Домашние производства из дерева у башкир Инзерского бассейна

Природно-климатические условия Инзерского бассейна способствовали не только скотоводческой и лесопромысловой деятельности, но и создавали благоприятную почву для развития домашних ремесел, включавших в себя изготовление посуды и другой бытовой утвари, орудий труда, упряжи и транспортных средств, домашнего текстиля, одежды, украшений.

Дерево являлось главным материалом при сооружении жилищ и хозяйственных построек, также служило сырьем для домашних ремесел. Изготовление посуды и другой бытовой утвари производилось из разнообразных частей дерева — из ствола и наростов на нем, бересты, луба, лыка, прутьев, корней деревьев. Практически все породы деревьев, растущие в регионе, использовались в качестве рабочего материала.

Из березы вырезали ковши и чаши, ложки, декоративные деревянные цепи, вазочки, седла, стремена, дуги и хомуты, коромысла, прялки. Шишковатый нарост на березе — кап — использовался для производства художественных изделий и посуды. Деревья хвойных пород шли на изготовление лыж, лодок, некоторых частей телег и саней. С развитием бондарного дела башкирское население было вовлечено в производство сосновой и лиственничной клепки посуды, которая использовалась не только местным населением, но и вывозилась в другие регионы. Из березы и ели склеивали боевые луки, иногда использовали дуб, осокорь, вяз, ильм и другие деревья.

Обработка деревянной посуды у башкир достаточно подробно рассмотрена этнографами С. И. Руденко, С. Н. Шитовой, М. Г. Муллагуловым.

С. Н. Шитова, классифицируя башкирскую деревянную посуду, подразделяет ее на три типа, исходя из особенностей изготовления: цельнодолбленая, долбленая со вставным дном и клепаная. У башкир-катайцев Инзерского бассейна были распространены все три типа.

Посуда из дерева преобладала среди бытовой утвари у башкир-катайцев до начала XX в., деревянная кадка и чаши имелись в любом хозяйстве. Каждый сосуд имел свое предназначение. В огромных долбленых кадках хранили муку, зерно; в кадочках — топленый жир, солонину и другие припасы. В высоких и узких сосудах перевозили масло, мед, сметану, сыпучие продукты. В чанах и кадках замешивали тесто, взбалтывали кумыс, отстаивали молоко, сбивали масло, собирали простоквашу. Из дерева изготавливали лотки для муки, корытца для рубки мяса, ковши, поварешки, скалки, лопаточки для теста и хлеба, ведра для воды и другие необходимые для приготовления пищи предметы.

Особенно богатым был ассортимент столовой посуды. В больших чашах подавали праздничное мясное угощение к месту трапезы. В резных вазочках выставляли к чаю мед, сметану, масло и лакомства. Целый комплекс утвари предназначался для потчевания гостей кумысом: напиток выносили в резных бочонках и наливали ковшом в тонкостенные изящные чаши.

Цельнодолбленая посуда. Цельнодолбленая посуда у башкир была многочисленной и разнообразной, но ее использовали в основном для хранения жидких продуктов. Из столовой посуды можно выделить чаши для еды и кумыса, ковши, вазочки для меда, сахарницы и солонки. Также заготовляли различные корыта (для стирки белья и для кормления домашних животных).

Процесс изготовления деревянной утвари был весьма сложным, требовал мастерства, терпения и приложения физической силы, поэтому этим занимались в основном мужчины. Промысел производства деревянной утвари, как и другие занятия по деревообработке, переходил от отца к сыновьям, но встречались и мастера-самоучки.

В каждом населенном пункте имелись свои мастера по производству деревянной утвари, которые делали посуду не только для себя, но и для продажи. К примеру, в д. Зуяково был известный мастер Абдрахимов Шаяхмет Абдрахимович, 1908 г.р., который изготавливал деревянную посуду, выполнял такую тонкую работу, как вырезание ложок, половников, оригинальных ковшей. Практически все образцы его работ хранятся в Зуяковском школьном музее.

Заготовка материалов для цельнодолбленой посуды производилась весной. Выбранные и вырубленные наросты с деревьев должны были иметь чистую древесину; чем мельче были наросты, тем больше ценился материал. Основным материалом служили наросты березы (6айын opoho). Согласно С. И. Руденко, бытовая утварь у башкир выделывалась иногда из наростов лиственницы, а также березовых и сосновых корней. При изготовлении цельнодолбленой утвари использовали долото, тесло, скобели с двумя деревянными ручками, а для обработки более мелких и тонких изделий применяли специальные резцы различной изогнутости.

При изготовлении чаши (ту1та6, се98т8, алдыр) сначала обтесывали заготовку, придавая ей форму круга. После этого начинали выбивать древесину из внутренней части нароста-заготовки с помощью двух инструментов — долота и тесла.

Процесс долбления начинался с центра и шел в направлении к краям заготовки. Затем повторяли эту операцию снова, работая таким образом до тех пор, пока не достигалась желаемая толщина на боковых стенках и дне будущей посуды. Толщина стен маленьких тарелок (се98т8) составляла 0,5 см. Толщина стен столовой посуды — ту1та6, се98т8, ашлау, таба6, 6оштаба6, алдыр — от 1 до 2,5 см (фото 1).

Фото 1. Цельнодолбленая посуда (6оштаба6) из березового нароста. Белорецкий район, с. Абзаково

Внешнюю поверхность посуды выравнивали с помощью скобеля, затем приступали к ее полировке с помощью огня. Полировали как внутреннюю, так и внешнюю стороны посуды, затем отполировывали дно и стенки чаши.

