×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 137
Великая Отечественная война. г. Белорецк

Великая Отечественная война. г. Белорецк (207)

Мой папа, Николай Григорьев, часто рассказывает о своём отце Федоре Андреевиче Григорьеве, который героически сражался за Родину в Великую Отечественную войну.

Мой дед родился 28 сентября 1920 года в селе Кага Белорецкого района. В 1940 году Белорецким райвоенкоматом был призван в армию, а позднее был отправлен на фронт в 91-ю стрелковую дивизию, где его назначили командиром пулеметного расчета станкового пулемета.
К концу 1942 года он получил свое первое боевое ранение, к счастью оно оказалось легким, именно так было написано в выданной ему справке: «2.12.1942 – легкое сквозное пулевое ранение задней поверхности мягких тканей грудной клетки получил в боях за Советскую Родину». Едва окрепнув, мой дед вернулся в строй. Но через пару месяцев снова был ранен в левое плечо. Подлечившись в госпитале и получив признание годности к строевой службе, Федор Андреевич продолжил воевать в своей 91-й стрелковой дивизии. Более полугода удача улыбалась моему деду, но 2 декабря 1943 года (спустя ровно год после первого ранения) он вновь был ранен, на этот раз серьезно. «Сквозное осколочное ранение лица с повреждением нижней челюсти», – таков был диагноз, и врачи сочли необходимым перевести его в эвакуационный госпиталь в Казани. В татарском эвакогоспитале он пролежал до февраля 1944 года, откуда и был уволен по ранению.
Человеком мой дед был не только отважным, но и скромным. Возможно, в силу своей скромности (или по каким-либо другим причинам), он никогда не рассказывал о войне, о том, как заслужил свои награды. Но в наше время, в век современных технологий моей семье открылись очень интересные подробности о службе Федора Андреевича. На одном из сайтов о второй мировой войне я нашел приказы о награждениях, в которых подробно описывались подвиги моего деда. Цитирую эти приказы: 
«Товарищ Григорьев Ф.А. во время боев с 25.11 по 2.12.42 года храбро и умело поддерживал стрелков. 26.11. товарищ Григорьев поддерживал огнем своего пулемета стрелков и ворвался вместе с ним в траншею врага. Немцы пошли в контратаку, а в траншее остался только пулемет Григорьева. Но он не растерялся, огнем пулемета истребил 25 гитлеровцев. Остальные залегли и отступили. Достоин правительственной награды – медали «За отвагу».
«Командир расчетного станкового пулемета гвардии старший сержант Григорьев Федор Андреевич со своим расчетом в бою 13.8.43 в районе высоты 228 подавил 5 огневых точек противника и лично сам истребил 5 немцев. Достоин правительственной награды — медали «За боевые заслуги».
Моя семья по сей день хранит все награды деда, бережно приколов их на красную бархатную подушечку. Среди них медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «За победу над Германией», «Ветеран труда», орден Отечественной войны первой степени, боевые значки «Отличный пулеметчик» и множество юбилейных медалей.
После войны Федор Андреевич женился, и у него родились четверо детей: три дочери и сын Николай, мой отец, который и рассказал мне про деда. Всю жизнь дед проработал на Белорецком металлургическом комбинате. Всегда был заботливым и отзывчивым, помогал и поддерживал не только родных, свою семью, но и соседей. Вот такой он, наш скромный герой.
Мой дед умер в 2003 году. Но я и вся моя семья будем помнить его всегда.

 Источник:

Григорьев, Е. Мой дед — «Отличный пулеметчик» [Текст] : [об участнике Великой Отечественной войны Ф. А. Григорьеве] / Е. Григорьев // Белорецкий рабочий. – 2015. – 15 апреля. – С. 4.

 

 

В селах района продолжается вручение юбилейных медалей «70 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов». Немало ветеранов войны и тружеников тыла живет сегодня в  Инзерском сельсовете.

