Старая добрая парта

В силу возраста я застала в школе не столы, а парты. Это совсем разные вещи.

Сейчас я знаю, что это была парта, разработанная с научным подходом. Ее сконструировал не кто-нибудь, а Эрисман - знаменитый российский гигиенист девятнадцатого века, имя которого носят несколько институтов. Такие парты с наклонной рабочей плоскостью, спинкой и подставкой для ног помогают сохранять правильную осанку. И глаза напрягаются меньше. 

В работе «Влияние школ на происхождение близорукости» (1870 г.) он указал на рост числа близоруких детей и усиление степени близорукости среди учащихся по мере приближения окончания школы. Вскрыв причины этого явления, Ф. Ф. Эрисман разработал мероприятия по предупреждению близорукости и гигиенические требования к освещению классных комнат. Он то и предложил конструкцию школьной мебели, получившей впоследствии название «парта Эрисмана», определил основные требования к её конструкции и размеры.

Но в свою школьную пору я всего этого не знала и другой формы не представляла. Наклонный стол с откидной крышкой был прочно соединён со скамьёй. Под крышкой находилась полка, куда можно было засунуть портфель, спрятать учебник для списывания материала, художественную книгу для «вольного» чтения, булочку, которую можно было отламывать по кусочку и есть, а потом забыть и найти ее через пару дней засохшую в сухарик. Можно было грызть семечки и шелуху складывать туда же. Только потом дежурным приходилось выгребать все это, если, конечно, учитель заставлял их. Вообще, убираться в классе с такими партами было делом непростым. Их нужно было поднимать и ставить на бок, надо сказать, что они были нелёгкими. И при подъёме из них начинали высыпаться бумажки, та же шелуха и записочки, из которых можно было узнать много интересного о жизни школьников.

А ещё на задней стороне крышки тоже можно было оставлять послания. Например, «Лена + Серёжа = …» или «Петров – дурак». Отмывать их приходилось во время генеральной уборки, а выцарапанное закрашивалось в летние каникулы толстым слоем зелёной краски.

Кстати, писать в тетрадке на этой парте было не очень удобно. Ведь она постоянно сползала вниз, а вот списывать тому, кто сидел сзади, как раз было очень хорошо. И ручка часто убегала с неё.

А ещё крышка на парте откидывалась с грохотом, и наша учительница долго тренировала нас – делать это тихо. Но иногда мы договаривались и специально дружно роняли крышки, чтобы немного напугать педагога. За что, конечно, бывали наказаны. Но такое оно уж школьное детство, что без мелких проказ никак не обойтись. А однажды вечером, оставшись дежурить, мы решили разыграть сцену из только вышедшего тогда кинофильма «Вий». Ту самую, где мёртвая панночка откидывает крышку гроба и начинает летать. Получилось очень правдоподобно. Только откидывалась крышка парты с грохотом.

А ещё на скамейке было хорошо лежать, что и проделывали двоечники на последнем ряду - «камчатке», особенно во время просмотра учебных диафильмов, когда в классе гасили свет.

На смену старым партам пришли ДСП-шные столы на тонких металлических ножках и такие же стулья. Но с каким бы удовольствием я сейчас села за прежнюю парту, хотя боюсь, что крышка бы уже не закрылась, и снова погрузилась в непередаваемо счастливую атмосферу школьной жизни.

Источник:

Николаева, Т. Старая добрая школьная парта / Т. Николаева. – Текст : непосредственный // Белорецкий рабочий. – 2020. – 18 августа. – С. 5.

Прочитано 20 раз