Дверь приоткрылась, и вот я в Антарктиде

Я побывала в Антарктике! Точнее, на Антарктическом полуострове. Работала на круизном судне лектором, гидом, водителем «Зодиака» (такая надувная моторная лодка на 12 человек). Это факты, а дальше будут эмоции, предыстория и мои умозаключения.

Как известно, Антарктида - материк в Южном полушарии Земли. Отличается от нашего привычного мира тем, что там все ходят на головах… Конечно, нет! Но попадаешь туда с таким высоким уровнем ожидания чудесного, что, встретив антиподов, наверное, не удивился бы! Чудеса Антарктики проявляются в непривычных формах, создаваемых ледниками, айсбергами, горными вершинами, а еще цветовой палитрой (ослепительно-белым, молочным, васильковым, бирюзовым) и отражением всего этого в воде. А ещё непуганными животными - хозяевами места, свидетельствами героической или хищнической истории освоения континента и Южного океана (акватория, выделенная Международным гидрографическим обществом в 2000 году, простирается от Антарктического побережья до 60 градусов южной широты).

Согласно международному договору об Антарктике, принятому ещё в 1961 году, континент, прилегающие острова и Южный океан могут использоваться всеми странами только в мирных целях: научных, туристических или рыболовецких. Другими словами, этот регион представляет из себя своеобразный заповедник, регламентирующий свою деятельность в соответствии с этим договором, а туризм еще подчиняется правилам международной Ассоциации антарктических туроператоров. Чтобы я могла работать там, пришлось сдавать экзамен в сотню вопросов на знание этих правил. И соблюдаются они, надо сказать, точно.

Наше круизное судно - все его 126 метров и 7 палуб - отправилось из порта города Ушуаи, самого южного города Южной Америки, в двадцатых числах декабря прошлого года. Место, откуда началось путешествие, называется Патагония, а архипелаг, которым эта оконечность нисходит в океан, - Огненная Земля.

Как сказала моя подруга, теперь она знает двух людей, побывавших в Патагонии – Паганеля (персонажа из фильма «Дети капитана Гранта») и меня. Кстати, с детства попасть туда для меня было очень желанно. И всё из-за этих самых «Детей». А Огненная Земля по одной из версий так называется потому, что немногочисленные индейцы на берегах островов жгли многочисленные костры, чтобы показать первым европейцам, что их много. Чтобы последние не задерживались и убирались оттуда поскорее.

Ушуая… Чем не Белорецк?! Такой же спокойный и тихий город, припёртый с одной стороны, как и мы, горами. Правда, припёртый к морю, а не к другим горам. Весь город – это частный сектор плюс заведения для туристов: много кафеен, пунктов информации, сувенирных лавочек, магазинов экипировки, хостелов. Туризм – основная статья дохода горожан.

Зеленый город, несмотря на то, что там летом довольно прохладно (как нашей осенью), но растения стоят в цвету (люпины, розы и другие мною неопознанные виды, про которые я читала, когда училась в универе, но ни разу вживую не встречала). Зимой розы на улицах выживают в южном полушарии потому, что там нет морозов как у нас, там мягкий морской климат.

одно из многочисленных ледовых полей

Погрузившись на своё судно… Да что там было грузить?! Мой рюкзак не прилетел со мной, потому что в каком-то аэропорту его не перегрузили на следующий борт. Но мечта есть мечта! И я без вещей иду дальше к цели! Кое-что купила в Ушуае. Компания снабдила меня теплыми вещами (это главное!), а остальные мелочи для комфорта – обойдусь и без них. Не думаю, что первые полярники предусмотрели всё в своей экипировке. Значит, и я выживу! Входной ПЦР. Чисто. Я готова!

Поселили меня в каютку с женщиной с Аляски, чуть старше меня. Благодаря ее чистому английскому начала вспоминать свой, «русскоакцентный». А судно-то французское, из русскоговорящих только три человека, и то по работе с ними я не взаимодействовала. Наша команда гидов - 12 человек - все нерусские, так что по делу или по жизни хочешь или не хочешь, но говори на английском. И даже лекции читай, и туристам рассказывай на экскурсиях, что, собственно, я и делала. Как говорится, назвался груздем – полезай в кузов!