 

Глава сельского поселения Гайса Габделхакович Муфтахетдинов и первый заместитель главы районной администрации Илгиз Сафиевич Тляубаев первыми поздравили фронтовиков Таисию Михайловну Голубеву (на снимке) и Бориса Степановича Горяева. Двадцать четыре юбилейные медали были вручены и труженикам тыла.
В Инзере чествовали Елизавету Петровну Овчинникову, Левадина Михайловича Дятлова, Нину Михайловну Мулюкину, Юлию Алексеевну Калугину, Шарифуллу Кинзягалиевича Сафиуллина. 
В деревне Дубинино поздравили Евдокию Степановну Красавину; в Новохасаново - Хайризамана Ахметьяновича Шарафутдинова; в Кумбино - Рамазана Ахмедьяновича Шарафутдинова и Кузайнап Мухамадьяновну Аккубакову; в Усмангали - Хажар Зайнулловну Шарипову и Миниямал Мулкамановну Хисаметдинову, в Бердагулово юбилейной медалью наградили Зулейху Ибрагимовну Биргалину и Мафтуху Сагитовну Хажину.

 

Источник:

Галина, Р. Инзерцы чествовали земляков [Текст] : [вручение юбилейных медалей «70 лет Победы в Великой Отечественной войне 1941-1945 годов» в с. Инзер] / Р. Галина // Белорецкий рабочий. – 2015. – 15 апреля. – С. 4.

Моя бабушка Марфа Максимовна Мосалёва родилась в 1888 году и всю свою жизнь прожила в Ломовке. Как и тысячи российских женщин, проводила троих сыновей защищать Родину.

Младший, Василий Федорович, ушел на войну добровольцем, был ранен, выжил и всю свою жизнь посвятил армии. Уже в мирное время служил в Новосибирске в чине полковника, удостоен высокий чести – ему присвоено звание Почетного гражданина города. Сейчас его уже нет в живых, но память о нем свято хранят горожане Новосибирска, внучка, и три правнука. Средний сын, Николай, также был ранен в боях и после госпиталя отправлен домой, прожил всю свою жизнь в Ломовке, создал семью, вырастил двоих детей, троих внуков и четверых правнуков. 
А вот мой отец, Дмитрий, самый старший среди братьев к началу войны уже был женат, и вместе с моей мамой Александрой Викторовной жил и работал в совхозе «Буганак». Отсюда его и забрали в армию, а вскоре началась война. Отец писал об этом времени в письмах к жене: «Всех солдат посадили в товарные вагоны и везут, везут на Запад, колеса только крутятся. Видать, дело серьезное…» А потом было письмо, где отец говорил, что немцы вооружены до зубов, сразу видно, что к войне готовились, а нашим иногда приходилось брать винтовку у погибших солдат и идти в бой.
Установить точное место гибели отца удалось совсем недавно. Погиб мой отец близ деревни Пузачи Курской области. Пять лет назад в День Победы мы с племянницей Еленой Зюкаевой побывали у памятника на могиле, где захоронен отец. Встретили нас еще в Курске на вокзале как долгожданных гостей, отнеслись с большим уважением к тому, что приехали мы на могилу отца из далекой деревни. В школе нам устроили специальный торжественный прием, а потом все направились к обелиску, установленному в память о бойцах, погибших с 1941-го по 1943-й годы. 
Я с трепетом подошла к могиле, куда привезла немного земли с могилы моей мамы, так и не дождавшейся своего Дмитрия. Горсть курской земли с могилы отца взяла с собой, чтобы память о нем сохранилась и на родной земле.

 Источник:

Зарубина, В. На могиле отца [Текст] / В. Зарубина // Белорецкий рабочий. – 2015. – 15 апреля. – С. 4.

