Величие могучей красоты. Южно-Уральский заповедник

Тридцать семь лет тому назад, в середине января 1980 года, я ехала из Сибири в Башкирию, в незнакомый мне до этого поселок Инзер. Зима была удивительно красивая, снежная, с умеренными морозами. За окном поезда проплывали горы, покрытые лесами. Недавние снегопады одели белоснежными подушками — кухтой — разлапистые ветви стройных елей и пихт, шатрообразные кроны сосен. Сквозь кружево ниспадающих березовых ветвей виднелось синее вечернее небо. Таинственно чернели липы. Время от времени поезд пересекал реки подо льдом, припорошенным снегом, над которыми возвышались почти отвесные скалы. 

Над крутыми серыми крышами деревенских домов курились дымки. Мягкая чарующая картина зимы в горном Башкортостане.

- Не правда ли, красота?! — мое созерцание прервал пожилой мужчина, сидевший напротив за столиком купе.

Да! — выдохнула я. — Давно я не видела такой великолепной зимы.

- Вы ведь в Инзер направляетесь? Рад за вас. Горная Башкирия — это жемчужина Урала, смею вас уверить. Трудно найти ещё столь прекрасную природу, как вокруг Инзера...

К этому времени я успела побывать в разных местах — путешествовала по Кавказу, Сибири, Казахстану, работала в красивейшем районе Тянь-Шаня, бывала на Памире. Казалось бы, что ничто меня уже не должно было удивить. Но, глядя на проплывающие заснеженные горы вблизи Инзера, я вдруг почувствовала, что судьба преподнесла мне еще один незабываемый подарок — жизнь в удивительных местах горного Башкортостана.

Я была приглашена руководить научной работой нового для республики Южно-Уральского заповедника.

Самый крупный на Урале Южно-Уральский государственный природный заповедник был образован постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР 19 июня 1978 года и 9 октября того же года подтвержден постановлением Совета Министров Башкирской АССР. Согласно этим документам, ему была отведена площадь 252824 га. Он оказался в 11 раз крупнее заповедника «Шульган-Таш», в 5 раз больше Башкирского заповедника, в 8 раз - знаменитого Ильменского заповедника (Челябинская область) и в 7,5 раз - Висимского заповедника (Свердловская область). Южно-Уральский заповедник — третий заповедник, образованный на территории Республики Башкортостан. Однако непосредственно в Башкортостане он расположен не полностью. Если более 90% его площади находится в пределах Белорецкого района республики, то участок площадью 24400 га входит в Катав-Ивановский район Челябинской области.

Образование новых заповедников — нелегкая задача для экономики любого региона. Ведь из хозяйственного пользования полностью уходят площади, нередко ценные в производственном отношении, например, леса или сельскохозяйственные угодья. Непросто воспринимается заповедник и местным населением: становятся недоступными привычные охотничьи угодья, места рыбной ловли, сбора ягод, переносятся сенокосы, закрываются популярные туристские маршруты и знакомые места отдыха. Для образования заповедника нужны веские причины, которые постепенно, не сразу, но должны быть осознаны и приняты людьми. И чем крупнее территория, передаваемая заповеднику, тем больше проблем при его образовании приходится решать региону и самому заповеднику. Тем не менее, организация заповедника с полным прекращением любой хозяйственной деятельности в его границах — нередко единственный путь спасения природы, ценность которой превышает всю сумму экономической выгоды от эксплуатации природного комплекса.

К середине 70-х годов прошлого столетия хвойно-широколиственные леса территории будущего Южно-Уральского заповедника — самой высокогорной части Южного Урала, оказались под угрозой истощения от массовых сплошных рубок, осуществляемых леспромхозами. А ведь именно эти леса, особенно горно-таежные, елово-пихтовые, граничащие с высокогорными субальпийскими лугами, тундрами и болотами, обеспечивали водность башкирских рек, обладали богатым, и нередко уникальным, неповторимым растительным и животным миром, по сравнению с равнинными лесами, имели гораздо более высокое биоразнообразие. Их дальнейшая жестокая эксплуатация могла привести как к необратимым фатальным последствиям в природных комплексах горных районов, так и через них нанести непоправимый вред природе всей республики. Стало ясно, что для спасения природы высокогорной части Башкортостана надо срочно прекращать рубки и любую иную хозяйственную деятельность на всей этой территории. Выход был найден в организации Южно-Уральского заповедника, призванного сохранить оставшиеся горно-таёжные леса с болотами, высокогорьем, богатым растительным и животным миром и восстановить насаждения, поврежденные истощительными рубками. Законодательно установленный заповедный режим должен был восстановить и сохранить природу не только горного Башкортостана, но и соседней Челябинской области.

В тот снежный январь 1980 года заповеднику было всего полтора года. Он еще ничего не имел, но перед ним страной и республикой уже были поставлены важнейшие природоохранные задачи, к решению которых требовалось незамедлительно приступить. Центральной усадьбы у заповедника не было, к ее строительству в соседнем поселке Реветь только-только начали приступать. Штат до конца не был укомплектован, только лесная охрана, которая пришла в заповедник из соседних лесхозов, была набрана почти полностью. Контора заповедника временно размещалась в Инзере в старом холодном бараке. В нем же было крошечное общежитие для прибывавших молодых специалистов. Научный отдел занимал небольшую комнату, рядом в таких же помещениях разместились лесной отдел, станция охраны, бухгалтерия и кабинет директора. Но среди сотрудников было много молодежи, с энтузиазмом приступившей к работе. За деятельностью заповедника внимательно следило и направляло ее Министерство лесного хозяйства Башкирской АССР во главе с министром М. Х. Абдуловым. По вопросам заповедника регулярно созывался научно-технический совет министерства, им руководил замечательный ученый-лесовод Ю. З. Кулагин.