хозяева этих мест - пингвины Генту или ослиные пингвины

Впереди два дня перехода через пролив Дрейка (это между Южной Америкой и Антарктическим полуостровом). Бывает, что Drake lake, а бывает - Drake shake (спокойный или штормовой пролив). За месяц моей работы я его пересекала шесть раз. И только единожды он был спокойным, а два раза таким штормовым, что один из наших пассажиров сломал руку, а другой – нос. Обычно же там бывает средняя качка, кого укачивает на море – для того чувствительно.

В составе экспедиционной команды я проводила различные брифинги по безопасности, снабжала туристов спасжилетами и сапогами, читала лекции. А вокруг парили альбатросы и гигантские буревестники на своем жестком монокрыле длиной под три метра. Для них ветер и волны – самые желанные условия для полёта.

И вот начали появляться первые льды, потом айсберги, а следом и очертания суши. Море сразу успокоилось: лёд гасит волны. Все вышли на открытые палубы, делаем первые фото Антарктики. Начинаем приготовления к экскурсиям. Сначала руководитель нашей экспедиционной команды должен зарезервировать место высадки на специальном сайте, ведь посещать определенное место в Антарктике из природоохранных соображений в день могут не более ста человек. Если ты выбрал работу в наземной группе, то выгружаешься перед туристами и флажками размечаешь разрешённый трек. Перекрещенные флажки – запрещенный маршрут к животным или трещинам и снежным карнизам. Сам стоишь рядом с каким-нибудь интересным или опасным местом. В первом случае рассказываешь туристам о животинке или каком-то явлении, во втором – отжимаешь их от обрыва (обрывы очень соблазнительны для фото).

Можно выбрать группу водителей «Зодиков», чтобы транспортировать туристов с судна на берег и обратно. Лодки водят все, когда нет высадки, а совершается только прогулка на лодках среди льдов. Так что выбор за тобой. Всё делается не по назначению, а по желанию и способствует здоровой рабочей обстановке в непростых условиях, когда на тебе еще ответственность за людей.

Уступи пингвину дорогу! Глушишь мотор, когда кит всплывёт недалеко от лодки или на льдине обнаруживаешь тюленей. Ведешь себя здесь гостем. Чувствуешь уважение к этой планете с названием Зима.

После первой высадки я страшно обгорела, надо было сделать фото своего лица, до того оно оказалось неэстетичным, что я решила не плодить ужас и не сделала селфи (хотя из нравоучительных соображений стоило бы). Дело в том, что солнечный свет в Антарктиде отражается от ледников и воды под разными углами, и ты оказываешься, как в микроволновке. Это раз. Во-вторых, я на себе испытала действие той пресловутой озоновой дыры, которая сосредоточена как раз над Антарктикой. Над полюсами нашей планеты формируются атмосферные вихри. Особенно мощный антарктический, так как условия в атмосфере для него относительно однородны (в отличие от арктического, который кружит и над водой, и над сушей). Так вот, антарктический вихрь со всей планеты засасывает галогенорганические вещества, продуцируемые человеческой деятельностью. Эти самые вещества разрушают озоновый слой, таким образом появляется озоновая дыра. Через нее шпарит высокочастотная радиация, вызывающая, в том числе, рак кожи. Кстати, у населения Новой Зеландии и Южной Австралии рак кожи занимает первое место среди всех заболеваний.

Моё обгорание было как никогда сильным, хоть я в своей жизни много работала в северном Заполярье, но там нет такой стабильной и большой озоновой дыры. Бывала я и рядом с экватором, но так, как в Антарктике, не обгорала. Получился когнитивный диссонанс: снег, холод, обгорелая кожа. Тут я пожалела о своих солнцезащитных очках, лежащих в моем утерянном багаже. В следующие поездки я толсто намазывалась солнцезащитным кремом. Надо сказать, что отёк с лица сходил очень долго. В этом случае маска, которую на судне я всегда носила по антиковидным требованиям, частично скрывала мой обезображенный лик.