 

Моя мама Зайтуна Нурутдиновна Алимбекова родилась в 1925 году. Когда началась война, ей было 16 лет. Жили они в поселке Миндяк. Отца вскоре призвали на фронт, а для мачехи, у которой были свои дети, Зайтуна стала, как говорят в народе, лишним ртом. Потому и старалась девушка заработать хоть немного на еду. Летом они с подругами каждый день отправлялись в лес, где собирали ягоды, чтобы сдать их приезжим заготовителям. В обмен давали кое-какие продукты. Тем и перебивались первое лето. А осенью она решилась идти на заработки в город. В Белорецке у нее жила тетка, которая работала на заводе. Маму сначала взяли дворником, потом кочегаром, но как только появилась возможность, тетя устроила маму на военный завод. По словам мамы, работать приходилось по 16 часов, но самым трудным испытанием был голод. Молодой организм после тяжелой работы требовал своего. Но еды было мало. Жили они с девушками из цеха в общежитии в Октябрьском поселке. У кого в деревне родные были, тем еще немного присылали кое-какие продукты, а остальным приходилось совсем туго. Однажды им по какой-то причине дали сразу два выходных, и одна из подруг позвала ее в Абзаково, помочь знакомой сено косить. А она, дескать, за работу продуктов каких-нибудь даст. Рано утром и отправились пешком в село, хозяйка обрадовалась, у нее муж уже давно на фронте, помощи ждать неоткуда. Сено скосили дружно, и благодарная хозяйка дала каждой из помощниц по фунту масла, а вот хлеба у нее и самой не было. 
Тем не менее подруги были счастливы: хоть и наработались, да на свежем воздухе, а не в душном цехе, а главное, еду заработали. Дорога дальняя, погода хорошая, а если откусить по кусочку масла, так и вообще весело шагать. Так и идут, нет-нет и отщипнут помаленьку, дорогу легко одолели. А около общежития, когда развернули промасленную бумагу, то увидели, что масла-то там уже и нет - съели по дороге и сами не заметили. Тут они расплакались: и масла нет, и перед подругами, которые ждали в общежитии, стыдно. Мама еще испугалась, что от масла без хлеба да с голоду живот заболит. Но все обошлось. 
Рассказывая эту историю, мама всегда плакала, вспоминая и съеденное масло, и голод, и тяжелую работу. Но понимала и тогда, и позже, что ничего не поделаешь, время такое было. И все понимали, что техника, хлеб, одежда и обувь нужны в первую очередь для фронта, для победы над врагом. И не только гильзы для снарядов, которые делала Зайтуна на заводе, но и тот фунт масла стали ее вкладом в общую Победу в войне. 
А с той подругой, которую звал Зоей, они дружили всю жизнь, всегда помогали друг другу. За работу в военном цехе мама была награждена медалью «За доблестный труд в годы войны».

Источник:

 Алимбекова, З. Фунт масла [Текст] : [когда началась война З. Н. Алимбековой было 16 лет. За работу в военном цехе она была награждена медалью «За доблестный труд в годы войны»] / З. Алимбекова // Белорецкий рабочий. – 2015. – 15 апреля. – С. 4.

