Главный новогодний друг - телевизор

В народные массы телевизор вошел в 60-70-ые годы, то есть как раз во времена моего детства. Тогда же стали появляться праздничные программы и передачи выходного дня. Как пел в свое время известный бард, телевизор был для советских граждан своеобразным ярким окном в мир, необходимой культурной составляющей нашего образа жизни.

ТВ-программа скрупулёзно изучалась всеми членами семьи, в газете ручкой обводили время показа любимой телепередачи. У нас в семье пометки сначала делала бабушка, потом мама и папа, ну и мы с сестрой заканчивали обзор передач. Часто получалось так, что были отмечены все передачи, включая «Сельский час».

Потом старые телевизоры стали сменяться техникой нового поколения, их экран был значительно больше. Черно-белая картинка (до цветного телевизора тогда ещё не доросли) давала характерное голубое свечение в темноте. Наверное, отсюда и появилось наименование вечерней развлекательной передачи перед встречей Нового года – «Голубой огонёк».

 

С 1964 года новогодний «Голубой огонёк» стал традиционной телепередачей сначала на советском телевидении, а затем и на российском. Выходил он, как и сейчас, ежегодно в ночь с 31 декабря на 1 января. Обычно повторялся ещё и на старый Новый год, но дата трансляции могла меняться. Редкий советский зритель не встречал Новый год без любимой передачи, его смотрели всей семьёй, на несколько часов погружаясь в атмосферу праздника и всеобщего веселья.

Кстати, передача состояла из двух частей, так называемой предновогодней, после которой звучало выступление-поздравление Леонида Ильича Брежнева, и более неформальной второй части.

Новогоднее обращение генсека к советскому народу звучало приподнято: «Советский народ идёт к этому большому празднику, тесно сплотившись вокруг коммунистической партии и её легендарного Центрального комитета. В стране создана творческая созидательная атмосфера, в которой все полнее раскрывается подлинно демократический характер советского строя, социалистического образа жизни». Это вам не нынешнее: «Год был тяжёлым…»

Передача по тем временам, как мы сказали бы теперь, была весьма неформальной. Вначале гостям студии даже подавали настоящее шампанское и фрукты. По залу летали конфетти и серпантин. Общее содержание соответствовало времени. Участники - передовики производства, герои Великой Отечественной войны (на тот момент не старики, а ухоженные люди средних лет с медалями). Ещё были космонавты и Герои Социалистического Труда – сталевары, шахтёры, доярки, ткачихи вместе с учёными и спортсменами. Рейтинги таких программ, наверное, тоже были космическими, только их тогда никто не считал.

Естественно, не обходилось без людей творческих, причём были представлены как оперные номера, так и эстрада. Во время оперных арий как раз народ, сидевший за столом у телевизоров, успевал выпить и закусить. А вот Зыкину (на которую своей женской статью и прической была похожа мама) с её песней «Течёт река Волга» слушали, забыв про холодец и оливье. Бабушке (с её коммунистическими убеждениями) очень нравилось, когда Иосиф Кобзон, прицепив накладную бороду и взяв в руки модель автомата, пел полюбившиеся народу песни про команданте и «Куба - любовь моя».

Мы же с сестрой ждали горячо нами любимого Аркадия Райкина, а также дуэты Тарапуньки и Штепселя, Маврикиевны с Никитичной, чьи юмористические номера импонировали нам гораздо больше музыкальных. В более поздние годы на экранах появился Хазанов, и я до сих пор хохочу над его студентом кулинарного техникума.

К концу 70-х «Голубой огонёк» стал более официозным. Остались в прошлом прямые эфиры, программу стали записывать, снимая частями: участники и гости сидели за столиками и хлопали исполнителю номера так, как будто они его только что видели, хотя номер уже сняли в другой день. Теперь на столах стоял лимонад или подкрашенная вода, а фрукты и сладости были сделаны из папье-маше. Но мы-то этого не знали, и даже с завистью смотрели на редкие в то время фрукты, да еще зимой.

Народ любил «Голубой огонёк», там выступали интересные исполнители: Лев Лещенко, Эдуард Хиль, Эдита Пьеха, Муслим Магомаев и София Ротару. Им, кстати, позволялось исполнить по две песни. В этой программе появилась и начинающая на тот момент певица Алла Пугачёва. Новые цветные телевизоры «Рубин» словно специально появились для того, чтобы показать ее великолепную рыжую гриву. Песни, которые исполняли во время программы, на долгие годы становились хитами, без которых не обходился ни один праздник, и по эту сторону экранов все дружно подпевали любимым артистам.

В 80-е годы тех, кто был молод и мог долго не спать ночью, после «Голубого огонька» ждал сюрприз. Примерно к пяти утра в программе появлялись зарубежные исполнители – «ABBA», «Boney M», «Smokie» и так далее. Передача так и называлась: «Мелодии и ритмы зарубежной эстрады». Став чуть старше, мы отрывались под эту музыку в бешеных танцах.

Вся программа состояла из более чем десяти танцевальных композиций, но в их число в обязательном порядке входили выступления балета телевидения ГДР и берлинского Фридрихштадтпаласта.

А интереснее всего были художественные кинокартины, как пафосно называла их бабушка. Первым новогодним блокбастером, выражаясь современным сленгом, стала «Карнавальная ночь» с божественной Людмилой Гурченко. Тут всё понятно: юность и смелость против замшелости и бюрократии. Только лично у меня возникал вопрос: почему люди встречали Новый год не дома с семьёй, а в Доме культуры с коллегами по работе? Хотя и тут был вполне логичный ответ. События фильма могли происходить, например, на БАМе или где-нибудь на целине, где проходили комсомольские стройки. Быт там был очень далёк от совершенства, и единственным местом цивилизации мог стать построенный Дом культуры при каком-нибудь предприятии. Мне очень нравится этот фильм и по сей день!

