Резиновый автобус

Недавно, перебирая мамины бумаги, я наткнулась на ее рассказ о недостатках, как тогда говорили, общественного транспорта. Времена эти я и сама хорошо помню, а потому решила поделиться с вами, уважаемые читатели.

«Начиналось всё уже на самой остановке, где пассажиры толпой ожидали подъезжающий автобус. В качестве разминки они могли уже поругиваться и попихивать друг друга локтями, разогреваясь перед главным сражением. Время ожидания было произвольным, ни о каком расписании речи не шло. И если по утрам в Белорецке в сторону комбината автобусы всё же ходили, то транспорта в сады можно было ждать и по два часа.

Мы обычно стояли на улице Ленина, особенно нетерпеливые бегали к концу сквера, чтобы увидеть автобус заранее на улице Пушкина, а потом бегом возвращались на остановку, внося сумятицу и так в уже несколько нервные ряды будущих пассажиров.

Первый этап сражения разворачивался при посадке в автобус: толпа шла на приступ подъехавшего ПАЗа с угрюмым, молчаливым упорством, расталкивая друг друга. И тут приходилось забывать про всяческие хорошие манеры, а лезть нахрапом, не обращая внимание ни на пол, ни на возраст. Давили друг на дружку из последних сил, не обращая внимания на тумаки и толчки со всех сторон. Про то, чтобы занять сидячие места, никто не думал, задача была просто втиснуться в автобус, поэтому наименее ловкие зависали в дверях, но продолжали цепко держаться за поручни.

После того, как автобус набивался до отказа, водитель часто говорил в микрофон: «Пока двери не закроются, автобус никуда не поедет!» Он имел в виду стоящих на подножке граждан, зависших между планетой и автобусом. И меня всегда умиляло, как народ на остановках кричал в набитый битком салон: «В середке свободно, пройдите туда, подвиньтесь, дайте другим войти!»

А в серёдке-то было ничуть не свободно, точно также набито, как и везде, только с улицы между телами виднелись просветы и создавалось впечатление, что там свободнее, чем на передней и задней площадках.

Вот моя обычная поездка. Водитель продолжал взывать к порядку, но тут объединялись еще недавно разобщенные пассажиры, которые рисковали опоздать на работу: «Давай, поехали. Скоро семь загудит, мастер у нас строгий!» - запричитала тётенька.

Её поддержал пребывавший в подвешенном состоянии гражданин: «Не закрывается, ну и черт с ней, вовремя приезжать надо». Водитель оставался непреклонен, время шло, автобус стоял. Теперь ругать начинали тех, кто висел на подножке. Но они не сдавались, все крепче сжимая руками холодный металл.

Потом из толпы прозвучало несколько критических замечаний в адрес городских властей, и, плюнув от злости, шофер включил скорость и резко тронулся, накренив автобус влево, от чего народ утрамбовался, и даже двери со змеиным шипением закрылись.

Вроде стало даже как-то свободнее, хотя многим так и пришлось ехать на одной ноге. В бок упиралась чья-то сумка, невозможно было освободить руки, чтобы передать уже приготовленный пятачок за проезд, про прическу (с таким трудом уложенную на бигуди и сахарную воду) лучше было не вспоминать.

Правда, очень жалко туфли, по которым кто-то продолжал топтаться. Но в целом все были довольны, в том числе и я. Во-первых, в автобус все-таки влезла, значит, еще есть силы и ловкость, как говорится, держу себя в форме. Во-вторых, на работу не опоздаю, выговор не получу, и премия при мне останется, может, туфли новые прикуплю. В них можно будет и на день рождения к снохе сходить, кстати, он у нее совсем скоро…

Мысли постепенно уносились всё дальше, и дорога пролетела незаметно. Тем более, что на работу ехать всё время под горку. А вот на обратном пути в районе плотины казалось, что в один прекрасный момент переполненный автобус от натуги не выдержит и покатится обратно. Так ежедневно мы ездили на работу.

И чего только не услышишь в салоне автобуса! Каких только доводов, слов недовольства, ругательств, от которых то ли плакать, то ли смеяться, ведь наш народ любит крепкое словцо и соленую шутку. И чего уж греха таить, и до драки дело доходило.

Помятые, с оторванными пуговицами спешили мы к проходной, покинув переполненный салон. А после смены снова с нетерпением ждали автобуса.

Было это в прошлом веке, с уходом которого исчезла и эта проблема. На смену неповоротливому и слабосильному, редко и с большим опозданием ходившему «Пазику» пришли юркие «Газели», но остались воспоминания. Иногда смешные, иногда грустные... Об ушедшей молодости». 

Источник:

Пьянкова, Э. Резиновый автобус : [воспоминания об общественном транспорте / подготовила Т. Нарушевич] / Э. Пьянкова. – Текст : непосредственный // Белорецкий рабочий. – 2020. – 1 мая. – С. 11.

Прочитано 8 раз