл он раньше чуть ли не в «Динамо» Тбилиси. А в нашем городе Миша появился с бригадой строителей, которые прокладывали не то автомобильную с асфальтовым покрытием, не то железную с широкой колеёй дорогу Белорецк - Магнитогорск.

Я слушал парня, развесив уши, а девушка, которой предназначались все эти энциклопедические сведения, лишь улыбалась и норовила плотнее прижаться к крепкому мужскому плечу.

В это время Юрка воровато огляделся и осторожно достал из кармана змею. Но газета зашелестела, и девушка, отлепившись от плеча парня, обернулась. Увидев гадюку, она взвизгнула, вцепилась в руку парня мёртвой хваткой и прошептала: «Там змея...» Парень подскочил как ошпаренный и, не разбираясь, от души отвесил Юрке тяжёлую затрещину. Юрка побагровел, сузил глаза, набычился, но в драку не полез, чтоб не привлекать внимание окружающих. А парень выхватил змею из рук Юрки, успокоил девушку тем, что змея мёртвая, и огляделся. Несколькими рядами ниже шумно вела себя большая компания девушек и парней. Они, видимо, были знакомы нашему соседу, и он, раскрутив змею за хвост как пращу, со словами «Эй, вы! Ловите!» метнул её в компанию. Девчонки завизжали, парни заржали, и Юркина змея полетела ещё дальше, вихляясь в воздухе как живая. Юркин план вызвать переполох на трибуне полностью провалился.

Матч начинался. Капитаном «Металлурга» был Стасик Майоров. Когда он выводил команду для приветствия, то немного не рассчитал своих спринтерских возможностей и к центральному кругу опережал остальных игроков метров на десять. Это вызвало на трибуне одобрительный гул.

Сначала «Металлургу» не везло. Он играли хорошо, но организованная команда «Гастелло» первой забила гол в северные ворота. После перерыва чаша весов стала клониться в сторону «Металлурга». Защита стояла стеной, нападающие осадили ворота противника. По футбольному полю с горящими, чуть навыкате глазами метался Миша Кигурадзе. Впалые, чёрные от щетины щёки, грузинский нос, отвислые усы и расставленные в стороны локти делали его похожим на коршуна. Он словно летал, и с характерным акцентом, произнося вместо «ы» «и», кричал: «Бурилёв, подавай! Подавай, Бурилёв!» И Валера Бурылёв навешивал с края в центр штрафной площадки гастелловцев. А трибуна ревела: «Давай, кацо! Миша, давай!»

Отыгрался «Металлург» только к концу матча. Гол забил со штрафного одиннадцатиметрового удара любимец белоречан Миша Кигурадзе. С филигранной точностью он уложил мяч в правый нижний угол ворот…

Когда я пришёл домой после футбола, мама сердито спросила: «Где шлялся опять весь день? Тебя Серёжа искал. На завтра он взял на комбинате машину, поедешь с ним и поможешь пиломатериалы на дом завезти». «Завтра я никак не могу, - заныл я, - завтра мы играем с командой Ржевских на первенство детской комнаты, Вера Фёдоровна выдаст нам настоящую футбольную форму». Мне не хотелось ехать за досками, и я бессовестно спекулировал авторитетным именем директора детской комнаты Веры Фёдоровны Мурашовой. «Ничего, подождёт твой футбол, - невзирая на авторитеты, сурово отрезала мама, - поедешь и поможешь Серёже на стройке. Хватит обувь протирать!»

Большой футбол меня так и не дождался. Я не стал похожим на знаменитого Игоря Нетто и не научился играть в футбол, как Миша Кигурадзе. Зато я, как Миша Кигурадзе, стал строителем. На всё божья воля...

 Источник:

Кархалев, В. О змее, футболе и божьей воле [Текст] : [Белорецк 1960-ые гг. Воспоминания о детстве] / В. Кархалев // Белорецкий рабочий. – 2016. – 27 января. – С. 6.

За эти годы трое её воспитанников стали участниками Олимпийских игр, пятеро – мастерами спорта международного класса. Школа подготовила 32 мастера спорта СССР и России, 66 кандидатов в мастера спорта и несколько тысяч спортсменов массовых разрядов. А сколько ещё человек приобщилось к здоровому образу жизни!

История горнолыжного спорта в Белорецке началась почти 70 лет назад, когда в далёком 1947 году под руководством Константина Александровича Залавина создавались две секции: прыжков с трамплина и горных лыж. Затем секцию горных лыж возглавляли мастер спорта СССР тренер Юрий Александрович Десяткин и заслуженный тренер России Игорь Петрович Скрябин. В 1960 годах здесь было открыто отделение Республиканской школы высшего спортивного мастерства, организована секция при Башоблсовете добровольного спортивного общества (ДСО) «Спартак». И только в 1971 году Постановлением Всесоюзного совета ДСО в Белорецке была открыта детско-юношеская спортивная школа горнолыжного спорта, которую возглавил Игорь Скрябин. С 1993 года школой руководит Валентина Николаевна Носова, сплотившая команду единомышленников и энтузиастов. Огромный вклад в становление и развитие горнолыжной школы в Белорецке внесла чета Астаховых (на снимке).

Вячеслав Николаевич и Галина Дмитриевна воспитали не одно поколение спортсменов, чемпионов и мастеров спорта. Не отстают от старших наставников и молодые тренеры.

 

Елена Сорокина пришла на горнолыжку по стопам отца и сейчас тренирует малышей на склонах «Мраткино», которые уже показывают неплохие результаты. Спортивный судья первой категории, в составе судейской бригады она работала на Олимпиаде в Сочи. 
Трассы «Мраткино» по своим техническим характеристикам подходят для проведения соревнований и подготовки спортсменов самого высокого класса. Раньше здесь регулярно проводились учебно-тренировочные сборы для сборной команды России, всесоюзные, всероссийские и республиканские соревнования. Подготовку проходили и спортсмены из зарубежных сборных. Однако на долгие годы развитие «Мраткино» практически остановилось. И только после прямого вмешательства главы республики Рустэма Хамитова у горнолыжного центра появились перспективы. В 2011 году был создан Центральный клуб горнолыжного спорта и сноуборда РБ, один из филиалов которого был открыт в Белорецке. В 2001 году в интервью корреспонденту нашей газеты директор школы Валентина Носова говорила о недостроенном корпусе школы, о необходимости новых трасс, гостиницы, кафе. Сегодня мы видим, что мечты сбылись, хотя и не все.

Рассказывает Олег Красавин, чемпион России по горнолыжному спорту, участник Паралимпийских игр в Альбервиле (Франция):
– Я пришёл в горнолыжку в 1973 году. Тренировался у Вячеслава Николаевича Астахова, Валентины Николаевны Носовой, Валентины Сергеевны Зариповой, Александра Григорьевича Водясова. Помню свои первые соревнования – это было первенство города, и я занял второе место. Мне подарили теннисный набор, тогда я научился играть и в теннис. Зато какая гордость была, какой стимул. К примеру, за первое место могли подарить очки или лыжные палки, и домой мы шли пешком, через весь город с этими наградами. 
Окончив 17-ю школу, я поступил в институт в Петербурге и выступал за питерскую команду. Потом была армия. Когда остался без ноги, начал кататься как паралимпиец.
Мои дети тоже катаются на горных лыжах. Старшая дочь Елена «докаталась» до кандидата в мастера спорта, сейчас заканчивает институт МВД в Уфе, сыновья Григорий и Захар тоже не отстают. На добровольных началах занимаюсь с детьми-инвалидами. Помогает мне в этом инструктор Альберт Давлеткиреев.
То, что в ходе реконструкции появился этот роскошный комплекс, не может не радовать. Нас в своё время обували-одевали, талоны на питание выдавали. Сейчас материально-техническая база уже не та, инвентаря не хватает. Ребятишек приходится практически полностью за свой счёт экипировать и вывозить на соревнования. А ведь ещё нужно, чтобы ребёнок не только зимой катался, но и летом на лыжи вставал. Помню, когда Лена тренировалась, а здесь всё приходило в упадок, её тренер Рафик Габдрахманов перешёл работать в Абзаково. И мы всей группой ушли за ним, приходилось ребёнка возить в Абзаково, порой и по два раза в день. Прекрасно, что теперь мои сыновья и другие ребятишки вновь катаются здесь, на лучшей горе страны! 

Игорь Реус, чемпион СССР, призёр международных соревнований:
– Помню, зимой 1969 года мороз был трескучий, я играл возле дома и увидел парня, у которого за пояс был привязан бугель. Раньше так на гору поднимались, цепляясь за трос. Меня это заинтересовало, разговорились, и он привёл меня на горнолыжную базу. Мой первый тренер – Марат Нигматович Мухаметдинов. Инвентаря не хватало, кто успел схватить ботинки, тот и катался. А когда попал в сборную страны, вот мы поездили! В конце ноября начинался первый этап Кубка Советского Союза у нас в Белорецке, на Мраткино, затем мы стартовали в городах: Чусовой, Губаха, Красноярск, Дивногорск. Домой возвращались ближе к концу декабря, а уже в начале января собирались на стартах в Узбекистане на базе «Чимган», затем в Алме-Ате на базе «Чимбулак», потом стартовали на Украине и в конце марта в Кировске. В 1983 году на 50-м «Празднике Севера» я выиграл в скоростном спуске. 
Не могу не сказать о старшей сестре Людмиле. Таких горнолыжников, как Людмила Кедрина (Реус), ни в Советском Союзе, ни в нынешней России больше нет. Она только восемь раз выигрывала Спартакиаду народов СССР. С нуля создала и развила горнолыжную школу в Санкт-Петербурге, где проработала 19 лет. И сейчас, после её смерти, коллеги продолжают это дело, а воспитанники достигают хороших результатов. 
Я считаю, что лучшее время и расцвет белорецкой горнолыжной школы были при Игоре Скрябине в 70-80 годах. Тогда всё было серьёзнее. А сегодня – гора великолепная, но я не вижу хороших перспектив развития нашей горнолыжной базы, не вижу перспективных спортсменов, которые бы повторили успех Людмилы Кедриной, Натальи и Татьяны Перчаткиных, Ольги Логиновой, Ирины и Натальи Лихорадовых. 

Ралиф Давлетшин, оператор канатно-буксировочной дороги: 
– Я начал работать здесь в 1983 году. В те годы было намного лучше: народу много, наши ребята показывали отличные результаты, работа была и зарплата приличная. Тогда была школа олимпийского резерва, занимались только дети.
Сейчас всё изменилось. Но мы хотим поднять с колен нашу горнолыжную школу, чтобы имена её воспитанников звучали не только на всю страну.

Андрей Балябин и Альберт Давлеткиреев, чемпионы СССР, мастера спорта:
– Мы пришли сюда в 1968 и 1974 годах. Занимались у Игоря Петровича Скрябина. То, что было тогда и что сейчас, – небо и земля. В те годы практически 80 процентов населения нашего возраста прошли через эту секцию. Школа работала на результаты, давала чемпионов, а сегодня, как и во всем мире, горнолыжка работает в туристическом направлении. И мы считаем, что нужно найти разумный компромисс, чтобы эти два направления могли существовать, не мешая друг другу. Радует, что сегодня наша горнолыжная база меняется к лучшему, возрождается, хорошо, что смонтировали системы оснежения. Это даёт возможность спортсменам открывать сезон на месяц раньше.

Марина Рахматуллина, мама юного горнолыжника:
– У нас вся семья катается на горных лыжах, муж очень любит этот вид спорта. Старший сын Тимофей два года занимается в секции. Замечательный вид спорта, занятия на свежем воздухе, на природе, ребёнок получает хорошее физическое развитие, подготовку, нашёл новых друзей, отличные тренеры здесь.
Сын начинает участвовать в соревнованиях, и надеемся, что будет показывать хорошие результаты. Снаряжение пока нам дают, а вот шлем, очки сами покупаем. Перед покупкой обязательно советуемся с тренерами.