Одной из первых и важных задач было обеспечение режима охраны на огромной заповедной территории, разделенной на семь крупных по площади лесничеств. Общая протяженность границ заповедника составляла почти 270 км. Около 30 км граница проходит по естественным рубежам — рекам Большой Инзер и Малый Инзер, 15 км приходится на линию железной дороги, остальная часть границ проходит по лесным квартальным просекам. На севере заповедник граничит с Катав-Ивановским лесхозом Челябинской области, на остальной части — с лесхозами Республики Башкортостан: на северо-востоке — с Тирлянским, на востоке и юго-востоке — с Белорецким, на западе и юго-западе — с Инзерским. Западная граница заповедника проходит по правобережью рек Ямашта, Тюльмень и по восточным склонам Сухих гор. Восточная граница следует по левобережной части реки Большой Инзер, по восточным склонам хребтов Маярдак, Аурсяк и Карагас, северная — на протяжении около 40 км совпадает с республиканской. В пределах Челябинской области граница проходит между хребтом Нары и Сухими горами. И везде густые, нередко труднопроходимые леса, чередующиеся с обширными вырубками, болотами, высокогорными лугами и тундрами, на склонах высокогорья нередки каменные «реки» — каменистые россыпи, покрытые мхами и лишайниками с редкими пихтами и елями.

Эти места, богатые дичью, всегда привлекали к себе местных охотников. После образования заповедника охота на его территории приравнивалась к браконьерству. На многих участках было запрещено сенокошение. Сотрудникам молодого заповедника приходилось не только много работать с населением, разъяснять задачи заповедника, цель его организации, убеждать, но и выходить один на один с вооруженными и нередко агрессивными людьми. Много хлопот доставляли туристы, которых тоже надо было убеждать уйти с привычных маршрутов, оставить стоянки, а потом провожать за границу заповедника. Много было работы с местным населением: заповедник не только окружали по линии границы такие населенные пункты, как поселки Инзер, Верхнеаршинский, деревни Ново-Хасаново, Кумбино, Нижняя Тюльма и многие другие, но и находились внутри его территории, как крупное село Бердагулово и более мелкие — Реветь, Дубинск, Лапышта и другие. Поэтому в заповеднике огромное значение придавали пропаганде: сотрудники ездили по деревням с разъяснительными беседами, выступали по радио, писали о заповеднике в газетах.

Это была трудная работа. Снегоходов тогда в заповеднике не было, тракторов и автомашин было очень мало. С целью охраны или научной работы сотрудники заповедника во все времена года на лыжах, пешком или верхом по горным тропам преодолевали сотни километров, переходя вброд стремительные реки, строили кордоны, лесные избушки, нередко принося строительный материал на себе в рюкзаках, закладывали будущие стационары, проводили инвентаризацию животных, растений.

Горы в заповеднике труднопроходимые, это наиболее приподнятая часть Южного Урала. Здесь находятся самые высокие его хребты — массив Ямантау (макс. отметка 1640 м), Машак (1383 м), Нары (1340 м), части хребтов Зигальга (1425 м). Кумардак (1354 м), а также другие, более низкие хребты, не превышающие 900 м над уровнем моря — Белягуш, Белятур, Юша, Еракташ, Капкалка и другие.

В заповеднике, как и во всем Южном Урале, они образуют обособленные группы горные цепи. На западе заповедник ограничивают Сухие горы — горная цепь, которую составляют горы Веселая, Саля, Россыпная, Круглая и др. Ее продолжают хребты Байрамгул, Каряда и Белягуш. Вторая горная цепь образована южной частью хребта Зигальга с наивысшей вершиной Большой Шолом (1427 м), а также хребтами Нары и Малый Ямантау. На севере заповедника сложную цепь образуют хребет Машак и горный массив Ямантау, в южной части хребты Нараташ, Белятур, Юша, Капкалка и Еракташ. В северо-восточную часть заповедной территории заходят южные окончания хребтов Кумардак и Бакты. На юго-востоке заповедника, на левобережье реки Б. Инзер в отдельную горную цепь собраны три коротких хребта — Маярдак, Аурсяк и Карагас.

Хребты Машак, Зигальга, Нары, Кумардак и горный массив Ямантау поднимаются выше лесной зоны и образуют самый высокий горный узел Южного Урала. Для них очень характерны ступенчатые склоны, широкие нагорные террасы и гольцы каменистые вершины, переходящие в каменистые россыпи. На нагорных террасах и сопковидных вершинах сохранились стенообразные скалы, составляющие гребень хребтов.

Более низкие хребты в самой верхней своей части покрыты горными лугами, нередко среди них возвышаются старые лиственницы. Между горными цепями тянутся обширные межгорные понижения — межгорные депрессии.

Формирование рельефа заповедника связано с его геологической историей и составом слагающих горных пород. Хребты образованы древнейшими палеозойскими породами, стойкими к разрушению: базальтами, диабазами, слюдистыми кварцитами, кристаллическими и глинистыми сланцами, песчаниками. Они сформировались на заре истории Земли — около 600 млн лет назад. Такими, очень твердыми кварцевыми песчаниками и глинистыми сланцами сложены горные массивы Зигальга, Машак и Ямантау. Межгорные понижения приурочены к выходам малоустойчивых пород песчаников, различных сланцев, известняков и др.

В своей геологической истории горы Южного Урала то разрушались, и тогда рельеф представлял собой почти холмистую равнину, то в процессе поднятия он снова приобретал горный характер. Эти колебания приводили к изменениям климата, разрушающим (эрозионным) процессам, так называемому выветриванию, вновь меняющим облик гор. Одно из последних значительных климатических изменений началось около 10 млн лет назад, в конце теплого третичного периода и продолжалось всё ледниковое время. Климат становился все более холодным и влажным, во время оледенения на территории Южного Урала появилась вечная мерзлота. Под влиянием выветривания и вечной мерзлоты горные породы, слагающие хребты, стали энергично разрушаться, распадаясь на крупные и мелкие обломки. В результате образовывались большие россыпи, венчающие вершины хребтов, среди которых возвышаются уцелевшие от разрушения отдельные выступы скал. Их причудливые формы представляют собой резкий контраст с остальной более плоской поверхностью хребтов и пологими склонами, покрытыми каменистыми россыпями. Под влиянием силы тяжести и некоторых других геологических процессов обломочный материал приходил в движение по склону хребтов. Местами он образовал настоящие потоки («каменные реки», курумы) спускающиеся по склону из гольцовой области в лесную зону.