Чаши, получившие распространение у башкир-катайцев Инзерского бассейна, назывались таба6, алдыр, ашлау, 6оштаба6, 6оштаба, разные по величине тарелки — се98т8, т8г8с, ковши для кумыса — ижау, вазочки для меда — бормаса. Обычно в больших чашах (таба6, алдыр) подавали национальное мясное блюдо бишбарма6, в маленьких (се98т8) — бульон (hypna) (фото 2).

Фото 2. Деревянная утварь. Белорецкий район, д. Ассы. Музей им. А. Мубарякова

Из указанных выше типов деревянной утвари с особой тщательностью мастерили ковши (ижау, с9мес) для разливания кумыса, айрана, чаще всего из березовых наростов или из березового корня. Ковши для разливания кумыса изготавливались во всей горной зоне края и снабжались оригинальной ручкой, причудливо вырезанной и богато оформленной ажурным орнаментом.

В состав кухонной утвари входили поварские ложки, поварешки, совки и лопатки, вырезанные из цельного дерева (фото 3).

Фото 3. Деревянный половник. Белорецкий район, с. Зуяково. Школьный музей

Способ производства ложки был не менее сложным, чем заготовка ковша для кумыса. Изготовление деревянной ложки состояло из нескольких стадий. Вначале березовое дерево распиливали на куски от 20 до 40 см, затем один из них кололи пополам, очищали от коры и обрубали один конец потоньше. После этого заготовку клали на специальное сооружение, приготовленное для ложек. Затем приступали к следующей стадии обработки дерева — крючкоподобным скобелем снимали древесину в месте головки будущей ложки. Далее ножом равняли боковые стороны и убирали все лишние кусочки дерева. На последней стадии занимались отделкой ручки — отшлифовкой дерева. Таким же способом изготавливали и поварешки.

Корыта, лотки для муки и зерна (3елк89ес, киле) выдалбливались из расколотого на две части толстого ствола липы или сосны. На изучаемой территории были распространены рюмковидные и прямоугольные ступы. У рюмковидной ступы удлиненная верхняя часть постепенно сужалась книзу и опиралась на круглое уплощенное основание: ее использовали для обдирки проса, дробления высушенных зерен пшеницы и ячменя, измельчения соли и при обработке конопли. Прямоугольная ступа делится на большую и маленькую, в них мяли полезные травы и растения, некоторые ягоды — черемуху, землянику. Песты (т2йг2с) у всех ступ были одинаковой формы, представляли собой палку и имели посредине выемку для руки. Песты изготавливались из крепкого дерева ольхи.

Долбленые сосуды со вставным дном. Территория распространения сосудов со вставным дном у башкир была обширной, охватывала большую часть современного Башкортостана, где она покрыта широколиственными лесами с преобладанием липы — главного сырья при производстве долбленых кадок. Мастера обычно подбирали дуплистую липу, которая всегда высоко ценилась при производстве долбленой утвари. Посуда, сделанная из липы, отличалась легкостью и удобством в использовании. Иногда долбленые сосуды изготовлялись из других пород дерева, в частности, из осокоря, дуба и осины.

Инструменты, которыми обрабатывали сосуд — долота с короткой и длинной ручками. Первые были прямой формы и имели вогнутое лезвие, а вторые — слегка загнутые вперед. Для чистки наружной части сосуда пользовались скобелем (фото 4).

Фото 4. Инструменты для изготовления батманов. Белорецкий район, д. Ассы. Музей им. А. Мубарякова

Обычно из одного ствола липы получалось несколько заготовок, одни из которых шли для производства больших сосудов, а другие — меньших.

В процессе изготовления сосуда первым делом чистили руками полость заготовки от остатков дерева, затем с помощью долота с внутренних стенок срезали древесину до достижения требуемой толщины остова, оставляя от 2 до 3 см. Далее соскабливали внутреннюю поверхность остова с помощью скобеля. Внешнюю часть очищали с помощью скребка с двумя деревянными ручками.

Днище сосуда выделывалось из сухих досок либо соснового, либо липового дерева. Вырезалось оно несколько большим диаметром, чем размеры контура. Затем с помощью специального приспособления 3ы45ыс, состоящего из ножа и небольшой планки с уступом и сквозным отверстием, на стенках остова, отступив примерно 1,5-2 см от нижнего края его, изнутри по кругу выделывалось У-образное углубление для днища.

Перед установкой днище к сосуду в течение 15-20 дней держали в воде или распаривали непосредственно перед работой. Это придавало дереву необходимую упругость и предупреждало появление возможных трещин. Кроме этого, паз корпуса обильно смазывали кашеобразной смесью, изготовленной из камбия (а5ас ите) липы. В результате хорошо подогнанное днище легко входило в пазы остова. С высыханием дерева дно плотно прижималось к стенкам и сосуд делался водонепроницаемым. В некоторых случаях для прочности полость отдельных сосудов специально выжигалась огнем. Иногда на нижнюю часть сосуда одевали металлические или черемуховые обручи. По описанному способу выделывались все виды долбленой посуды.

Остовы сосудов по форме были разнообразными: в основном цилиндрические — и широкие, и узкие; встречались и сильно удлиненные или же очень короткие, а некоторые сосуды делались под конус с постепенным сужением стенок к горловине. В некоторых сосудах по бокам проделывались особые отверстия, куда продевались витые веревки из мочала и нередко даже ремни. Некоторые снабжались специальной крышкой, вырезанной из липового или осинового дерева (фото 5).

Фото 5. Деревянные сосуды со вставным дном. Белорецкий район, д. Габдюково. Школьный музей

Долбленые деревянные сосуды со вставным дном использовались для продуктов. В них хранили молочные продукты: молоко, кефир, кумыс, ряженку, масло, сметану. Хозяйству нужны были подойники, маслобойки, кадки для сбора скисшего молока, хранения масла, сосуды для приготовления и подачи кумыса, банки для сметаны. В специальных больших кадках солили мясо и сало. Существовала посуда для меда — для его сбора, хранения и подачи гостям.

