×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 137
Великая Отечественная война. г. Белорецк

Великая Отечественная война. г. Белорецк (214)

1941 год. Туймазы. Молодая красивая учительница наблюдает, как старательно её ученики выводят буквы. Чернила, как нарочно, капают с пера, оставляя кляксы. «Не расстраивайся, всё у тебя получится, возьми промокашку», – успокаивает ученика Зинаида Тимофеевна. Ей 21 год. Летом она собирается с подругами на море, давно мечтала. Но ВОЙНА в один миг разрушила настоящее и будущее девушки…

6 мая 1942 года Зинаиду Леонтьеву призвали на фронт, как и многих других девушек-комсомолок. Отправили в Уфу, после – в самое пекло войны. В Сталинградской области девушек распределили по частям: кого в зенитную, кого в прожекторную. Зинаиду с девчатами, с которыми она успела подружиться в пути, отправили в часть воздушного наблюдения и оповещения связи.
Суть службы заключалась в том, чтобы своевременно обнаружить и определить марку и скорость движения немецких самолётов и оповестить зенитные части. 
Первый пункт назначения группы из четырёх девчат, в которую вошла Зинаида, расположился у деревни Крюково Ростовской области. Подошла очередь Зинаиды готовить обед. Меню скромное – солдатская гречневая каша. Варится каша в котелке, дежурная неустанно её помешивает. Самолёты загудели, а она помешивает. Грохот, крики «В окопы! Бросай котелок!», а она мешает. Растерялась: то ли бежать в укрытие, то ли спасать кашу. Опомнилась – аккуратно сняла котелок и бросилась в окоп. А «Мессершмитты-109», словно железные птицы, покружили, сбросили несколько бомб на вышку и деревню и улетели. Ох, и смеялись потом девчата над Зинаидой, уплетая спасённую ею кашу! Это была первая в её жизни бомбёжка. 
Врежется в память и форсирование Дона 3-м Украинским фронтом. Много лет спустя она будет рассказывать: «Шли мы к месту переправы довольно долго. Приходилось останавливаться в населенных пунктах на ночлег. Однажды наша группа заблудилась в темноте, и мы заночевали прямо в степи. Наутро, когда рассвело, мы ужаснулись: в поле, на обочине дороги, лежали трупы немецких солдат. Здесь прошли ожесточенные бои с потерями, как с немецкой, так и с нашей стороны. Местные жители успели захоронить в братской могиле убитых советских солдат. До Дона мы добрались к ночи третьего дня. Здесь уже собрались и другие военные части. Необходимо было перебраться на другой берег. Но сделать это было непросто – мост был разрушен немцами при отступлении. Да и Дон – широкая глубоководная река с быстрым течением. Только к рассвету удалось соорудить переправу – на деревянные лодки настелили доски. Так и перешли. Не все. Во время переправы налетели фашистские самолёты и начали беспощадно бомбить. Много тогда погибло людей… С этого времени началось наступление наших войск на всех фронтах. 
В Кривом Роге мою группу направили учиться на радисток, чтобы впоследствии отправить в тыл врага. Проучились мы три месяца и... закончилась война. Победа! Наконец-то враг разгромлен. Но война оставила свой жестокий и беспощадный след. Словно зияющая рана, навсегда останется боль от человеческих потерь, искалеченных судеб».