Сергей Костюк, Ралиф Давлетшин, Андрей Балябин, Альберт Давлеткиреев, Олег Красавин, Игорь Реус

Основа Белорецкого горнолыжного центра - гора Мраткино.

Её абсолютная высота - 806 м, относительная - 530 м.

Любителям горнолыжного спорта предоставляются восемь трасс различной сложности, включая детскую:

1. длина - 900 м, перепад высот - 195 м;

2. длина - 1000 м, перепад высот - 196 м;

3. длина - 1013 м, перепад высот - 200 м;

4. длина - 1485 м, перепад высот - 250 м;

5. длина - 1009 м, перепад высот - 300 м;

6. длина - 1090 м, перепад высот - 280 м;

7. длина - 200 м, перепад высот - 80 м.

На горнолыжных трассах установлены четыре канатно-буксировочные дороги:

1. четырёхместный кресельный подъёмник длиной 1013 м и пропускной способностью 1690 человек/час;

2. четырёхместный кресельный подъёмник длиной 1009 м и пропускной способностью 1770 человек/час;

3. бугельный подъёмник длиной 980 м и пропускной способностью 900 человек/час;

4. детский бугельный подъёмник длиной 150 м и пропускной способностью 200 человек/час. 

Источник:

Борисевич, Н. Покорители горнолыжных трасс. Белорецкой горнолыжной школе – 45 лет [Текст] / Н. Борисевич // Белорецкий рабочий. – 2016. – 23 января. – С. 1, 5.

Домна, план и капелька шампанского. Как встречали Новый год доменщики в далёких 70-х гг.

Пожалуй, каждый человек, встречая Новый год, надеется, что всё неприятное осталось в прошлом, а завтра будет лучше, чем вчера. Я же в такие минуты вспоминаю свою заводскую молодость в доменном цехе и всё ещё надеюсь, что белорецкая металлургия уже на новом технологическом уровне заработает вновь...

В мои 70-е прошлого века завершение производственного года по значимости не уступало календарному Новому году. Наш «Цех коммунистического труда» каждый год выполнял годовое задание досрочно. И хотя нам его всякий раз добавляли, мы его за полторы-две недели до 31 декабря все же перевыполняли. Это была традиция, заложенная ещё в годы Великой Отечественной войны, передаваемая ветеранами нам, молодым. Я горжусь, что был частью коллектива доменного цеха, который считался гвардией рабочего класса нашего города.
Как и всегда, в тот год наш цех сработал стабильно, и к середине декабря довершал годовой план. Последние его тонны мы должны были выплавить ночью, в мою смену. Декабрьским вечером в приподнятом настроении я отправился на работу. На улице была прекрасная погода, летели снежинки, и было ощущение, что Новый год уже наступает. Не знаю, что мною руководило, но я зашёл в магазин и купил бутылку «Советского шампанского». В приборной спрятал бутылку за панель и стал принимать у Сан Саныча Барышева смену. Печки работали ровно, чугун на последней плавке был хорошего качества. Со мной, подменяя заболевшего мастера Алексея Васильевича Сатонина, мастером был Валентин Фролович Светлов. Подведя итоги предыдущей смены, мы предупредили, что четырёхчасовой выпуск чугуна завершает выполнение годового плана и коллектива смены, и всего цеха. 
Не успел я пойти с обходом по рабочим местам, как меня позвали к телефону. Диспетчер комбината Коля Баленко сообщил, что к нам в цех направляются корреспонденты из Уфы и что по указанию секретаря парткома комбината сопровождать их поручается мне. Мы уже привыкли к вниманию работников газеты «Белорецкий рабочий», писавших о наших удачах, проблемах, передовиках и рядовых доменщиках. Чаще других бывали у нас корреспонденты Гарифулин и Сибагатуллин. Порой часами они общались с людьми на разных участках. На этот раз в проходной завода меня ожидали молодая симпатичная женщина с большими серыми глазами и высокий худощавый фотограф республиканской молодёжной газеты «Ленинец». Девушка назвалась Валей, а парень – Андреем. Пока мы шли от проходной, я рассказал о цехе, предстоящем событии, после чего передал журналистов Светлову, который любил общаться с симпатичными женщинами. Вскоре были вскрыты лётки на обеих печах, две огненные реки, опоясав горновую площадку, потекли в ковш. Газетчики отметили, как горновые, не суетясь, управляют потоками металла и шлака, мастера никем не командуют, а лишь следят за наполнением ковша. Андрей щелкал аппаратом, снимая горновых, а Валя попросила отлить пробу чугуна и для редакции.
Через час, вернувшись в приборную, корреспондентов я уже не застал. Их передали начальнику смены мартеновского цеха Г.Н. Васючкову, чтобы тот познакомил их с другими цехами. Но через два часа они опять появились у нас на очередном выпуске металла. Таким образом, в эту ночь они увидели не только разливку чугуна и стали, но и работу вальцовщиков проволочного стана. Знаю, что любой человек на всю жизнь запомнит это зрелище, когда вальцовщики с искусством циркачей клещами ловят вылетающие из клети концы катанки и заправляют их в клеть другого калибра. Журналисты попросили меня рассказать о своей работе в качестве начальника смены. Я повёл их по всем участкам цеха, рассказал о доменной технологии, коллективе смены. Территорию цеха с высокой установки газоочистки голубоватым светом освещали две мощные неоновые лампы. На рудной эстакаде нам навстречу катили составы вагонеток с рудой, известняком, коксом. В весовой Настя Васючкова напоила моих спутников чаем с конфетами. Корреспонденты же продолжали удивляться, что все люди уже глубокой ночью спокойно делают свою работу и никто не дремлет. Потом они попытались поговорить с неразговорчивым машинистом экскаватора Гришей Озеровым, который и вовсе засмущался. Поднявшись на рудную эстакаду, где грузчики выгружали руду из вагонов, я рассказал им о Тукане и привозимой оттуда руде. А едва я заговорил о Пугачёвском карьере, они сразу захотели узнать о пребывании здесь Пугачёва. Пришлось им рассказывать и были, и небылицы… С коксовой эстакады мы залюбовались картиной зимнего пруда, огнями города и сталепроволочных цехов. Открывшаяся панорама заставила усиленно поработать фотографа столичной газеты. Свет от наших ламп заливал значительную часть пруда, и снег там казался голубым. Я сам в любое время года любил здесь постоять, и всякий раз находил что-то новое в пейзаже родных мест. Падающие снежинки усиливали новогоднее настроение. Впечатлила эта красота и моих спутников. Но приближалось время выпуска чугуна, завершающего годовой план, и я поторопил их вниз. По пути мы зашли на газоочистку. Бригадиром там был Иван Мезрин, увлечённо просветивший гостей о системе очистки газов, а Михаил Зарубин, Виталий Булышев и Виктор Разнадежин с юмором дополнили эту лекцию историями из жизни доменщиков. Показали нам и красочную стенгазету, подготовленную по случаю завершения плана.
Переполненные информацией, мои спутники спустились с газоочистки как раз к выпуску металла. Старшие горновые Абузар Нуреев и Вагап Саитьянов пробурили чугунные лётки, и снова две огненные реки, опоясав горновую площадку, ринулись в подставленный чугуновозный ковш. В ту ночь наша с Валентином задача заключалась в том, чтобы сера и кремний в чугуне не превышали величин, установленных договором с мартеновцами. И по внешнему виду чугун соответствовал этому. Появился Геннадий Васючков, начальник смены мартеновцев. Поздравив нас с годовым планом, он оценил качество, количество чугуна и вернулся к себе готовиться к его приёму. Смущаясь, я сказал Валентину, что принёс шампанское. Он засмеялся и признался, что тоже принёс шампанское и уже приметил мою заначку. Решили распить сразу после окончания выпуска. В торжественный момент в приборной появилось с десяток стаканов и кружек. После забивки леток Валентин позвал всех горновых. Под одобрительный гул коллектива бутылки открыли, и искромётное вино наполнило посуду. И тут раздался телефонный звонок. Сняв трубку, я услышал голос начальника цеха Петра Ивановича Семавина: «Ну, как дела?» Я ответил, что печки работают ровно, годовой план есть. Выпустили порядка сорока пяти тонн чугуна хорошего качества. «Хорошо! – отозвался начальник. – Ты вот что, Вячеслав, поздравь от моего имени всех с успехом и не забудь сказать, чтобы повесили «молнию» на проходной».
Таким образом, поздравление руководителя очень кстати подоспело к нашему шампанскому. Конечно, несколько глотков шипучки были нашим мужикам как освежающий напиток, но они создали новогоднее настроение. На моей памяти это случилось один раз. Не могли мы провоцировать людей на употребление спиртного на рабочем месте. Закончив расчёты, я доложил результаты плавки диспетчеру, который отправил нам свой УАЗик, чтобы отвезти корреспондентов на утренний самолёт в Уфу. По дороге к проходной они спросили меня, верно ли, что я ещё и член бюро горкома комсомола? «Не только член бюро, – ответил я, - но ещё и внештатный секретарь горкома». О таком они вообще слышали впервые. И захотели больше узнать об этой стороне моей деятельности, но их ждала машина, а меня – завершение смены. Мы тепло попрощались, и гости уехали, пообещав опубликовать материал в ближайшем номере.
А в цехе горновые уже готовились к новому выпуску чугуна. Не отступив от традиции, в ту смену мы открыли счёт сверхплановым тоннам. Я передал все данные диспетчеру комбината, сдал смену Льву Николаевичу Коптелину и отправился домой. На ступеньках пешеходного моста мне встретился наш начальник П.И. Семавин. Я сообщил, что с нами «ночевали» корреспонденты из Уфы, чему он удивился. Его обеспокоило, не заметили ли они какие-либо недостатки. Прощаясь, он поздравил меня с Новым годом и пожелал коллективу смены так держать в будущем году. Это пожелание было очень значимым для меня. До дома я летел как на крыльях. Через несколько дней мы получили очередной номер «Ленинца» с описанием нашей ночной смены. Дней через десять опять в ночной смене мы встречали теперь уже календарный Новый год. Но уже без шампанского…
Прошло почти полвека. Большинство из товарищей того времени уже покинули нас. Но даже мелкие детали постоянно всплывают в моей памяти. И прежде всего они связаны с коллективами нашего цеха и смены, которой мне посчастливилось руководить. Это был замечательный, удивительный народ. Объединяли нас эти две доменные печи. Это они родили наш город, они давали металл для Победы в страшной войне, и потом он шёл для создания продукции, которую ждали на многих предприятиях страны и за счёт которой жил город. Сегодня эти два агрегата заброшены. Они потихоньку ржавеют, хотя и причислены к историческим памятникам. Встречая сегодня новый, 2016 год, хочется верить, что металлургия Белорецка возродится!

Источник:
Никитин, В. Домна, план и капелька шампанского. Как встречали Новый год доменщики в далеких 70-х [Текст] / В. Никитин // Белорецкий рабочий. – 2016. – 20 января. – С. 6.

- Первое упоминание о Великой Отечественной войне было связано с портретом моего деда, что висел над кроватью бабушки, - говорит Наталья Лопухова, читательница «Металлурга». – Мой дед Николай Федорович Лопухов пришел на Белорецкий металлургический завод в 1935 году в прокатный цех токарем. С рабочего места был призван в ряды рабоче-крестьянской красной армии. Отслужив, вернулся в прокатку. Профессию токаря освоил досконально и был направлен инструктором токарного дела в фабрично-заводское училище. Здесь он обучал будущих рабочих профессиональному мастерству. На этом снимке начала сороковых годов Николай Федорович оценивает деталь, изготовленную учеником. По рассказам родственников, родители не раз убеждали его вернуться в цех, но деду нравилось работать с молодежью. В 1941 году началась война, перевернувшая жизни миллионов людей. Николай Лопухов как рядовой запаса был мобилизован. Дома осталась молодая жена и двое малолетних сыновей, которые о его дальнейшей судьбе узнали лишь в 1946 году.