На изучаемой территории были распространены большие и маленькие кадки (к2б2) для приготовления хлеба, сосуды для кумыса (батман, янтау), маслобойки, подойники, сосуды для сбора и перевозки меда (соло6 балы), ведра (к9н8к) для воды и сбора ягод.

Несмотря на трудоемкость процесса, на территории Инзерского бассейна до сих пор производят деревянные сосуды со вставным дном традиционным способом. По словам информаторов, продукты, приготовленные в этих сосудах, вкуснее и хранятся долго. Как и раньше, они изготавливаются из липы и березы.

Изменения произошли в основном в инструментарии. Внутреннюю часть заготовки чистят с помощью железного инструмента (г8рге), который напоминает долото, только с железной ручкой. Затем подравнивают внутреннюю поверхность остова с помощью стамески (6асау). Для прочности полость сосудов выжигают огнем.

Клепаная посуда. Клепаная посуда у башкир появилась относительно поздно, по данным С. Н. Шитовой, в XIX веке, в тех районах, где не было материала для изготовления долбленых липовых кадок.

Данный вид утвари раньше был характерным для русских и татар. В результате тесного контакта башкир с русскими (горнозаводским населением) клепаная посуда проникает в быт местных жителей Инзерского бассейна. К началу XX века в башкирских деревнях стали появляться бондари. Мастера изготавливали вместительные кадки, которые использовались для хранения кумыса — миск8, кадки цилиндрической формы с крышкой и мешалкой — янтау, бочки для воды, деревянные ведра — к9н8к, бочки для меда — бал миск83е.

Лучшим бондарным деревом считался дуб, который, в отличие от других пород, обладал особой твердостью, красотой и раскалывался быстро. При изготовлении бондарных изделий использовались также хвойные породы деревьев, в частности, сосна и сравнительно реже — ель, лиственница. В Белорецком районе в качестве бондарного материала применяли в основном сосну и ель.

Производство посуды состояло из нескольких операций: заготовки клепок, днищ и обручей, сборки изделий. Клепки для каждого вида утвари изготавливались по-разному, поэтому они отличались по ширине и длине. Так, для средней кадки уходило 16 клепок. Для кадки цилиндрической формы производили одинаковые по всей ширине клепки (6-8 см), примерная длина составляла около 1 м. Для того чтобы получить вогнутую форму, клепки обрабатывали на специальном станке. Заготовленные клепки, равномерно приставляя друг к другу, размещали по внутренней стороне специального обруча, а затем на образовавшийся остов насаживали деревянные, изготовленные из черемуховых прутьев или металлические обручи. Затем ставили днище из сосны или ели. Аналогичным образом собирались и бочки.

Умение производить клепаную посуду позволило в годы Великой Отечественной войны выпускать в большом количестве бочки (по словам информаторов, объемом 200 л). В тылу в большие клепаные бочки собирали смолу, деготь и отправляли в г. Белорецк.

На сегодняшний день в домашних условиях клепаную посуду не делают, но в Белорецком районе, в с. Авзян существует кустарное производство по изготовлению деревянных изделий, в том числе клепаной посуды. Местное население покупает бочки для меда, большие кадки для хранения зерна, муки, соления капусты и т. д.

Берестяная посуда. Изделия из бересты (ту4) также нашли широкое применение в быту башкир. Особое распространение берестяная посуда получила у населения северной, центральной и западной частей Башкортостана. По словам информаторов, в Белорецком районе местные мастерицы в прошлом делали различную берестяную утварь, предназначенную для сбора ягод, хранения соли, муки, крупы.

М. Г. Муллагулов выделяет три вида производства берестяной посуды у башкир: древний способ, когда только что снятую бересту нагревали до тех пор, пока она не станет эластичной, тогда края бересты сгибали на 90° и укрепляли тоненькими палочками. Таким способом производили в основном прямоугольные коробки. Второй способ — сшивание (теге9), когда края бересты сначала прокалывались деревянным шилом, а затем сшивались. Материалом для шитья служили конский волос, лыко, конопляные или же крапивные нитки. Третий способ — «замочное соединение»; в этом случае брали бересту цельнокруглой формы и плотно обшивали ее куском другой бересты, укрепляя края «замочным соединением». В одном конце делали прорез, на другом конце на этой же высоте — стреловидные зубцы, затем соединяли. В последнюю очередь устанавливали дно. Среди башкир-катайцев Инзерского бассейна в основном было распространено замочное соединение (круглые туески с берестяным вставленным дном).

К сожалению, в силу недолговечности и хрупкости данный вид посуды сохранился в малом количестве, во время экспедиционных выездов мы встретили ее в д. Шигаево у Ф. А. Абсалямовой и Ф. Г. Хасанова.

Предметы из луба и коры. В конце XIX и начале XX в. основной район использования луба и коры для хозяйственных предметов находился в горной части Башкортостана. Изготавливали короба, сита, решета, волокуши и роевни, маски пчеловода, обшивали телеги и т.д. Материалом служил липовый и березовый луб, вязовая кора. Практически каждое изделие делали из одной цельной заготовки. Луб размачивали и сгибали, сшивая края мочальными веревками или лыком. Верх сосудов с внутренней или наружной стороны укрепляли черемуховым обручем, иногда изготавливали без обруча. По краям прицепляли веревку из лыка, которая служила ручкой.

Тыры4 — короб из липового луба — получил распространение на данной территории, имел продолговатую форму в виде ящика. По С. Н. Шитовой, тыры4 использовали в процессе приготовления кисломолочного продукта - 6орот и для сбора ягод. Короба вышли из обихода с середины XX в. и сохранились только в музеях, например, в Габдюковском школьном музее.