Ну и раз уж заговорила об утраченных с багажом вещах, напишу лишь о том, как я вместо зубной пасты в Ушуае случайно купила клей для зубных протезов и благополучно чистила им зубы, думая, мало ли, может, у антиподов такие зубные пасты, которые склеивают челюсти. Потом я все-таки попросила своего коллегу перевести с испанского надпись на тюбике…

Итак, я шесть раз пересекала пролив Дрейка, потому что поработала с тремя группами туристов, а каждый круиз был рассчитан на десять дней. Следовательно, пробыла целый месяц в Антарктике. Осталась бы ещё, если бы на судне после русской группы не случился ковид. Сравнив, как иностранцы и мы относимся к антиковидным мерам, это не удивило.  Наше судно переоборудовали в плавучий госпиталь. Всех с отрицательным ПЦР списали, а больных с других кораблей компании стали переправлять к нам, чтобы остальные смогли продолжать свою работу.

Я долго стояла у порога своей мечты, буквально треть своей жизни. Каждый раз прислушиваясь, не заскрипит ли открывающаяся дверь. Как мне казалось, все вокруг, кто хотел того же, не прикладывая особых усилий, попадали в Антарктику, а я - нет, посчитав, что, рожденный ползать - летать не может…

Откуда появилось это устремление?! Ведь желание не дается без сил на его осуществление. Значит, чтобы постичь невозможное, надо сделать некое суперускорение. Я назвала это квантовым скачком: подобно электрону, я должна была перейти с одного энергетического уровня на другой. И всегда быть на чеку, всегда ждать нужное время, упершись лбом в эту пресловутую дверь.

Всё меняется. И состояние непреодолимости тоже когда-то изменится. Так и случилось. К тому моменту у меня были все навыки, нужные для работы с туристами на суше и в море. И об этом я писала в своих резюме, когда искала работу.

Мария Бородавкина рассказывала туристам и коллегам о белорецком чуде - самом длинном деревянном мосте в Европе

Меня пригласили за полтора месяца до начала круиза. Если бы я была более инертна, думала, что впереди ещё вся жизнь, если бы меня не двигала еще одна мощная идея - рассказать миру о проблеме нашего белорецкого деревянного моста, то я бы ответила своим работодателям: «Спасибо, в другой раз».

Но я должна была рискнуть и успеть запрыгнуть в последний вагон. А для этого - нарисовать презентации для туристов на английском, сделать прививку вакциной, одобренной ВОЗ (читай - за границей), получить справку о несудимости (делают месяц), оформить визы, заполнить кучу бумаг, сдать экзамен и пройти медосмотр. Задействовав всю свою оперативную память для этого рывка, я в состоянии стрелы успела! Я смогла! Пишу это, чтобы показать всем, особенно молодёжи: чтобы чего-то достичь, надо работать на 100% своих сил и даже более, раздвигая границы себя, узнавая свои ресурсы и постигая все существующие входы и выходы. Не складывать руки, уметь ждать и слушать. У меня нет ни протекции, ни уникальности. Я рядовая белоречанка. Мне жалко спустить свою жизнь, словно воду в песок. Мне не хочется просыпаться с мыслью «чем бы сегодня заняться». Мне претит в своей жизни заниматься нелюбимым делом. Мне не хочется прожить бесцельно, ничего не сделав ни для своего развития, ни для других. Любовь, идея и правда - основные движители для свершений. Родственники и друзья, верящие в то, что у тебя все получится, - энергия для движения. Спасибо им!

Спасибо и вам, что уделили время своей бесценной жизни на чтение моей заметки про путешествие к Антарктиде.

P.s. Мой рюкзак всё-таки нашелся! Прилетел ко мне перед последним рейсом в Антарктиду. 

Источник:

Бородавкина, М. Дверь приоткрылась, и вот я в Антарктиде / М. Бородавкина. – Текст : непосредственный // Белорецкий рабочий. – 2022. – 11 февраля. – С. 8 – 9.

Прочитано 63 раз