* * *
Зинаида Тимофеевна вернулась домой в августе 1945 года. Получила награды, в том числе медаль «За оборону Кавказа». Но на войне она потеряла своих старших братьев: младшего лейтенанта, комсорга 220 стрелкового полка 4 стрелковой Бежацкой дивизии Даниила Леонтьева (он был убит 4 марта 1944 года и похоронен в д. Антоновка Гомельской области) и сержанта, командира отделения 31 гвардейского стрелкового полка Тихона Леонтьева (умер от ран 3 декабря 1942 года. Похоронен в братской могиле № 1 на Кувшиновском городском кладбище в Тверской области). Эти данные мы нашли на сайте Министерства обороны Российской Федерации.
После окончания войны бабушка вернулась в школу – продолжила работать учителем начальных классов. По распределению попала в Абзелиловский район – Бурангулово, Майгашты. Работала учителем русского языка и литературы в семилетней школе. Там встретила свою любовь Зинната Кафиевича Кутдусова. У них родились дочь и сын. 
Семья Кутдусовых в деревне считалась образцовой. Дочь Зугра, моя мама, вспоминает, что бабушка в школе была строгой. Не разрешала на работе называть её мамой: «Мама я вам дома, а в школе – Зинаида Тимофеевна». Сорок лет посвятила педагогической деятельности бабушка. Именно она научила меня и двух внуков читать и писать. Я пошла по бабушкиным стопам – стала учителем, преподаю русский язык и литературу в белорецкой школе № 21. Бабушка переехала в Белорецк в 1985 году и прожила здесь 20 лет. 
Ни одной встречи фронтовых друзей, ни одного Парада Победы не пропускала Зинаида Тимофеевна. Её приглашали в детские сады, школы на торжественные линейки, посвященные празднованию Победы. Она любила рассказывать детям о войне, так как это часть истории нашей страны, которую должны помнить потомки. 
Прожила бабушка Зина 85 лет. А ведь на её долю выпали голод, холод, война. Значит, жила достойно, по законам совести, чести, долга, и в награду получила долгую жизнь. 

Источник:

Хабирова, Г. Каша под бомбёжкой [Текст] : [Леонтьева З. Т.] / Г. Хабирова // Белорецкий рабочий. – 2015. – 6 мая. – С. 3.

Не всем посчастливилось иметь такого дедушку, как мой! Мой дедушка, генерал-майор советской армии, Валавин Анатолий Иванович. Родился 28 января 1921 года в семье рабочего в поселке Тирлян.

 

После школы поступил в Ульяновское танковое училище. В 1940 году в составе училища был отправлен на советско-финскую границу для ведения боевых действий. 7 ноября 1941 года участвовал в параде в Москве на Красной площади. В 1941 году проводил обучение экипажей и подготовку поступающих с заводов танков для отправки на фронт. Участвовал в боях по освобождению Латвии, Литвы, Пруссии, Польши, Германии в составе 2-го Прибалтийского фронта. По окончании войны проходил службу в составе ГСВГ в должности офицера связи штаба армии. Войну закончил в звании капитана. 
В мирное время получил звания майора, подполковника, полковника, генерал-майора. Награжден тремя орденами Красной Звезды, орденом Красного Знамени, медалями. 

 

Источник:
Творогова, Е. Горжусь своим дедом! [Текст] : [участник Великой Отечественной войны Валавин А. И.] / Е. Творогова // Белорецкий рабочий. – 2015. – 6 мая. – С. 3.

 

На этой фотографии бравые белоречане, которым вскоре предстояло уйти на фронт. Среди них мой дядя Василий Александрович Степанов, внизу слева. Он родился в 1921 году в Стерлитамакском районе, мальчишкой уехал в Белорецк к родной сестре и до призыва в действующую армию жил у неё. Глядя на эту фотографию, я написал несколько строк:


Я вырос в Белорецке среди простых людей.
Вглядитесь в эти лица, в глаза моих друзей!
Осенью сорокового в армию пойдём,
Но будем всегда помнить о доме дорогом.

Василий Александрович на фронте был шофёром бронемашины. Погиб 24 июня 1941 года, похоронен в Волынской области. Смерть моего дяди видел его земляк Павел Мостименко, он на фотографии внизу справа. По его рассказу о последних минутах жизни дяди я тоже сложил стихи:

Колонну нашу он заметил сразу – 
Стоял на Украине ясный день.
И, может быть, подумал фриц-зараза:
«Какая неприкрытая мишень!»
Ещё раз осмотрелся для страховки
И методично бомбы стал метать.
Уверен был, что только из винтовки
Его навряд ли сможем мы достать.
Внизу бронемашину вёл ваш дядя,
Он о войне не ведал ничего.
Ложились бомбы спереди и сзади,
И всё же немец угодил в него.
Потом из пулемёта отстрелялся 
И улетел, не чувствуя вины.
А дядя ваш навеки там остался…
Шёл третий день трагической войны.

