×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 800

По Постановлению Башкирского обкома КПСС 1 октября 1966 года на БМК вышел первый номер многотиражной газеты «Вперёд» — сегодняшнего «Металлурга». Серия публикаций наиболее интересных газетных материалов, начиная с 1966 года. Все тексты представлены в оригинале.

 

Имя комбината - на доске почёта ВДНХ

Наш комбинат награждён памятным знаком «За трудовую доблесть в девятой пятилетке» и переходящим Красным знаменем ЦК КПСС, Совета министров СССР, ВЦСПС и ЦК ВЛКСМ с занесением на Всесоюзную доску Почёта на ВДНХ СССР.

1 марта получена телеграмма от делегата XXV съезда КПСС, канатчицы цеха №5 С. Х. Мухаметдиновой. Она сообщает, что присутствовала на открытии Всесоюзной доски Почёта ВДНХ СССР. Имя Белорецкого ордена Трудового Красного знамени металлургического комбината им. М. И. Калинина открывает список передовых предприятий Министерства чёрной металлургии СССР — победителей во Всесоюзном социалистическом соревновании.

Делегат тепло поздравляет коллектив родного предприятия с большой победой и желает: «Так держать, товарищи!»

 

Первая продукция нового цеха

Цех микропроволоки. Сейчас для его коллектива наступили радостно-тревожные дни: один за другим начинают выдавать первую продукцию новые станки и агрегаты.

Протяжно пропел заводской гудок. Все девушки — у своих рабочих мест, оставшись один на один с волочильным станком. Перед ними вроде бы и нехитрое устройство — катушка с заготовкой, которую нужно протянуть через алмазные волоки разного диаметра. Вот тут-то и выясняется, что это не так уж и просто. Проволока то выскакивает из рук, то не хочет войти в волоку, то рвётся. И чтобы покорить препятствие, нужно упорство, умение.

Одна за другой включают станки волочильщицы. И пусть на заправку у них ушло значительно больше времени, чем полагается, своего они добились: идут первые метры проволоки.

Сданы первые килограммы — весовщица И. Душина принимает у волочильщицы Ф. Гильмутдиновой её продукцию.

Фото В. Елизарова.

 

Со знаком качества

Коллектив мартеновского цеха много сделал, чтобы обеспечить сталепроволочников и канатчиков комбината высококачественным металлом различных марок. А сталь марки «Белорецкое технически чистое железо» — это вообще уникальное детище металлургов предприятия. Заказчики-химики очень довольны таким катализатором. И вот пришла заслуженная награда — стали марки «БТЧЖ» присвоен государственный Знак качества. Это будет на комбинате восьмой вид продукции, который отправляется потребителям с эмблемой высшей качественной оценки.

Р. Махьянов

 

«Я здесь не был»...

(Детективная история)

Рабочий день городского отдела милиции только начинался, когда в помещение медвытрезвителя вошли двое. Вот, на меня в цех поступил сигнал! — возмущённо произнёс высокий гражданин лет тридцати, протягивая дежурному листок бумаги. — А я в этот день на рыбалку ездил. Как же это так получается? Анкетные данные, записанные в регистрационном журнале, совпадали с данными «невинно» пострадавшего: фамилия, имя, отчество гражданина Л., год его рождения, работает волочильщиком в цехе № 4.

В поисках справедливости Л. отправился к начальнику отдела. Но оказалось, что в медицинском акте аккуратно была описана внешность Л., номер пропуска и табельный номер. Даже его собственная подпись совпала, как ни старался он её заменить. Любитель спиртного не сдавался, он повторял одно и то же: «Я здесь не был»... Правда, вид у него уже был не столь решительный...

Л. Карпушина, фельдшер.

  

Чтобы не было войны

В травильном отделении цеха №4 начался сбор средств в Фонд мира. Только в небольшом коллективе смены мастера З. П. Хусаинова собрано более 50-ти рублей.

Одним из первых внёс десять рублей в Фонд мира травильщик Г. Я. Павочкин. Он сказал:

— Пусть мир царит на земле и наши дети не познают ужасов войны. Для этого ничего не жаль!

В. Дмитриев, старший мастер.

 

О рабочих династиях

Башкирское книжное издательство выпустило книгу «Рабочие династии». Она рассказывает о людях труда разных поколений — рабочих династиях.

Авторами сборника выступают журналисты. Среди прочих — очерк бывшего работника нашей газеты, ныне инструктора горкома КПСС Ф. М. Галлямова «Школа Арбузовых», он посвящается широко известной на комбинате и во всём городе рабочей династии Арбузовых. Их общий стаж работы на комбинате составляет почти 350 лет.

Сейчас в первом цехе работает третье поколение этой славной династии — волочильщик Константин Андреевич и секретарь-машинистка Валентина Андреевна Арбузовы.

Книга очерков о рабочих династиях нашей республики вызовет несомненный интерес читателей. Новую книгу можно купить в книжных магазинах города.

Н. Иванова, контролёр ОТК ЦЛП №11.

 

На снимке: выступает вокально-инструментальный ансамбль центральной лаборатории измерительной техники (слева направо): электрослесарь Р. Галлямов, контролер Н. Поздеева, электрослесари В. Мезрин, Г. Максин, З. Гибабатуллин.

 

Съёмки фильма

В наш город приехала творческая группа Свердловской киностудии. Она занята съёмками фильма, посвящённого проблемам охраны природы и окружающей среды.

В Белорецке работники студии снимут часть эпизодов будущего фильма. В частности, съёмки пройдут в окрестностях города и у нас на комбинате. Объектом киносъёмщиков здесь будет опытно-промышленная установка по производству губчатого железа.

Р. Вельский

 

Растёт город металлургов. Много сделано для этого строителями в девятой пятилетке. Сверх плана они сдали 3200 квадратных метров жилой площади. За счёт этого около ста семей улучшили свои жилищные условия.

На десятую пятилетку запланировано сдать 72920 квадратных метров жилья. Значит, 2430 семей металлургов к 1980 году справят новоселье в новых квартирах.

На снимке: поднимаются новые дома.

Фото В. Елизарова

 

Стали лауреатами фестиваля

Коллективы народного русского хора и народного ансамбля танца Дворца культуры металлургов, руководят которыми соответственно В. Мошенец и Ю. Рыбаков, приняли участие во втором туре первого Всесоюзного фестиваля народного творчества и стали его лауреатами.

Духовой оркестр Дворца культуры сталепроволочников (руководитель В. Гущенский) и солист вокально-инструментального ансамбля «Гамма» В. Коннов удостоены дипломов второй степени.

Почётными грамотами отмечено исполнительское мастерство ансамбля кураистов металлургов и солиста народного хора, конструктора проектного отдела Н. Красавина.

К. Рахматуллин, художественный руководитель ДК.

 

Источник:

Кожевникова, Т. 1976 год [Текст] : [история, запечатленная на страницах «Металлурга», начиная с 1966 года] / Т. Кожевникова // Металлург. – 2016. - № 16. – С. 11.

Он смотрит из окна на город, который давно уже стал ему родным. Сколько раз он приезжал сюда в разные годы - не перечесть, а теперь живёт здесь постоянно. Именно Белорецк когда-то определил судьбу Анатолия Алексеевича Козлова. Одно воспоминание сменяет другое...