В семейном архиве сохранилась трудовая книжка деда, извещение из военкомата о том, что боец Лопухов н. Ф. пропал без вести в сентябре 1941 года, и несколько фотографий, в том числе, и этот снимок.

Каждый год 9 мая мы приходим к Стеле погибших металлургов, чтобы почтить память деда и тысяч других белоречан, не вернувшихся с войны.

Источник:

Обучал токарному делу [Текст] : [Н. Ф. Лопухов работал инструктором токарного дела в фабрично-заводском училище. В годы ВОВ пропал без вести в сентябре 1941 г.] // Металлург. – 2015. - № 15. – С. 5.

- Мой прадед Николай Абакумов был дворянского происхождения, и его мама порвала с ним отношения, когда он. Вопреки ее желанию, женился на простой крестьянской девушке, - рассказывает Елена Абакумова. – Семья была крепкой. Прадед являлся мудрым и дальновидным человеком: он увлекался фотографией, писал статьи в газеты, вырезки из которых хранятся в семейном архиве и сегодня. В начале 30-х годов, после окончания Казанского лесотехнического института, прадед по распределению был направлен на Белорецкий металлургический комбинат. Долгое время работал в Инзере заведующим учебной частью лесохимического техникума, а затем – в углевыжигательном хозяйстве комбината техруком и инженером. Уголь отправлялся в Белорецк для доменных и мартеновских печей. В это время – в 1939 году – и была сделана эта фотография, на которой запечатлен Николай Абакумов с супругой Ефросиньей и ее братом Александром Черняевым. Прадед был всесторонне развитым человеком, внес множество рацпредложений по работе. В его трудовой книжке десятки благодарностей за отличный труд и внедренные в производство технические изобретения. В самом начале Великой Отечественной войны прадед был мобилизован на фронт, а уже через год, в мае 1942-го погиб в одном из ожесточенных боев.

Источник:

Горжусь своим прадедом [Текст] : [воспоминания о прадеде Н. Абакумове. Работал на БМК. Погиб в мае 1942 г.] // Металлург. – 2015. - № 16. – С. 5.

Село Узян Белорецкий район (записано со слов ветеранов)

 

Авдеев Иван Акимович

Авдеев Иван Акимович. Родился в 1919 году, в Верхнем Авзяне. В советскую армию призвался в 1939 году, в 20 лет. Служил в 1120-м артиллерийском полку, был помощником командира взвода связи, по званию – старший сержант.

Участвовал в войне с Японией. Боевых ранений не было. Участвовал при взятии городов Тудзян, Футзян, Дзямысы. На фронте был до Победы. Демобилизован в августе 1946 года.

Награды: медаль «За боевые заслуги», «За победу над Японией» и юбилейные медали.

 

Александров Иван Лукич


Александров Иван Лукич. Родился в 1920 году в Верхнем Авзяне. Когда мне было год и семь месяцев, убили родителей – напали воры. Рос у родственников. В шесть лет пас сельских овец, а в восемь лет осенью одели в отцовскую тужурку и отправили в Узян, в детский дом. Шёл пешком, ночевал под соснами. Дошёл до Белой, сел на берегу: как попасть на другой берег? Увидела бедолагу Антонина Яковлевна Портнова. Перевела на тот берег, отмыли, накормили. Так стал воспитанником Узянского детского дома. Вырос, сам стал работать воспитателем до призыва в армию.

Призвали в 1940 году. Служить попал на Дальний Восток. Началась война. На границе по Амуру дежурили день и ночь, ночью освещали Амур прожекторами с обоих берегов. По Амуру могли пройти торпедные катера и подводные лодки противника. С 1941 года по 1944 год служил в заградительных погранвойсках. Прошёл Корею, Манчжурию. Уволился в запас в июне 1946 года. Вновь стал работать воспитателем в Узянском детском доме.

 

Александрова (Давыдова) Екатерина Васильевна


Александрова (Давыдова) Екатерина Васильевна. Родилась в 1924 году в Узяне. После школы работала в колхозе секретарем, была комсоргом комсомольской организации колхоза.

Когда началась война, стали обучать молодых девчат санитарному делу. 16 сентября 1942 года пришла повестка на фронт. Из Узяна ушли 14 девчат, в Туле признали годными только троих. Попала я в эвакогоспиталь. Работа была не из лёгких, принимали раненых прямо с поля боя. Приходилось не спать, не есть сутками, на чём держались – не знаю. Был один случай: пять суток принимали раненых, только легли отдохнуть, как подняли по тревоге. Началась бомбёжка. Я спала с Реной, дочкой моей подружки, освобождённой из лагеря фашистов. Подружка крикнула: «Прячьтесь! Береги Рену!» прижала к себе девочку, и дальше не помню ничего. Оказалась сама в госпитале – сердце не выдержало.

Другой случай. Приехали крытые машины, нам велели принимать раненых. Открыли борта – боже!!! Дети из концлагеря – кожа да кости, у каждого на кисти руки татуированный номер. Обмыли их, кормили понемногу. А дети просят есть, но больше нельзя. Ревели дети, ревели и мы…Ещё запомнилось: один раненый узбек после лечения у нас решил взять детей. Взял пять человек, хотя у самого в Узбекистане было 11 детей…

Служила до 26 февраля 1946 года. На фронте была комсоргом. После демобилизации долго ехали домой…

Работала библиотекарем, вышла замуж, воспитывала сыновей. Потом работала продавцом.

 

Андриянова (Комарова) Мария Петровна

Андриянова (Комарова) Мария Петровна. 

Родилась 2 августа 1922 года в селе Узян, в семье бедного крестьянина. Окончила 7 классов. С 1936 по 1942 год работала в колхозе учётчицей.

11 ноября 1942 года была призвана на войну. Попала в 1-ю отдельную женскую добровольческую бригаду ст. Очаково, Московская область. Рядовая. В 1944 году переведена в войска НКВД. После окончания войны были переброшены на разборку Музея Советского Союза. Демобилизована в 1945 году. Имею правительственные награды. 

 

Бабушкин Николай Петрович

Бабушкин Николай Петрович. Родился в 1923 году. Закончил три класса Узянской школы. 6 марта 1942 года был призван в армию, на Украину. В 1943 году пошли в наступление, попал в плен на пять месяцев. После плена вернулся в строй, был ранен. Участвовал в боях за Румынию, Чехословакию, Венгрию, Австрию. Стрелок-автоматчик, рядовой. Демобилизован в 1947 году.

Награжден орденом Славы третьей степени, орденом Славы второй степени, медалью «За участие в героическом штурме и взятии Будапешта», «За победу над Германией».

 

Барменков Николай Тимофеевич

Барменков Николай Тимофеевич. Родился в 1925 году в селе Зигановка Ишимбайского района, закончил четыре класса.

В январе 1943 года призвали в армию. Служить попал в Тоцкие лагеря, где проходил обучение военному делу, 5 сентября 1943 года отправили на фронт. Форсировали Днепр у города Днепропетровска, освобождали города и сёла нашей страны. Принимал участие в освобождении Польши. С боями дошёл до Берлина. Стрелок, рядовой. С 1946 года служил в Вологде. Имею награды.

 

Борисов Михаил Николаевич

Борисов Михаил Николаевич. Год рождения – 1924. Закончил 7 классов Узянской средней школы, затем Белорецкое педучилище по специальности учитель начальных классов и три курса Уфимского юридического института (институт не закончил по состоянию здоровья).      Был призван в армию в августе 1942 года и служил по ноябрь 1945.

Участник Великой Отечественной войны. Воевал на центральном фронте, на Орловско-Курской дуге десантником-автоматчиком на танках «Т-34» громили немцев, прорывая оборону. Занимали посёлок или высоту и держали до подхода своей пехоты. Два танка подо мной подорвались на минах. Я был сильно оглушён. А затем в августе 1943 года был ранен. По излечении в госпитале №3356 был направлен на Калининский фронт, затем он был переименован во Второй Прибалтийский.

Не забываются сильные морозы. Помню февраль 1944 года: находились в траншеях в валенках, а они промёрзли, заменили ботинками, а мороз -30 градусов. Но вскоре, в апреле 1944, нас перебросили на Украину, под город Ковель. Будучи уже командиром отделения и нештатным комсоргом роты, снова был ранен. По излечении в 244 медсанбате был направлен в свою часть. Так и прослужил до Дня Победы.

При взятии Берлина, как нештатный комсорг роты, получил обращение маршала Жукова для проработки среди солдат. В нём говорилось, что перед нами Берлин – столица Германского государства, и мы должны взять её как можно быстрее и на этом закончить войну. Бои были очень сильные. Большой гордостью среди солдат были самолёты-бомбардировщики, которые эскадрильями пролетали над нашими головами. Они, волна за волной, неслись к центру Берлина. От взрывов бомб над городом стоял сплошной чёрный дым. По городу били изо всех орудий разного калибра. Казалось, что там не останется ни одной живой души.

Так было и 1 мая, и 2-го до полудня. И вдруг установилась полная тишина. Мы на передовой линии ничего не знали. Мы располагались в каком-то парке на юго-западной окраине Берлина. Окопов не было. Укрывались от пуль за первым попавшимся укрытием. Смотрим – вдали по улице идёт толпа народа. Никто не стреляет. Командир роты вскрикнул: «Ребята, да ведь это же немцы идут сдаваться в плен!» Не доходя до нас метров 100, они стали сбрасывать оружие в кучу: ручные пулемёты, автоматы, винтовки. Сами идут к нам. Командир роты бросился к ним навстречу. Вдруг – автоматная очередь со стороны немцев, и командир упал…Мы остолбенели – неужели провокация? Среди немцев началась пальба, но тут же стихла. Немцы продолжали двигаться к нам, одновременно бросая оружие. У первых немцев спрашиваем: «Почему стреляли и убили нашего командира?» Все наперебой кричат, что это СС не хотели сдаваться.

Нас, солдат, распределили по группам, провели инструктаж: всех немцев обыскивать, изымать оружие, кинжалы, ножи…Но документы, лёгкую одежду, вещмешки оставлять при них. Итак, война закончилась.

Имею 21 правительственную награду, пять благодарностей от Верховного Главнокомандующего и благодарность от маршала Жукова.

 

Будуев Пётр Христофорович

Родился 11 июля 1923 года. В 1942 году 3 мая ушёл на фронт. Попал в Москву. Первое время служил в десантных войсках 204-й воздушной бригады. Готовили нас на Ленинград, но срочно отправили на Сталинград. Попал в 37-ю гвардейскую стрелковую дивизию 114 полка отдельной пулемётной роты, был пулемётчиком. Воевал вместе с земляком из Каги А. А. Андреевым. Бои шли в донских степях, силы были неравны, отступили на город Калач. С тяжёлыми боями двигались к Сталинграду. Был легко ранен, но с поля боя не ушёл, так как был приказ: «Легко раненым оставаться в строю, за невыполнение приказа – расстрел!» За тяжёлый бой получил орден Красного Знамени. Участвовал в боях за города Камышин, Харьков. Был командиром миномёта, командиром отделения шофёров. По званию – сержант. Награждён медалью «За отвагу». В Европе освобождал города Братислава, Прага, Плаешты, Карпаты. Был на параде в Вене. После победы служил в Венгрии до 1947 года.

 

Васильев Михаил Ильич

Васильев Михаил Ильич. Родился в 1925 году в селе Весёлое Липецкой области. Был призван в 1942 году в Военно-морской флот, был на учёбе на Соловецких островах в Белом море. После учёбы направлен на корабль Северного флота, служил по специальности электрик. С июля по октябрь 1944 года сопровождал военно-транспортные суда в город Мурманск.

В октябре 1944 года по приказу Верховного Главнокомандования совместно с пехотинскими частями был нанесён удар в Заполярье – освободили город Печинск. Конец войны застал в Норвегии. На протяжении всей Великой Отечественной войны моряки Северного флота не дали немцам перейти государственную границу.