* * *

Но в памяти родных живёт Василий – 
Весёлый, ясноглазый, молодой,
Широкоплечий, умный и красивый,
Он в двадцать лет, конечно, был такой.

Источник:
Степанов, В. Шёл третий день войны… [Текст] : [участники Великой Отечественной войны В. А. Степанов и П. Мостименко] / В. Степанов // Белорецкий рабочий. – 2015. – 6 мая. – С. 2.

Мария Михайловна Громова, участница 3-го Украинского фронта 8-й гвардейской армии.

Она родилась в 1923 году. Жила с тётушкой в психиатрической больнице, работала санитаркой. 
«Когда узнала о наборе на курсы медсестёр для фронта, решила записаться. Думаю, пойду! Убьют – пусть убьют, плакать некому – родителей нет», – вспоминает Мария Михайловна. 
Так девушка попала на фронт в феврале 1943 года. По дороге их эшелон бомбили: «Мы выбегали из вагонов и прятались в кустах, было очень страшно».
Видеть раненых, смотреть на их мучения было еще страшнее. Однажды рядом с санитарной палаткой упал снаряд. Наверняка ужасный испуг испытали все, находящиеся там, но по счастливой случайности снаряд не разорвался. Как говорит сама Мария Михайловна, видимо, кто-то в рубашке родился…
Запомнился ей молодой офицер с ампутированной до плеча рукой. Рана гнила, видимо, начиналась гангрена. Он просил медсестру написать письмо своим родственникам. И она написала, и родственники ответили, но к тому времени офицер уже умер. Тяжело было всё это видеть и осознавать.
Помнит Мария Михайловна, как дошли они до Польши, а потом уже и до Берлина. Там было тише, не так сильно бомбили. Когда зашли в квартиру, где жили мирные жители, ужаснулись: за столом в обнимку сидели двое – видимо, жена и муж. Они были мертвы, но не убиты – отравились, потому что боялись русских, чувствовали, что война проиграна.
В апреле 1945 года Мария поехала домой, но не к себе, а к родителям своего милого. Будущего мужа звали Николаем. Домой девушка ехала уже беременной. Родители жениха приняли очень хорошо, а через пять месяцев приехал и сам Николай. 
Мария Михайловна со временем устроилась в белорецкий роддом и проработала там в детском отделении нянечкой 40 лет. 
Сейчас у счастливой бабушки и прабабушки две внучки, три внука, две правнучки и один правнук. Со здоровьем, конечно, не всё в порядке: болят ноги, из-за чего Мария Михайловна сама никуда не ходит, глаз один не видит, и слух тоже подводит. Но самое главное для неё, что рядом родные.

Источник:

Плетминцева, М. Из первых уст [Текст] : [Мария Михайловна Громова, участница 3-го Украинского фронта 8-й гвардейской армии] / М. Плетминцева // Белорецкий рабочий. – 2015. – 6 мая. – С. 2.

 

Наша семья хранит фронтовое письмо и фотографию моего старшего брата Василия Михайловича Резова. Ему было 18 лет, когда в 43-м он ушел на фронт.