Родился он в городе Ржеве Тверской области в 1911 году. Детство не было лёгким. Первая мировая война, революция, голод... В семье Козловых было три сына, Анатолий - средний. Он хорошо помнит, как он и братья ждали отца с работы, а тот старался больше заработать, чтобы прокормить семью, а потому появлялся поздно.

В начале тридцатых в семью пришло горе: умерла мать, и отцу пришлось одному заботиться о сыновьях. Жизнь продолжалась: страна становилась на ноги, парни учились.

Старший, Борис, окончил станкостроительный институт, Анатолий поступил в Московский станкоинструментальный имени И.В. Сталина. Он был на третьем курсе, когда грянула война. Сотни тысяч юношей и девушек в первые дни Великой Отечественной погибли за Родину. Фашистский железный каток в короткое время прокатился по Белоруссии, Украине, Прибалтике и остановился у стен Москвы.

Анатолий вместе с однокурсниками с июля по сентябрь 1941-го трудился на строительстве оборонительных сооружений. Сотни тысяч москвичей тогда копали

противотанковые рвы, устанавливали надолбы, ежи. Вся страна поднялась на защиту Отчизны. Разве можно забыть такое?

В ноябре 1941-го институт, в котором учился Анатолий, перевели в Томск. В 1943-м, после его окончания, молодой человек был направлен в Белорецк, на станкозавод, который тогда располагался во Дворце культуры металлургов. Начинал мастером по сборке узлов, а закончил работу конструктором. Здесь, в Белорецке, он встретил и свою судьбу: Лидочку Зимину. Лидия Михайловна тоже была из многодетной семьи: у неё было четыре сестры и брат, который в первые дни войны погиб в Белоруссии. Родители дали дочерям достойное образование: все они стали уважаемыми людьми. Августу Михайловну Коробкину до сих пор помнят в родном городе как замечательного человека, кардиолога от Бога; Екатерина Михайловна Конькова - заслуженный учитель, как и старшие сёстры... Анатолий Алексеевич помнит свою скромную свадьбу в декабре

1944-го и отъезд вместе с заводом в Витебск, помнит, сколько было радости, когда родилась дочка Наташа, а потом Вера.

Жизнь не стояла на месте: через несколько лет Анатолия Козлова перевели начальником цеха на Кашинский завод, и вскоре он стал его директором. В 1961-м, когда был создан Калининский Совнархоз, Анатолия Алексеевича назначили заместителем начальника управления машиностроения Совнархоза, а после - сначала главным экономистом и заместителем директора Калининского вагоностроительного завода, а потом и директором.

Когда в 1966 году на заводе был создан особый конструкторский отдел, связанный с транспортировкой тяжёлых ракет, Анатолия Козлова перевели туда, где он трудился до начала девяностых, до выхода на заслуженный отдых. Всю свою жизнь он посвятил машиностроению и достиг определённых высот в своём служении России, награждён многими медалями СССР, в его трудовой книжке - десятки благодарностей и поощрений. Ему за свою жизнь не стыдно.

А завтра у него юбилей - 95 лет. Так уж вышло, что встречать его он будет без своей Лиды, но к нему обязательно придут родные и близкие люди.

Кажется, только вчера приехал он в Белорецк, а сколько воды утекло за эти годы... За окном - город, который стал ему родным, а вон и дочка Наталья спешит к нему. Жизнь продолжается!

Источник: 

Серебренников, Г. Жизнь продолжается… [Текст] : [А. А. Козлов отмечает 95-летний юбилей. В 1943-м работал на станкозаводе в Белорецке. Затем – директор Кашинского завода. В 1960-ые гг. – директор Калининского вагоностроительного завода] / Г. Серебренников // Белорецкий рабочий. – 2016. – 23 апреля. – С. 2.

Одним из первых документ получил житель Верхнего Авзяна Леонид Платонович Копытов, который в конце прошлого года отметил своё 95-летие.

Двадцатилетним парнишкой Леонид Платонович в 1940 году был призван на службу в армию. Служил в Литве, там же встретил и начало войны. Со слезами на глазах ветеран вспоминает первые бомбёжки, погибших товарищей, оглушающие сирены...

Воевал он с июня 1941-го по май 1945 года в составе 29-й инженерной сапёрной бригады помощником командира взвода. Успел повоевать под Москвой. Награждён медалями «За отвагу», «За оборону Москвы». В Литве же узнал и об окончании войны - радости не было предела. Демобилизовался Леонид Копытов в 1946 году.

Вернулся в родное село, обзавёлся семьёй. Заочно получил высшее образование в Челябинском пединституте и до выхода на пенсию работал в местной школе учителем истории.

Дочь Татьяна, приехавшая навестить отца, вспоминает, как в детстве они помогали родителям и на покосе, и по хозяйству.

- Папа все делал: и стога метал, и дрова рубил, и огород копал. Даже когда мама умерла, 24 года назад, он еще три года корову держал, сам сено заготавливал, доил. Конечно, сейчас уже и возраст, и здоровье. О войне почти ничего не рассказывает, больно все это ему вспоминать, - предполагает дочь. – Дом наш построен еще в 1911 году, но состояние неплохое, а вот во дворе все разваливается. Уезжать из родного дома папа не хочет. Сама яс Кузбасса, сестра живет в Саратове, вот и приезжаем сюда «вахтовым методом», улыбается Татьяна Леонидовна. – О переезде к нам папа и слышать не хочет, поэтому будем решать вопрос здесь, на месте. К тому же сертификат действует только на территории республики. Хочется приобрести благоустроенный дом со всеми удобствами.

Леонид Платонович Копытов – один из старейших ветеранов, авзянцы знают его и помнят как прекрасного педагога, воспитавшего не одно поколение сельчан.

 Источник:

Борисевич, Н. Жилищный сертификат – ветерану [Текст] : [одним из первых документ получил житель В. Авзяна, ветеран ВОВ Л. П. Копытов] Н. Борисевич // Белорецкий рабочий. – 2016. – 23 апреля. – С. 1, 2.

В этом году исполняется 55 лет первому полёту человека в космос. Для большинства живущих сегодня эта дата и это событие стали какими-то рядовыми, обыденными, и вспоминаются только благодаря средствам массовой информации. Мне же, в то время молодому человеку, запомнилось многое, и я хочу поделиться своими воспоминаниями.

Утро 12 апреля 1961 года в Белорецке было ясным. Проснулся я в хорошем настроении, потому что, во-первых, недавно был назначен исполняющим обязанности начальника смены доменного цеха, во-вторых, сегодня предстояло опробовать новую технологию применения агломерата в домнах, партию которого добыл на Магнитке наш директор В.М. Овчаренко, и я был включён в состав бригады по проведению эксперимента. И

в-третьих, сегодня был день рождения моей сестры Ларисы. Ей исполнялось 22 года, она была беременна и в это время жила с нами. Жили мы в своём доме на улице Скала, сейчас это улица Красных партизан, и на месте нашего дома располагаются гаражи вневедомственной охраны.