Выровненные площадки — нагорные ступени, более узкие нагорные террасы, каменные россыпи придают горам заповедника своеобразную красоту. Она усиливается выходами горных коренных пород, так называемыми скалистыми останцами, в виде каменных столбов до 50 м высотой.

Горы заповедника известны не только своей оригинальной красотой. Некоторые из них, как, например, гора Дунансунган, расположенная в водораздельной части хребта Юша, представляет собой древний вулкан. Другим древним вулканом является гора Кусейматау, находящаяся северо-восточнее горы Дунансунган в верховьях реки Капкалки. На поверхности её склонов имеются остатки древней лавы в виде потоков диабазов с прекрасно выраженной столбчатостью.

Незабываемое впечатление оказывают хребет Зигальга с его глыбовыми россыпями, «каменными реками» на склонах, хребет Машак с его многочисленными гольцовыми вершинами свыше 1000 м высотой, узкий и скалистый хребет Нары, разделенный седловинами на ряд участков со столбчатыми скалистыми останцами коренных пород, а также хребты Кумардак и Бакты. Неинтересных гор в заповеднике нет.

На его территории распространены карстовые формы рельефа, вызванные работой подземных вод в рыхлых известняках и песчаниках: воронки, глубокие колодцы, пещеры, исчезающие водотоки. Они особенно развиты в долине реки Большой Инзер. Крупные воронки найдены на западном склоне хребта Белягуш и на восточном хребте Зильмердак, пещеры — на хребте Белягуш.

Орографическим центром, как заповедника, так и Южного Урала, является горный массив Ямантау, самый высокий и самый загадочный. Он всегда привлекал острое внимание как местных жителей, так и путешественников. Массив имеет форму угловатого овала западного, северо-западного простирания, шириной около трех километров и длиной около пяти. На высоте 1350 м над уровнем моря Ямантау разделяется на две вершины. Первая носит название Куянтау, ее высота составляет 1522 м. Вторая вершина — Большой Ямантау, высотой 1648 м, является наивысшей точкой Южного Урала. От Куянтау Большой Ямантау отделен седловиной шириной около 700 м. К Ямантау примыкают многочисленные хребты, среди которых Юша, Нары, Капкала и Машак. Крутые склоны Ямантау покрыты крупноглыбовыми каменистыми россыпями. На северо-восточном склоне отчетливо выражены плоские уступы — 14 нагорных террас на склонах Большого Ямантау и 11 — на склонах Куянтау.

Горы заповедника поражают своей красотой, величавостью, но при этом они суровы и требовательны к тем, кто решил их преодолеть. Легких «прогулочных» гор среди них нет. Чуткие сердца чувствуют в них некую таинственность, поэтому неудивительно, что о некоторых из них сложены легенды и сказания.

Все, кто путешествовал по Южному Уралу, вспоминают не только горы, скалы, леса, но и обязательно рассказывают о его реках — то мирно струящихся меж камней и скал, удивительно красивых, прозрачных и мирных, то страшных, мутных, с ревом бешено мчащихся среди гор, все сметающих на своем пути. Немало жертв принесли люди и животные горным рекам во время паводков и даже затяжных летних ливней. Реки Южно-Уральского заповедника именно такие.

Но они далеко не одинаковы, особенно по протяженности. Есть реки, длина которых измеряется в километрах. Среди них самым значительным является Малый Инзер (96 км). Это — основной водоток заповедника, его главная водная артерия. Он берет свое начало среди россыпей и болот западного склона Машака, по территории заповедника течет 76 км до станции Айгир, а ниже, до самого устья, на протяжении 20 км является естественной границей заповедной территории. Направление его долины на большей части продольное, совпадающее с направлением хребтов, но на некоторых участках река прорывается между хребтами и течет поперек направления гор. Такой поперечный участок р. Малый Инзер образовался в результате прорыва между хребтами Малый Ямантау и Караташ, а также Белягуш и Салдыс. Кто бывал на Айгирских порогах, тот воочию знаком с подобным участком-прорывом. Здесь долина реки имеет вид живописного ущелья с отвесными склонами высотой до 40 м. Течение реки стремительное, русло порожистое и загромождено крупными камнями. Подобные поперечные долины в заповеднике известны также для рек Тюльмень и Катав.

Около поселка Инзер Малый Инзер сливается с другим крупным водотоком заповедника — Большим Инзером. Большой Инзер берет начало с каменных россыпей и болот восточного склона хребта Кумардак. В пределах заповедника находится верхний участок реки. Здесь Большой Инзер похож скорее на равнинную, а не на горную реку: у него низкие заболоченные берега, он заплыл илом с темной торфянистой водой. Переход верхнего равнинного участка реки к более нижнему горному чрезвычайно резкий: плесы неожиданно уступают место сплошному стремительному перекату.

Полностью в границах заповедника находятся долины 16 рек, среди которых сравнительно крупными являются Тюльмень (62 км), Реветь (20 км), Ямашта (19 км). Еще 13 рек имеют длину от 10 до 19 км. Все они относятся к категории малых рек, длина которых не превышает 100 км. Реками средней протяженности являются Инзер, Большой Инзер и Юрюзань. Однако Инзер после слияния Большого и Малого Инзеров, имея общую длину 137 км, по заповедной территории течет на протяжении всего 15 км, Юрюзань с ее общей длиной 404 км — 36 км. Количество мелких речек и ручьев на территории заповедника превышает 300.