 

Протёртое временем письмо до сих пор хранит его тепло: «Здравствуйте, дорогие родители, – писал брат. – Папаша и мамаша и братишки Петя, Коля, Валя, Женя и Ваня, посылаю я вам красногвардейский привет с фронтовой полосы. Дорогие папаня и мама, я вам сообщаю, что нахожусь на левой стороне Днепра, в деревне. Фронт от нас в 4 км, 8-10 и так далее. – Чуть ниже пишет: – Находимся недалеко от города Киева. Он на той стороне Днепра. Бои идут, всё слышно. – А заканчивает так: – Жив буду – приеду. Я тогда расцелую вас 1000 раз. Пока до свидания. Ваш сын». А потом маме пришло извещение: «Ваш сын гв. младший сержант Резов Василий Михайлович, уроженец Башкирской АССР, в бою за Социалистическую Родину, верный воинской присяге, проявив геройство и мужество, погиб 22 декабря 1943 года, похоронен на юго-западной окраине с. Дубиевка Киевской области Смелянского района». Вот такая короткая фронтовая история и долгая тоска по родному человеку. Письмо и фотографию Василия мама хранила до смерти у себя, потом её забрал старший из живых братьев Пётр (всего нас у родителей было семеро). Теперь уж реликвия дошла до меня, младшего. Жили мы на Буганаке, там, кстати, школьники хранят память о нашем брате. Теперь живём в Белорецке. Сколько таких фронтовых судеб? 18 лет – и нет. За нас умирали, чтобы войны больше никогда не было. 

 

Источник: 

 

Резов, Г. Было ему 18 лет… [Текст] : [участник Великой Отечественной войны В. М. Резов] / Г. Резов // Белорецкий рабочий. – 2015. – 29 апреля. – С. 5.

 

Сколько войн уже прошло в истории нашей страны. Как-то, собирая материалы для школьного музея, я разыскал свою родословную и узнал, что мой отец Гали Шакиров служил в Польше с 1895 по 1914 год. А мои братья погибли в Великую Отечественную войну.

 

 

Старший брат Зариф ещё до войны окончил Белорецкую заводскую школу, работал на стане-800 вальцовщиком. Он служил в Кенигсберге (ныне Калининград), и в начале войны пропал без вести. Другой брат, Фатих (на снимке), в 1942 году окончил Белорецкое педагогическое училище, а в августе 42-го ушёл в армию. В Уфе вместо положенных шести месяцев он учился на командира всего три и ушёл на фронт. Из его наградного листа я узнал, что «младший лейтенант Шакиров Фатих Галеевич – командир стрелкового взвода мотострелкового батальона 150 отдельной танковой бригады.
В июльских боях 1943 года при прорыве переднего края обороны противника взвод, которым командовал т. Шакиров, уничтожил до взвода пехоты противника и захватил два пулемета. Когда из строя вышел командир роты, тов. Шакиров принял командование на себя и умело вел роты в бой, расчищая дорогу для наступающей пехоты. Тов. Шакиров – мужественный командир, способный в боевой обстановке управлять вверенным ему подразделением. Достоин правительственной награды - медали «За отвагу». 24 июля 1943 года». А 23 октября 1943 года мой 19-летний брат погиб, защищая нашу Родину от немецких фашистов на землях Украины, в Киевской области, в бою за деревню Дмитриевка Дымерского района (ныне село Петровское Вышгородского района).
Всего же на той войне погибло шестеро моих родственников: Камаретдин Шакиров, Фатих Шакиров, Зариф Галин, Анас Харунов, Биргали Абуталипов, Малик Саяхов. Мы всегда помним о них и их ратном подвиге.

 

 Источник:

 

Шакиров, М. Войны без жертв не бывает [Текст] : [участник Великой Отечественной войны Ф. Г. Шакиров] / М. Шакиров // Белорецкий рабочий. – 2015. – 29 апреля. – С. 5.

 

Мой отец Иван Ипполитович Калугин 1906 года рождения был призван по мобилизации РВК 2 апреля 1942 года. Дома у него остались четверо ребятишек 11, 9, 5 и 4 лет, престарелые родители и беременная жена, родившая дочь в ноябре 1942 года, уже без мужа.

