Скажи мне, кто ты...

Сейчас много вспоминают о лагерях смерти, где уничтожали в первую очередь евреев и русских. Но при этом в некоторых бывших республиках СССР проводят парады в честь фашистов, погибших в годы войны, и у некоторых участников на куртках нашивки со свастикой.

Недавно смотрела передачу «Недобитки», где показывали кадры о тех, кто рядом с фотографиями солдат, погибших в годы войны, выставляют фотографии Гитлера и его приспешников. Это все говорит о том, что кто-то хочет переписать историю, забыв о том, как советские солдаты освободили не только свою страну, но и страны Европы.

 депортация людей в Германию

 Моя приятельница Алевтина Петровна Рукер родилась перед самым началом войны в семье немцев, которые переселились в Россию. Она и сейчас бледнеет, вспоминая времена, которые стали самыми тяжелыми в истории семьи и её самой. Жили они тогда в Запорожье, в немецкой слободе. Мама, папа и две девочки: Алечке - три года, Юле – десять лет. Алевтина плохо помнит военные годы, но знает по рассказам сестры, что в начале 40-х всех мужчин из слободы отправили куда-то на север, в ссылку. Многие, в том числе и их отец, так оттуда не вернулись. В 1943 году, когда немцы обосновались в Запорожье, их всех вывезли в Германию в качестве рабов: мама батрачила у хозяина на сельскохозяйственных работах, девочки помогали ей. И только в 1945 году, когда на эту территорию пришли советские войска, семью вернули на родину. Как вспоминала Алевтина Петровна, везли их в товарных вагонах прямиком на север. Это называлось депортация. Все они считались репрессированными. Так мама и девочки оказались в Башкирии, в Дюртюлинском районе. Мама попала на работу в леспромхоз, но через два года от тяжелой работы умерла, а девчонок сдали в детский дом, и жизнь их превратилась в настоящую пытку. И дети, и взрослые Алю и Юлю ненавидели за фамилию и происхождение. Особенно доставалось от детей, многие из которых оказались здесь потому, что у них погибли на фронте родители. Конечно, виноваты во всем были немцы. Девочки стойко переносили обиды, но десять лет, проведенные в детском доме, оставили неизгладимый горький след в их душах и сердцах. Они стали без вины виноватыми.

После окончания семилетки Алевтина поступила в строительное училище, получила там хорошую специальность и отработала 36 лет маляром. Родила двоих сыновей, один из которых живет сейчас на севере, а другой - рядом с ней. У нее двое внуков. Бабушка помогает детям, приглядывает за внуками. Её старшая сестра Юля всю жизнь проработала на нефтедобывающем предприятии, у нее тоже выросли дети, появились внуки. Теперь уже ее нет в живых, но за всю жизнь обе сестры, как репрессированные, никаких льгот не получали. И если честно признаться, всю жизнь боялись назвать свою настоящую фамилию, сказать, что по национальности они немки. Родина жестоко и несправедливо обошлась с ними и их близкими, но они выстояли, нашли свое место на земле. И что очень важно - не озлобились, не потеряли веру в добро и справедливость. Им пришлось пережить многое: голод, нищету, страх, унижения только за то, что они немцы. Лично у меня эти люди вызывают не только чувство жалости, но и восхищение, удивляет их стойкий характер. Они смогли достойно пережить все испытания, которые им преподнесла судьба.

Мы с Алевтиной Петровной знакомы уже 50 лет, тесно дружили наши мужья, но все эти годы она никогда не рассказывала о том, что пережила в детстве, скрывала свою национальность. Хотя среди таких репрессированных были и известные люди, как Эдуард Хиль и Анна Герман.

Нельзя допустить, чтобы такое повторилось, пусть никогда не будет войны, потому что нельзя никогда и никому оправдать перенесенные ужасы тех лет. 

Источник:

Копьева, Т. Скажи мне, кто ты… : [о военном детстве Алевтины Петровны Рукер] / Т. Копьева. – Текст : непосредственный // Белорецкий рабочий. – 2020. – 11 декабря. – С. 7.

Прочитано 10 раз