×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 137

Памяти тонкая нить

К сожалению, люди не вечны. Они уходят. А вместе с ними может уйти и память о важных событиях в жизни нашей страны. Меня очень тронуло обращение Премьер-министра страны Дмитрия Медведева к участникам и свидетелям событий военных лет с просьбой записать свои воспоминания, чтобы по ним молодое поколение могло бы узнавать правду о тех годах.

 

Вот и я решил доверить бумаге то, что многие годы живет в моем сердце и памяти. Дело в том, что моя непростая биография, юность, пришедшаяся на годы войны, не единичны, я пережил трудности тех лет вместе со многими своими сверстниками.
Родился я во Владивостоке, там в органах внутренних дел служил мой отец. Я был еще мал, чтобы понять происходящее, но теперь, когда мы узнали правду о том, что происходило в стране в 30-е годы, могу восстановить события. Помню, что к отцу пришел его начальник и посоветовал уезжать из города как можно скорее и как можно дальше, потому что его собираются арестовать. В то время запросто можно было затеряться на просторах советской страны. Отец сначала горячился, говорил, что власти во всем разберутся и накажут настоящих виновных, но осторожная мама уговорила его уехать на Урал, откуда они были родом. Так наша семья, в которой к тому времени было трое детей, попала в Белорецк. Отцу пришлось браться за любую, самую тяжелую работу, чтобы прокормить семью, но жилось все равно очень голодно. От отчаянья отец уже решил все-таки обратиться в органы, напомнить о своих заслугах и попросить разобраться в том, кто же все-таки был виноват в деле, заведенном на него во Владивостоке. Он по-прежнему был уверен в своей правоте. А мама останавливала его, говоря, что у тех, кого он обвиняет, тоже есть дети, и они могут остаться сиротами. Папа горячился, ведь ему было горько видеть, как голодают его собственные дети. 
И все же отец написал в Москву. Не знаю, пришел ему оттуда ответ или нет, но его снова взяли на службу в милицию, через некоторое время предоставили и жилье. 
Жизнь начала налаживаться, но пережитого не выдержала мама и умерла. А вскоре началась война.
Отец ушел на фронт в 1941 году, и погиб в первые месяцы войны, когда наша армия вынуждена была отступать. В это время еще чувствовалась неготовность к войне, растерянность и неразбериха. Моего отца даже дважды похоронили в разных местах, в разных братских могилах. А случилось это так: осенью 1941 года вместе с моим папой на фронт призвали его друга Ф. Горелова. И воевать им пришлось вместе, в одной пулеметной батарее. Под Москвой шли ожесточенные бои, на пути захватчиков вставали и пулеметные полки, которые ожесточенно сопротивлялись, встречая врага шквальным огнем. Из коротких писем отца той поры мы знали, что бои идут с раннего утра и до позднего вечера. Но каждое письмо он заканчивал так: «Сейчас тяжело, но мы уверены, что победим, будем стоять насмерть за наших детей». А в одном из писем сообщил, что после вчерашнего боя в его пулеметном расчете остался он один и ждет пополнения. А на следующий день, как стало известно из похоронки, он погиб от снайперской пули. Конечно, убили его один раз и похоронили там же, сделав надпись на братской могиле. Но вот его друг Горелов, узнав о смерти друга, забрал документы, в том числе и похоронку, чтобы самому отправить родным. А вскоре погиб и сам, но уже не в Калининской области, а в Смоленской. Найденные при нем документы друга тоже сочли свидетельством смерти в бою и еще раз занесли в списки погибших. Так и получилось, что фамилия отца осталась на двух разных захоронениях.
Не легче приходилось и в тылу. Узнав о смерти отца, мачеха сдала нас в детский дом. Когда мне исполнилось 12 лет, вместе с другими ребятами я отправился в Белорецкое ремесленное училище, за короткий срок выучился на слесаря-инструментальщика и в том же году, несмотря на малый возраст, встал к станку. Но и этого нам было мало, со всех плакатов Родина-мать звала своих сыновей на защиту страны. Я бежал было на фронт, добрался до Куйбышева, но меня по малолетству задержали и вернули в тыл. Немало бед пришлось перенести: голод постоянно преследовал меня, одежонка всегда потрепанная и холодная не по сезону, везде я чувствовал себя одиноким, ведь война разбросала родных и близких, лишила меня крова, порой я завидовал отцу, павшему смертью храбрых на полях сражений. Но жизнь продолжалась. Немало поносило меня по свету, по разным краям, но всегда и везде я работал на совесть, ведь к труду был приучен с детства. 
На долю моего поколения выпало немало трудностей, но жизнь есть жизнь, и за горестями обязательно приходят и радости. Я женился, родились две дочки, выросли умницами, получили образование, радует и внучка. Но все же те далекие и горькие годы тревожат душу воспоминаниями: очень трудно далась нашему народу мирная жизнь. И важно, чтобы мы помнили об этом, не забывали тех, кто в боях и трудах отстоял свободу нашей страны.

 

Источник:

Шошин, А. Памяти тонкая нить [Текст] : [воспоминания А. Шошина, чья юность пришлась на годы ВОВ] / А. Шошин // Белорецкий рабочий. – 2015. – 4 марта. – С. 2.

 

Прочитано 750 раз