 

В августе 42-го он в составе 63-й армии 4-го Украинского фронта, а с ноября в составе третьей гвардейской армии 1-го Украинского фронта руководил ротой автоматчиков. Писем от него почти не было, только иногда открытки или фотографии с несколькими строчками, что жив. Всегда спрашивал, как мама справляется со всем хозяйством, ходят ли дети в школу. Однажды мой старший брат написал, что в школу ходить не в чем – зима, а валенок нет. Это письмо папе не доставили – нельзя было расстраивать солдата, но без внимания командир полка нашу проблему не оставил, обратился к нашим местным властям, и валенки появились. 
Папа не любил вспоминать о тяжелых боях, гибели однополчан, форсировании реки, сырых окопах, обмороженных ногах, штурмах городов и освобождении их от немецких захватчиков. О том, как он защищал Родину и какой путь ему пришлось пройти, можно судить по записям в красноармейской книжке и двум десяткам грамот и благодарностей, подписанным Иосифом Сталиным. 
В январе 1943 года папа принимал участие в разгроме гитлеровских войск на подступах к Сталинграду и освобождении станиц Кантемировской, Морозовской и других. 
С февраля по сентябрь 43-го освобождал Ворошиловград, Донбасс, Лисичанск, Артёмовск, Славянск, Краматорск, Барвенково, затем Запорожье. Бои были очень тяжелыми. В феврале 1944 года папа участвовал в ликвидации никопольского плацдарма противника на Днепре и освобождении Никополя. В этих боях папа был ранен. После выздоровления направлен на линию фронта на Львовском направлении. В июле 1944 года участвовал в ожесточенных боях за города Горохов, Владимир Волынский, Рава Русская. В августе советские войска форсировали Вислу, освободили польский город Сандомир. В январе 1945-го наши войска овладели крупным административно-хозяйственным центром Польши городом Кельце, важным узлом коммуникаций и опорным пунктом обороны немцев, а после и городом Острув.
В феврале 1945 папа участвовал в прорыве немецкой обороны на западном берегу реки Одер, в овладении на территории немецкой Силезии городом Грюнберг и в провинции Бранденбург городами Зоммерфельд и Зорау. В апреле наши войска завершили ликвидацию окруженного гарнизона противника и овладели городом-крепостью Глогау. Прорвали оборону немцев на реке Нейсе, продвинулись вперёд, овладели городами Коттбус, Люббен. А затем вторглись с юга в столицу Германии. Папа штурмовал Берлин.
Вскоре после этого отец вернулся во Львов, на реку Буг, откуда готовился отправиться на Дальний Восток, но был демобилизован 24 августа 1945 года. Интересно, что в день увольнения гвардии сержанта Калугина в запас Военный совет 3-й Гвардейской армии подарил ему на память фотографию Военного Совета Армии как отличившемуся в борьбе против немецких оккупантов. Эта фотография до сих пор хранится в семейном архиве.
Как участник Великой Отечественной войны, папа был награжден несколькими медалями, Орденом Отечественной войны II степени. Кроме того, папа был награжден медалью «Ветеран труда».
В мирное время Иван Ипполитович работал главным бухгалтером в лесхозе, вел большую общественную работу, был народным заседателем, председателем уличного комитета. Он организовал газификацию домов по улицам Горького, Красных партизан и Пушкина (в районе пруда). 
Будучи на пенсии, он охотно принимал приглашения в ревизионную комиссию, на встречи с детьми в школу № 1, где делился своими воспоминаниями о Великой Отечественной войне. Выступал он и в лесхозе, где работал.
6 февраля 1996 года папы не стало. Немного не дожил до своего 90-летия, пережив двух сыновей-лётчиков и любимую жену Лидию Захаровну, мать пятерых детей, награжденную «Медалью материнства» II степени. 

Источник:

 

Карпищук, З. Воинский путь моего отца [Текст] : [участник Великой Отечественной войны И. И. Калугин] / З. Карпищук // Белорецкий рабочий. – 2015. – 29 апреля. – С. 5.