Малые реки заповедника — это основа формирования водных ресурсов, в частности, Южного Урала. От их состояния в значительной степени зависит благополучие более крупных рек, например, Агидели, Юрюзани, Катава. В то же время малые реки и ручьи — чрезвычайно хрупкие экосистемы. Их чистота, режим, полноводность зависят от сохранности растительного покрова, в первую очередь, лесов. Поэтому организация Южно-Уральского заповедника направлена не только на восстановление поврежденных лесов и общее сохранение лесных экосистем, но и на защиту малых рек, питающих более крупные водные артерии, в первую очередь, Агидель.

Заболоченность заповедника очень низкая: в общей сложности болота занимают всего 121 гектар. Это небольшие массивы высокогорных болот на склонах хребтов Машак и Нары, среди которых есть уникальные по составу мхов и животному населению верховые сфагновые болота с развитым слоем торфа. Другой группой являются пойменные болота, особенно развитые в пойме р. Юрюзань. Среди остальных болот наиболее известны Еракташские и Куянтавские болота, находящиеся в районе горного массива Ямантау. На покатых склонах Ямантау и на седловине между его двумя вершинами встречаются редкие типы болот, которые называют «висячими», потому что они сформировались на склонах и как бы висят на них в малозаметных склоновых ложбинах.

Климат Южно-Уральского заповедника умеренно-континентальный. Как и в других местах Южного Урала, в последние 30 лет в нём прослеживается тенденция к потеплению. По данным Инзерской метеостанции, расположенной почти на заповедной границе, среднегодовая температура воздуха за период с 1930 по 1964 год (34 года) составляла 1,2°С, в следующее тридцатилетие она поднялась до 2°С. Среднемесячные температуры января и июля составляют соответственно -15,8°С и +17 °С. Безморозный период продолжается 107 дней, вегетационный период — 164 дня. Последние заморозки зафиксированы 30 мая, первые 15      - 16 сентября. Временами в заповедных горах свирепствуют сильные морозы с температурой воздуха ниже -41°С, а в 1949 году в этих местах был зафиксирован мороз до -49°С.

Осадки в заповеднике сравнительно обильные. Если в Зауралье выпадает 200-300 мм осадков в год, а в равнинной западной части Башкортостана – 400-600 мм, то годовое количество осадков в центральной части заповедника составляет 700 и 790 мм, а на горном массиве Ямантау — до 1100 мм в год. Обильные осадки зимой приводят к сравнительно глубокому снежному покрову. И хотя к весне высота снежного покрова уменьшается за счет его уплотнения и подтаивания, в среднем она составляет 70-80 см, а на Ямантау — до 100 см. Естественно, что снег везде ложится неравномерно. Даже на северных склонах под густыми лапами елей и пихт его слой достаточно тонок. Разрушение снежной массы начинается в долинах в середине апреля, на вершинах гор снег окончательно сходит только через месяц и держится почти 200 дней. Снежный покров высокогорья определяет состав и размещение его растительности, а в целом по заповеднику режим рек, зимнюю миграцию некоторых животных, в первую очередь, копытных лося и косули, спасает от мороза и хищников тетеревиных птиц - глухарей, тетеревов, рябчиков и многих мелких млекопитающих.

Южно-Уральский заповедник — заповедник гор и лесов. Леса покрывают 89% его площади. Четыре вида хвойных и десять видов лиственных деревьев образуют все многообразие коренных темнохвойных, светлохвойных, широколиственных, производных березовых и осиновых насаждений его территории.

Горы и лес... Их жизнь тесно взаимосвязана. Горы формируют леса, обеспечивают их благополучие, лес, в свою очередь, тоже бережет горы: исчезни лес на склонах гор разъест их неумолимая эрозия, высохнут мелкие ручьи и речки и не смогут горы снова надеть свой зеленый щит, как это уже случилось около крупных городов и поселков.

Горы Южно-Уральского заповедника, как и другие высокие хребты Южного Урала, особенны тем, что растительность на их склонах распределена в виде отдельных высотных поясов, каждый из которых обладает своим комплексом условий, своими закономерностями, диктующими состав и структуру почвенно-растительного покрова. Так, в районе горы Ямантау выделены сменяющие друг друга в вертикальном направлении пояс смешанных лесов, пояс хвойных лесов, переходный подгольцовый пояс и горная альпийская тундра.

От подножья гор до уровня 600-700 м господствуют широколиственные леса липовые, дубовые, но чаще смешанные, то есть в их составе присутствуют разные широколиственные породы — к дубу и липе присоединяются клен остролистный, ильм, из мелколиственных — береза и осина. Вместе с лиственными породами в них растут ели и пихты, количество которых в древостое увеличивается с высотой. Они формируются на богатых питательными веществами и увлажненных серых и темно-серых лесных почвах, а также на своеобразных горно-лесных бурых насыщенных почвах, которые отличаются высоким содержанием гумуса как в перегнойно-аккумулятивном, так и в нижележащих горизонтах. По территории заповедника проходит восточная граница распространения европейских широколиственных лесов.

Под пологом широколиственных пород недостаточно света, особенно тогда, когда под ярусом лип и дубов разрастаются клен или ильм. Поэтому кустарники здесь изрежены. Среди них обычны жимолость пушистая, шиповник майский, малина, иногда орешник, бересклет, а также мелкий кустарник волчье лыко, или волчеягодник, зацветающий еще до того, как лес оденется листвой, красивыми, душистыми розовыми цветами, сидящими прямо на стволике и впоследствии образующими тоже ярко-красные очень ядовитые ягоды. Ядовит также сок древесины волчьего лыка.