После войны пять лет служил боцманом. Награждён орденами Великой Отечественной войны первой и второй степени, медалями «За оборону Заполярья», «За отвагу», и юбилейными медалями.

  

Гридневский Гавриил Игнатьевич

Гридневский Гавриил Игнатьевич. Родился в Узяне, в 1926 году, в крестьянской семье. До армии работал в колхозе. В армию призвали в 1943 году, в танковые войска. Служил в 5-й тяжёлой самоходной танковой бригаде, сержант. В 1944 году ранили, попал в госпиталь. После госпиталя служил в Западной Украине, вылавливали там бандеровцев. Демобилизовался в 1950 году. Награждён медалями и орденом Славы третьей степени.

 

Гущенский Александр Филиппович


Гущенский Александр Филиппович. Родился 11 декабря 1915 года в Узяне. В школе не учился. Участник Великой Отечественной войны, призван в 1941 году. Воевал на Днепре, после тяжёлого ранения пролежал три месяца в госпитале в Казани. После этого попал на сборный пункт. Воевал стрелком в сапёрном батальоне, был заместителем командира взвода. Звание – сержант. Воевал на втором Украинском фронте. Участвовал во взятии Берлина. Закончил службу 20 октября 1945 года.

Награждён орденом Великой Отечественной войны, двумя орденами Красной Звезды, медалями «За победу над Германией», «За боевые заслуги», «За отвагу», а также юбилейными медалями.

 

Гущин Иван Савельевич

Гущин Иван Савельевич. Родился в 1916 году, учился в школе, закончил четыре класса. В 1937 году забрали в армию, на Украину, в город Киев. В 1939 году попал на Финскую войну. В 1941 году вернулся домой и сразу же забрали на Германскую войну. Воевал в составе 216-го авиационного полка, прожекторист, рядовой. Демобилизован 8 мая 1945 года. Имею награду за победу над Германией.

 

Давлетшин Галей Давлетович

Давлетшин Галей Давлетович. Родился 14 ноября 1920 года в семье крестьянина, где кроме меня было ещё трое детей, в деревне Кагарманово. Окончил начальную школу, работал в колхозе. В армию призвали 13 сентября 1940 года. Служить попал в Киевский военный округ, 8-й бронетанковый полк, 6-ю роту регулирования. Рядовой. Войну встретил 22 июня 1941 года в городе Львов. Не ждали, не знали, думали сначала, что гром вдали, а потом обрушился ливень бомб. Выжило очень мало молодых, здоровых парней. Погибали, даже не поняв, что произошло. Воевал до 6 августа 1941 года. Попал в плен, был в окружении. Плен – это самые тяжёлые годы в моей жизни. Уничтожение личности, немцы нас считали хуже всякого скота. Мы были живой дармовой силой. Освободили из плена в городе Бремен в мае 1945 года. Служил в 130-м транспортном батальоне регулировщиком на автомобильных дорогах до декабря 1949 года. Вернулся на родину, стал жить в Узяне.

 

Ерастов Александр Петрович

Ерастов Александр Петрович. Родился в 1922 году, в Узяне. 14 июля 1941 года забрали в армию, на Дальний Восток. В 1943 году был переброшен на Западный фронт. Воевал в составе 143-го отдельного батальона НКВД, 116-й морской бригады, автоматчик, рядовой. Под Орловско-курской дугой был ранен. Вернулся домой в 1946 году, в декабре. Имею награды.

 

 

Захаров Пётр Прокопьевич

Захаров Пётр Прокопьевич. Родился 5 июня 1927 года. Учился в Узянской школе. В сентябре 1944 года был призван в ряды Советской армии. Служил во время войны до мая 1945 года в составе кораблей Черноморского флота, на флагманском линкоре «Севастополь». Радиотелеграфист, имел звание старшины.

Во время службы занялся спортом: штангой и акробатикой, был чемпионом Таврического округа Вооружённых сил. В 1951 году закончил службу, вернулся в Узян. Работал тренером в школе, потом в лесозаготовительном участке. Участвовал в смотрах художественной самодеятельности, выступал с плясками.

Имею награды: орден «Знак Почёта», медаль «За победу над Германией», юбилейные медали.

 

Колесников Михаил Васильевич

Колесников Михаил Васильевич. Родился в 1925 году. Образование 7 классов. Трудовую деятельность начал в колхозе. С 1939 по 1941 год работал учётчиком на ферме «Кутуйка», а затем на разных работах в полеводстве и животноводстве.

Был призван на военную службу. Военное звание – сержант. Участник Великой Отечественной войны. Участвовал в форсировании Днепра, за что нашей дивизии было присвоено звание гвардейской, а мы стали гвардейцами. Служил на фронте в пехотных войсках на передовой, командовал временно взводом, а в основном был командиром отделения. Освобождали сёла и города Украины. Был тяжело ранен, после госпиталя был комиссован, вернулся домой инвалидом войны.

После войны работал в колхозе счетоводом, главным бухгалтером, зав. фермами, был и пастухом.

Награждён орденом Отечественной войны второй степени и медалями. Неоднократно получал награды за доблестный труд – почётные грамоты и ценные подарки.

 

Копытов Николай Иванович

Родился в 1925 году, закончил пять классов, работал в колхозе. В 1944 году призвали в армию. Направили на Дальний Восток, в Приморский край, станция Раздольное. С августа 1945 года воевал с Японией, потом была служба в Корее. Стрелок, рядовой. В ноябре 1951 года демобилизовался. Имею награды: медаль «За победу над Японией», «За победу в Корее», орден Великой Отечественной войны второй степени, юбилейные медали.

 

Латохин Авенир Антонович

Латохин Авенир Антонович. Родился 28 октября 1926 года. Закончил семь классов. После школы работал в колхозе. 25 декабря 1943 года был призван в армию. Был зачислен на курсы радистов (Актюбинская область, город Темир). После окончания курсов перевели в город Мытищи в Московскую школу старшин-радиоспециалистов. После окончания школы направили на пересыльный пункт военных радиочастей в Москве, а потом в Гвардейскую миномётную бригаду. Отправили на Дальний Восток, на Второй Забайкальский фронт. Участвовал в войне с Японией. После войны год служил в Порт-Артуре, закончил курсы артиллерийских мастеров при 39-й армии, до демобилизации был мастером-оптиком. Демобилизован в 1950 году. В 1955 году был вновь призван на месяц в армию, служил в Алкинских лагерях. 

Имею награды: орден Великой Отечественной войны, медаль «За боевые заслуги», «За победу над Японией», юбилейные медали.

 

Мелентьев Вениамин Петрович

Мелентьев Вениамин Петрович. Уроженец села Узян. Родился 8 августа 1925 года. Учился в Узянской школе, закончил шесть классов. После школы пошел работать в колхоз.

8 февраля 1943 года призвали в ряды Советской армии, сначала в Тоцкие лагеря Оренбургской области, потом учился в Отдельном запасном полку связи. В 1944 году направлен в Венгрию, там принимал участие в освободительных боях (2-ой мех. корпус, 6-я Гвардейская дивизия). При освобождении Венгрии получил ранение, там же был в госпитале. После госпиталя – снова в бой. Через месяц опять ранили, три месяца пробыл в госпитале – и опять в бой. 14 апреля 1945 года получил челюстное ранение, и снова госпиталь. Потом попал в Румынию, в запасной 11-й Отдельный гвардейский полк рядовым стрелком в моторазведку. В октябре 1945 года был демобилизован.

Награды: орден Славы третьей степени, орден Отечественной войны, медаль «За победу над Германией», юбилейные медали.

 

Носков Геннадий Иванович

Носков Геннадий Иванович. Уроженец ленинградской области. Родился в 1924 году. Закончил семь классов, затем учился на паркетчика.

Во время войны оказался на оккупированной территории. Был призван полевым военкоматом в конце 1943 года, когда освободили Ленинград. Попал в Отдельный учебный батальон, затем был переведён в 15-ю стрелковую дивизию, 47-й Гвардейский полк. Был командиром отделения. Воевал под Дрезденом, затем был Опль, Берлин. Дошли до Эльбы. Воевал в Чехословакии, Румынии, Венгрии. Демобилизовался в 1947 году в Винницкой области. Некоторое время работал учителем физкультуры в селе Буданово Ставропольской области, затем переехал в Башкирию, в Узян. Имею награды.

 

Орлов Иван Игнатьевич

Орлов Иван Игнатьевич. Родился 14 марта 1922 года, учился в Узянской школе, закончил пять классов. 7 июля 1942 года ушёл на фронт, участвовал в боях на Северо-Западном фронте. С июля по октябрь 1942 года был в составе запасного стрелкового полка. Был ранен, лежал в госпитале, а потом вернулся в 97-й полк. В августе 1943 года опять попал в госпиталь. В феврале 1944 года уволен по ранению.

Освобождал Великие Луки, Ленинград, Калинин, Ржев, Белую Церковь.

Награды получил уже после войны: медали «За победу над Германией», «За трудовую доблесть», юбилейные медали, а также орден Трудового Красного Знамени и орден Великой Отечественной войны второй степени.

  

Осокин Иван Петрович

Осокин Иван Петрович. Родился в селе Узян 28 августа 1925 года. После окончания семилетней школы работал в колхозе.

В 1943 году ушёл на фронт, воевал до конца войны. Был миномётчиком-разведчиком, в составе 10-й воздушно-десантной дивизии десантником-разведчиком. После прохождения службы в 21 Отдельном учебно-танковом полку стал командиром танка.

В 1944 году был тяжело ранен и контужен. В 1945 году был переброшен на войну с Японией. Награждён несколькими медалями.

По окончании войны служил в армии до 1950 года, демобилизован по болезни.

Работал в организации «Башнефть». Был женат на Александровой Анне Матвеевне, двое детей - сын Николай и дочь Антонина.

 

Пахомов Ефим Трофимович

Пахомов Ефим Трофимович. Родился в селе Узян, в семье крестьянина, 25 января 1925 года. Начал учиться с 8 лет в Узянской школе, закончил 7 классов. В 1941 году пошёл работать в колхоз на лошадях.

В декабре 1942 года призвали в армию, в Тоцкие лагеря Оренбургской области, где закончил школу снайперов и в октябре 1943 года был направлен на фронт. Со снятия блокады шли на Эстонию до города Нарвы. После боёв в батальоне 45-й дивизии из 370 бойцов осталось всего 68 солдат и офицеров. После этого вывели нас на Карельский полуостров для подготовки удара на Финляндию. В это время наши части направили на разминирование нейтральной полосы. 30 мая 1944 года был ранен и переведён в санбат, где мне ампутировали ногу. Перевели в Ленинградский госпиталь, а потом в город Свердловск. После прохождения полного курса лечения отправили домой.

Вернулся в Узян на новый год – 1945-й.

За боевые заслуги награждён орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны, медалями «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией», «За трудовую доблесть», юбилейными медалями. 

 

Рыжкин Василий Степанович

Рыжкин Василий Степанович. Родился в 1926 году. Был призван в ряды Советской армии в январе 1943 года. С 1943 года по август 1944 проходил службу в военных школах. Воевал в составе 4-го Отдельного ордена Кутузова полка, радиотелеграфист, звание – старший сержант. Принимал участие в освобождении городов: Варшава, Браслава, Познань, Люблин, Краков. Был ранен, лежал в госпитале.

В 1949 году был демобилизован. Награды: орден Великой Отечественной войны, медаль «За форсирование Одера и Вислы», знак Грунвальда, медаль «За победу над Германией», а также юбилейные медали.

 

Савельев Иван Семенович

Савельев Иван Семенович. Работать начал рано, с 14 лет, в колхозе. В 1942 году, когда исполнилось 18 лет, был призван в армию. В учебном полку освоил профессию танкиста. Первое боевое крещение принял под Смоленском. Стал механиком-водителем, командиром танка «Т-34». В составе 2-й танковой армии Белорусского фронта участвовал в освобождении Орши, Минска, Каунаса. Своими глазами видел сожжённые города, убитых фашистами людей.