На изучаемой территории делали сита или решета (ил8к) с боковиной из липового луба и мочальной или волосяной сеткой. Их применяли для просеивания муки.

Кроме вышеперечисленных предметов, изготавливали лубяные волокуши и роевни. Материалом для роевни (мо45а) служили лубья липы и вяза. Роевнями из лубья липы сейчас почти не пользуются, но некоторые старожилы-пчеловоды их применяют в пчеловодстве. Многие жители передали роевни в качестве экспоната в школьные музеи, например, в школьном музее д. Усмангали их около 10 (фото 6).

Фото 6. Роевня (мо45а), изготовленная из луба. Белорецкий район, д. Усмангали. Школьный музей

Лубяная волокуша (шыуман) была характерна только для башкир горно-лесных районов Башкортостана, проживающих в бассейне р. Инзер. В условиях бездорожья она была наиболее подходящим средством транспорта. Сейчас этот короб используется в хозяйстве при вывозе навоза и мусора со двора и охотниками при доставлении добычи (медведя, волка) домой. Его изготавливают из плотного луба, у нее сужена и стянута мочальной веревкой передняя, а иногда и задняя часть, нет полозьев.

Предметы из лыка. В традиционном хозяйстве башкир-катайцев Инзерского бассейна имелись предметы из лыка. Из лыка плели лапти, циновки, вили веревки, изготавливали утварь, прокладки для седел и хомутов, седелки, чехлы для топоров и т.д. Лыко всегда являлось востребованным товаром. Его продавали или обменивали в близлежащих городах или в больших населенных пунктах (г. Верхнеуральск, с. Архангельское) на картофель, чай, сахар.

Работа по изготовлению предметов из лыка считалась мужской, поскольку являлась трудоемкой и сложной. У башкир существовали разные виды техники. Например, плетение лаптей, утвари и седелок производилось одинаково, а плетение циновок для лошадей имело другую технологию.

Лапти. Появление лаптей у башкир-катайцев Инзерского бассейна С. Н. Шитова связывает с развертыванием лесоразработок и развитием горнозаводского строительства в крае в XVIII—XIX вв. и вовлечением в эти работы мужского населения. Также она пишет, что женщины в горных аулах лаптей не носили.

Лапти плели в основном зимой, но материал заготавливали весной во время сокодвижения в деревьях. Содранное лыко сначала свивали в кольцо и хранили в сухом месте. Существовало два вида лаптей: белого и желтого цветов; если плели сразу после того как содрали лыко, то получались лапти белого цвета, а желтые, соответственно, получались из высохшего лыка. По словам информаторов, желтые лапти были крепче и служили дольше, чем белые.

Процесс плетения лаптей рассмотрел в своей работе М. Г. Муллагулов. Он пишет, что перед плетением очищали лыко от коры, затем разрезали на ленты, длина которых достигала 1,5-2 м, использовали 7 лент. Плести начинали с носка лаптя, с верхней части. Для этого сначала собирали ленты лык на колене в один ряд и клали поперек такую же ленту. Далее, загнув ленты лык вдвое в местах их соединения с поперечной лентой, начинали плести «личико», т. е. верхнюю часть головки. Последнее обычно делалось прямоугольным плетением, а с переходом к подошве форма плетения менялась. Теперь лыки переплетались друг с другом не «в прямую решетку», а «в косую». Изготовив подошву, переходили к плетению бортов лаптя и отверстий сбоку для продевания обор. После того, как был готов остов, его надевали на специальную колодку, при помощи которой придавали лаптю более аккуратный вид и особую форму. К подошве лаптя проплетали сверху дополнительный ряд лент лык с помощью кочедыка (ш2шл2), представлявшего собой кривое плоское шило. Таким же инструментом плели лапти чуваши и татары.

Во время Великой Отечественной войны лапти являлись особенно востребованными, в них ходило практически все население: мужчины, женщины и дети. По словам информаторов, их продолжали носить до 50-х годов XX в., а некоторые — и в 60-е годы в летнее время на сенокосе.

Своего рода «лапти» плели и лошадям. Под мартовским солнцем верхний слой снега (наст) становится жестким, как стекло; во избежание ранения коней обували в специальные плетеные «лапти». Подобную «обувь» плели круглой формы с помощью деревянного кочедыка. Плетеные предметы и кочедык хранятся в с. Ассы в музее им. А. Мубарякова и в Зуяковком школьном музее.

Хозяйственная утварь. Плетеная утварь из лыка была предназначена для хранения и переноски продуктов и домашних вещей. У башкир-катайцев Инзерского бассейна были особенно распространены твердые короба прямоугольной формы, заплечные котомки, высокие сумки для бутылей.

Лыковые короба твердой прямоугольной формы (артма) с пригнанной надвигающейся крышкой были сравнительно плоскими, имели мочальную или веревочную ручку, приспособленную для ношения через плечо. Башкиры лыковый короб с продуктами привязывали к седлу и возили во время летовок, сенокоса (фото 7).

Фото 7. Деревянная и плетеная утварь. Белорецкий район, с. Тукан

Очень похожий короб из лыка существовал у чувашей и назывался кушел. Заплечные котомки прямоугольной формы с крышкой имели веревочные лямки. В них за спиной носили провизию или хозяйственный скарб, отправляясь на базар или на работу за пределы деревни. Имели место круглые высокие сумки для бутылей (сирек), плетенные из лыка, с ручкой. По словам информаторов, во время сенокоса в них носили воду, бузу, айран.

Изготовление циновки. Плетением циновок занимались мужчины и женщины. Для этого использовали специальное устройство, состоящее из досок с зарубками и из 12 или 13 пар деревянных чурок. Во время работы данное приспособление с чурками с помощью веревки прикрепляли к потолку, после этого приступали к плетению. Сначала по краю доски раскладывались волокна мочала, а затем чурки перекидывались с одной стороны на другую. Плели до тех пор, пока не получали попону желаемого размера.