В травостое широколиственных лесов преобладают теневыносливые виды лесного широкотравья: сныть обыкновенная, страусник — папоротник с длинными темно-зелеными листьями, напоминающими перья страусов, ядовитый аконит. Много злаков: бор развесистый, овсяница высочайшая, вейник тростниковый, коротконог перистый, а также осока волосистая и многочисленное лесное разнотравье. Весной, когда лес еще не одет листвой, радуют своим появлением многочисленные белые цветы ветреницы алтайской, синяя медуница лекарственная, лиловые хохлатки, голубые фиалки. Их постепенно сменяет сочевичник весенний, а потом и летнее разнотравье: ясменник душистый, копытень европейский, вороний глаз, чистец лесной, глухая крапива, недотрога, над ними возвышается высокотравье: скерда сибирская с крупными ярко-желтыми корзинками цветов, синий колокольчик широколистный, голубая цицербита уральская, какалия копьевидная с широкими треугольными листьями и многие другие лесные травы.

В зависимости от положения в рельефе, светового и гидрологического режима в травостое широколиственных лесов преобладают разные виды. В одних лесах много сныти обыкновенной, в других господствует аконит, или борец, в третьих — крупные папоротники, в четвертых — мелкие теневыносливые травы.

Березовые и осиновые леса занимают в заповеднике более половины лесопокрытой площади, особенно широко распространены березняки, хотя много и осинников. Большинство березняков и осинников являются производными, то есть вторичными насаждениями, возникшими на месте вырубленных темнохвойных и широколиственных лесов. У верхней границы леса произрастают своеобразные березовые криволесья. Как и некоторые заболоченные березняки, образованные березой пушистой, березовые криволесья являются коренными сообществами, которые своим происхождением обязаны условиям существования, а не произведенным ранее рубкам.

Поймы рек покрыты уремой влажными лесами из осокоря, серой ольхи, различных видов ив, черемухи.

На нижних склонах гор наряду с широколиственными и мелколиственными лесами встречаются леса из сосны и лиственницы. Эти породы в отличие от ели и пихты для своего роста и развития требуют больше света, под их пологом относительно светло, потому они, как и образованные ими леса, называются светлохвойными. Среди них наибольшее распространение имеют сосняки на горно-лесных серых и дерново-подзолистых почвах. Основные массивы сосняков находятся в южной части заповедника. Эти леса сильно пострадали от различного вида рубок. В других местах заповедной территории сосняки занимают небольшие площади на крутых южных склонах с каменистыми почвами и выходами скальных пород, где они не встречают конкуренции со стороны темнохвойных пород, реже вырубаются, но и эти леса периодически нарушаются пожарами.

Лиственница Сукачева в заповеднике чаще всего встречается как примесь в сосновых и темнохвойных лесах. В большинстве случаев это отдельные спелые и перестойные деревья. Насаждения с преобладанием лиственницы разбросаны отдельными участками в центральной и восточной частях заповедника.

Под пологом как сосняков, так и лиственничников, достаточно много света, потому их растительность светолюбива и может хорошо переносить определенный недостаток влаги в почве. Сосну и лиственницу обычно сопровождают лиственные породы: дуб, липа, клен и небольшие деревья: рябина, черемуха, реже боярышник. Много кустарников, в том числе степных, например, чилига кустарниковая, ракитник русский, обычен шиповник, в более влажных лесах появляются жимолость, крушина. Мхов немного, зато травостой гораздо гуще и нередко носит то луговой, то степной характер. В нем встречаются лесные или лугово-лесные злаки — вейники, коротконог перистый, из осок осока корневищная. Состав разнотравья зависит от степени увлажненности лесов — в более влажных борах травостой богаче. В нем больше лесных и лугово-лесных растений: сныть обыкновенная, аконит, осот разнолистный, чина Гмелина, герань лесная, володушка золотистая и многие другие травы. В более сухих сосняках и в лиственничниках лесные и лугово-лесные травы частично замещаются степными. И хотя по своей красочности и флористическому составу такие участки значительно уступают горным степям, распространенным в Башкирском заповеднике, все же лугово-степное разнотравье (василек русский, колокольчики, подмаренники, астра альпийская и многие другие) в период цветения среди других склоновых лесов выделяется своей красочностью.

Лесная тропа поднимается все выше, и заметно, что лиственных деревьев становится меньше, группы елей и пихт всё больше и гуще: широколиственные леса уступают место следующему поясу горной темнохвойной тайге на дерново-подзолистых и горно-лесных бурых кислых почвах. Горная темнохвойная тайга поднимается по склонам до 1000-1100 м высоты. На ее долю приходится около 30% лесопокрытой площади, в основном в центральной части заповедной территории. В большинстве лесов ель и пихта произрастают вместе, однако всё же пихта чаще встречается в западной части заповедной территории, а ель главенствует в верхней части лесного пояса. Под их пологом недостаточно света, поэтому кустарников там мало, лишь изредка встречается шиповник майский, зато на плотном мохово-лишайниковом покрове произрастают мелкие кустарнички, главным образом, черника, реже голубика, брусника, водяника и толокнянка, а также своеобразные теневыносливые травы часто с жесткими «вечнозелёными» листьями, как, например, грушанки, линнея северная, зимолюбка, а также другие мелкие травы: майник двулистный, кислица обыкновенная, седмичник европейский. Обычны папоротники и лесные плауны, например, плаун булавовидный, жестковатые плети которого с мелкими многочисленными листочками прячутся среди моховых подушек.

Между лесов или внутри их обычны обросшие мхами скалы, в расщелинах которых растут мелкие папоротники, украшающие их зеленым кружевом: папоротник многоножка с перистыми жестковатыми листьями и коричневым корневищем, напоминающим крупную многоножку, костенец с узкими перистыми листьями, голокучник, пузырник с изящными сложными листьями и другие папоротники. Деревья и кустарники то здесь, то там обвивают стебли лесной травянистой лианы — княжича сибирского, среди дваждытройчатых листьев которого свешиваются крупные поникшие белые цветы.