Сделав зарядку и выпив чаю, я спустился с нашего бугра, сбежал по металлической лестнице, по овчаренковскому мосту пересёк Белую и вошёл в проходную. С первого трудового дня меня в проходной преследовало ощущение, что я вступаю в иной мир, в иную жизнь – строгую, требующую отдачи сил и знаний, безумно интересную. А то, что осталось за проходной, – вроде подготовки к этой интересной жизни. Вот и в то утро на подходе к цеху у меня в голове уже был готов план на рабочий день. Обойдя печи, полюбовавшись в гляделки на бушующее пламя в печи и оценив нагрев по внешнему виду шлака и каплям застывшего чугуна только что закончившегося выпуска, я вошёл в приборную. В небольшом помещении на литейном дворе между двумя печами были расположены приборы, регистрирующие основные показания доменной плавки, по которым мы оценивали всё происходящее в печи. Стоял стол с оперативными журналами и прочей документацией, три стула, и была у стены длинная двухметровая паровая батарея, на ней лежала доска, на которой помещалось пять-шесть человек. В зимнее время на ней отогревались горновые и газовщики.

Просмотрев показания приборов, переговорив с мастером ночной смены Федором Андреевичем Визгаловым, я убедился в нормальном ходе печей и направился на обход шихтового двора. Возле склада руды встретился с начальником ночной смены Львом Николаевичем Каптелиным. Это был опытный специалист, выпускник Московского института стали, лет на десять старше меня. Выглядел он серьёзным, но в общении был прост, ценил шутку. Люди уважали его. Лев Николаевич коротко рассказал о наличии материалов, о состоянии электровозов, поступлении кокса и руды. В то время кокс везли из Магнитки через Челябинск и Вязовую, с перегрузкой в Катав-Ивановске на вагоны узкой колеи. Дежурные диспетчеры завода отслеживали путь каждого вагона ежечасно, чтобы не допустить срыва в обеспечении коксом доменных печей. И мы, начальники смен, держали это под постоянным контролем. Обсудили мы со Львом Николаевичем и порядок проведения эксперимента с агломератом, пришли к выводу, что начинать его подачу нужно с самого начала смены и на обе печи.

На сменно-встречное собрание я пришёл подготовленным и начал его ровно за двадцать минут до начала смены. Я всегда вёл это собрание сам, ибо это были производственные собрания смены, на которых коротко подводились итоги работы за прошедший период и ставились задачи на предстоящую смену. Конечно, в то время у меня ещё не было никакого опыта в управлении коллективом, и я порой рассказывал о всяких мелочах. Но мудрые руководители цеха соединили меня с уже набравшим опыта Валентином Фроловичем Светловым, на пять лет раньше меня закончившим наш институт. Валентин был для меня не только наставником, но и другом. К тому же у нас был одинаковый взгляд на процессы доменной плавки. На том собрании Валентин коротко сообщил о начале эксперимента с агломератом, ещё раз напомнил о порядке его подачи в печи и особо обратил внимание на работу весовщиков и электровозчиков. А я сообщил коллективу, что в предстоящий ленинский субботник нам поставлена задача очистить участок дороги на плотине и побелить на этом участке плиты ограждения завода. За десять минут до начала смены мы вышли из красного уголка и начался обычный рабочий день.

В девять часов утра на очном рапорте у начальника цеха я доложил о результатах работы своего коллектива за предыдущую смену, рассказал, как организована подача агломерата и как мы отшихтовались, поставил волновавшие меня вопросы по ремонту электровозных путей и вагонов. Получив свою порцию критики и одобрения и ответы на все поставленные мною вопросы, после рапорта я поспешил в приборную. Там я передал Валентину все указания руководства цеха. Смена проходила как обычно: печи шли ровно, всё оборудование работало без сбоев. Только с электровозными путями была беда: вся территория цеха была старицей Белой, и каждую весну грунтовые воды насыщали почву и даже местами выходили на поверхность, отчего шпалы и рельсы «играли», это приводило к сходам составов с рельсов. И тогда приходилось организовывать их подъем, на что у опытных электровозчиков были отработаны свои приёмы.

Когда очередной выпуск чугуна подходил к концу, кто-то из газовщиков позвал меня в приборную к телефону. Звонила сестра. Она взволнованным голосом стала говорить, что человек полетел в космос. До меня это сообщение сразу не дошло. Говорю ей: «Постой-постой, какой человек, куда полетел, в какой космос?». Она говорит: «Да вон Левитан по радио сообщает, что наш майор Гагарин летит уже в космосе». – «А на чём он полетел?» – «На корабле «Восток», да сам послушай», – и она приложила телефонную трубку к радиоприёмнику. Я стоял у двери, прислонившись к косяку, и сквозь шум и треск слушал голос Левитана, передававшего экстренное сообщение. Собравшиеся было идти на обед начальник цеха Пётр Иванович Семавин и его заместитель Виктор Иванович Козлов, услышав мой разговор, с интересом ждали его окончания. Сказав сестре, чтобы она держала меня в курсе, я повесил трубку и пересказал услышанное руководителям цеха. Пётр Иванович выразив с восхищением произнёс: «Вот и наступает новая эра в жизни человечества!». И пошёл на обед. Я снова всё пересказал Светлову, окружившим меня горновым. У всех был вопрос: «На какой срок он полетел и как будет возвращаться?». Потом я зашёл на газоочистку, но там уже все знали об этом событии, так как у них в приборной стоял старенький радиоприёмник. Когда я вернулся в приборную, там сидели Пётр Иванович с заместителем, В.Ф. Светлов, газовщики и кто-то из горновых. Пётр Иванович, человек с энциклопедическими знаниями, вслух рассуждал, из какого металла мог быть сделан корабль, какое топливо могли использовать, что пилот наверняка в скафандре и хорошо ли перенесёт он невесомость, то есть о вещах, о которых ещё мало кто знал. В это время снова позвонила моя сестра и сообщила, что Гагарин благополучно приземлился в заданном районе. Это сообщение обрадовало нас всех, но было какое-то разочарование, что полёт был таким коротким. Оно было оттого, что мы почти ничего не знали о космосе.

На последнем выпуске чугуна я стоял, задумчиво глядя на искрящуюся «реку». Чугуна было много, он не уместился в ковш и горновые пустили его струю на ток, в специальные изложницы. Это было следствием применения агломерата. В это время ко мне подошёл кто-то из горновых и говорит: «Данилыч, как будто салют в честь космонавта». Незадолго до конца смены пришёл парторг цеха Геннадий Антонович Кудашев и сообщил, что состоится митинг на стыке двух смен, и попросил собрать всю смену на площадке под горном.

Сначала выступил Пётр Иванович Семавин, сказав, что сегодня исторический день, и мы все являемся участниками прорыва в новую эпоху. Выступивший В.Ф. Светлов призвал работать лучше ради новых достижений нашей страны, и что сегодняшний рабочий день и сверхплановый чугун мы посвящаем полёту нашего человека в космос. А молодой горновой Володя Чурсин, мой товарищ детства в военные годы, высказал мысль, что полёт Юрия Гагарина – это продолжение нашей Великой Победы. Вспоминая тот митинг, я ощущаю гордость за людей, с которыми довелось мне работать. Два уважаемых в цехе человека, убелённый сединами начальник цеха и молодой ещё горновой, оба беспартийные, без бумажек и без подготовки нашли простые искренние слова, чтобы выразить наше общее отношение к великому историческому событию. На этом митинг был закончен, так как новой смене нужно было обслуживать доменные печи. Продлился он не более десяти минут.