Витье веревок. Витье веревок получило распространение в горных и горно-лесных районах Башкортостана. Лыко и мочало служили основным сырьем для производства веревок. В зависимости от назначения существовали различные их виды. Из веревок изготавливали вожжи, постромки, тяжи, ручки для деревянных сосудов, кирем.

У башкир-катайцев Инзерского бассейна существовало два вида витья веревок: ручным способом и на специальном станке. Ручным способом вили веревки из двух,  трех жил. Для этого брали прядь лыка, гнули посередине и привязывали к стене, затем одну часть крутили в правую сторону, а другую — в левую. После этого их соединяли между собой переплетением в обратном направлении, после того как получали основу, добавляли третью жилу.

Суть следующего вида плетения состояла в том, что в работе участвовали несколько человек (2м8). Для плетения использовали стан с тремя ручками, жилоразделитель и сани, на которые устанавливали специальную доску.

Перед процессом витья веревки приготавливали три жилы из лыка, которые привязывали к станку с тремя ручками, а другие концы — к установленной на санях доске. Между жилами ставили жилоразделитель, затем работник, стоящий у саней, вращал эти жилы, и такую же операцию проводил рабочий, который стоял у станка с тремя ручками, только крутил в противоположную сторону. Чем медленнее они скручивали, тем круче был свит аркан.

Такая техника веревочного производства почти полностью совпадала с техникой витья веревки соседних народов, в частности, татар и чувашей.

По сей день башкиры-катайцы Инзерского бассейна используют два способа изготовления веревки из лыка, поскольку арканы остаются востребованными в связи с их дешевизной, долговечностью и прочностью.

Предметы из прутьев деревьев. Из лозы черемухи и ивы башкиры изготавливали корзины, предметы рыболовства, гнезда домашних птиц (фото 8), севалки, санные и тележные коробы.

Фото 8. Плетеный короб из черемуховых прутьев. Белорецкий район, д. Кагарманово

Плетением занимались и мужчины, и женщины.

Приемы плетения для большинства изделий были общими. Наиболее простой по способу плетения была обыкновенная рыболовная морда (снаряд), а самым сложным — гнездо для кур (четырех- и восьмикамерные). Метод плетения продолговатой морды у башкир такой же, как и у соседних народов: русских, татар.

На изучаемой территории распространены две формы морды из ивового прута: округлой и вытянутой. Плетение рыболовной снасти (морды) вытянутой формы начинали с приготовления ободка прямоугольной или круглой формы. К нему приплетали прутья головки морды в 3-5 рядов. Заканчивали плетение ее передней части (бала мур4а). Для получения корпуса длинные лозы ивы приплетали к первому переплету морды. Рыболовные снасти округленной формы, которые являлись характерными только для изучаемой территории, имели другое строение и другой вид плетения.

Современные мастера производят морды для рыбаков повсеместно, так как башкиры Инзерского бассейна сохраняют традиционные способы рыбной ловли.

Из черемуховых прутьев башкиры плели и санные (ставили на сани), и тележные (на телегу) короба (к9реп) (фото 9).

Фото 9. Плетеная лозовая корзина на телеге (арба). Белорецкий район, д. Кагарманово

Высота санного короба — примерно 1 м, ширина 1,5, длина — 1,5-2,5 м, в зависимости от размера саней. Их использовали зимой при перевозке груза, сена, вывозе навоза. Тележные короба отличались от санных высотой: 40-50 см. Их использовали с весны до глубокой осени. Для перевозки людей существовали отдельные короба.

В качестве материала для производства коробов применяли свежие и толстые прутья (сыбы6) черемухи. При плетении их стенок пользовались особой рамой, сконструированной из четырех жердей по размеру дна.

Санные и тележные короба были характерны для населенных пунктов, расположенных на границе с Абзелиловским районом РБ (юго-восточные башкиры) — дд. Кагарманово, Азикеево, Азналкино, Серменево, Шигаево, Хусаиново, Уткалево, Рысыкаево, Узянбаш.

До сих пор башкиры-катайцы изучаемой территории в хозяйстве используют черемуховые короба, так как они очень легкие, удобные. Существуют маленькие сани и короба для нужд домашнего хозяйства. Есть свои мастера, например, в с. Шигаево М. Б. Абсалямов плетет санные, тележные короба и учит подрастающее поколение этим навыкам.

Гнутье дуг, полозьев, ободьев. В горной зоне, где главным занятием населения являлось скотоводство, производство седел и других принадлежностей для верховой лошади является традиционным. Появление же у башкир ремесла по изготовлению колес, телег связано с русскими горнозаводскими переселенцами.

В лесных промыслах башкир-катайцев важное место занимали занятия по гнутью коромысел (к2й8нт8), дуг (ду5а), санных полозьев (сана табаны) и колесных ободьев (т8г8рм8с тир8се). Санные полозья делали из березы, дуба, ильма, а для коромысла применялись клен, вяз, черемуха.

В процессе производства коромысел, дуг, санных полозьев и колесных ободьев важным этапом являлось гнутье (б2г29). Древесину гнули в размягченном состоянии. Башкиры-катайцы раньше использовали специальные парильни для ее распаривания, которые были заимствованы у русского населения. Парильня состояла из кирпичной печи с котлом емкостью 100-120 ведер и специального парника-сруба из трех венцов. Стены и потолки были утеплены таким образом, чтобы пар не выходил из котла наружу.