Филипп Стрелков родился в 1915 году в Каге. В армии отслужил в 1936-1938 годах, и до начала войны работал заведующим клубом. На второй день войны Филиппа Семеновича призвали на фронт, где он воевал в составе 36-й танковой бригады командиром взвода. Боевой путь Стрелков прошел от Москвы до Берлина, и демобилизовался лишь в 1946 году. Четыре раза был ранен. А за ратные подвиги Филипп Семенович Стрелков награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны I степени и Красного Знамени. В его наградных листах есть такие записи:
«За время боёв с немецко-фашистскими захватчиками с 9/X-43 по 14/X-43 г. тов. Стрелков, как командир взвода, стойко и смело командовал своим взводом.
В боях за совхоз № 2 за 5 дней боев взвод Стрелкова стойко отражал контратаки противника, где было уничтожено до 20 гитлеровцев, 2 пулеметные точки, взято 5 винтовок и 1 пулемет, была подбита 1 противотанковая пушка. За доблесть и мужество в борьбе с немецкими оккупантами тов. Стрелков достоин правительственной награды - ордена Красной Звезды»;
«Тов. Стрелков со своим подразделением зашел в тыл немцев, окружил гарнизон противника, уничтожил в бою 52 немецких солдата и двух офицеров. Также он овладел двумя линиями обороны, при этом пленил 37 немецких солдат; нанес вред вражеской авиации. Его солдат сбил один вражеский самолет, летчика пленили. За период боевых действий с 14-I по 5-II 45 года лично сам тов. Стрелков уничтожил 16 немецких солдат, пленил 19 солдат и двух офицеров. Представляется к ордену Красного Знамени». 
«В борьбе с немецкими захватчиками показал себя мужественным, смелым офицером Красной Армии. В боях за д. Альт-Розенталь, действуя в составе танкового десанта, когда немецкие фаустники, засевшие в траншеях перед деревней, мешали продвижению танков, тов. Стрелков с группой автоматчиков, скрытно зайдя с фланга, ударом уничтожил до взвода немецких фаустников. Сам лично он убил 8 немецких солдат, чем решил исход боя. В уличных боях за Берлин, действуя впереди танков, рота тов. Стрелкова уничтожила до 150 фаустников, чем обеспечила продвижение танков. Тов. Стрелков, сам находясь в боевых порядках, умело руководил боем.
За период боевых действий с 16.04 по 2.05. 1945 года рота тов. Стрелкова уничтожила до 400 немецких солдат и офицеров, 1 танк, 4 орудия. Взято в плен свыше 1000 немецких солдат и офицеров. 
За проявленное мужество, отвагу и умелое руководство ротой на поле боя достоин правительственной награды - ордена Отечественной войны I степени». 
«Тов. Стрелков в боях против немецких оккупантов проявил себя мужественным, отважным воином, командиром. Его подразделение первым ворвалось в город. В уличных боях уничтожили 90 немецких солдат и офицеров, пленили трёх офицеров и 23 солдата».
Вернувшись в Кагу, Филипп Семенович работал парторгом колхоза, потом председателем колхоза. С супругой Еленой Васильевной они воспитали четверых детей. Когда дети подросли, Стрелковы переехали в Белорецк. Жили в частном доме, было у них небольшое хозяйство, фронтовик выполнял всю домашнюю работу. Участника Великой Отечественной войны Филиппа Семеновича Стрелкова не стало в 1968 году, в 1991-м скончалась его супруга.

Источник:

Борисевич, Н. От Москвы до Берлина [Текст] : [об участнике Великой Отечественной войны Ф. С. Стрелкове, которому в этом году исполнилось бы сто лет] / Н. Борисевич // Белорецкий рабочий. – 2015. – 15 апреля. – С. 5.

О событиях Великой Отечественной войны я знаю, к счастью, лишь из кинофильмов, художественных книг, рассказов ветеранов. Наша семья хранит память о дедах-участниках войны – в фотографиях, дневниковых записях, сохранившихся с тех времён, рассказах об армейской жизни, передаваемых из уст в уста уже не одним поколением. А 9 мая ежегодно наша большая семья обязательно собирается в доме моей прабабушки Елены Августовны Быковой.

 

На снимке: девушки, с которыми Лейна Миллер (вторая слева в верхнем ряду) в годы войны была в трудармии. Стерлитамак, 1946 год. 

 