Сдав смену и приняв душ, я поспешил домой. Мама и сестра накрывали стол. Ждали отца с работы. Ещё раз поздравив сестру с днём рождения и вручив ей духи «Красная Москва», я прильнул к приёмнику, чтобы подробнее узнать о полёте Юрия Гагарина. Незадолго до прихода отца в дверь позвонили. На пороге стоял Лёва Бенин. Лев Аронович, в то время ведущий актёр уфимского Русского драмтеатра, был другом нашей семьи. Женой Лёвы была обаятельная Римма Ивановна Байкова, уже в то время заслуженная артистка России, лауреат Сталинской премии 3-й степени. Она получила это звание ещё в юности за исполнение роли Тани в спектакле «Иркутская история», когда работала в Иркутском драмтеатре. Потом она стала женой Лёвы, они часто бывали вместе с театром на гастролях в Белорецке, где познакомились с нашей семьёй и стали нашими друзьями. У меня будет ещё рассказ о театре, о нашей дружбе, а пока передо мною стоял Лёва с пакетом в руках и смущённо улыбался. Я обрадовался его приходу, мы обнялись, и я крикнул сестре и маме, чтобы встречали гостя. Лёва был старше меня ненамного. Выше среднего роста, с обаятельным лицом и такой же улыбкой, в очках в темной роговой оправе по причине близорукости. Одет он был очень элегантно, но просто. По одежде, солидным очкам и манере держаться его можно было принять за журналиста или дипломата. Лёва и его жена Римма очень уважали моих родителей и любили бывать у нас, когда приезжали на гастроли в наш город. В первые минуты были одни вопросы-ответы: как, когда, почему. Оказалось, что Лёва второй день в нашем городе по направлению министерства культуры республики для встреч с трудовыми коллективами, учащимися, интеллигенцией. На этих встречах Лёва рассказывал о театре, актёрах и спектаклях, читал монологи и, конечно, стихи. Их он читал просто здорово, без всяких завываний и закатывания глаз, но интонацией выделяя суть каждой строчки. Так читал стихи мой любимый учитель Роберт Фёдорович Бушман. Так вот, накануне у Лёвы до позднего вечера были встречи, а сегодня он освободился раньше и решил навестить нас. У него пакете была бутылка прекрасного вина «Муската Прасковейского», которую он передал сестре. Вскоре пришёл с работы отец и мы поспешили за стол. Конечно, первым делом поздравили сестру с днём рождения, а потом разговор сам собой перешёл к полёту Юрия Гагарина.

Лёву и моих родителей интересовала реакция доменщиков на это событие, и я подробно рассказал обо всём. Потом Лёва высказал мысль, что полёт Гагарина даст не только толчок развитию науки и техники, но прежде всего культуре: появятся новые стихи и песни, книги, спектакли и фильмы, картины и скульптуры. Как же он оказался прав, мой старый друг! И ещё мы пытались понять образ человека, главного конструктора корабля, в котором летал Гагарин. Отец высказал мысль, что это кто-то из тех, кто создавал «катюшу». А думал, что это был Келдыш или Курчатов. Радио сообщало о торжествах в Москве, Ленинграде и других городах, о шествиях и массовых гуляниях молодёжи и студентов. И мы с Лёвой решили пойти погулять. Но в нашем городе было тихо, безлюдно, только у кинотеатра «Металлург» толпилась молодёжь перед последним сеансом. Может быть, мы вышли с ним слишком поздно. Вечер был тёплым, и мы с Лёвой прошлись по вечернему городу до Мраткино, вернулись на площадь. Лёва читал стихи наших классиков – Пушкина, Лермонтова, Есенина, Симонова – и молодых поэтов: Роберта Рождественского, Андрея Вознесенского, Евгения Евтушенко. Интересовался, как меня приняли в коллективе цеха, нашёл ли я себя в нём. Зашли на почту, он позвонил в театр и поговорил с Риммой Ивановной. Я позвонил в Магнитку, в общежитие института, знакомым ребятам, которые сказали, что они вовсю отмечают полет Гагарина.

Проводив Лёву до гостиницы, я поспешил домой. Так прошёл этот день. Прошло более полувека, но у меня навсегда сохранился в памяти и прекрасное солнечное утро, и седовласый Пётр Иванович Семавин, рассуждающий о космосе, и мои товарищи доменщики, устроившие салют сверхплановым чугуном, и день рождения сестры, и читающий стихи Лев Аронович Бенин.

Прошло уже много лет, и из тех, о ком я здесь рассказал, никого уже нет. Как говорил герой фильма «Доживём до понедельника», от большинства людей остаётся только две даты и тире между ними. А Юра, Юрий Алексеевич Гагарин, его великий подвиг живут в памяти народной. И кажется, что его полёт продолжается.

Источник:

Никитин, В. 12 апреля 1961 года. Белорецк [Текст] : [воспоминания В. Никитина] / В. Никитин // Белорецкий рабочий. – 2016. – 13 апреля. – С. 3.

Кинотеатр «Металлург» был центром культуры моего детства и юности. Само здание кинотеатра вызывало благоговение: колонны, массивные двери с красивыми ручками, кассы, окаймлённые лепными лепестками. Протягива­ешь в кассу заветные 10 копеек, получаешь билетик - и вот ты уже внутри. А там! Мраморные лестницы с красивыми перилами, шторы необыкновенные на окнах. Когда свет гас в зале, сердце замирало в предчувствии чуда. Мы верили всему, что видели, переживали за героев, ненавидели врагов. Потом играли в эти фильмы - в мушкетёров, Фантомаса, неуловимых мстителей.

Тогда было строгое деление на детские, в 10 и 14 часов, и взрослые сеансы, в 12, 16, 18, 20 и 22 часа. И родители меня не пуска­ли на взрослые, а так хотелось! Самый первый фильм, который я запомнила ещё в детсаду, - «Хождение за три моря» про Афанасия Никитина. Это был совместный российско-индийский фильм, цветной. Я была потрясена Индией! Играла в индианку, пыталась танцевать. В 1961 году вышел фильм «Человек-амфибия», я училась в первом классе. Впечатление, которое он произвёл на меня, не описать словами. Даже сейчас, когда смотрю его, мне не верится, что его сняли в то время. Актёры были красивы не по-советски, подводные съёмки завораживали, а музыка - что-то неземное! Тогда композитор Андрей Петров впервые использо­вал электронные инструменты, было очень здорово! Песни из этого фильма поют до сих пор, а тогда напевали все: «Нам бы, нам бы всем на дно...». Фильмов могу вспомнить очень много, мы многие знали наизусть. Я стала собирать фотографии артистов, не просто собирать - я читала на обратной стороне открытки в каких фильмах они снимались и старалась их посмотреть. С девочками в школе мы играли в фильмы. Загадывали первые буквы, например, «Ч» дефис «А» и надо было догадаться, что за фильм. Это развивало память.

Мне очень нравилось смотреть через дверь фойе на оркестр, который играл перед сеансами. Там всегда звучали самые модные ме­лодии. Мои родители очень любили ходить в кино. Почти ничего не пропускали. Когда уходили вечером, меня оставляли у соседей, а когда приходили меня забирать, то пересказывали фильм. Поэтому то, что не посмотрела, я прослушала. Соседи тоже любили слушать «про кино». Особенно запомнилось, как моя мама рассказывала «Судьбу человека». На том месте, где герой говорит мальчику «Я твой папка», плакали все...