Современные башкиры-катайцы Инзерского бассейна, продолжая традиции, для размягчения дерева используют металлическую трубу, длина которой обычно достигает 2 м, диаметр составляет 35-45 см. Мастера внутри трубы размещают бруски, затем наливают воду, заполняя трубу (2-3 ведра), и кипятят: березу — 4 часа, дуб — 5-6 часов, черемуху (для коромысла) — 15-20 минут. После распаривания заготовку кладут на специальный стан. Для каждого изготавливаемого предмета существует свой стан, однако конструкции станов для коромысел, дуг и санных полозьев очень похожи, отличаются только размером. Стан представляет собой обрубок дерева с дугообразным выступом сверху.

Более сложного устройства были станы, предназначенные для гнутья колесных ободьев. Они строились на различных фундаментах и снабжались особым приспособлением, представлявшим собой деревянный цилиндр высотой около 15-20 см. Сегодняшние мастера используют традиционные деревянные станы, однако встречаются и металлические, имеющие такую же форму.

Процесс гнутья дерева был разный по степени сложности: к тяжело производимым относятся дуги, санные полозья и особенно колесные ободья. Легким считалось гнутье заготовки под коромысло, поэтому выполнял эту работу один человек. Упряжную дугу гнули два человека следующим образом: сначала соединяли конец распаренной заготовки с инструментом гибало, а затем постепенно притягивали загибаемую древесину к нему. Концы согнутой дуги связывали лыком или же мочалом. Точно так же гнули санные полозья и, закончив процесс гнутья и перевязав головку полоза лыком или мочалом, снимали его со стана. При гнутье колесного обода заготовка сначала прикреплялась к гале. Однако здесь при вращении ободного дерева пользовались дополнительным рычагом, соединенным со свободным концом заготовки веревочной петлей. При работе один конец рычага упирался в брусок, имевшийся на стане, а другой силой рук приводился во вращательное движение. После того, как был согнут обод, концы заготовки осторожно стесывались и связывались лыком. Готовые заготовки сушились под навесом.

Колесное производство. К концу XIX в. возросло значение гужевого транспорта и в этой связи — колесного производства.

На территории Башкортостана, по словам М. Г. Муллагулова, использовали несколько типов колес для телег. Широкое распространение получили колеса с цельным и составным ободом, они схожи по форме и состояли из обода, ступицы и спиц. Для изучаемой территории были характерны ободные колеса.

Процесс производства колес с составным ободком считался очень сложным и трудоемким. Сборку колеса предваряло изготовление ступицы, для этого березу распиливали на чурбачки, затем в ступице делали отверстие для оси. Затем заранее заготовленные спицы забивали в ступицу, по ним размечали и высверливали отверстия в ободе и насаживали ступицу со спицами на металлический обод.

Производство колесу башкир-катайцев в основном было сходно с русскими, татарами. Особенности выражались лишь в деталях и названиях частей колеса, а также в названиях инструментов. Во многих случаях башкиры покупали или обменивали деревянные колеса для телег (арба) у русских в с. Узян, Kara, Верхний Авзян, там, где располагалось кустарное производство.

Тележно-тарантасный промысел. У башкир-катайцев Инзерского бассейна было распространено два вида телеги: простая и длинная. Простую телегу (арба) использовали при передвижении, длинная телега (о4он арба) предназначалась для перевозки бревен и жердей. Изготовление телег считалось несложным, поэтому каждая деревня имела своих мастеров — тележников.

Телега состояла из следующих частей: оси (948к), остова (арба к9кр8ге), дрожины (ур4а), подушки (менд8р), дугообразной перекладины (к8керс8к). Строительным материалом для изготовления телег считалась береза. Оси делали из березовых плашек, не имеющих ни сучьев, ни других дефектов. Остов телеги образовывался соединением двух продольных жердей — дрожин — с задней осью и подушкой. Дугообразная перекладина закрепляла остов телеги и дрожины с помощью деревянных гвоздей. Другим концом дрожины вставлялись в окно подушки. Соединением двух боковых жердей образовывался кузов, который внутри обшивался лубом или в него вставляли плетеный из черемуховых прутьев короб.

Длинная телега у башкир-катайцев по строению была похожа на русскую длинную телегу (роспуски). Существовало отличие: башкирские телеги снабжались боковыми тяжами.

До сих пор башкиры-катайцы Инзерского бассейна изготавливают и применяют в хозяйстве и простые, и длинные телеги.

Изготовление саней. В зимнее время средством передвижения башкир, как и других народов, служили сани. На территории Башкортостана распространены разные виды саней: сани-дровни, сани-розвальни, городские и простые. Для башкир-катайцев характерны сани-дровни: большие и маленькие (в народе маленькие называют «подсанками») и санки (б8л8к8й сана). Длина больших саней-дровней колеблется от 2,5 до 4 м (фото 10), у «подсанки» длина от 2 до 2,5 м, у санок — 1,5-2 м.

Фото 10. Сани-дровни. Белорецкий район, д. Азналкино

Большие сани использовали для транспортировки тяжелого груза: дров, бревен, сена, а «подсанки» — в качестве прицепа к большим саням для перевозки длинных бревен (леса), жердей. Санки применяли для транспортировки груза при пешем передвижении в зимнее время.

Изготовление саней — сложная и трудоемкая работа, поэтому процесс продолжался почти круглый год. Заготовкой материала занимались как зимой, так и весной.

Сани-дровни состоят из пары полозьев (табан), двух нащепов (9р8с8), пяти пар копыльев (теш), а также вязовьев (6арама). В производстве саней в качестве материала используют дуб, ильму, березу, вяз, черемуху. Полозья делают из твердых пород деревьев — дуба, ильма, березы.

Сани собирались следующим образом: сначала в заранее подготовленных полозьях выдалбливали отверстия, куда вбивали копылья, их размер достигал 30-35 см длины, 20 см ширины. Затем полозья скрепляли друг с другом с помощью вязовьев, которые соединяли пару копыльев. Заготовку вязовьев распаривали в местах сгиба в горячей воде или на огне, затем охватывали противостоящие копылья и скрепляли его в двух местах с помощью аркана. В конце работы копылья полоза соединяли друг с другом с помощью нащепа.