Раньше я не понимал, почему именно прабабушку так поздравляют с этим праздником, ведь она не воевала, а прадеда-фронтовика уже давно нет в живых... Не раз упрашивал прабабушку: «Расскажи, как ты жила во время войны». Она говорила, что не любит об этом вспоминать, что лучше этого мне не знать, тем самым только подогревая мой интерес. Ответ на все интересующие меня вопросы дала мама. Она рассказала, что для бабы Лены это слишком болезненные воспоминания, которые она пыталась вытеснить счастливыми моментами послевоенной жизни, рождением детей, внуков. Но, оказывается, от памяти никуда не деться. Случались минуты, когда баба Лена сама небольшими порциями-кусочками приоткрывала завесу своей юности. Из таких вот кусочков-пазлов была сложена далеко не полная история-картинка ее военной молодости…
Семья Лейны Миллер (бабы Лены) принадлежала к числу депортированных немецких семей. Депортированы они были ещё в годы Первой мировой войны с Украины в Алтайский край. Великая Отечественная война принесла новые беды и испытания членам семьи. В 1942 году Лейна 1925 года рождения и её старшая сестра Зара 1921 года рождения были мобилизованы в трудармию и отправлены на Урал на лесозаготовительные работы. Сёстры Миллер, выросшие в алтайских степях, представить себе не могли, какую участь им и другим девушкам-немкам приготовила судьба в чужом краю.
Степным девчонкам, не имевшим навыков работы ни с двуручной пилой, ни с топором, пришлось осваивать всё морозной зимой на лесных делянках. И бог знает, как они, голодные, окоченевшие, выдерживали ежедневную пешую семи-восьмикилометровую дорогу к месту работы от бараков и обратно, передвигаясь при этом по пояс в снегу. А ведь работали полный световой день при двухразовом питании. Экономя свои силы и время для выработки ежедневной рабочей нормы, девушки шли на нарушение техники безопасности: не расчищая снег вокруг дерева, пилили ствол на уровне груди без надруба, поэтому невозможно было предугадать траекторию его падения. Многие девушки погибли во время лесоповала.
Неимоверные физические нагрузки требовали восполнения сил, но скудный паек из хлеба, круп, соли и сахара, который надо было распределять на семь дней, не устраивал молодые, ещё растущие организмы. Зара и Лейна объединяли свои пайки. Большим подспорьем служили доходившие из родительского дома посылки с жиром и сухарями. Но и этого было недостаточно. Отработав день, не утолив голод ужином, сёстры ходили по помойкам, собирали продуктовые отходы: картофельные очистки, мёрзлые капустные листья, грызли их сырыми или варили из них похлёбку. После одного такого похода Зара отравилась: местные намеренно разбрасывали отравленные продуктовые отходы – так они выражали свою неприязнь к наивным девушкам-немкам. Зару увезли в больницу, больше Лейна никогда не видела свою сестру. 
С тех пор невысокая, хрупкая шестнадцатилетняя Лейна стала вести себя осторожнее с людьми, но не замкнулась. Были случаи, когда она выступала в роли переводчика в конфликтах между русским и немецким населением трудармии, а иногда и предотвращала их. Ещё в школе ей неплохо давались языки: родным немецким языком она владела в совершенстве, а русский понимала и могла на нём изъясняться. 
Общий быт сближает, и чужие люди постепенно становились близкими. Большую помощь в освоении быта оказала учительница-немка, жившая с Лейной в одном бараке. Чтобы девушки не потеряли веру в себя, не опустили руки в тяжёлых жизненных испытаниях, учительница заставляла всех девушек барака ежедневно выполнять гигиенические процедуры, стирать и сушить бельё, штопать, прожаривать раскаленным чугунным утюгом бельевые швы, чтобы спастись от вшей. И молиться. Но от голода молитвы Лейне не помогали, необходимо было приучить желудок обходиться малым количеством пищи. Когда все девушки обращались в молитвах к Богу, Лейна сворачивалась калачиком на нарах, пыталась забыться, заставляя себя заснуть, восстанавливала силы. 
Спустя год ослабленных девушек вывезли с территории лесозаготовок для работы на заводах Стерлитамака. Лейне и её подругам, в качестве разнорабочей силы посчастливилось попасть на мясокомбинат. Голодных девушек не допускали до работы с мясом, а они всякий раз, проходя медленным шагом мимо заводской кухни, отгороженной решёткой, с жадностью ловили запахи варившегося мяса для солдатской тушёнки. Женщины, трудившиеся на кухне, проявляли сострадание к изголодавшимся немецким девочкам, подкармливали их бульоном, сваренным здесь же из костей. И девушки выжили, дожили до Великого Дня Победы.
Лейна так и не смогла вернуться домой: с 1946 года она состояла на учёте спецпоселения, и только в 1954 году была освобождена. Всё это время она работала на сплаве леса по Белой. Можно сказать, что война для неё длилась 12 лет только потому, что она была по национальности немкой. И уже после она пустила корни здесь, в Белорецком районе. А реабилитирована она, как жертва политических репрессий, была ещё позже, в 1991 году.
В годовщину 70-летия Победы дети, внуки и правнуки Елены Августовны по традиции соберутся в её доме, но впервые без неё. И для каждого из нашей семьи 9 Мая будет днём её победы над лишениями сурового военного времени, над голодом, над смертью. 