По мере подъема по склону вверх, на высоте 1000-1100 м пояс горной темнохвойной тайги переходит в так называемый подгольцовый пояс. Растительность здесь представляет собой сложное мозаичное сочетание лесов, лугов и болот. Лесную растительность образуют низкорослые редкостойные леса — еловые мелколесья, березовые криволесья и березово-еловые редколесья паркового типа. Луговая растительность представлена высокотравными мезофильными лугами. К местам с избыточным проточным увлажнением приурочены кустарники из ивы сизой. Почвенный покров составляют горно-лесные дерновые почвы малой мощности, с большим количеством щебня. Зимой в подгольцовом поясе за счет обильных осадков и перевевания снега с безлесных гольцовых вершин интенсивно накапливается снег. Весной и ранним летом снежная масса тает медленно, потому сокращается вегетационный период растений. Обильное увлажнение талыми и дождевыми водами, дополнительный приток влаги из вышележащих высокогорных поясов в сочетании с сокращенным вегетационным периодом в этом поясе ослабляет позицию леса и благоприятствует развитию богатой луговой растительности, успешно с ним конкурирующей.

Основу лугов подгольцового пояса составляет разнотравье, хотя злаки и осоки здесь также обильны. Из злаков обычны как лугово-лесные и луговые виды долин, так и виды, произрастающие на верхних горных лугах: бор развесистый, тимофеевка луговая, лисохвост луговой, лисохвост сизый, молиния голубая и многие другие. Среди осок встречаются осока магелланская, осока кавказская, осока черная и др. Луга подгольцового пояса впечатляют своим флористическим богатством и высоким ростом трав. Среди них выделяются крупные зонтичные — курай (реброплодник уральский), борщевик, дудник лесной, обычны какалия копьевидная, лабазник вязолистный с белыми душистыми соцветиями, чина Гмелина с оранжевыми цветами, наперстянка крупноцветковая с бледно-желтыми колокольчатыми цветами, володушка золотистая, синие колокольчики, много горца альпийского (кымызлыка), который местами образует густые заросли. В первой половине лета на подгольцовых лугах в массе зацветает ветреница пермская с крупными белыми цветами, собранными в рыхлые кисти. Среди многочисленных злаков и осок выделяются темно-голубые куртины герани луговой, белые душистые кисти лабазника вязолистного, под ними ковер манжеток, лютиков, крупок. В это время подгольцовые луга заповедника напоминают роскошный цветник. А на сырых местах, на скалистых останцах, каменных россыпях, по берегам ручьев произрастает гордость нашей флоры — родиола иремельская, ныне взятая под охрану государства.

На высотах 1200—1600 м появляются горные тундры. В Южно-Уральском заповеднике они покрывают немногие вершины и в зависимости от их рельефа неодинаковы по составу и структуре. Суровые условия горных тундр накладывают свой отпечаток на флору. Климатические условия очень жесткие. Так, на Ямантау средняя многолетняя температура воздуха снижается до 1,5°С, безморозный период сокращается до 60 дней. Даже в теплые летние месяцы часто бывают не только заморозки, но даже падает снег. При этом увеличивается количество осадков. Сильные ветра, особенно зимой, перевевают снег с места на место, особенно во время низовых метелей (поземок), а такие метели в горных тундрах очень часты, дни с метелями в иные годы превышают 100. При безлесных вершинах, таких, как у Ямантау, снег сдувается в нижерасположенный подгольцовый пояс, накапливается в понижениях рельефа, в ущельях. В короткий безморозный период снег в горных тундрах стаивает не везде. Нередко на затененных склонах и в понижениях лежат крупные массы снега, которые в течение лета так и не успевают растаять. В высокогорной части Ямантау иногда отмечаются «перелетки» — пятна снега в глубоких тенистых расщелинах.

Суровый климат горных тундр определяет их почвенные особенности. Поверхность почв нагревается плохо, деятельность почвенных микроорганизмов значительно ослаблена. Отмершие растения разлагаются очень медленно, потому верхний горизонт перегнойно-торфянистый. В Южно-Уральском заповеднике различают два типа горных тундр. На плоской вершине Ямантау в области гольцов развита травяно-моховая тундра, пятна которой чередуются с каменными россыпями. Это полностью безлесная тундра, в которой помимо трав и мхов встречаются единичные кустарники сизой ивы, сибирского можжевельника и низкой березы. В хорошо развитом травостое преобладают овсяница низкая и овсяница Игошиной, внешне похожие на всем известный типчак. Во влажных микропонижениях растут куртинки ситника трехраздельного и пушицы. Среди негустого низкотравья обычны незабудки, колокольчик круглолистный, крестовник Игошиной с желтыми корзинками цветов, горькуша альпийская, качим уральский с широкой метелкой белых мелких цветов, желтая ястребинка альпийская, гвоздика пышная с розовыми цветами и др. Среди трав растут брусника и черника. Разнообразные мхи и лишайники образуют мощный покров, занимающий до 70% поверхности почвы. Среди мхов обычны кукушкин лен, дикранумы, плевроциумы. Крупные подушки образуют олений мох, исландский мох и другие лишайники.

На менее высоких гольцовых вершинах, например, на хребте Зигальга, вместо горных тундр встречаются тундроподобные заросли таёжных кустарников черники, брусники, голубики с участием типичных таёжных растений и развитым покровом из зеленых мхов.

Богатая растительность заповедника до конца еще не изучена. В настоящее время на заповедной территории выявлено 698 видов высших растений, из них 600 видов цветковых, помимо высших растений — 226 видов мхов, 169 видов лишайников, 177 видов почвенных водорослей, 121 вид грибов. Большой научный интерес в составе флоры заповедника вызывают эндемики — виды, произрастающие только в пределах определенной географической территории например, произрастающие только на Урале. Среди них овсяница Игошиной, качим уральский, ива уральская, ветреница пермская, родиола иремельская и др. Интересны эндемики определенных растительных зон, например, чина Литвинова, цицербита уральская и короставник татарский являются эндемиками широколиственных лесов.