Жестокие бои шли в восточной Пруссии. Фашисты здесь создали мощный укреплённый бастион. Кругом озёра, реки, болота, железнодорожные магистрали – трудно приходилось танкистам. Наши войска форсировали реки Неман, Прегель, освободили города Тильзит, Гросс, Кенигсберг и другие.

Вернулся домой лишь в 1947 году в звании гвардии сержанта. Работал завхозом в колхозе имени Точисского. В 1950 году обучался в Благовещенской школе полеводов. В 1957 году стал председателем объединённого укрупнённого колхоза имени Сталина. Выдвинул предложение о введении денежной оплаты труда колхозников. С 1966 по 1983 год (до выхода на пенсию) работал прорабом-строителем колхоза «Россия». Восемь раз избирался делегатом районной партийной конференции, с 1953 по 1983 год был депутатом сельского совета. Десять лет возглавлял группу народного контроля колхоза. Являясь селькором, сотрудничал с газетами «Урал» и «Белорецкий рабочий».

Награждён орденами Красной Звезды, Отечественной войны второй степени, медалями, в том числе медалями и за трудовые заслуги.

 

Сафонов Михаил Григорьевич

Сафонов Михаил Григорьевич. Родился в селе Узян в 1925 году. Закончил три класса, до войны работал пастухом. Пошёл на войну в 18 лет, призвали 12 февраля 1943 года. На обучении был в Гархарецких лагерях. Был связистом, воевал в артиллерийских войсках. На Украине освобождал города Первомайск, Александрия, Харьков. В мае 1944 года перешли речку Буг. Заболел, лежал в госпитале в Харькове. В октябре 1944 года попал на Прибалтийский фронт. Домой вернулся  9 марта 1948 года.

Имею награды: орден Отечественной войны, медали «За победу над Германией», «За боевые заслуги», «За освоение целинных земель», юбилейные медали.

 

Серпков Михаил Елизарович

Серпков Михаил Елизарович. Родился в 1922 году, в Узяне. Свой боевой путь начал с защиты нашей столицы – Москвы. Здесь наши войска остановили врага, а затем перешли в наступление. Это была самая крупная победа наших войск. В этих боях я был связистом между командным пунктом и миномётной батареей. В первый день наступления пришлось под сильным огнём восстанавливать связь, обеспечивая этим успех боя. Был награждён медалью «За боевые заслуги».

Воевал в составе 34-го стрелкового полка, затем 15-го стрелкового полка МВД. По званию – сержант. Участвовал в боях на Курской дуге, где был командиром миномётной батареи. Награждён орденом Красной Армии. Дальнейший путь прошёл через Гомель, Варшаву, форсирование Одера. Награжден десятью правительственными наградами, а также имею 16 благодарностей. 

 

Соловьев Николай Антонович

Соловьев Николай Антонович. Год рождения – 1920-й. Призван в ряды Советской армии в 1940 году. Был отправлен на Дальний Восток и 21 сентября 1940 года был зачислен в 595-й артиллерийский полк. В 1941 году был переведён в 809-й артиллерийский полк орудийным наводчиком по охране аэродрома в Комсомольске-на-Амуре.

В декабре 1942 года попал на фронт. В 1943 году вливаемся в 30-й Ленинградский гвардейский корпус, в 63-ю дивизию, в 190-й стрелковый полк. Принимал участие в боях, был командиром миномётного расчёта. Участвовал в прорыве блокады Ленинграда и Карельского перешейка, в освобождении Эстонии, Латвии, Литвы. Освобождали острова Эзель, Даго. В 1944 году под Выборгом был контужен, пробыл в санбате трое суток и сбежал: пришла машина с ранеными из нашего полка, и я с ней уехал обратно в свой полк, в свою роту. По званию старший сержант. Демобилизован в 1946 году.

Награждён орденом Славы третьей степени, орденом Красной Звезды, двумя медалями «За отвагу», медалями «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией», юбилейными медалями.

 

Сысоев Николай Иванович

Родился в Узяне 12 октября 1921 года. Проучился четыре класса, работал в колхозе разнорабочим. В 1940 году призвали на службу в ряды Советской армии. С августа по сентябрь 1945 года принимал участие в войне с Японией, у озера Хасан, в составе 83-го стрелкового полка, помощник наводчика ПТР, рядовой.  В 1946 году демобилизовался. Имею награды: медаль «За победу над Японией», орден Великой Отечественной войны и юбилейные медали.

 

Сысоев Пётр Иванович

Сысоев Пётр Иванович. Год рождения – 1925. Образование – 7 классов.

Забрали в армию 12 декабря 1942 года. Направили в город Темир Актюбинской области на радиокурсы. Учился шесть месяцев на радиста. С пересылочного пункта города Москвы направили на запад, под Великие Луки. Везли ночью, попали под авиаобстрел, бомбёжку. Утром увидели, что Великие Луки разбомбили. Направили на озеро Балатон (Прибалтика).

Когда немцев начали гнать, образовали кольцо, догнали врага до моря. Когда открыли второй фронт, встретились с американцами в Вене. Победу встретил в Германии, под Берлином. Был ранен.

Награждён благодарностью от группы войск в Германии под командованием Чуйкова, медалями «За отвагу», «За победу над Германией», орденом Отечественной войны второй степени и юбилейными медалями.

 

Тихонов Степан Григорьевич

Тихонов Степан Григорьевич. Родился в селе Узян в 1913 году. После службы в армии работал председателем Узянского исполкома. Участник Финской и Великой Отечественной войн.

Призван по мобилизации 30 июня 1941 года Белорецким РВК. Воевал в 684 стрелковом полку, 409 стрелковой дивизии. Командир взвода, парторг батальона, звание – младший лейтенант.

Хочу рассказать об одном эпизоде военного времени. Мы освобождали Украину от немецких оккупантов. Враг отступал. В местечке Сороки мы услышали крики детей – казалось, они доносились откуда-то из подземелья. Мы, пятеро солдат, пошли на эти душераздирающие крики. Вышли к заброшенному старому колодцу на окраине села. Крики доносились именно из него. Немцы при отступлении покидали местных детей в колодец… Мы соорудили что-то наподобие верёвки. Я спустился вниз, в это месиво из человеческих тел. Обвязывал каждого ребёнка верёвкой, а ребята наверху вытаскивали несчастных детишек. Дети были с переломанными руками, ногами, рёбрами, перепачканные кровью и грязью. Невозможно было без ужаса и слёз смотреть на это… Меня сменил второй солдат, потом третий. Мы вытащили из этого колодца более тридцати живых детей, и несколько мёртвых. Хорошо, что на дне было совсем мало воды, иначе все дети захлебнулись бы. Не дай бог никому увидеть такое. Голодные, оборванные, они целовали нам руки…

В тяжком бою был ранен, вынес меня с поля боя узбек по имени Ахмед, волоком тащил меня на плащ-палатке до санбата, потом на быках меня везли в Харьков, пролежал в госпитале 9 месяцев. Радостное известие о победе встретил там же.

В Узян вернулся в сентябре 1945 года. Награждён орденом Красной Звезды и семью медалями.

 

Точилкин Михаил Константинович

Точилкин Михаил Константинович. Родился в 1925 году в Узяне. В 1943 году пошёл на фронт восемнадцатилетним добровольцем. Стрелок, рядовой. Служил в Калининградском Краснознамённом полку под городом Фрунзе, потом в Финляндии и на Кольском полуострове, в Мурманске. Был ранен. Победу встретил в госпитале. Демобилизован по ранению в декабре 1945 года, вернулся в Узян.

 

Точилкин Семён Петрович

Родился 2 февраля 1918 года в селе Узян. До войны служил в армии два года, только вернулся домой – и началась война. Призвали на фронт. Формировалась часть на станции Лебяжье под Москвой. Сформировали бригаду № 50 и отправили на передовую. Стрелок, рядовой. В 1942 году в бою был тяжело ранен, почти семь месяцев лежал в госпитале в Новосибирске. Потом комиссия признала: на фронт не годен. Дали третью группу инвалидности и демобилизовали домой. Дома вызвали в военкомат и направили работать в МВД, в колонию №3 в Инзере, плавал с заключёнными со сплавом. Последний год войны работал в колонии в Белорецке. Потом до пенсии работал на железной дороге. Имею девять фронтовых и юбилейных медалей, а также медаль за добросовестный труд в годы войны.

 

Фролов Пётр Данилович

Фролов Пётр Данилович. Родился в Узяне 16 июня 1923 года. Служил в Советской армии с 1943 по 1946 год. Участник Великой Отечественной войны. Был призван в армию, потом отправлен на фронт. Попал на Первый украинский фронт в должности рядового, затем на Четвёртый Украинский фронт в должности командира взвода автоматчиков, младший лейтенант. Был контужен и трижды ранен.

Награждён двумя орденами Великой Отечественной войны и медалями.

 

Хомяков Авенир Никифорович

Хомяков Авенир Никифорович. Родился 15 ноября 1927 года в селе Узян. Учился в Узянской школе, окончил 4 класса. В армию забрали в 1944 году, прослужил семь лет. В годы войны служил на Дальнем Востоке в пехотных войсках, а потом в автопехоте. Участвовал в войне с Японией в составе 711-го стрелкового полка, стрелок, рядовой. Демобилизовался в 1951 году.

Имею правительственные награды: Орден Славы третьей степени, орден Великой Отечественной войны второй степени, а также юбилейные медали.

 

Хомякова (Панфилова) Александра Никифоровна

Хомякова (Панфилова) Александра Никифоровна. 

Об Александре Никифоровне рассказала её дочь, Нина Зимина (Панфилова):

«1 апреля 1942 г. получила повестку медсестра Шура Хомякова. Из Узяна в Белорецк. В Уфе окончательно сформировался большой женский эшелон. И привезли их в мае под Сталинград. Месяцы в карантине готовили. Направили санинструктором в 1088 малокалиберный зенитный автоматический полк. Стояли в Красноармейске охраняли танковый завод. В июне немцы уже пытались бомбить. Раненых не было, но землёй всех засыпало. Шура подавала снаряды. 23 августа была самая сильная бомбёжка тракторного завода. Бензобаки рвались, казалось, вся Волга не текла, а пылала. Много наших солдат погибло в эти дни. На батарее было двое девчат. Они поклялись, что в случае гибели одной другая сообщит родным место захоронения. Капа погибла и Шура сообщила родителям.

Под конец Сталинградской битвы Александра была не только санинструктором, а совмещала обязанности командира дальномерного отделения, входила в расчет на пушке. Сталинград - её боль и вершина. Здесь много в округе дорогих одиноких и братских могил. Обмундирования не хватало. Хоронили в нижнем белье. Тогда подумала: Как ты, Шура, огрубела. Такие страсти, а ты таскаешь на носилках, перевязываешь....

Все марки самолётов своих и немецких по гулу научилась определять. Были под Калачом. За Доном охраняли железнодорожный мост. Сотни раз на понтонах переплывала с ранеными. Через много лет они не раз встречались в Сталинграде и обязательно в 87 школе были. В годы войны этой школы не было. Построили её на том месте, где погибла целая батарея из 6 пушек их 73-го полка. За Сталинград и 73 артиллерийский полк удостоен гвардейского звания.

А в июне 1943 года их перекинули в Прибалтику, под Вильнюс. Когда Вильнюс освобождали, тоже много бойцов их полк потерял. Ранило и Александру. Победу встретили в Вильнюсе. Здесь и расписались мл. сержант Александра Хомякова и старшина Фёдор Панфилов. Проработала 40 лет медсестрой. Мы, дети, были на встречах ветеранов 73 гвардейского полка в Волгограде и знали в лицо однополчан моих родителей. Посетили все боевые места. На 30-летие Победы была с мамой на встрече и была на параде с ветеранами 73 гвардейского полка в Волгограде. Мамы не стало 15 февраля 2011 г. Похоронена в г. Новоульяновск Ульяновская область. Мы, дети и внуки, помним, а 9 мая - День Победы - главный праздник в нашей семье!»