Когда я на законных основа­ниях начала ходить на вечерние сеансы, оркестр уже не играл. По­казывали фильмы-мультики или «Фитиль». В буфете продавали мороженое и очень вкусный шоколад «Миньон» - больше его нигде не было.

Все свидания назначались у «Металлурга». Многие семьи в нашем городе ведут свою исто­рию от кинотеатра «Металлург». Сейчас кинотеатр очень красивый, особенно вечером. Приятно, что от прежнего «Металлурга» оставили элементы внутреннего убранства. Я желаю любимому кинотеатру таких же преданных зрителей и таких же прекрасных фильмов, какие были у него раньше.

Источник:

Шапошникова, О. Наш кинотеатр, наш летописец [Текст] : [детские и юношеские воспоминания О. Шапошниковой о кинотеатре «Металлург»] / О. Шапошникова // Белорецкий рабочий. – 2016. – 16 апреля. – С. 4.

Этот снимок накануне 9 мая нам в редакцию принесла Галина Юрьевна Филиппова. Фотография была сделана в 1985 году, в год 40-летия Победы на братской могиле воинов, штурмовавших Кёнигсберг.

— Мой дед, Михаил Александрович Малахов, был призван на фронт в 1943 году. За месяц до Победы при штурме города-крепости Кёнигсберг он был тяжело ранен и 20 апреля умер в госпитале. Похоронка пришла в дом накануне Дня Победы. Спустя 40 лет, 9 апреля, в день взятия крепости, мы с бабушкой Ксенией Борисовной Малаховой побывали на братской могиле, в которой был захоронен дед. Эта поездка осуществилась благодаря Н. М. Звереву и М. А. Герасимову. Даже спустя годы, я помню, как тепло нас встречали на железнодорожном вокзале в Калининграде. Оттуда доставили в посёлок Комсомольский, находящийся в 12 километрах от города. Именно там, в братской могиле, покоятся 64 воина, погибших в боях за Кёнигсберг, в числе которых и мой дедушка. Невозможно передать словами, насколько волнительным для нас стало мероприятие, организованное жителями посёлка. В торжественно-траурной тишине бабушка подошла к могиле мужа, постояла в строгом молчании, наклонилась да так и замерла, что-то беззвучно шепча.

День Победы для нашей семьи — это святой праздник. Так нас приучили с детства...

Источник: 

Погиб незадолго до Победы… [Текст] : [участник Великой Отечественной войны М. А. Малахов] // Металлург. – 2014. - № 20. – С. 5.

В этом году исполнилось бы 87 лет Лонгию Васильеву, который долгие годы руководил первой школой в Белорецке.

А начинал он работать учителем физкультуры в Инзерской школе. Воспоминаниями о тех годах со мною поделился бывший его ученик, ныне житель села Азово Архангельского района Нуритдин Шайбаков.

Лыжный поход, о котором напомнил мой земляк, состоялся 65 лет назад, в декабре 1951 года. Для участия в республиканских соревнованиях из Инзера в Уфу отправилась школьная команда в составе Александра Сикварова, Айрата Рылкова, Гильмутдина Валеева, Анатолия Юркова, Анатолия Волкова, Леонида Гнедкова и Нуритдина Шайбакова. Капитаном команды был Лонгий Васильев. После митинга и напутствия директора школы Гумера Хасановича Латыпова спортсмены на лыжах с вещмешками за плечами взяли направление на Уфу. Передохнув в Ревети, ребята дошли до Архангельского, провели волейбольную встречу с местными спортсменами, и на следующее утро двинулись дальше. К вечеру инзерцы уже были в Уфе, устроились на турбазе. Васильев достал билеты на ёлку, не забывали и о тренировках. 3 и 4 января состоялись соревнования. Наши спортсмены заняли первое место и получили призы и грамоты. В хорошем настроении ребята возвратились в Инзер, так же на лыжах. Успех инзерских лыжников был отмечен на районном уровне. Лонгий Васильевич делал всё, чтобы дети занимались спортом и любили физкультуру. А в 1952 году Лонгия Васильева направили в Кузъелгу, где он несколько лет работал директором школы.

Источник:

Мигранов, Н. В столицу на лыжах [Текст] : [Л. Васильев долгие годы руководил первой школой в Белорецке] / Н. Мигранов // Белорецкий рабочий. – 2016. – 2 марта. – С. 4.

Думаю, в памяти каждого человека есть яркие впечатления, ради которых и стоит жить на этом свете. Немало таких воспоминаний накопилось и у меня. Сегодня, когда страна готовится принять у себя мировое футбольное первенство, напомню одну из страниц спортивной истории нашего города.

Во времена моей молодости, в пятидесятые послевоенные годы, люди, пережившие страшные лишения, наконец вздохнули свободно, восстанавливали экономику и поднимали все сферы общественной жизни. Среди уличной детворы необычайно популярным тогда был футбол. Да и как же нам было не играть в него, если одной из основных тем для разговоров взрослых было обсуждение футбольных баталий заводских команд! И победы сборной СССР на мировой арене в те годы были у всех на слуху. А в каких командах играют Стрельцов, Нетто, Понедельник, Пеле и Гарринча, знал каждый мальчишка. Не будет преувеличением сказать, что футбольное движение тогда охватило весь город. Все знали, что сильнейшую уличную команду составили пацаны с 1-й Мраткинской (ныне ул. Крупской) и 30-квартирного дома по ул. Ленина. Футбольные баталии по вечерам кипели на многих городских пустырях. Вот из такого, казалось, детского спорта родилась и юношеская сборная металлургического завода, ставшая чемпионом Башкирии 1954-55 годов.

Сильнейшей командой, участвовавшей и в первенстве уральской зоны, в городе считалась сборная 706-го завода. На первых порах команда металлургов проигрывала сталепроволочникам. Но в 1957 году тренером был назначен Николай Сорокин, которому поставили задачу «наказать» 706-й завод.

Состав укрепили талантливыми спортсменами: вратари Щенин и Иванов, защитники Устинов, Петров, Кругличенко (игравший в дубле «Спартака»), полузащитник Кигурадзе (бывший игрок дубля тбилисского «Динамо»), в нападении - Серебренников, Сысоев, Рощин. Тренировки начинали ещё зимой, на снегу. Упорно работали над техникой и точностью паса и с наступлением тёплого сезона. Пробовали свои силы в товарищеских матчах с командами Миндяка, Байрамгулово, Учалов. Тренер Сорокин чертил схемы на песке, разбирая игру сталепроволочников.

Сам же решающий матч с этой командой при полных трибунах состоялся в августе 1958 года. У сталепроволочников играли опытные вратарь Рылов, защитники Тугов, Исаев, Свистунов. В полузащите и нападении - Пантелеев, Акимов, Тарасов и другие.

Игра началась, как и ожидалось, со стремительных атак сталепроволочников. На 30-й минуте с дальнего навеса мяч в нашей штрафной принял Тарасов, перед которым были двое наших защитников. Тарасов пяткой отбросил мяч на свободное место, где тут же оказался его партнёр Акимов, немедленно пробивший нашего вратаря. Конечно, мы растерялись. Но ситуацию удержали спокойные и уверенные в себе Кигурадзе и Кругличенко. С конца первого тайма наша команда всё чаще прорывалась в штрафную соперников. В конце тайма Кигурадзе даёт пас на правый фланг Серебренникову, который навешивает в штрафную, где на ударную позицию подоспел Рощин, отправивший мяч головой в левую девятку. Счёт сравнялся - 1:1.