 

Как же всё-таки быстро бегут годы… Многих наших любимых актёров уже нет, а фильмы живут и радуют нас ежегодно. В праздничные зимние дни так хорошо пересматривать их снова и снова, смеяться над весёлыми эпизодами и подпевать любимые песни. Я и сейчас к месту могу процитировать:

«Бабу Ягу воспитаем в собственном коллективе!»

«Вы хорошо поработали своими серыми клеточками головного мозга? — Не такие уж они у меня серые, как вы думаете».

«Докладчик сделает доклад. Коротенько так, минут на сорок…»

«Есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе? Это науке неизвестно, наука пока ещё не в курсе дела».

«За всё, что здесь сегодня было, лично я никакой ответственности не несу!»

«Заслушаем клоунов».

«Костюмы надо заменить, ноги изолировать».

«Лектор готов? — Лектор давно готов».

«Я и сам шутить не люблю, и людям не дам».

Обязательно посмотрю с семьёй «Карнавальную ночь» в новогодние каникулы! Юмор, красивые песни, сюжет – в этом фильме всё есть. И всем желаю того, о чём поётся в песне про пять минут.

«Ирония судьбы, или С лёгким паром» - фильм Эльдара Рязанова, пришедший на смену «Карнавальной ночи». Его впервые показали 1 января 1976 года. Кинолента произвела такой фурор, что показ повторили еще и 7 января.

А лично я до сих пор напрочь отказываюсь резать новогодние салаты, пока муж не организует прямо на кухне просмотр любимого фильма. Сегодня при обилии телеканалов это сделать несложно. Хочешь не хочешь, а, мотаясь по новогодней сетке программ, неизменно наткнёшься на несчастного Женю Лукашина, который в невменяемом состоянии улетел в Ленинград. И почему-то в этот момент рука не поднимается переключить канал, хотя всё уже знаешь, и фильм давно разобран на цитаты, ты, как и прежде, ежесекундно сопереживаешь героям.

Тема, не потерявшая актуальности до сегодняшнего дня. О том, как сложно в современном цивилизованном городе, в его быстрых ритмах, найти настоящую любовь. И как вроде бы мелочь способна перемешать все карты и перекроить судьбы. Чью-то - в лучшую сторону, а чью-то - увы...

По-моему, до сих пор ни одна женщина не откажется пройтись в новогоднюю ночь по заснеженным питерским улицам в лохматой лисьей шапке а-ля Барбара Брыльска.

Остроумные и ироничные шутки героев в фильме перемежаются с комичными ссорами. Музыка Микаэла Таривердиева очаровывает, гитарные переборы сопровождают стихотворения Цветаевой, Евтушенко, Ахмадулиной заставляют прислушиваться и улыбаться. Картина подкупает своей живостью. Фильм пронизан иронией над героями и событиями, даже самой страной с типовыми домами и низкими зарплатами врачей и учителей. Мотивы, направляющие движение кинокартины, даже спустя сорок лет задевают зрителя за живое. Это не только любовь и страх остаться в одиночестве, но и право совершать необдуманные поступки, с которым под конец соглашается даже рациональный Ипполит: «Разве может быть запланированное счастье?»

 

Конечно, здорово, что в новогодние праздники одним фильмом в день не ограничивались (в отличие от будней). Да и в те годы мы довольствовались одним единственным каналом. В советское время существовал жанр праздничных двухсерийных телевизионных фильмов. Их появления с нетерпением ждали, зная, что незадолго до новогодней ночи будет премьера.

В 1977 году вышли на экраны фильмы «Про Красную Шапочку» и «Собака на сене».

В 1978-м – «Обыкновенное чудо» и «31 июня».

В ряду праздничных двухсерийных фильмов «Тот самый Мюнхгаузен», «О бедном гусаре замолвите слово», «Чародеи», «Дом, который построил Свифт», «Формула любви», «Мэри Поппинс, до свидания!» и многие другие. В принципе, несмотря на мощнейшую современную киноиндустрию, их список существенно не изменился. Мы снова и снова включаем и пересматриваем наше родное кино.

 

Ну а на Старый Новый год я обязательно смотрю фильм с точно таким же название - «Старый Новый год», с его мрачноватыми интеллигентами - семьей Полуорловых, их гостями и весёлыми пролетариями - семейством Себейкиных, здесь и загадочный пьяный философ Адамыч (его играет Евгений Евстигнеев), постоянно мигрирующий между квартирами. Фильм очень позитивный, несмотря на разгоревшиеся семейные драмы, в финале персонажи наполняются радостным энтузиазмом и мирятся со своими жёнами, решают даже заняться развитием и самосовершенствованием: «В библиотеку запишусь, рассказ «Каштанка» дочитаю. Эх, чем дело кончилось!?»

 

Начинается новая жизнь. Ведь она всегда начинается, когда случается Новый год. Пришло время делать научные открытия, дочитывать книги и дарить тёще цветы...

По прошествии многих лет советские кинокомедии все ещё остаются главными фильмами новогодних праздников. Да, все они давно заучены наизусть, но зрители смотрят их снова и снова, находя какие-то новые детали и подтексты. Вновь и вновь мы любуемся игрой прекрасных актёров, смеёмся их шуткам, вздыхаем, а иногда и плачем.

То есть живём и дышим полной грудью, значит, всё ещё будет хорошо. 

Источник:

Нарушевич, Т. Главный новогодний друг – телевизор : [воспоминания о новогодних передачах и новогодних фильмах] / Т. Нарушевич. – Текст : непосредственный // Белорецкий рабочий. – 2020. – 25 декабря. – С. 5.

Прочитано 81 раз