 

Фото ветеранов (биографии отсутствуют)

Бармин С. И.

 

Вертопрахов Н.

 

Газизов Ф. Х.

 

Глазков В.

 

Еремеев В. И.

 

Ионов С. П.

 

Климов С. К.

 

Колесников И. П.

 

Колесников Ст. Е.

 

Кохтаев И.

 

Куликов Н. В.

 

Мелентьев М. А.

 

Мелентьев С. А.

 

Мелентьев Ф. З.

 

Меньшиков В. С.

 

Осокин А. П.

 

Рыбаков В.

 

Сорокин С. Я.

 

Стрелков М. А.

 

Сысоев Ив. Н.

 

Филиппова Е.

 

Шишкин Д. Г.

Многие из нас хотят больше знать о своей семейной истории, и в последние годы этот интерес стал особенно заметен. А другие не видят никакого смысла в поиске корней.

В 20 лет я самоуверенно заявляла, что родственные связи мне не важны – важны дружеские. Кто бы мне тогда сказал, что когда-нибудь я начну азартно искать пятиюродных братьев и сестер… Увлечение генеалогией началось внезапно. Мне не приходило в голову расспрашивать родителей о прошлом семьи, я вполне довольствовалась скупыми сведениями, мелькавшими в домашних разговорах. Обе бабушки и дед по маме умерли задолго до моего рождения. А вот дед по отцу любил вспоминать своих предков, но слушала я его вполуха. По этой линии дети рождались поздно, так что все рассказы были о XIX веке – в мои 16–17 эти времена казались чуть не былинными и эмоционально меня не задевали. И тем не менее я почему-то уговорила деда записать воспоминания.

Воодушевленный моей настойчивостью, он действительно их начал писать, но успел рассказать только о своих дедах и прадедах. И вот благодаря именно этой тоненькой школьной тетрадке, исписанной до половины его бисерным почерком, пять лет назад я неожиданно для себя занялась поисками своих корней. Дед был не просто точен в фактах, он помнил семейные предания. Например, деспотичный городской голова в гневе швыряет кинжал в непокорную дочь и лишь чудом ее не ранит, – неплохой сюжет? А дочь почему непокорна? Потому что ее в 15 лет выдали замуж вместо старшей сестры – та в день свадьбы спряталась от нелюбимого жениха, и отец, чтобы избежать скандала, отправил под венец младшую… И это ведь не герои романа, а мои прапрапрадед и прапрабабушка. Перечитывая записи деда, я внезапно увидела в предках живых людей с драматическими судьбами. Это оказалось настолько волнующим, что я захотела узнать о них больше. Теперь я исследую историю семьи в архивах, побывала, прихватив за компанию родственников, в местах, где жили наши предки в Литве, Украине и Белоруссии. А по Вильнюсу меня водила пятиюродная сестра: наш общий предок умер в 1840-м, но мы с ней чувствуем какую-то связь...

Тех, кто, как и я, в той или иной степени интересуется генеалогией, становится все больше. Хотя такого бума, который мы видим в западных странах, в России пока нет. Там на генеалогических сайтах зарегистрированы миллионы пользователей; у нас на самом крупном ресурсе vgd.ru, объединяющем людей из бывшего СССР, – около 200 тысяч. Целенаправленно пополняют семейный архив примерно 5% россиян, 23% делают это от случая к случаю, еще 22% планируют это делать1. Получается, половина населения неравнодушны к прошлому своей семьи, им хочется больше знать о своей истории. Почему?

Прошлое интересно не всем

В букинистических магазинах, в интернете и на уличных развалах продается немало старых семейных фотографий, документов, чьих-то наград... Невольно возникает вопрос: чьи они? Почему от них отказались?

«Наши бабушки и дедушки, их родители, родители их родителей – это не только имена, но и определенный образ жизни, способ реагировать на разные жизненные коллизии, – объясняет Варвара Сидорова. – Не всегда потомки готовы принять это наследство. Если человек утвердился в позиции «я отделился от семьи», «у меня другой способ жить», то, к примеру, старый фотоальбом, который олицетворяет семейные традиции, не имеет для него больше ценности. Но есть и другая, неосознаваемая часть, которая нашептывает: «Ты предал семью, нарушил правила». Этот голос настолько неприятен, что может вызывать агрессию: «Я не хочу этого видеть и знать!» Такие коллизии особенно часто случаются на сломе эпох, будь то революция или оттепель, когда, отринув «старый мир», молодежь выступала против старших, обесценивая унаследованные семейные сценарии».

Забвение – механизм выживания

«Меня разыскали родственники со стороны деда. Я ничего не знал о его жизни. Ни бабушка, ни отец не рассказывали о нем: мол, давно потеряли с ним связь. А теперь у нас состоялось воссоединение семьи! Это ошеломляет – в 49 лет обрести родственников и узнать свои корни, своих родных до шестого колена!» – рассказывает 49-летний Евгений. По большому счету, мы страна людей, забывших своих предков. 13% из нас не знают имен ни одной прабабушки и ни одного прадедушки, а назвать имена всех восьми предков в этом поколении могут только 7% россиян.

Жестокий ХХ век вынуждал рвать родственные связи, вычеркивать из памяти близких людей, уничтожать семейные документы, скрывать свое происхождение, в том числе и от собственных детей. «Знать свое прошлое было смертельно опасно, – комментирует психоаналитик Мария Тимофеева. – Забвение стало механизмом выживания». Возможна еще одна, более общая причина обрыва памяти, добавляет семейный психотерапевт Варвара Сидорова. «История семьи сплетена из фактов, правил и способов жизни, передающихся из поколения в поколение. Если вдруг в силу каких-то обстоятельств эта история делает резкий поворот, то старые правила уже не помогают выжить: семье приходится изобретать новые. И в сознании следующих поколений семейная история будет начинаться с того, кто был первым в этой новой парадигме. Работая с клиентами, я вижу, что у кого-то в семье этот поворот случился в далеком прошлом, но, конечно, чаще всего точка забвения обнаруживается в ХХ веке».

Переработать травму

Интерес к корням у нас начал пробуждаться только в 90-е, когда открылись архивы, и расцвел в 2000-е благодаря огромным возможностям интернета. Генеалогические сайты, книги, оцифрованные архивные описи и документы, самые разные базы данных, такие как obd-memorial.ru, memo.ru, familysearch.com, делают поиск реальным для каждого. Но сама потребность искать предков, конечно, возникает изнутри.

«Минувший век принес столько страданий, что у каждого из нас за спиной четыре-пять поколений, которые были психологически травмированы, – объясняет Мария Тимофеева. – Как правило, только внуки в силах переработать эту травму, уже не так близко, не так больно и страшно».

Государство и общество, в котором мы живем, по-прежнему склонны отрицать то страшное, что было в прошлом. И в результате скрытая, непризнанная травма передается по наследству, порождая у многих из нас психологические проблемы. Так что те, кто отважился исследовать страницы семейной истории, совершают маленький подвиг. И это позволяет им развиваться дальше. 53-летняя Ирина рассказывает: «Я нашла в архиве следственное дело моего деда 1937 года, скопировала то, что разрешили, и принесла листочки маме. Как она плакала над ними… Раньше меня удивляло, как сухо она вспоминала об отце, а тут такие эмоции!» Это очень важно – закрыть эмоционально незавершенные истории, объясняет Варвара Сидорова. «Может быть, оплакать, а может, поблагодарить, осудить или восхититься. Узнав о прошлом, мы становимся спокойней, уверенней, эти истории больше не съедают наши силы».

Вернуть устойчивость

Мир, в котором мы живем, значительно менее регламентирован, чем еще 30–40 лет назад. Перед нами много возможностей, много вариантов выбора – для кого-то даже чересчур много. «Бич неопределенности – одна из главных проблем современного человека, – отмечает нарративный психолог Олеся Симонова. – Когда вариантов слишком много, мы теряемся, не понимая, как действовать». Знание семейной истории, особенно далекой, может помочь с этим справляться. «В старые времена семья давала ответы на многие вопросы, – продолжает Олеся Симонова. – Изучая историю рода, мы вспоминаем устои, ясные жизненные правила и тем самым возвращаем себе некую определенность. Конечно, речь не идет о возвращении домостроя, скорее – о символических опорах».

В разговорах тех, кто выясняет историю рода, нередко звучит гордость за своих предков: «У нас все были трудолюбивыми, честными», «Мой прадед – георгиевский кавалер», «Моя прабабушка окончила Высшие женские курсы вопреки воле отца»… «Думаю, что, изучая семейную историю, мы бессознательно ищем хорошие объекты для себя, – размышляет Мария Тимофеева. – Нам нужна хорошая картинка себя, своего рода, своей страны». На самом деле мы, конечно, очень многое дописываем в своем воображении, и не так уж важно, было ли все так на самом деле, говорят наши эксперты, ведь для нас эта картинка реальна, это история про нас, про нашу идентификацию. «Это всегда интересно – понять, как я встроен в этот мир, что я в мир несу, какой факел я принял в этой семейной эстафете и какой передам дальше», – говорит Варвара Сидорова.

Одна из базовых потребностей каждого из нас – знать, откуда я возник, почувствовать, что было много поколений до меня и еще много будет после. Почему так? «Мы животные стайные, ­и нам важно принадлежать к стае, – отвечает Варвара Сидорова. – А стая – это в первую очередь семья. Когда мы окружены родными (живыми или мертвыми), мы не одни в этом мире, у нас есть наш клан. Даже если родственники давно умерли, они все равно символически нас поддерживают».

В моем древе сейчас уже около 300 персон, и их может быть в несколько раз больше. «Чем обширней семейное древо, тем ясней мы видим себя, – поясняет Мария Тимофеева. – Эти десятки, сотни людей жили, любили, рожали детей для того, чтобы в конце концов появился на свет я! Так мы оказываемся центром семейной системы, имеем возможность укрепить свой личный миф. А он очень важен для нас: ведь своя мифология есть не только у каждого народа, но и у каждого человека».

Хранители семейных знаний

Хотя молодежь тоже порой интересуется историей своей семьи, все-таки чаще к поискам обращаются после сорока лет. «Согласно теории развития психолога Эрика Эриксона, после сорока наступает возраст наставничества, – говорит Олеся Симонова. – Накоплено уже достаточно ресурсов, знаний, опыта, и возникает потребность делиться этим с другими». Действительно, большинство тех, кто увлечен генеалогией, говорит о желании сообщить то, что они узнали, детям или внукам. Но не только. «Сначала я искала незнакомых мне дальних родственников в разных городах в надежде получить сведения о семейном прошлом, – рассказывает 49-летняя Марина. – Но теперь для меня главное, чтобы все те, с кем у меня есть общие предки, знали о них то, что узнала я. Я рассылаю во все концы наше древо, архивные документы, старинные фотографии и радуюсь, видя, что моим дальним родственникам это интересно». И это тоже про наставничество. «Чем больше система, которую мы охватываем, тем больше ценного мы можем передать, – комментирует Олеся Симонова. – Так что хранитель семейных знаний не просто играет значимую роль в семейной системе, он еще и решает задачи социального развития».

Да, играть особую роль в семье, что ни говори, приятно. Ну и наконец, генеалогия очень азартное дело. Недаром ее часто сравнивают с детективным расследованием, только в прошлом. Ведь тайны всегда манят нас, тем более если касаются нашей семьи. Разгадав хоть одну загадку, чувствуешь ликование триумфатора. И эти сильные эмоции хочется переживать снова и снова.

Источник:

Черменская, Г. Зачем мы ищем своих предков [Текст] : [генеалогия] / Г. Черменская // Психология. – 2015. - № 116. – С. 84 – 87.