В перерыве тренер Сорокин провёл краткий разбор игры и указал на серьёзные ошибки. И если в первом тайме мы были несколько подавлены авторитетом соперников, то вторая половина игры была полностью за нами. Хотя наше нападение постоянно висело над их штрафной площадкой, мяч ещё лишь раз побывал в воротах сталепроволочников. Это случилось на 70-й минуте после удара автора этой заметки. Наша победа была замечена профсоюзным комитетом металлургического завода, кото­рый устроил по этому поводу спе­циальное собрание.

К сожалению, сегодня белорецкий футбол переживает не лучшие времена. Будем всё же надеяться, что об успехах наших футболистов мы не раз ещё услышим и прочитаем в местной прессе.

Источник:

Серебренников, Г. Футбольная ностальгия [Текст] : [спортивная история нашего города. 1950-ые гг.] / Г. Серебренников // Белорецкий рабочий. – 2016. – 2 марта. – С. 4.

Мой отец Василий Иванович Засов - ветеран Великой Отечественной войны. Был призван на срочную военную службу в январе 1944 года и уволен в запас в январе 1950-го в должности шофёра гвардии рядового. После учёбы в автополку в августе 1944 года (на тот момент ему исполнилось 18 лет) был направлен в состав Второго Прибалтийского фронта, где воевал до Победы, 9 мая 1945 года. В ноябре 1944 года он был награждён медалью «За отвагу».

Второй Прибалтийский фронт был создан в октябре 1943 года, он должен был воспрепятствовать переброске на север в помощь ленинградской группировке немцев их 16-й армии, сковать силы противника. Немцы, стремясь стабилизировать фронт на прибалтийском направлении, срочно возводили дополнительные оборонительные рубежи и сооружения, усиливали свои войска, оказывали ожесточённое сопротивление. Днём и ночью наши войска несли большие потери от миномётно-артиллерийского огня противника.

Мой отец мог погибнуть в любой день войны из 250, выпавших на его долю. Ему повезло, он остался жив, и даже, как написано в служебной книжке военнослужащего срочной службы вооружённых сил СССР, «ранений и контузий не имеет».

После окончания войны он служил в Прибалтике ещё долгих пять лет. Восстанавливая разрушенные военные объекты, укреплял, охранял границы нашей Родины, тогда Советского Союза. И наша страна выстояла, отстроилась, благодаря таким солдатам, как мой отец.

В марте 2016 года ему исполнилось бы 90 лет. Он умер в 61 год. Жаль, конечно, что мало пообщался с внуками, не увидел правнуков. Мы, его четверо детей, шесть внуков и десять правнуков, часто его и маму вспоминаем, просматриваем фотографии. Моя внучка как-то с удивлением сказала: «А что, мой прадед молодым пацаном ушёл на войну?». Она-то думала, что на войне сражались взрослые дяди... Да, ушёл пацаном. В возрасте одиннадцатиклассников, которых она каждый день видит в школьных коридорах. И мы благодарны тому поколению, что все живём в мирной стране.

 Источник:

Засова, М. Гвардии рядовой [Текст] : [ветеран Великой Отечественной войны В. И. Засов] / М. Засова // Белорецкий рабочий. – 2016. – 2 марта. – С. 4.

Весеннее поздравление

У Весны сегодня день рождения.

И спеша ее поздравить с праздником,

Ей свои готовят поздравления

Солнце с ветром, озорным проказником.

 

С каждым днем сильнее птичье пение,

И, звеня сосульками веселыми,

Снова март вступил в свои владения,

Городами шествуя и селами.

 

Пусть еще несмело и застенчиво

Март лазурным небом улыбается.

С праздником вас, дорогие женщины!

С днем рождения, Весна-красавица!

А. Новиков

****************

 

Художник Е. Пашков, 1957 г.

 

Март капелью прослезился,

Растопив сугробов лен.

С ветки воробьишка взвился,

Вслед ему качнулся клен.

Ручеек поет всем песню,

Зайчик солнечный бежит.

Я порою этой вешней

Поселюсь в лесной глуши.

А. Петренко

***************

 

Фото П. Смолякова, 1968 г.

 

Весна

Все! Закончилось зимнее время!

И ушли, наконец, холода.

Нет тут больше мрачного неба,

Нет тут грязного снега в ногах.

Смотришь вверх на кристальное небо,

Видишь пташки летят все сюда.

А на крышах подъезда, так звонко,

Летят капли в асфальт и в меня.

Люди ходят и будто не видят,

Как прекрасен весенний денек,

Золотыми лучами светило,

Солнце, на оттаявший лед.

Ну нельзя вот так проходить!

Когда в воздухе пахнет цветами,

Этот воздух будто манит и лечит от тоски и страданий!

И. Жукова

*****************

 

Художник А. Плаксин, 1976 г.

 

Восьмое марта

Восьмое марта! Женский день!

Журчит ручей, звенит капель.

И солнце светит, тает снег,

И лучший в мире – мамин смех

Цветы подарит папа дочке

И милой мамочке моей,

И поцелует крепко в щечку,

И станет всем нам веселей.

Г. Гарифуллина

****************

Художник А. Плаксин, 1978 г.

 

 

Весна

Догорели все зимние сны
в красном шаре багряных закатов.
Я проснусь на руках у весны,
на проталинах – чёрных заплатах.

Жаль, не смотришь моими глазами
на летящие в синь облака.
Я бы плакал твоими слезами,
но сухие берёзы пока.

Может где-то под кожей их белой
затаился их вешний уют,
майских трав аромат очумелый
и апрельских иллюзий приют.

Там где город, расплавленный в неге,
истекает в ручьи, ну а ты –
догоняешь и, знойная в беге,
поправляешь на шляпке цветы.

М. Латохин

****************

 

Художник Б. Пармеев, 1973 г.

 

Весна

Рассыпался сизою проседью бархатный иней

По нежной игольчатой зелени праздничных трав.

Весна подарила мне новую жизнь, и отныне

Я юный отважный подснежник под сенью дубрав.

 

Улыбки лучи подарю я апрельскому солнцу

И, небом лазурным окрасив свои лепестки,

Я жизнь настоящую выпью до самого донца,

Назло всем преградам, злым шуткам судьбы вопреки.

О. Кузнецова

 

Жмутся снежинки к подтаявшим ставням,

Прячутся в щели, в холодные дверцы.

Запах весны, столь далекий недавно,

Каплей на сердце.

 

Солнца румянец живее сияет,

Ластятся зайчики к теплой ладони.

Март у порога свой час поджидает:

Зиму прогонит.

 

А вслед за ним сладкий голос апреля

Литься потоками свежими будет.

Звонкие птицы – весны менестрели

Травы разбудят.

 

Май засмеется заливисто, рьяно.

Эхо дождя перестуком ответит.

Россыпь цветов, запах зелени пряной

Лето приветит.

О. Кузнецова

 

Художник Б. Степанцев, 1957 г.

