×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 137

Как я искал могилу деда

Я родился и вырос в Белорецке, в 1978 году окончил среднюю школу № 20, в 1988 году получил диплом об окончании Ленинградского института советской торговли. Работал в органах МВД до 2001 года и в звании майора ушёл на пенсию, а сейчас работаю в системе ГО и ЧС образовательного учреждения в Санкт-Петербурге. В Белорецке у меня живёт мама Рауза Зинатовна Сайфуллина (Гильфанова). Она пенсионерка, но много лет проработала в мартеновском цехе ОАО БМК. Выросла она в Нижнем селении, и никогда в жизни не видела своего отца, который ушёл на фронт и не вернулся. В семье он считался пропавшим без вести в конце войны, и это никогда не обсуждалось. И только в конце 90-х годов случайно в музее милиции я узнал из Книги Памяти Республики Башкортостан о том, что он похоронен в посёлке Гериц в Польше на военном мемориальном кладбище. Но в те времена о выезде за границу и о посещении захоронения и речи быть не могло. Но очень хотелось…

 

С тех пор многое изменилось, мы живём в другой стране, в других условиях. Несколько лет назад мне удалось побывать в Берлине, в гостях у сослуживца по армии. Пользуясь случаем и скудными данными из Книги Памяти, мы решили найти то военное захоронение, но не тут-то было. Согласно записи в Книге, мой дед «Гильфанов Зинат Гумерович, 1911 г.р., уроженец д. Исякаево, Макаровского района Башкирской АССР, погиб 02.03.1945 года и похоронен в пос. Гериц на военном мемориальном кладбище Гожув-Великопольского воеводства». А навигатор привёл нас в посёлок Гёритц, расположенный в 60 километрах севернее Берлина. Там, после разговоров «на пальцах» с местными немцами, мы выяснили, что бои здесь начались в апреле 1945 года, и могилы деда здесь быть не может. Тогда мы поехали в Польшу, в город Гожув-Великопольский, и после продолжительных поисков нашли большое захоронение советских воинов, но, к моему большому сожалению, фамилии деда на могильных плитах не было. 
Вернувшись домой, я вновь приступил к поискам. И однажды пришёл неожиданный, но такой желанный ответ на запрос о воинских боевых наградах: «Сержант Гильфанов З.Г. за доблесть в боях был награждён медалью «За боевые заслуги» и орденом Красной Звезды». При этом выяснилось ещё множество данных, среди которых - номера воинских подразделений, названия населённых пунктов, фамилии командиров частей и подразделений. Сразу же появилась возможность проследить боевой путь части, в которой служил мой дед. Благодаря добрым людям, с лёгкостью бороздившим просторы Интернета, удалось найти фронтовое донесение, в котором чёрным по белому было написано, что «сержант Гильфанов З.Г. похоронен с водителем Журавлёвым М.Д. на площади юго-восточной окраины посёлка Гериц Бранденбургской провинции». Затем я узнал, что правопреемником той фронтовой части в настоящее время является Речицко-Бранденбургский зенитно-ракетный полк, который дислоцируется в Ленинградской области. А ведь я много раз проезжал мимо него за эти годы. Радости и удивлению не было предела, я тут же помчался в полк и, хотя был уже вечер, и никого из командования полка не было на месте, мне очень сильно повезло. Стоявший на КПП солдатик посоветовал связаться с Л.П. Сапрыкиной, которая преподавала солдатам историю и по совместительству была смотрителем музея боевой славы воинской части. Созвонившись с ней, я сразу понял, что мы разговариваем на одном языке: после трёх минут разговора и ключевых фраз (Берлинская операция, Кюстринский плацдарм, форсирование Одера, 309 полк) мы стали людьми, близкими по духу и желанию добиться результата. Мы договорились о встрече на следующий день у командира части в кабинете. Но ближе к ночи Людмила Павловна сама перезвонила и зачитала выдержку из фронтовых воспоминаний ветерана А.А. Веденкина, в которой упоминается сержант Гильфанов З.Г., командир орудия третьей батареи 309 гвардейского полка, и место его гибели (плацдарм на западном берегу реки Одер возле посёлка Гериц при артобстреле и сильной бомбёжке). И при этом выяснилась ещё одна очень важная деталь, на которую я не обратил внимания в первую поездку. Оказалось, что посёлок Гериц после войны вошёл в территорию Республики Польши и нынешнее его название Гужица, а при посещении города Гожув-Великопольский в первый раз я проезжал мимо него всего в 30 километрах. От такой новости у меня перехватило дух, и я еле дождался утра и помчался на встречу с командованием части и Л.П. Сапрыкиной. Встреча и знакомство превзошли все мои ожидания: все исходные данные совпали, никаких сомнений не было, я на верном пути. 