 

 

 

На снимке: Мария Калугина. 1980 год

Мария Фёдоровна Калугина (Сурикова) родилась 30 марта 1922 года в посёлке Верхний Авзян. Из рассказов бабушки Домны, родных и из истории села мы узнали, что наши предки Калугины когда-то жили в Калужской губернии. Потом они оказались крепостными бояр Шуваловых, один из которых занялся строительством Петровских заводов в Верхнем и Нижнем Авзяне. А для этого требовались специалисты, мастеровые люди и разнорабочие.
Помимо ссуды из казны граф Шувалов получил в собственность крепостных крестьян, приписав их к Верхне-авзянскому заводу. В их числе и оказались наши предки Калугины. Там-то они и начали обживаться, обзаводиться хозяйством. Построили большой дом, завели лошадей, возили почту. И эта работа передавалась из поколения в поколение до 1929 года, пока их не раскулачили. Тогда конфисковали все: дом дедушки Поликарпа и его старшего сына, моего дяди, Федота. Его семью выслали в Нуримановский район, посёлок Саулла. Поскольку дед был уже преклонного возраста, вместо него взяли 14-летнего сына Николая, который впоследствии пропал без вести в Великую Отечественную войну. И мы до сих пор ничего не знаем о его судьбе. 
Трудолюбивые Калугины выжили и на поселении. У дяди Федота были две дочери и сын, они рано осиротели, но все равно получили образование. Мария Фёдоровна (отчество пришлось изменить) – учительница, Александра Фёдоровна – медицинская сестра, Григорий Фёдорович – финансист. Все они – участники Великой Отечественной войны: Александра – капитан медицинской службы, Мария – лейтенант, Григорий – капитан, инвалид первой группы Великой Отечественной. После окончания войны Григорий Фёдорович жил в Виннице, Александра Фёдоровна – неподалёку, в посёлке Нижняя Крапивна, а Мария Фёдоровна - в Смоленске, позже тоже переехала к родным в Винницу. Их дети живут там же. Только вот очень жаль, что после смерти сестёр и брата наша связь оборвалась…
Вспоминаю одну историю, связанную с Марией Фёдоровной. Ещё во время войны её считали погибшей, такие сведения выдал военкомат на запрос З.А. и Г.П. Сафоновых учителей Саульской семилетней школы, где учились Мария и Григорий Калугины. Мария окончила семилетку в 1937 году, затем – Благовещенское педучилище. Через год началась война, а в ноябре 1942 года Мария ушла добровольцем на фронт. А в посёлке Саулла готовили мемориал в память о погибших земляках с барельефом Марии Фёдоровны. Считалось, что из девушек она одна ушла воевать добровольцем и погибла. 
В 1980 году учителя Сафоновы через белорецкую газету «Урал» обратились к жителям нашего города и района, которые возможно в 1931-1937 году учились в той школе, а также к родным и близким сообщить все, что знают о семье Калугиных. Та газета совершенно случайно попала к нам в руки, и папа сразу же откликнулся. Он рассказал, что Мария не погибла. И в июле 1980 года Мария, Александра и Григорий побывали на своей Родине, гостили и у нас в Белорецке. Встреча была очень трогательной, полной слёз радости, ведь мы не виделись почти сорок лет. Кстати, мой папа – тоже фронтовик. Тогда же Мария Фёдоровна списалась и с учителями Сафоновыми, которые пригласили её на открытие мемориала. 

Источник:
Карпищук, З. Фронтовики Калугины [Текст] / З. Карпищук // Белорецкий рабочий. – 2015. – 29 апреля. – С. 5.

Николай Павлович Земцов до начала войны работал волочильщиком в сталепроволочном цехе № 1 БСПКЗ. В 1932 году им и еще одним комсомольцем Гавриилом Акимовым было внесено рационализаторское предложение: перейти на работу с семи на 15 барабанов. Одни рабочие горячо одобрили идею, другие выступили против, заявив, что сделать это попросту невозможно. Вскоре была создана специальная бригада во главе с Земцовым, которая опробовала новый метод. Затем были перестроены остальные отделочные ряды.