 

Весенняя песня влюбленного

Яблоневый снег метет по городу.

Пьяный аромат утопит грусть.

Ах, как жить на этом свете здорово,

Если жизнь не знаешь наизусть!

 

Ничего тебя уже не радует.

Ты как будто тень в полночной мгле.

Но взгляни на небо – звезды падают

В душу, как любовь моя к тебе.

 

Ты закрой глаза – я протяну ладонь

И дотронусь до своей мечты.

В сердце у меня горит живой огонь,

Потому что рядом дышишь ты…

О. Кузнецова

************

 

 

Март

Пройдут снега, пройдут и холода.

Метель готовиться в свое изгнанье.

А ведь, казалось, больше никогда

У ветра не согреется дыханье.

 

Зимы закончен леденящий путь,

Природа теплое готовит наступленье.

Ласкает солнце снег еще чуть-чуть,

Как-будто просит у зимы прощенья.

 

А во дворе растаял снеговик,

И воздух нитью золотой пронизан!

Но этот миг еще не чистовик,

Хоть черновик весны уже написан!

Т. Устюгова

*************

 

Художник В. Зарубин, 1978 г.

 

Нам все с тобою по плечу,

Пока мы вместе.

Я слово нежное кричу

Весне-невесте.

 

Мне буйство чувств уж не к лицу

И не по летам,

Но я весну веду к венцу,

К любви победам.

 

И пусть кругом вода и грязь –

Я весел ныне.

Несу цветы весны, как князь,

Своей княгине.

 

О, как тонка, незрима нить,

Что нас связала…

Еще бы раз с тобой прожить

Весну сначала!

А. Тутиков

 

Ире

Глаза любимой – пара звезд в ночи,

Когда все мраком тучи покрывают.

Не говори мне нежных слов, молчи.

Мне две звезды расскажут все, родная.

 

Они меняют часто облик свой:

То в них весна, и все во мне ликует,

То вдруг прольются тучей грозовой

И тут же высохнут от поцелуя.

 

То лето жаркое в них разожжет огонь,

Испепеляющий, но краткий.

И вновь гроза, и вновь за ней покой,

И снова все блестит, и все в порядке.

 

И осень, - как всему итог, - слеза…

И в леса золото, и в жемчуг паутины

Глядят, любуясь, милые глаза,

Как с незаконченной картины.

А. Тутиков

 

Художник В. Фейгина, 1966 г.

 

Вся из солнечного блеска,

Вся из радужного света,

Из улыбки полудетской,

Из сердечного привета.

 

Без обмана и без лести,

Без ухмылок, недомолвок,

Из мерцающих созвездий,

Вся из ситца голубого.

 

Ты, как жизнь и цвет, прекрасна,

Ты как воздух мне нужна.

Ты во мне навек всечастно,

Ангел мой, моя жена.

А. Тутиков

 

Художник Е. Гольдин, 1976 г.

 

Женщине

Вновь качает ветер ели

Еле-еле, тихо, нежно,

Как ребенка в колыбели

Вы качаете прилежно.

 

Ничего прекрасней в мире

Не увижу, сколько б не жил.

Как бы мы без вас прожили?

Кто бы нас без вас утешил?

 

Все в природе справедливо.

Все начально и конечно.

Жизнь была б такой счастливой,

Только мама спит навечно…

А. Тутиков

****************

 

Художник Е. Куртенко, 1977 г.

 

Ветер мартовский, поцелуй.

Обожги и губы, и душу,

Разморозь ото сна, расколдуй

Самый яркий весенний лучик.

 

На картине судьбы моей

Пусть растают последние льдины,

Черный грач печали черней

Улетит за рамку картины.

 

Свет любви под своим крылом

Перелетные прячут птицы.

Ветер, ветер, скати снежный ком

С той горы, где весна таится.

Н. Зимина

 

Мартовская сказка

Март пришел голубоглазый,

Щедрый нынче на проказы,

Снежный вылепил цветок –

К лепесточку лепесток –

Прямо к небушку подбросил,

Где Метелица живет,

Звезды в свой подол кладет,

Своенравна и капризна,

Оглядела сверху, снизу

К лепесточку лепесток,

Не понравился цветок.

Мартовский подарок смяла

И по ветру разбросала.

Закружились лепестки –

Не видать кругом ни зги,

Вверх ногами белый свет.

К солнышку дороги нет.

Март сначала растерялся.

Спотыкнулся, но поднялся

И помчался в новый день

В снежной шляпе набекрень,

Вылепил цветок другой.

С серединкой золотой,

Будто радугой расцвеченный,

И понес Весне навстречу.

Н. Зимина

 

Художник Е. Куртенко, 1978 г.

 

Благословите женщину-весну.

Душа ее – подснежник на рассвете.

Надежда в легкой солнечной карете

В счастливую торопится страну.

 

Благословите женщину, когда

Ростки удачи в ней распустит лето

И в уголке семейного портрета

Заблещет судьбоносная звезда.

 

Ах, осень! Время буйной красоты.

Смех той весны, как эхо, в детском смехе.

А дети – и услада, и утеха,

И в вечность устремленные мечты.

 

Зима, нетороплива и мудра,

На спицах вяжет варежки с узором.

Благословите мудрость в эту пору –

То бабушек спокойная пора.

 

Благословите женщину!

В ней свет,

Любви и жизни вековой секрет…

Н. Зимина

**************

 


Художник Е. Соловьев, 1968 г.

 

Весеннее

За окном серым – серо,

отмели метели,

В такт стучат давным-давно

звонкие капели.

И смеется надо мной

золотистым смехом,

Солнце теплое весной –

зимняя помеха.

 

Всюду быстрые ручьи

собирают воды.

В них купаются лучи,

смотрятся в них годы.

Возвращаются домой

с перелета птицы.

Каждый год в стране иной

родина им снится.

 

Пробуждает в нас весна

мимолетом чувства,

И давно уж – не до сна,

без любимых грустно,

Наполняет нас апрель

звонкою капелью,

И вселяет птичья трель

радость и веселье.

С. Черепенькин

**************

 

Художник И. Васильева, 1968 г.

 

Весеннее

В туманной паутине

Из снов ушедших дней

Я на твоей картине

Иду среди аллей.

 

Весенний дождь промчался,

И брезжит синева.

Ты не со мной встречался,

Не мне твои слова.

 

Я трону ветку ветром,

Вдохну твою сирень.

Ты не грусти об этом

В свой акварельный день.

 

Ведь чтоб прогнать сомненья,

Не впасть вновь в забытье,

Ты там, в дали весенней

Нарисовал ее.

Е. Носова

 

Художник И. Зеленская, 1979 г.

 

Алеет мартовский закат.

Какое чудо!

Я возвращаюсь невпопад

Из ниоткуда.

 

Как будто не было всех лет –

Чужих, безбрежных –

Я вновь смотрю тебе во след

Тепло и нежно.

 

Алеет мартовский закат.

Златые двери

Я открываю наугад

В твои апрели.

 

Там вновь просторно и легко,

И солнца много.

Неизъяснимо далеко

Влечет дорога…

 

Я возвращаюсь невпопад

Не слишком часто.

Алеет мартовский закат

И мне на счастье.

Е. Носова

 

Художник Л. Кузнецов, 1973 г.