Источник:

Горбатов, И. Маленькая победа в большой войне. Посвящаю моей прабабушке Елене Августовне Быковой (Миллер) [Текст] : [семья Лейны Миллер принадлежала к числу депортированных немецких семей. Во время ВОВ Лейна Миллер была мобилизована в трудармию и отправлена на Урал на лесозаготовительные работы] / И. Горбатов // Белорецкий рабочий. – 2015. – 15 апреля. – С. 5.

До войны наша семья жила в Кривом Роге на улице Лермонтовской в хате маминых родителей. Отец работал в тресте «Криворожстрой». В 1940 - 41 годах я учился в третьем классе. Изучали три языка: русский, украинский и немецкий. Когда началась война, работников и оборудование строителей отправили в Магнитогорск. Ехали около 20 суток, пищу готовили на кострах вблизи состава. На одной станции видели изрешеченный пулями санитарный вагон с огромными красными крестами на крыше и на боках. Погода в июле и августе была хорошая. В Магнитогорске пробыли три дня, после чего нас отправили в Белорецк.

До войны в Союзе было три сталепроволочных завода: в Одессе, Ленинграде и Белорецке. Осенью 1941 года велись работы по расширению завода, устанавливалось оборудование, доставленное перед войной из Германии. Нашей семье из четырех человек (родители и мы с сестрой Раей) дали комнату в новом двухэтажном деревянном доме. В комнате стояла печь, к ней отец пристроил печку для приготовления пищи. Самым голодным временем был период с момента приезда в 1941 году до августа 1942 года, когда эвакуированные начали уборку картошки на своих огородах.
Осенью 1941 года я ходил перекапывать уже убранные огороды, за день можно было насобирать ведро картошки. Весной 1942 года собирали на огородах мерзлую картошку, из которой пекли оладьи под названием «тошнотики». Нормы выдачи хлеба по карточкам:- 800 г в день рабочим, 600 г - служащим и 400 г - иждивенцам. Неработающим взрослым хлебная карточка не выдавалась. Местные жители, у которых были коровы, продавали молоко или давали его в обмен на картофельные очистки. За ведро очисток – стакан молока. Хотя картошку ели каждый день, пока заполнится ведро, очистки снизу высыхали до толщины газетной бумаги. В казане мама поджаривала хлебные корки, туда вливала молоко и воду, кипятила и говорила потом, что это кофе. Перебоев с хлебом не было, но были большие очереди. У детей, ходивших за хлебом, было правило: можно съесть довесок, но нельзя отщипывать от буханки.
Зимой 1941-42 года школьникам на большой перемене давали ломтик хлеба и чайную ложку сахарного песка. Иногда вместо сахара давали «повидло» - молотую сушеную черемуху, заправленную кипятком. У некоторых эвакуированных дети дошкольного возраста болели цингой. Родители заставляли детей есть сырой картофель и пить отвар сосновой хвои. Летом 1942 года собирали в лесу землянику, чернику, грибы, а в августе семья могла собрать за один поход ведро черемухи. Морозы же на Урале оказались терпимые.
Летом 1942 года я был в пионерлагере «Арский камень». На обед там были щи с крапивой, которую собирало дежурное звено. А еще в лагере была отличная просторная баня. В 1941-42 году учился в четвертом классе первой школы. Зимой один мальчишка открыл окно на третьем этаже и прыгнул в сугроб. Мой рекордный прыжок был с крыши строившегося двухэтажного здания. В пятом классе учились в старой школе дореволюционной постройки на левом берегу Белой возле плотины. В классах стояли печки, их топили сами ученики. Пока дойдешь до школы с восьмой Мраткино, в чужом заборе всегда найдешь лишнюю доску. В этот год стали выдавать школьные булочки из белой муки. 
На окраине города в металлургическом техникуме было артиллерийское училище. Курсанты помогали нам пройти в их клуб без билетов. А фильм «Разгром фашистских войск под Москвой» показывали во Дворце в Нижнем селении. Люди семьями шли в кино, как на праздник. Во дворце Верхнего селения еще в августе 1941 года установили сверлильные стойки для расточки стрелкового оружия. От времени пребывания в Белорецке остались воспоминания о доброжелательных, спокойных жителях, своеобразной природе.