Но и этого неугомонным ребятам показалось мало: на следующий год они взяли обязательство освоить 30 барабанов, увеличив, таким образом производительность на 80-90 процентов. Задача была трудной, но выполнимой: 3 октября 1933 года на Заводской конференции по уплотнению рабочего дня комсомольская бригада рапортовала об освоении ряда в 30 барабанов лучшими комсомольцами Земцовым, Акимовым и Дроздовым. Скоро по их примеру все остальные волочильщики овладели новой техникой тонкого и тончайшего волочения (газета «Белорецкий рабочий» от 18 января 1934 г.).

Когда началась война, Николай Петрович продолжал трудиться в цехе, в сентябре 1941 года был призван на фронт. Его боевой путь начался в составе 223-го отдельного стрелкового батальона на Северо-Западном фронте. Через некоторое время Николай Павлович был ранен. После лечения в госпитале вернулся на фронт, воевал на Втором Прибалтийском и Первом Белорусском фронтах. Прошел путь от младшего лейтенанта до капитана, был награжден орденом Красной звезды. День Победы 1945 года вместе с боевыми товарищами встретил в Берлине.

Война окончилась, но Николай Петрович остался в строю: с 1945 по ноябрь 1946 года он был начальником химической службы 1971-го истребительно-противотанкового артиллерийского полка. Демобилизовавшись и вернувшись в Белорецк, пришел в родной СПЦ № 1. Работая плановиком, Николай Петрович был на хорошем счету у руководства, пользовался уважением коллектива.

Николай Павлович Земцов ушел из жизни в марте 1978 года.

 Источник:

Кожевникова, Т. Дошёл до Берлина [Текст] : [участник Великой Отечественной войны Н. П. Земцов] / Т. Кожевникова // Металлург. – 2015. - № 17. – С. 2.

Слово к любимой

Павшим без вести на войне посвящается…

Летний ветер, лёгкий и румяный,

Надувает паруса небес.

По-над Белой в тишине туманной

Радуги мосток наперевес.

 

По нему сойду к тебе, далёкий,

Постучусь в незапертую дверь,

Без вести пропавший.

Давним срокам

Ты не верь, любимая, не верь.

 

За иконой не храни бумагу,

Не кляни разлучницу-судьбу.

Всю войну я шёл к тебе. – ни шагу

В сторону, - шёл и теперь иду.

 

Сквозь года иду по тем дорогам,

Где гремели лютые бои.

Отлетали души наши к Богу,

Отпевали павших соловьи.

 

Ну, а я погиб на безымянке.

Миномёты взрыли высоту.

Всё: земля, солдатские останки –

Мешанина. Места нет кресту.

 

Я – нигде… А ниоткуда письма

Не пошлёшь по почте полевой.

И в итоге наш армейский писарь

Извещенье шлёт тебе домой:

 

«Без вести пропал». А что тут скажешь?

Голуби стремятся к небесам.

Неизвестность стала верным стражем,

Вечность стала памятником нам.

 Нина Зимина

 

День войны

Моему отцу, фронтовику, Сухову Николаю Степановичу посвящается…

Облака плывут, облака –

По траве неземная тень.

Из простреленного далека

Глянул в сердце мне этот день.

Нет, не дата и не рубеж –

Заурядный из рядовых,

Пропылённый до цвета беж,

Он оставил меня в живых.

Пощадил пацана-юнца,

Нерождённого в те года –

Сохранил для меня отца,

До конца сберёг, навсегда.

Он других положил в траву,

Что от кровушки так густа…

Сколько лет их во сне зовут

Эти трое из каждых ста!

Облака плывут, облака –

По земле силуэтов тень,

Тех, чью молодость навека

Сохранил мой счастливый день.

 Евгений Сухов

 

Прости, сосед!..

Походкой тяжёлой, дрожащею

Идёт по подъезду сосед.

Заношены брюки и плащ его,

Полсотни, пожалуй, им лет.