Седельное производство. Занятие скотоводством способствовало развитию седельного дела у башкир. Седельное производство до конца XIX в. было на высоком уровне, и в каждом ауле были свои мастера. Различные типы седел и техники их изготовления рассмотрены в монографии М. Г. Муллагулова «Башкирский народный транспорт».

По мнению автора указанной монографии, старинные седла различались прежде всего по конструкции. Существовало несколько типов седел: составные и изготовленные из цельного куска дерева. У составных, которые получили широкое распространение среди башкир, передняя и задняя луки соединялись поперечными досками определенной формы — ленчиками (6аптал). Также седла различались по форме луки (6аша5а). Кроме того, существовали мужские, женские и детские седла, отличающиеся по форме. Мужские седла имели широкую переднюю луку и небольшую, относительно крутую заднюю луку. Женское седло было значительно уже, особенно в передней части, с высокой передней лукой и очень большой, плоской задней лукой. Лучшим материалом для выделки каркаса седла считалась береза. При изготовлении использовали следующие инструменты: топор, нож, деревянный молоток, различные долота и ленчик.

Среди башкир-катайцев Инзерского бассейна распространение получили составные седла из березы. Первый тип: передняя и задняя луки соединялись поперечными досками — ленчиками. Второй тип: каркас являлся цельным полуцилиндром, к нему наглухо крепились другие детали. Кроме того, они отличались формами передней луки. Существовали седла простые (без узора, выемки) и седла со скульптурным оформлением луки в виде условного изображения головы животного (лошади, медведя, утки, змеи). Они служили оберегами (отображение животных носило локальный характер). На северо-востоке Ишимбайского района и юго-западе Белорецкого района, по словам С. Н. Шитовой, были распространены седла с приподнятой и слегка уплощенной сверху головкой (возможно, изображение змеи) с выпуклым точечным орнаментом. Заднюю луку седла с внешней стороны украшали узором «елка». В Зуяковском школьном музее хранится такое седло, оно принадлежало Шафикову Зайнетдину из д. Колмас Белорецкого района РБ, изготовлено мастером из д. Бакиево (фото 11).

Фото 11. Седло с точечным орнаментом. Белорецкий район, с. Зуяково. Школьный музей

Во время сбора материала в дд. Кагарманово, Зуяково, Габдюково, Шигаево, Уткалево, Хусаиново встречались седла с приподнятой и слегка уплощенной сверху головкой с силуэтом змеи и лошади. В с. Шигаево распространение получили седла с изображением головы лошади.

Резьба наносилась чаще на женские седла, в то время как мужские седла было принято обивать металлическими пластинами с узорной чеканкой.

Башкиры-катайцы Инзерского бассейна продолжают изготавливать из дерева также хомуты, седелки, клещи, стремена, лыжи, лодки (долбленые). В качестве материала используют березу.

Заготовка драниц и пиломатериалов. У башкир-катайцев бассейна рек Агидель и Инзер широкое распространение получила заготовка драниц и пиломатериалов, продукция использовалась в строительстве, изготовлении интерьера, а также в качестве отделочного материала.

Драницы (тыранса) башкиры изучаемой территории готовили из сосны, ели, они шли на покрытие крыш жилых и хозяйственных построек, а также временных строений на летовках. Кроме того, они выступали как товар, предназначенный для продажи и обмена.

Драницы получали из бревен 4-5 м, которые раскалывали при помощи клиньев (шына) на 4-6 кусков, затем от каждого отделяли сердцевину дерева и с помощью специального инструмента расщепляли (тыранса яр5ыс) по слоям. Длина полученного материала достигала 3-4 м, толщина — 12-15 мм. За день мастер мог содрать до 200 драниц.

К пиломатериалам относились различной длины и толщины доски, которые использовались в домостроительстве, ими крыли крыши, стелили полы и потолки, делали окна, двери, шкафы и многое другое. Практически весь домашний интерьер на изучаемой территории был сделан из дерева, т.е. из досок. Основным материалом в производстве служили сосновые и еловые деревья.

Распиловка бревен на доски требовала силы и мастерства. Бревно длиной 3,5-4 м сначала обтесывали с двух сторон топором, затем поднимали его на специальный станок «козел» высотой 1,8-2 м, прикрепляли к нему дерево. При помощи длинной веревки, обмазанной сажей или углем, отмечали линии для распилки досок, ширина между которыми составляла 4-5 см (это толщина будущих досок). Затем один человек поднимался на станок, а другой оставался внизу, после чего они начинали тянуть продольную пилу по очереди на себя по отмеченной линии. Получали таким образом из одного дерева несколько досок. Четырехсантиметровые доски шли на потолок, мебель, пятисантиметровые — на пол.

На заготовке драниц, пиломатериалов работали мужчины, но во время Великой Отечественной войны использовался труд женщин, стариков и подростков. Ручной способ получения пиломатериалов из бревен просуществовал до 1950-1960-х гг. и постепенно исчез с появлением пилорам, работающих на электричестве.

Производство мебели и других предметов интерьера. Интерьер дома башкира-катайца включал в себя: нары (урынды6), стол-тумбочку (3ике), посудники, сундук (3анды6), шкаф-буфет, колыбель (с87гелд8к), подставку под сундук и т. д.