Как провожали старый год и встречали новый до революции и в советское время? Многое с тех пор изменилось, но осталось и много общего. Предлагаем вам совершить небольшой экскурс в историю.

1882—1906

До революции Новый год особо не праздновали, в отличие, скажем, от Рождества. Тем не менее в газетах, хоть и редко, но освещали эту тему. К примеру, в «Уфимских губернских ведомостях» от 4 января 1892 года есть заметка «С новым годом! Новым счастьем!»:

«Это заветное пожелание говорится испокон веков на Руси, но редко оно высказывалось так сознательно, так сердечно, так желанно, так глубоко и душевно прочувствованно, как в сегодняшнее новолетие. Да, с новым счастьем, потому что счастье минувшего года нелюбо и горько улыбнулось России, миллионы сынов которой удручены пока голодом и холодом!

Пожелаем же друг другу нового счастия и будем надеяться, что Господь благословит нас на грядущее новолетие новым счастьем, новым благодатным урожаем и обилием годов земных, во утешение труждающихся и обремененных».

Стоит отметить, что время в стране было тяжелое. В Уфе Попечительством Красного Креста была открыта столовая для малоимущих на 600 человек: «мы можем надеяться, что беднейшие из жителей нашего города обеспечены по крайней мере насущным хлебом».

Но постепенно народ приобщался к празднику — все более привычными становились детские утренники. Газета «Южный Урал» в конце декабря 1906 года писала: «После нового года предполагается елка для бедных детей. Просят всех сочувствующих откликнуться».

А в Уфимском общественном собрании даже проводился маскарад: «...было много костюмов на современные политические темы как-то: «союз русского народа», «черная сотня», «свобода печати», «шалишь, осади назад» и др.»

1940-е. Всё для фронта

В суровые годы Великой Отечественной войны устраивать Новый год для детишек помогали пионеры. В архиве уфимского Дворца пионеров сохранилось обращение тимуровцев к детям башкирской столицы:

«Дорогие ребята! Мы, тимуровцы 19-й школы Уфы, вдохновленные победами нашей Красной Армии, решили собрать деньги на постройку детского дома для сирот, родители которых погибли от рук фашистских палачей. Нас в команде десять человек. В 1943 году мы собрали на танковую колонну «Пионер» 340 рублей, отправляли посылку с учебными принадлежностями в одну из школ освобожденных районов, собрали 82 пузырька для лекарств, одну тонну металлолома. У нас есть подшефный госпиталь № 18-40. Для раненых бойцов мы принесли 125 книг, шашки, плакаты, карту Европы, поставили 16 концертов. Детям фронтовиков устроили две елки в Новый год, собрали угощение. Все были рады: и дети, и родители. Мы помогаем семьям фронтовиков: пилим, колем дрова, ходим за продуктами в магазин, носим воду. Сейчас собираем золу и режем верхушки картофеля, чтобы посадить их в огороде. Мы уже собрали на постройку детского дома 360 рублей. Ребята! Давайте и вы присоединяйтесь к нам, организуйте сбор денег. Если собрать все наши средства, то можно сделать хороший подарок для сирот...»

Кстати, в 1944 году пионеры и комсомольцы Уфы и республики собрали около миллиона рублей на постройку истребителей и танковую колонну «Комсомолец и пионер Башкирии».

Новый год. 1950-ые гг.

 

Празднование Нового года в советское время

1960-е. Зимняя сказка

— Я помню новогоднюю елку на Советской площади в 1960-х годах, — рассказывает уфимка Ольга Литвинович. — Лесную красавицу каждый год привозили на огромном грузовике из Нуримановского или Благовещенского районов. При помощи подъемного крана елку водружали на центральное место, а мы успевали собрать пушистые ароматные ветки для украшения квартиры. Ведь елку тогда горожанам было достать сложно. Я часто смотрю семейные фотографии и вижу, как из года в год подрастали дети и внуки, запечатленные на фоне елки и новогодних цифр. Менялся и новогодний наряд самой елки. Игрушечные зверушки, шишки, кукуруза — царица полей, космические корабли «Восток», разноцветные пластмассовые шары и переливающиеся гирлянды. А какие снежные горки, ледяные фигурки сооружали на Советской площади — просто зимняя сказка!

Новый год. 1960-ые гг.

В одном из номеров «Советской Башкирии» за декабрь 1969 года сообщалось, как празднуется Новый год в уфимском Дворце машиностроителей:

«Уже у входа они попадут в руки массовиков-затейников. Гостей примет «веселая раздевалка», возле которой висит плакат: «Обслуживаются лишь те, кто может быстро произнести скороговорку»... А в зале перед началом концерта гости будут вовлечены в веселые игры, пойдут на «карнавальный базар». Желающие смогут выпить чаю в кафе «Самоварник», украшенном в традиционном русском стиле. Можно сфотографироваться в фотоателье «Шутка», превратиться в Снегурочку или в Волка».

Празднование Нового года в советское время

Между прочим, именно в 1969 году вышла первая серия легендарного мультсериала «Ну, погоди!» И хотя телевизоры, которые уже перестали быть редкостью, были черно-белыми, а столы не изобиловали деликатесами, люди искренне радовались Новому году — дарили друг другу подарки, отправляли открытки, желали счастья.

1970-е. Время дефицита

На новый 1975 год ставились большие задачи. В частности, планировалось ввести центральное водоснабжение в Благовещенске и Бирске, начать строительство в Уфе республиканской клинической больницы, завершить строительство спортивного комплекса в Ишимбае. Также власти республики обещали, что в новом году вырастут доходы граждан — на 7 процентов, улучшится качество товаров и будет введено 1,5 млн кв. метров жилья.

И наконец сообщалось, что с 1 января 1975 года «открываются прямые беспосадочные рейсы самолетов Ту-134 между Уфой и Ленинградом... Пассажиры будут в полете два с половиной часа».

Кстати, до выхода на телеэкраны фильма «Ирония судьбы, или С легким паром!» оставался ровно год. Это было время тотального дефицита — нужно было отстоять полтора часа в очереди, чтобы купить к новогоднему столу шампанское, колбасу, ингредиенты для зимнего салата. Иногда можно было даже встретить на прилавке апельсины, но продавали их, как правило, с нагрузкой.

- В 70-80-е годы новогодний стол у всех был практически одинаковый, — вспоминает уфимка Альфия Галеева. — Традиционный салат оливье, заправленный майонезом собственного приготовления, самолепные пельмени, шпроты, дефицитная сырокопченая колбаса и обязательно бутылка Советского шампанского. Его тоже приходилось доставать, либо оно выдавалось новогодним пайком на работе. Фруктов зимой было мало, разве что абхазские мандарины и яблоки. Мой отец однажды принес к Новому году ананас. Мы даже не знали, как к нему подступиться и нарезать.

- Провожать уходящий год и встречать новый было принято непременно в кругу семьи, дома. А к двум часам, к московскому Новому году, все подтягивались на площадь к новогодней елке. Сколько знакомых встречал на Советской площади под Новый год, — рассказывает Ильдар Султанов. — Люди шли туда колоннами, словно на демонстрацию. Все-таки Новый год был общенародным праздником. И все друг друга поздравляли. К пяти-шести утра старались вернуться домой или «зарулить» к кому-нибудь в гости, чтобы посмотреть программу «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады». Почти час по центральному телевидению показывали выступления групп «АББА», «Бони М» и других мировых звезд. «Железный занавес» приподнимался новогоднюю ночь немного и ненадолго.

1984. Поздравление от Рериха

Из достижений уходящего года выделялся успех нашей республики на международной торговой ярмарке в Дели.

«Бутылки с кумысом, известные всем банки с башкирским медом, берестяные туесочки для меда... Интерес к башкирским стендам был очень большой... Башкирия для индийцев была одной из восточных республик Советского Союза, успешно осуществлявшей строительство социализма... Каждый день павильон заполняли только бизнесмены... Их интересовали двигатели к «Москвичам», резиновые лодки, лицензии на очистные сооружения и многое другое. Но самым притягательным объектом для бизнесменов была все же нефть. Ответ Л. С. Калимуллина (министра топливной промышленности БАССР — прим. ред.) о том, что на 4 млн. человек населения республика ежегодно добывает почти 40 млн. тонн нефти, привели президента Индийской федерации торгово-промышленных палат М. Баджаджи в восторг...»

Приятным событием было посещение башкирского раздела известным художником Святославом Рерихом... Он написал: «С большим интересом осмотрел павильон Башкирии. Мы желаем всем участникам этого большого дела всего лучшего и доброго в Новом году! Будем всегда стремиться к прекрасному!» 

1989. Перестройка в разгаре

В самом разгаре была перестройка — в стране налаживались рыночные отношения. В конце декабря 1989 года в Уфе открылся магазин «Товары Башкирии». Директор магазина дал интервью, в котором рассказал о его уникальности.

Все без исключения товары на наших прилавках изготовлены на предприятиях Башкирии. До сих пор жители и гости Уфы имели весьма смутное представление о возможностях промышленности республики. Покупая, скажем, электроутюг или пылесос «Ракета», гражданин порой и не подозревал, что сделаны они руками рабочих агрегатного завода и Уфимского моторостроительного объединения.

Источник:

Елка, маскарад и оливье [Текст] : [как провожали старый год и встречали новый до революции и в советское время в Республики Башкортостан] // Белорецкий рабочий. – 2015. – 30 декабря. – С. 2.

Служба в армии для ветерана труда БМК Михаила Пантелеева (на фото крайний слева) - источник ярких воспоминаний.

- В 1966 году меня в числе пятидесяти белоречан призвали в армию, - рассказывает Михаил Кузьмич. - 17 сентября 1966 года был сформирован воинский эшелон - 1700 человек. Нам выдали кожаные ремни, сапоги - ехали "на загранку". В Германии призывников распределили по частям. Нас, четверых белоречан (на фото), "выкупил" артиллерист, но, посмотрев на досье, сказал: "Вы, ребята, не подходите. Мне серьезный груз возить, а у вас стажа нет". Так наша четверка попала в одну часть - 41-й отдельный танковый полк. И покатилась служба...

В первые армейские деньки произошел курьезный случай: однажды на вечерней прогулке рота не хотела заводить песню. Надо было спасать ситуацию, и я запел: "Жил да был черный кот за углом..." Этот "черный кот" впоследствии на три года лишил меня отпуска: мою фамилию каждый раз вычеркивали из списка.

Еще один занимательный случай. Наши командиры давали весьма "дельные" советы. Так, зампотех полка подполковник Соловых толковал солдатам: "Нужно купить бутылку водки и закопать - потом приедете, выкопаете, вот будет радости!" Я так и сделал. В прошлом году внучка ездила в Германию, но до Форст-Цинны так и не доехала, так что "радость" моя так и лежит, уже почти 50 лет меня дожидается.

Источник:

Армейская молодость [Текст] : [воспоминания о службе в армии ветерана труда БМК М. К. Пантелеева. 1966 г. Германия] // Металлург. - 2015. - № 43. - С. 5.

Ветеран комбината Киньябай Гарипов, долгое время работавший в КЦ №3, по праву гордится своим старшим братом Руфагатом, участником двух войн — Советско-финской и Великой Отечественной.

Руфагат Суфьянович Гарипов 

В этом году фронтовику исполнилось бы сто лет, и Киньябай Суфьянович рассказал нам о героическом прошлом брата и поделился своими детскими воспоминаниями.

Семья Гариповых, проживавшая до Отечественной войны в деревне Картали, состояла из пятнадцати человек, но в большом доме места хватало всем. Отец Суфьян заготавливал лес для углевыжигательных печей, занимался дегтярным промыслом и на конных обозах отвозил дёготь на ярмарки в Верхнеуральск.