57 видов растений, произрастающих в заповеднике, являются реликтами, т.е. дошедшими до нас из минувших геологических эпох. Из них 6 видов произрастали в конце третичного периода и являются доледниковыми (плиоценовыми) реликтами наперстянка крупноцветковая, герань Роберта, овсяница высокая, колокольчик крапиволистный, норичник Скополя, петров крест чешуйчатый. Остальные 50 видов — реликты ледникового периода, т.е. они росли тогда, когда среди наших гор бродили мамонты. Это лисохвост сизый, лук косой, арктоус альпийский, сверция тупая, патриния сибирская и др.

Флора заповедника содержит ряд редких и исчезающих видов, включенных в Красные книги растений как Республики Башкортостан, так и Российской Федерации. Среди цветковых растений заповедника на уровне России охраняется 8 видов: венерин башмачок настоящий, башмачок крупноцветковый, пыльцеголовник красный, ятрышник мужской, неоттианта клобучковая, а также астрагал Клера (семейство бобовые) и соссюреа уральская (семейство сложноцветные). В Красную книгу Республики Башкортостан из флоры заповедника вошло 62 вида сосудистых растений. Кроме того, в Красные книги включены редкие лишайники и грибы заповедника: из грибов редкими для всей России являются ежевик коралловидный, паутинник фиолетовый, спарасис курчавый, из лишайников — лобария легочная, тукнерария Лаурера и уснея цветущая.

Значительная площадь Южно-Уральского заповедника, его сложный рельеф и разнообразие растительности заставляют предполагать, что в будущем заповедник ждут все новые и новые флористические находки, которые обогатят наши знания о природе Башкирского Урала.

Каждого, кто бывает в заповедниках или читает о них, интересует вопрос: кто там обитает? Это естественно как для ребенка, так и для взрослого, потому что широко известно: заповедники нередко бывают той территорией, в которой выживают и даже благоденствуют дикие животные. Хотя в жизни не всё так однозначно...

Самый большой по площади и разнообразию жизненных условий Южно-Уральский заповедник обладает богатым животным миром. В заповеднике постоянно производится учет животных от самых крупных, как медведи и лоси, до самых мелких — насекомых, червей, которых многие и за животных-то не считают, хотя они имеют для природы не меньшее, а зачастую даже большее значение, чем лось, рысь или медведь.

Благодаря многолетним учетным работам на территории Южно-Уральского заповедника установлено обитание 275 видов позвоночных животных, в том числе 48 видов млекопитающих, 198 видов птиц, 6 видов пресмыкающихся, 5 видов земноводных и 23 вида рыб. Эти данные ежегодно обновляются, так как из-за сложного рельефа, труднодоступности, большой территории даже за сорок лет работы заповедника они не являются окончательными. Ежегодно выявляются новые, ранее неизвестные для заповедника, виды. Особенно это касается насекомых и других беспозвоночных — как незаметных тружеников, так и врагов леса. В настоящее время для заповедной территории установлено обитание 835 видов насекомых, среди которых только жуков 322 вида, бабочек 246 видов, даже клопов — 74 вида! И, конечно, это тоже еще далеко не окончательный результат.

В заповеднике обитают все крупные животные, известные для Башкортостана. Копытные представлены лосем, косулей и кабаном. Основным или, как говорят фоновым видом, является лось. Численность лосей неодинакова в разные годы, она колеблется от 400 до 700 особей. Зимой, когда ложится глубокий снег, лоси в поисках менее снежных угодий откочевывают на восток, в сторону Зауралья. И хотя лосиная еда — веточный корм, кора — даже зимой в относительной доступности, снег может стать ловушкой для этих тяжелых зверей, в том числе при нападении волков. По глубокому снегу трудно передвигаться косулям, для которых в отличие от лосей требуется естественное сено — ветошь. Разрыть метровый снежный слой косули не могут, поэтому постоянно в заповеднике не держатся, а в поисках корма зимой откочевывают в другие места. В начале функционирования заповедника его сотрудники пытались помочь косулям, устраивая для них кормушки с сеном. Кабаны, появившиеся в заповеднике в начале 80-х годов, также страдают от глубокоснежья и зимой откочевывают за заповедные границы. В первое десятилетие работы заповедника со стороны Министерства лесного хозяйства Башкирской АССР была сделана попытка развести в нем пятнистых оленей. Сотрудники заповедника понимали, что эта инициатива может закончиться для завезенных оленей трагично. Так и получилось. В 1985 году в заповедник было завезено 10 голов оленей, которые содержались в огороженном вольере. Через 6 лет олени вышли на волю и к 2002 году практически исчезли. Этих замечательных, красивых животных загубили недостаток зимних кормов при глубоком снеге и волки.

Хищных млекопитающих в заповеднике 13 видов. Самым крупным и известным среди них является бурый медведь. Медведей в заповеднике много, около 150 голов. Кормятся они в зоне широколиственных лесов. Несмотря на то, что медведи — типичные хищники, их основной корм муравьи, некоторые травы (медведи постоянно «пасутся» в зарослях дягиля — крупного зонтичного растения по берегам ручьев и речек), а также ягоды — малина, черника, даже клубника, но особенно — рябина. В берлоги они залегают в начале ноября, главным образом, в труднодоступном высокогорье, там зимой их меньше беспокоят.

Постоянными жителями заповедника являются волки, зимой они образуют несколько стай, охотясь в основном на лосей. Около населенных пунктов и на открытых пространствах вдоль речных долин обычна лисица. Крупная кошка наших лесов рысь немногочисленна, хотя ее следы регистрируются по всей заповедной территории. Рысь — животное скрытное, обитает она в самых глухих местах, чаще всего в верхних склонах хребтов. Непосредственные встречи с ней крайне редки. Рысь охотится на зайцев, боровую дичь (глухаря, тетерева, рябчика), в годы бескормицы добывает грызунов.