Источник:

Прокопенко, В. Войну мы пережили на Урале [Текст] : [В. Прокопенко вспоминает военное детство. Из Кривого Рога его семью отправили в Белорецк] / В. Прокопенко // Белорецкий рабочий. – 2015. – 15 апреля. – С. 5.

В годы войны Мария Николаевна Нуждина трудилась в горнорудном цехе поселка Тукан. Как и многие сверстники, стремясь помочь родителям, начала работать рано, когда ей было всего 13 лет.

- Мы жили в Тукане недалеко от бункера, куда на лошадях из забоя свозили руду с рудников. Потом железнодорожные составы везли ее в Белорецк. Первое время я убирала пути, чистила стрелки на железной дороге, затем меня приняли в транспортный цех Туканского рудоуправления. Работала там недолго: когда стали объединять участки рудника, управляющий участка «Южный» Петр Рябов направил меня работать туда коногоном. Всю руду на сортировку доставляли в повозках на лошадях, управляться с ними было тяжело, и мастер участка Николай Копытов перевел меня на другую должность – каталем. От забойщиков, которые работали внизу в карьере, конные повозки доставляли гружёные породой вагонетки к подъемнику, а я электрической канатной лебёдкой поднимала их наверх.

- Лето 1941 года было теплым и солнечным, ничто не предвещало войны, и когда 22 июня объявили о вероломном нападении Германии, у всех на душе стало тревожно. Через неделю на фронт стали забирать мужчин. Скоро пришла повестка моему младшему брату Василию, который только что вернулся из армии и побыл дома всего несколько недель. С нашей улицы мобилизовали более двадцати человек, из которых домой вернулся только один. Многим рабочим поселка в 1941 году была дана бронь, потому что забойщики, бурильщики, коногоны были на «передовой» тыла. Старший брат Тарас работал на руднике забойщиком (в армию его не взяли по состоянию здоровья), трудился самоотверженно, каждый раз шел в забой, словно в атаку. За свой труд был награжден орденом Ленина. В Белорецк день и ночь шли составы с железной рудой для металлургического производства, и, провожая взглядом отходящие поезда, мы мечтали, что это поможет скорее разбить фашистов. На отвалах в районе хутора Комарова после смены мы часто учились копать окопы. Но никто не жаловался на трудности, понимая, что это может пригодиться, ведь никто не знал, сколько еще продлится война. После снегопада мы чистили снег на железной дороге, чтобы наша руда безостановочно поступала на Белорецкий завод. Весть об окончании войны принесла нам родственница. Возле управления цеха на митинг собрались все рабочие Южного, Бутаевского, Усольского рудников. Все радовались и обнимались, хотя понимали, что усиленно трудиться придется еще много, и наша руда будет нужна и в мирной жизни.

            В 1947 году Мария Николаевна вышла замуж за старшего лейтенанта танковых войск Николая Нуждина, который первым из мужчин поселка вернулся с войны, и скоро в молодой семье родился первый сын. Николай твердо решил, что жена должна воспитывать детей, вести домашнее хозяйство, и Мария уволилась с работы.