Неотъемлемым атрибутом любого башкирского дома являлись нары. Они служили не только местом для отдыха и сна, на них также обедали, застелив скатерть по центру, сидя, скрестив ноги. По словам В. М. Черемшанского, «...во всю переднюю стену обыкновенно устраиваются так называемые нары, или досчатые настилки, заменяющие у них (башкир. — З.Х.) кровати, лавки, столы, стулья, на них они совершают молитву, пьют чай, едят салму и махан, а ночью спят». Преобразовывали убранство нар в праздники и в дни приема гостей. Сидя на них в тесном кругу, башкиры молитвами и трапезой отмечали все важные события в семье, связанные с рождением ребенка, бракосочетанием молодых, похоронами.

Нары чаще всего встраивались к двум стенам напротив входа. Они занимали почти половину избы, высота составляла 40-50 см, длина — 3 и более метров, ширина около 2 м. Сверху нар всегда стелили войлоки, паласы, располагали маленькие подушки, в углу на подставке ставили сундук. На него складывали аккуратно свернутые паласы, черпаки, одеяла, на самый верх ставили подушки, для прочности перетягивая их вышитой лентой (6аралды тартма3ы). Под нарами могли располагаться маленькие сундуки с вещами, чистая обувь и т. д. Нары имели разборную конструкцию: они состояли из широких досок (30-45 см), количество которых достигало 6-12 и более, в зависимости от ширины.

До сих пор на изучаемой территории можно встретить в домах нары не только у пожилых людей, но и в спальнях молодых семьей.

Невозможно было представить башкирский дом без сундука (3анды6). У башкир-катайцев Инзерского бассейна существовало три вида сундука: «дорожный», «русский» и «башкирский». Последние изготавливались для невесты в качестве приданого, в нем она хранила тканые и вышитые полотенца, платки, подушки и т.д. Все сундуки производились из сосновых досок толщиной 2 см.

Дорожный сундук (юл 3анды5ы) был без узора, с деревянными ручками, с замком, маленького размера: длина 80-100 см, ширина 50-60 см, высота 40-50 см. Обычно его ставили на телегу при переездах во время летовок.

Русские мастера углы своих сундуков соединяли пазами, башкиры заимствовали этот способ и изготовленные своими руками таким образом сундуки называли «русскими». Уры1 3анды5ы имел следующие размеры: длина 110-120 см, высота 50-60 см и ширина 50-60 см; был без узоров, закрывался на внутренний замок, в основном его красили в коричневый цвет. С двух сторон к сундуку крепили металлические ручки. Внутри по левому боку были маленькие отделы для украшений, ниток, мелких предметов.

Башкирский сундук красили в голубой или зеленый цвет, украшали металлическими пластинками. Длина изделия составляла 110-120 см, высота — 50-60 см и ширина — 50-60 см. Сундук закрывали на замок, с двух сторон он имел металлические ручки (фото 12, 13).

Фото 12. Башкирский сундук, украшенный металлической пластинкой. Белорецкий район, д. Кузгун-Ахмерово

 

Фото 13. Башкирский сундук с узорами. Белорецкий район, с. Ассы

Внутри также были сделаны маленькие отделы для хранения денег, украшений.

Башкирский сундук имел отдельную подставку длиной 100-110 см, шириной около 50 см и высотой 30-35 см, называли его по-башкирски урын ая6, урын ая5ы (подставка под сундук). Ее верхняя часть образовывала прямоугольную раму, укрепленную четырьмя или пятью поперечными брусками. Внизу (между ножками) был выдвижной ящик, который открывался за железное кольцо или деревянной ручкой. По наблюдению Р. Г. Кузеева, в горно-лесной части Башкортостана (Белорецкий и восточная часть Баймакского районов) подставки под сундуки украшали узорами: рамковидными фигурами, прямыми, волнистыми, наклонными, зигзагообразными линиями, узором кускар.

По исследованиям А. Г. Янбухтиной, шкафы-буфеты появились в быту башкир позже, чем сундуки, под влиянием русских мастеров-плотников, которые ходили по деревням, выполняя заказы, привнеся таким образом в башкирский дом новые формы мебели. В 20-30-е годы XX в. шкафы-буфеты стали необходимой принадлежностью башкирского быта. Их делали двухъярусными. В верхней, застекленной части зачастую хранили фарфоровую, стеклянную посуду, в нижней — продукты.

В каждой деревне были свои мастера по производству кухонных и настенных шкафов. Например, в д. Узянбаш славился своим мастерством по изготовлению шкафов Г. А. Хафизов (1929 г. р.). До сих пор его работы встречаются в домах дд. Узянбаш, Уткалево, Хусаиново, Шигаево (фото 14, 15).

Фото 14. Шкаф-буфет. Белорецкий район, д. Узянбаш

 

 

Фото 15. Шкаф-буфет. Белорецкий район, с. Шигаево

Трех- и четырехступенчатые настенные шкафы, в которых размещали посуду (тарелки, чашки, ложки), были во всех домах. Для хранения продуктов использовали стол-тумбочку (3ике), дверцы которого были украшены росписью.

Таким образом, деревообрабатывающее производство занимало важное место в комплексе хозяйственных занятий башкир-катайцев, что было связано с наличием большого количества безотходного природного сырья. Поскольку деревянное производство требовало определенных физических сил, на протяжении всего изучаемого периода оно было традиционно мужским занятием. Дерево являлось главным строительным материалом при сооружении жилищ и хозяйственных построек, а также служило сырьем для изготовления многих предметов домашнего обихода и хозяйственного инвентаря. О высокой степени адаптивности деревообрабатывающего производства свидетельствуют сохранившиеся на сегодняшний день предметы, способы изготовление которых, зародившись несколько столетий назад, продолжают применяться. Деревообработка до сих пор играет важную роль в жизни башкирского населения.          

Источник:

Хасанова, З. Домашние производства из дерева у башкир Инзерского бассейна [Текст] / З. Хасанова // Ватандаш. – 2017. – № 12. – С. 174 – 190.

Прочитано 351 раз