 

Спустившись, присядет на лавочку,

Достанет опять свой кисет,

Затем, опираясь на палочку,

Вдруг песней заходится дед.

 

А песня та – стоном молитвенным,

Как зов опалённой души…

Я как-то решился, спросил его:

«Дедусь, ты о чём? Расскажи!»

 

И вперив в меня взгляд невидящий,

Ответил мне глухо сосед:

«Поймёшь ли меня ты, мальчишечка?

Я жив, а солдат моих нет…

 

С тех пор и живу, а вот нужно ли?

Из роты я только один…

Под трупами был я, контуженный,

Прошёл мимо танковый клин…»

 

И смешивая в бормотание

Слова с ручейками из слёз,

Вдруг ясно так, с пониманием

Отчётливо вслух произнёс:

«Сынок, ты прислушайся к старому

И выжившему из ума –

На свете нет более страшного,

Чем глупость людская – война!»

 

Назавтра же мама сказала мне,

На стол подавая обед:

«Сыночек, слыхал, не слыхал ли ты,

Сегодня скончался сосед…»

Андрей Петренко

 

Лейтенанту было тридцать…

Личному составу 298 стрелкового Белорецкого полка 196 Уфимской дивизии, геройски погибшему в начале июля 1941 года в Витебской области посвящается…

Лейтенанту было тридцать,

А солдатам – чуть за двадцать.

Пыль июля на ресницах…

«Окопаться и держаться!»

 

Ждут солдат невесты, мамы,

Папы, сёстры, братья, тётки…

А над ними вьются «рамы»,

Танки бьют прямой наводкой.

 

Лейтенант был на Хасане.

Он один в полку обстрелян.

Им держаться приказали –

Они держатся неделю.

 

Дома ждут жена и дочка –

Ей всего четыре года.

Он сейчас погибнет точно…

Гибнет взвод и гибнет рота.

 

Погибает полк стрелковый,

Три геройских батальона.

Под напором танков снова

Рвётся наша оборона…

 

Было их в полку бессмертном

Где-то около трёх тысяч.

Там, в июле, в сорок первом…

Где теперь могилы сыщешь?

 

Пыль июля на глазницах…

Сны им больше не приснятся.

Лейтенанту было тридцать,

А солдатам – чуть за двадцать…

Александр Тутиков

 

Месть

Весна. Костёл у поворота

Укрылся в зелени листвы.

А сверху «жарят» пулемётом,

Что не поднимешь головы.

 

Горят предместия Берлина.

Конец войне. Но рядом – смерть.

Товарищ с боку ткнулся в глину,

На бруствер не успев взлететь.

 

Смял разом душу гнев упруго,

Клыки оскалив, будто волк.

Ведь отомстить за гибель друга –

Неписаный солдатский долг.

 

Врываюсь на чердак: «Всё! Крышка!

Прими горячий мой привет!»

Гляжу – передо мной мальчишка,

На вид четырнадцати лет.

 

Сидит, зверьком в комочек сжался,

В штаны от страха напустил.

А дома сын такой остался.

И… палец на курке застыл.

 

Я от досады растерялся.

В глазах голодных вижу боль.

- Давай, вставай! Отвоевался!

Пойдём, дам каши. Чёрт с тобой!

Вячеслав Донской

 

Синий мир на маленькой ладони…

Синий мир на маленькой ладони

Держит мой голубоглазый сын

- Мама, отчего бывают войны? –

Он меня настойчиво спросил.

 

Второпях слова ищу, ищу

И стараюсь быть совсем спокойной,

Потому что мальчика ращу

Не в подарок беспощадным войнам.

 

Как мне объяснить ему недлинно?

Мне слова надёжные нужны,

Что не для войны растут мужчины,

А растут, чтоб не было войны.

Зоя Андреева

 Источник:

Поэты о войне [Текст] : [белорецкие поэты о войне] // Металлург. – 2015. - № 17. – С. 11.