            В большой и дружной семье Нуждиных выросло пятеро детей – трое сыновей и две дочери. В 1959 году Мария Николаевна была награждена «Медалью материнства», а всего у нее шесть юбилейных медалей, врученных ей как труженику тыла. Сегодня она живет в Белорецке у старшей дочери Валентины. На День Победы в большой гостеприимный дом Нуждиных съезжаются дети Марии Николаевны и 16 внуков.

            23 марта Марии Николаевне Нуждиной исполнилось 90 лет.

Источник: 

Воробьев, А. Особая закалка [Текст] : [в годы войны Мария Николаевна Нуждина трудилась в горнорудном цехе поселка Тукан] / А. Воробьев // Металлург. – 2015. - № 13. – С. 4.

 

Из истории Белорецкого аэроклуба: «В. С. Сысоев - один из старейших авиаторов нашего города. Родился в декабре 1920 года в селе Узян. После окончания семилетки поступил в металлургический техникум и стал ходить на занятия в аэроклуб. Первый самостоятельный полет запомнился ему на всю жизнь. За штурвалом самолета была инструктор В.А. Портнова, выпускница аэроклуба. Она должна была сделать первый круг и передать управление курсанту Сысоеву. У-2 взлетал, но откуда ни возьмись, на взлетном поле появилась конная повозка, самолет врезался в нее и сломался. Но Сысоев не отступил, занятия не бросил. И весной 1940 года с отличием окончил аэроклуб и получил направление в Пермскую летную школу. За свой боевой путь В.С. Сысоев окончил четыре авиашколы: Молотовскую (Пермскую), Новосибирскую, Омскую, Высшую школу летчиков авиации дальнего действия. Затем - дороги войны: начал сержантом, закончил старшим лейтенантом. За героизм, проявленный в боях с немецко-фашистскими захватчиками, В. С. Сысоев награжден орденами Красного Знамени, Отечественной войны и медалями.

 Источник:

Ахибзянов, З. Встреча с прадедом [Текст] : [прославленный летчик ВОВ В. С. Сысоев] / З. Ахибзянов // Белорецкий рабочий. – 2015. – 8 апреля. – С. 1.

Я хочу рассказать о Федоре Максимовиче Привалове. К сожалению, я познакомилась с ним за полгода до его смерти, но рассказы его родственников потрясли меня до глубины души, такого мужественного человека я ещё не встречала.


Родился Федор Максимович 19 марта 1924 года на хуторе Евал Башкирской АССР. В тридцатых годах семью Приваловых признали кулаками и выслали в местечко недалеко от нынешнего Тирляна.
В августе 1942 года Федора призвали в ряды Красной Армии. По направлению белорецкого военкомата он окончил курсы младших лейтенантов, воевал в должности командира взвода стрелковой роты 635-го стрелкового полка. О том, как воевал мой свёкор, написано в архивных документах:
«В бою 21 июля 1944 года за высоту на подступах к реке Буг (деревня Грабова, Волынская область) товарищ Привалов со своим взводом первым ворвался в траншеи противника и, подавив огонь двух пулеметных точек, уничтожил семь немецких солдат. Тем самым дал возможность своей роте овладеть полностью траншеями врага.
При выходе из строя командира роты по ранению товарищ Привалов принял командование ротой на себя, отразив контратаку противника, закрепился на занятых позициях, выполнив тем самым боевую задачу».
В одном из боев Федор Максимович был ранен, с октября 1944 по апрель 1945 года находился в госпитале. После выписки был демобилизован из армии, вернулся домой. В сражениях за освобождение западной Украины был награждён орденом Красной Звезды, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги». 
Федор Максимович Привалов умер в 1979 году после продолжительной болезни.

 Источник:

Привалова, И. Мой героический свёкр [Текст] : [участник ВОВ Ф. М. Привалов] / И. Привалова // Белорецкий рабочий. – 2015. – 8 апреля. – С. 3.