Размеренная жизнь в деревне была нарушена известием о революции. Даже сюда, в глухой уголок Белорецкого района, докатилась волна гражданской войны. Киньябай Суфьянович хорошо помнит рассказы своей матери о том, какие ожесточённые бои разворачивались между «белыми» и «красными» возле деревянного моста через реку Инзер, под которым, спасаясь от шальных пуль и снарядов, не раз укрывались жители деревни. В 1918 году отец Киньябая вступил в партизанский отряд Василия Блюхера и ушёл в рейд для соединения с Красной Армией. Вернулся он домой лишь через несколько лет.

— Отец погиб на лесоповале, когда мне было семь месяцев: его я знал лишь по рассказам мамы, — говорит Киньябай Гарипов. — А старшего брата Руфагата, во многом заменившего нам отца, помню отчётливо. Он был высоким, сильным и ловким: запросто поднимал одной рукой двухпудовую флягу с водой. В тринадцатилетнем возрасте на празднике Сабантуя в Серменево брат стал победителем конных скачек, и ему вручили обшитую серебром сбрую. Весёлый и общительный, он располагал к себе людей — у него было много друзей — и во всём любил безукоризненный порядок. Женился он, будучи совсем молодым, и уже в 1933 году у него родился первый сын. До войны брат работал в лесхозе, рубил срубы домов.

Когда в 1939 году начался вооружённый конфликт между СССР и Финляндией, Руфагата забрали на фронт, где он воевал в одной части с двоюродным братом Мутагаром.

С первых дней войны с Германией брат в звании старшины воевал на фронте разведчиком. Однажды, получив задание добыть «языка», отправился ночью в тыл к немцам. Под вспышками осветительных ракет в белом масхалате полз по глубокому снегу до вражеских окопов несколько часов. Приметив блиндаж, тихо устранил часового и решил выждать несколько минут. Увидев идущего по траншее офицера, быстрым ударом свалил его с ног. Благодаря ценным данным, полученным от пленного, на этом участке фронта уда лось проделать проход в минных полях и подавить выявленные огневые точки противника.

— Известен случай, когда бойцы-разведчики увидели над собой движущийся в бреющем полёте немецкий самолёт, — продолжает Киньябай Суфьянович. — Нерастерявшийся Руфагат, открыв автоматную очередь, попал в топливный бак. Повреждённый самолет, производивший фотосъёмку расположения советских частей, упал в районе наших войск. За этот подвиг брата наградили орденом и отпустили в отпуск. Когда он приехал домой на побывку, нашей радости не было предела. Позже он не раз присылал нам посылки с фронта, в которых были плиточный чай, американские консервы. Особенно запомнилась губная немецкая гармошка — подарок для среднего брата, а ещё — красивый аккордеон, который он прислал своему сыну ближе к окончанию войны.

Руфагат Суфьянович с дивизией Рокоссовского дошёл до Берлина, а потом их часть отправили на Дальний Восток для разгрома милитаристской Японии.

Грудь мужественного разведчика сияла орденами и медалями. За время военных походов он был ранен восемнадцать раз! В конце 1945 года Руфагат Гарипов вернулся домой с победой. В мирное время он трудился в Карталинском лесхозе лесорубом, плотником, построил не один дом односельчанам, вырастил 12 детей. Он был открытым, добрым человеком и строгим наставником, но за внешней суровостью таилась чувствительная душа, в особенности, когда речь заходила о войне.

- Умер Руфагат 15 июня 1998 года. Похоронен в деревне Картали Белорецкого района, — завершает рассказ о старшем брате Киньябай Гарипов. — Я горжусь им, и хочу, чтобы память о человеке, внёсшем свой вклад в Победу нашего народа в Великой Отечественной войне, жила и передавалась потомкам.

Источник: 

Воробьев, А. С гордостью о брате [Текст] : [Р. С. Гарипов – участник Советско-финской и Великой Отечественной войн] / А. Воробьев // Металлург. – 2015. - № 48. – С. 2.

Внимание к людям, искренний интерес к их делам, переживаниям, проблемам - вот главные черты в характере Сергея Болонина, председателя Совета ветеранов Белорецкого металлургического комбината.

В конце ноября этого года Сергей Александрович был избран председателем на второй срок, и это неслучайно: он из тех людей, которые отдавали и продолжают отдавать себя работе без остатка.

Та заводская проходная...

После окончания школы Сергей Александрович видел себя лётчиком — покорителем воздушного пространства. Тайком от мамы, вместе с другом, решил воплотить задуманное и подал документы в училище гражданской авиации в городе Бугуруслан. Но не прошёл медкомиссию, пришлось возвращаться домой и думать о земной профессии. И он выбрал БМК.

— Начал свой трудовой путь в цехе холодного проката ленты №12 учеником волочильщика, и сразу поступил на вечернее отделение техникума, решив параллельно работать и учиться. Было интересно совмещать теорию и практику — это помогало лучше понимать производственный процесс, — рассказывает С. Болонин.

До окончания техникума ему оставалось меньше года, когда его призвали в армию. Юноша был направлен в МВД СССР, в дивизию им. Ф. Дзержинского в Москве. Служба была очень ответственная: солдаты встречали иностранные делегации, регулировали передвижения военной техники на перекрёстках, во время важных мероприятий патрулировали стадионы. Сергею за отличную службу были вручены именные часы от Министра внутренних дел СССР, которые хранит до сих пор, медаль за воинскую доблесть в честь 100-летия со дня рождения В. Ленина. Также его имя было занесено в книгу Почёта части.

— Мне предлагали остаться в армии, продолжить военную карьеру, но я отказался. Не мог представить, что нужно будет оставить маму одну, к тому же и к комбинату уже прикипел, не видел себя в другой сфере. Поэтому вернулся в Белорецк, на БМК, но уже в цех легированной проволоки №11. В то время цех только-только начинал свою производственную жизнь, хотелось внести посильный вклад в его становление, — улыбается Сергей Александрович. — До сих пор помню, как мы осваивали ковар — марку 29НК, прецизионный сплав, который применяется во многих областях электротехники. Нужно было проявить все свои умения, к тому же недюжинное терпение. Ведь это очень мягкий, пластичный металл, требующий особого бережного обращения как при волочении, так и при упаковке и транспортировке. Зато сколько было гордости, когда ответственный заказ мы выполнили!

Жить делами людей

О высокой карьере Сергей Александрович никогда не мечтал, но и ответственности не боялся. А работа таких любит, поэтому карьера сложилась сама собой. Сначала он отработал около полугода волочильщиком, потом мастером, затем ему предложили попробовать свои силы в общественной деятельности. И он успешно показал себя в этом направлении: был предцехкомом, парторгом, зам. председателя профкома. Старался делать всё, чтобы производственная жизнь объединяла и сплачивала людей, никогда не был равнодушным к чужой проблеме или беде, всегда старался помочь и поддержать.

Несмотря на большую нагрузку, не забывал про повышение профессионального мастерства: за это время окончил вечернее отделение Белорецкого филиала МГТУ, стал дипломированным специалистом. 

— Учёба в институте стала для меня настоящей школой жизни, — рассказывает ветеран. — Дело в том, что наши преподаватели были работниками комбината, досконально знавшие производство: Виктор Голомазов, Николай Соколов, Борис Красавин. А ещё перед глазами всегда были те, кто являлся непререкаемым авторитетом на производстве: Борис Лахмостов, Николай Дмитриев, Николай Ручушкин Анатолий Макаренко, Вячеслав Селезнев. Все они — люди, сохранившие в своей душе огромное человеколюбие и справедливость, болеющие душой за производство, дорожившие своими кадрами. В общем, настоящие Специалисты с большой буквы, которые и стали моими наставниками как в производстве, так и в жизни.

Вновь открывая производство

Простым рабочим Сергей Александрович был недолго: через некоторое время его назначили мастером, старшим мастером, а в 1985 году — начальником ЦВП N 16. Этот этап производственной жизни он прошёл успешно: много было сделано и в плане модернизации оборудования, капитального ремонта отдельных агрегатов, сплочённости самого коллектива. С гордостью герой статьи вспоминает, как цех выполнил производственный заказ на 100 процентов, и получил благодарность от Николая Дроздова, начальника Союз Метиза СССР.

Умение находить общий язык с людьми, донести понятно и доступно необходимую информацию не осталось незамеченным, и через пять лет его производственная жизнь вновь сменилась общественной — его избрали секретарём парткома комбината.

С 1991 года Сергей Александрович вновь окунулся в производственную жизнь: его назначили зам. начальником цеха легированной проволоки N 11, через два года — начальником цеха меллокорда, где он и проработал до 2009 года, до выхода на заслуженный отдых.

Новые горизонты

Однако деятельный человек не сможет оставаться в тени. Сергею Александровичу и на заслуженном отдыхе хотелось приносить пользу людям. В 2010 году его избрали зам. председателя Совета ветеранов БМК, а с 2011 года он встал «у руля» организации. В это же время был назначен сотрудником, а по сути — хранителем, музея БМК.

Сергей Александрович вместе с активистами Совета ветеранов старается доказать, что жизнь на пенсии может заиграть новыми красками. Поэтому для металлургов старшего поколения организуются различные мероприятия и конкурсы, экскурсии по городам и заповедным местам Южного Урала и многое другое. Также старшее поколение имеет возможность сохранить бесценные крупицы своих знаний, участвуя в создании книг, посвященных юбилейным датам как самого комбината, так и его подразделений: «Ветераны комбината», «Стальные нити времен», «Империя Белорецкой железной дороги», «Белорецк — метизная столица России», «Они приближали Победу».

— Я стараюсь быть полезным и старшему поколению — нашим ветеранам, которые приходят в организацию с различными проблемами, просьбами. И молодёжи — школьникам, и студентам, с которыми провожу экскурсии в музее Белорецкого металлургического комбината и рассказываю об интересных фактах нашего производства. В этом очень помогает то, что у меня был опыт работы в трёх цехах предприятия. А, значит, могу рассказать об интересной продукции, опираясь на собственный производственный опыт, — говорит Сергей Александрович.

От Сергея Болонина молодое поколение узнает множество интересных фактов о производстве БМК

Быть хранителем истории Белорецкого металлургического комбината — должность почётная, вот только сил и времени требует много. Благодаря стараниям Сергея Александровича обновлены многие экспозиции музея, сделаны новые стенды. К тому же каждая его экскурсия — отдельная повесть, раскрывающая интересные моменты производства, делающая посещение музея особо запоминающимся. Недаром, по итогам смотра-конкурса музеев Республики Башкортостан, посвященного 70-летию Победы, музею БМК было присвоено второе место среди промышленных предприятий РБ.

Вклад Сергея Александровича в сохранение исторического прошлого комбината, патриотическое воспитание молодого поколения, помощь и поддержку ветеранам БМК трудно переоценить. За долгую плодотворную работу он был награждён многочисленными почётными грамотами и благодарственными письмами, и в этом году к ним добавилась еще одна — решением администрации Белорецкого района он был награждён званием «Почётный ветеран Белорецкого района и города Белорецк». Однако самой лучшей наградой он считает уважение и благодарность всех тех, кто до сих пор помнит его участие, беспокойное сердце и стремление помочь.

Кажется, что вся жизнь у Сергея Александровича подчинена особому ритму, где главную скрипку играют дела других людей. Но есть в этой мелодии самые яркие и звучные нотки, которые принадлежат его дружной семье, — настоящему источнику заботы и поддержки. Это любимая и понимающая супруга, с которой идут рука об руку по жизни более 40 лет. Она уважаемый педагог, выбравший профессию по велению сердца, и кому как не ей знать — каково это отдавать себя без остатка работе. Это заботливый сын и его жена, двое замечательных внуков — надежда и опора для Сергея Александровича, источник радости, энергии и вдохновения. Неудивительно, что у него есть и силы, и желание быть и дальше полезным людям, реализовывать новые планы и стремления.

Источник:

Латохина, И. Характер человека – это его судьба [Текст] : [председатель Совета ветеранов БМК С. А. Болонин] / И. Латохина // Металлург. – 2015. - № 48. – С. 3.