 

Источники:

1. Зимина, Н. Ветер мартовский, поцелуй. Мартовская сказка. Благословите женщину-весну [Текст] : [стихи] / Н. Зимина // От любви до разлуки : сборник стихов. – Белорецк, 2008. – С. 37, 38 – 39, 70 – 71.

2. Кузнецова, О. Весна. Весенняя песня влюбленного [Текст] : [стихи] / О. Кузнецова // Мой Белорецк – неброский самоцвет : стихи, рассказы, очерки, фотографии белорецких авторов. – Белорецк, 2012. – С. 194 – 195.

3. Латохин, М. Весна [Текст] : [стихи] / М. Латохин // Улицы сиреневого города (историко-литературный альманах). – Белорецк, 2001. – С. 172.

4. Новиков, А. Весеннее поздравление [Текст] : [стихи] / А. Новиков // На излете века. Стихи и проза белорецких авторов. – Белорецк, 1999. – С. 99.

5. Носова, Е. Весеннее. Алеет мартовский закат.. [Текст] : [стихи] / Е. Носова // Улицы сиреневого города (историко-литературный альманах). – Белорецк, 2001. – С. 181 – 182.

6. Петренко, А. Март капелью прослезился… [Текст] : [стихи] / А. Петренко // На излете века. Стихи и проза белорецких авторов. – Белорецк, 1999. – С. 118.

7. Тутиков, А. Ире. Женщине. Вся из солнечного блеска… [Текст] : [стихи] / А. Тутиков // Радуга над Белой : стихи белорецких авторов. – Белорецк, 1997. – С. 60, 62 – 63.

8. Тутиков, А. Нам все с тобою по плечу… [Текст] : [стихи] / А. Тутиков // Окно, распахнутое вдаль : сборник стихов белорецких поэтов. – Уфа, 2005. – С. 108.

9. Устюгова, Т. Март [Текст] : [стихи] / Т. Устюгова // Мой Белорецк – неброский самоцвет : стихи, рассказы, очерки, фотографии белорецких авторов. – Белорецк, 2012. – С. 302 – 303.

10. Черепенькин, С. Весеннее [Текст] : [стихи] / С. Черепенькин // Радуга над Белой : стихи белорецких авторов. – Белорецк, 1997. – С. 83 – 84.

Солнечный воскресный денёк, самое время до сада пройтись пешком напрямик, через Сосновую гору. Подъём пологий, и я долго иду рядом с двумя подростками, которые тащат на гору свои велосипеды. Тропинок много, весь подъём испещрён ими, я же выбрала ту, которая идёт рядом с более утоптанной дорожкой. По ней идут те двое, я – чуть поодаль, невольно слушаю их разговор. Постарше Серёжа, как называет его мальчишка помладше Серый, другой, как узнаю потом, Витёк.

– Если резко затормозишь, вылетишь из седла, смотри, – поучает Серёжа.

– Ну не получается у меня. Пугаюсь и нажимаю. Ну и лечу как дурак, – жалуется Витя.

– Ну и дурак! Ты не думай, что грохнешься. Как подумаешь, обязательно так и будет. Ты же себя к падению готовишь, а не к спуску до конца. Так и будешь до старости эту гору объезжать, на фиг надо…

Мальчишки на вершине горы садятся на своих «коней», и Сергей, не давая Вите долго думать, почти силой толкает на спуск, и первый летит с горы. Действительно летит. За ним подтягивается и Витек, что-то кричит, но тоже скрывается за поворотом. Когда я спускаюсь вниз, те двое сидят на полянке, что-то чинят. Целы. Довольны. Сияет и Витёк. Поравнявшись с ними, спрашиваю, не свалился ли кто. Серёжа басит:

– Витёк у меня не побалует. Живо спустился, не звезданулся. А то бы получил от меня…

Ребята ещё остаются на поляне, а я иду и продолжаю думать об этой паре. Ясно, что Серый – авторитет. Наверное, храбрец, много знает, поучает уже. За таким ребята помладше след в след ходят, всё перенимают. Рисковый да бедовый, может, и не лидер в классе, наоборот, хулиган, а слово его чего-то стоит. Любого отличника, если тот трус и подлиза, на место поставит.

И вспомнился мне другой Серёжа – Серёжа Шевкуненко, подросток, игравший в фильме «Пропавшая экспедиция», который снимался тогда в Белорецке.

В киногруппе были и Вахтанг Кикабидзе, и Александр Кайдановский с Евгенией Симоновой, но они не жили подолгу в гостинице. Группа, к которой прикипел Серёжа, состояла из Николая Олялина, его подружки, кинооператора и помощника режиссёра. Вот с ними дружил мой муж, участковый инспектор на этом участке, и однажды они взяли на рыбалку в Серменево и меня. 

Я в основном общалась с Серёжей, других, более маститых актёров и работников кино, я, молодая журналистка, наверное, стеснялась. Серёжа оказался очень простым, несмотря на то что уже успел сняться в известных фильмах «Бронзовая птица» и «Кортик», был таким деловитым, будто всю жизнь ездил на рыбалку с взрослыми людьми. Собрал костёр, заставил Николая Олялина раздуть его, так как дрова наши никак не хотели гореть. Олялин, настоящий русский богатырь, по фильму ему надо было быть с бородой и усами, и это изменение его имиджа было ему на пользу – он напоминал былинного богатыря с серыми глазами. Оказалось, что и грудь у него была богатырская: вмещала столько воздуха, что та-ак подул – наш костёр вмиг взметнулся под самые небеса. Потом Серёжа удивил ещё тем, что не раздумывая полез в самое глубокое место в реке, когда надо было доставать сети. Притащил сеть, правда, рыбы почти не оказалось, опять-таки деловито, без суеты оделся, попрыгал, согрелся и снова стал возиться – уже с ужином: что-то доставал из сумок, расставлял, командовал нами, рассеянными женщинами-неумехами.

До деревни километров пять мы все шли пешком, всю дорогу шутили и смеялись, пели: Олялин басом: «Солнце всх-хо-хо-дит…», остальные хором: «и за-хо-хо-ходит»… 

О Серёже Шевкуненко потом мы с мужем услышали неприятную весть. Когда группа ещё раз приезжала доснимать фильм «Золотая речка», поговаривали, что он в колонии для малолетних за драку. Но мы и не удивились: слишком парень не любил уступать, был за «справедливость», как он это понимал. Красивый, уверенный мальчик, он смотрел прямо в глаза, говорил что думает, и ни перед кем не заискивал. Таких судьба не щадит, срабатывает принцип «косы»: вырос чуть выше других – «вжик» – и нет головы...

Только через многие годы мы прочитали о его судьбе в одной из центральных газет. Да, так оно и есть. Посидел в тюрьме один раз, потом периодически оказывался там же на протяжении долгих лет, стал авторитетом. И погиб глупо: застрелили его в собственном подъезде. 

Искренне жаль Серёжу. Знаю, что-то хорошее в нём было. Мог бы стать героем, да не случилось, сгорел нелепо. За такими люди идут, таких уважают и любят. Но именно они погибают преждевременно. 

Источник:

Мустафина, Г. Безумству храбрых… [Текст] : [о фильме «Пропавшая экспедиция» и об актере С. Шевкуненко] / Г. Мустафина // Белорецкий рабочий. – 2016. – 20 февраля. – С. 9.