Я тут же решил вновь поехать в Гужицу, чтобы своими глазами увидеть те места, где был последний бой гвардии сержанта З. Гильфанова и попытаться найти его захоронение. Не откладывая в долгий ящик, я вылетел в Берлин и уже днём вместе с моим армейским другом прибыл в посёлок Гужица, где в центре увидел обелиск советским воинам только с одной надписью «СССР». Поговорив с местными жителями, мы выяснили, что других памятников, обелисков, воинских захоронений - словом, всего, что напоминает о войне, в посёлке нет. Но внутреннее ощущение мне подсказывало, что это ещё не всё, и, согласно фронтовому донесению о потерях, мы пошли на юго-восточную окраину посёлка, через 300 метров вышли на действующее польское кладбище с ухоженными могилами и красивыми постаментами. Разговор со смотрителями кладбища ничего не дал, поэтому нам оставалось лишь поехать на берег Одера, где и погиб мой дед. И тут случилось чудо! Только собрались мы уехать, как с криками: «Пане! Пане!» прибежала смотрительница и повела нас в центр кладбища. Там, между могилами достойных поляков и полячек, стояли скромные могильные плиты двум неизвестным солдатам с надписями: 1945. Это, конечно, ещё ни о чём не говорило, мало ли кто здесь покоится? Если не считать того, как забилось от волнения сердце… Самое главное и интересное в том, что полячка рассказала, что кладбище образовано в 1952 году. То есть, до того времени это и была окраина посёлка, как было во фронтовом донесении. А расположение захоронения моего деда и водителя Журавлёва Д.М. очень соответствует действительности. Чтобы рассеять сомнения, мы пошли в городскую управу (гмин). Там нас внимательно выслушали, дали переводчицу и направили к бывшему смотрителю кладбища. К сожалению, с ним поговорить не удалось, но его жена рассказала нам самое важное: на памятниках при основании кладбища были красные звёзды и надписи, стёршиеся со временем. За долгие годы памятники разрушились, и смотритель за свой счёт, своими силами установил плиты двум неизвестным солдатам. Внутреннее убеждение, что поиски привели к нужному результату, было почти стопроцентным, хотя документального подтверждения (надписи на плитах, протоколы захоронения и т.д.) нет. С таким чувством мы и вышли от старого смотрителя и проехали на берег Одера, где, по воспоминаниям фронтовика А.А. Веденкина, при переправе и погиб на плацдарме мой дед Зинат Гумерович Гильфанов, не дожив до Победы два месяца и семь дней и не дойдя до Берлина 60 километров. Мы стояли на мирном берегу и не могли представить, как всё это было в те огненные годы…
Затем был Берлин, Рейхстаг, Трептов-парк с воином-освободителем, телебашня с видом Берлина глазами советских лётчиков и возвращение домой с чувством выполненного долга. А 10 ноября, в профессиональный праздник День милиции меня, как внука фронтовика, пригласили на день основания части в Речицко-Бранденбургский зенитно-ракетный полк. Там я выступил перед личным составом и командованием части и рассказал о результатах своих поисков, о поездке в Берлин и Польшу. В комнате боевой славы части теперь есть записи о результатах моих поисков, и имя моего деда навечно вписано в историю боевого пути части. А сам я как будто влился в боевую фронтовую семью, я знаю теперь весь путь части - со дня её основания до участия в штурме Берлина. Волею судьбы я бывал и на Курской дуге, и в Брянских партизанских лесах, и в Белоруссии, и в Польше - словом там, где прошёл военными дорогами мой дед.
В конце декабря в семейном кругу мы отмечали юбилей нашей мамы. Отмечали, как обычно в наше время - с «поздравлялками», подарками... Когда очередь дошла до меня, я пожелал здоровья и долгих лет жизни и сказал, что мой главный подарок не у меня в руках, не в карманах, а в телевизоре… Эти минуты просмотра видеофильма, снятого мной в дни поездки, дорогого стоят! 
Вернувшись в Санкт-Петербург, я уже в рамках военно-патриотического воспитания солдат, продолжения и приумножения боевых традиций, выступал перед личным составом части своего деда, куда меня приглашают теперь в качестве почётного гостя.
В настоящее время по согласованию с командованием полка я веду работу по возвращению боевых наград деда в семью. И теперь моя главная задача – свозить маму на последнее пристанище её отца, моего деда.

 

 Источник: 

 

Сайфуллин, Р. Как я искал могилу деда [Текст] : [«Гильфанов З. Г., 1911 г.р., погиб 02.03.1945 г. и похоронен в пос. Гериц на военном мемориальном кладбище Гожув-Великопольского воеводства»] / Р. Сайфуллин // Белорецкий рабочий. – 2015. – 1 апреля. – С. 4.

 

Прочитано 1060 раз