Обычны в заповеднике мелкие хищники из семейства куньих — лесная куница и ласка, реже встречаются колонок и горностай. Ранее распространенную европейскую норку вытеснила завезенная в Башкортостан в 60-х годах прошлого столетия американская норка. Теперь европейская норка стала редким видом и включена в Красную книгу Республики Башкортостан. Обычен в заповеднике барсук, реже встречается лесной хорь. Берега наиболее крупных рек заселяет речная выдра — вид, также включенный в Красную книгу Республики Башкортостан.

Важной в биологическом смысле группой животных являются зайцы и многочисленные грызуны. Большинство из них служат кормом для хищных млекопитающих и птиц. Падение численности зайцев и грызунов неминуемо приводит к голоду и даже гибели хищников. Из зайцев в заповеднике повсеместно обитает заяц-беляк. Среди грызунов многочисленна белка — наиболее заметный для наблюдателей вид, обитающая во всех лесных биоценозах. Гораздо реже встречается бурундук и еще реже — летяга, включенная в Красную книгу Республики Башкортостан. Сравнительно недавно в заповеднике обнаружен еще один краснокнижный вид садовая соня, которая ведет скрытный образ жизни и потому обнаружить ее было сложно. Замечательна история заселения рек заповедника бобрами. Первые бобровые поселения были обнаружены в 1981 году на реке Тюльмень. Для их сохранения сотрудниками заповедника была проведена непростая работа по прекращению по этой реке сплава леса. Сейчас бобры расселились по всей заповедной территории. Кроме бобров, в водоемах строят свои «хатки» ондатры.

Многочисленны в заповеднике мышевидные грызуны — мыши (лесная, желтогорлая, мышь-малютка), полевки (рыжая, обыкновенная, полевка-экономка и др.), лесная мышовка, лемминг и обыкновенный хомяк.

Среди насекомоядных обитают обыкновенный еж и обыкновенный крот, а также многочисленные землеройки (бурозубки). Землеройки — жители, главным образом, лесов, и лишь обыкновенная кутора обитает в поймах рек. Рукокрылых, а именно летучих мышей, в заповеднике выявлено 3 вида: водяная ночница, бурый ушан и северный кожанок. Но учитывая многочисленные пещеры в горах и еще не обследованные дупла места укрытия летучих мышей, можно ожидать в будущем новых зоологических открытий.

Южно-Уральский заповедник отличается богатством орнитофауны. Птичье население слагается преимущественно из лесных птиц. Других групп водно-болотных и птиц открытых пространств — значительно меньше. Наиболее многочисленны мелкие воробьиные птицы: дрозды, трясогузки, овсянки, пеночки, синицы, соловьи и многие другие. На горных реках и ручьях обычна, но немногочисленна оляпка водяной воробей. Весной и ранним летом птичий хор сопровождается дробью дятлов, среди которых обычны пёстрый, черный и седой дятлы. Слышатся голоса кукушек — обыкновенной и глухой, воркованье диких лесных голубей — вяхиря, клинтуха и горлицы.

Характерными лесными видами являются тетеревиные: глухарь, тетерев и рябчик. Сотрудники заповедника ведут многолетние наблюдения за их жизнью, в прошлом даже делались попытки одомашнить глухарей. На лесных лугах и опушках обычен лесной кулик вальдшнеп.

В поймах крупных рек и на полянах на месте бывших населенных пунктов гнездятся 20-30 пар серых журавлей, на лугах летом слышен скрипучий крик коростеля. Водно-болотные птицы встречаются главным образом во время пролета: горные реки с лесистыми берегами малоблагоприятны для их обитания.

Разнообразна фауна хищных птиц заповедника. Среди дневных пернатых хищников обычны канюк, черный коршун, чеглок, ястребы тетеревятник и перепелятник. Наряду с ними в лесах гнездятся редкие виды: самый крупный орел страны — беркут, а также большой подорлик, орлан-белохвост, кречет, змееяд, на недоступных скалах селится сокол сапсан. Среди ночных пернатых хищников — сов, широко распространена длиннохвостая неясыть, другие совы - серая неясыть, ушастая и болотная совы, мохноногий сыч и филин встречаются редко.

Суровые условия горных лесов заповедника не лучшие для жизни пресмыкающихся, или рептилий. В настоящее время на его территории зафиксировано обитание двух видов ящериц и трех — змей. Ящерица живородящая, известная по всей лесной зоне республики, в заповеднике многочисленна и обитает во всех типах лесов. Веретеница ломкая — безногая ящерица, весьма напоминающая змею, также обычный для заповедника вид, но населяет преимущественно лиственные и смешанные леса с толстым слоем подстилки, а также встречается по обочинам дорог, просекам, на полянах.

Среди змей широко распространены по всему заповеднику обыкновенный уж и обыкновенная гадюка. Уж живет в нижних растительных поясах, высоко в горы не поднимается, гадюку можно встретить высоко в горах, почти до границы леса. Если об ужах и гадюках известно много, то медянка большинству плохо знакома и потому окружена множеством легенд и суеверий. Медянкой змею называют из-за медного цвета кожи у ее отдельных популяций, а также блестящих чешуй вдоль спины. При преследовании она делает броски в сторону врага, а если попытаться взять в руки, яростно кусается. Медянка и веретеница ломкая включены в Красную книгу Республики Башкортостан.

Земноводных, или амфибий, в заповеднике тоже пять видов. Это лягушки - остромордая, травяная и озерная, жаба серая, обыкновенный тритон. Травяная лягушка считается редким видом и включена в Красную книгу Республики Башкортостан.

В реках обитает 20 видов рыб, из них пять являются редкими для всей России. Это подкаменщик обыкновенный, быстрянка русская, европейский хариус, таймень и ручьевая форель. Остальные рыбы — типичные обитатели горных рек, хотя по плесам верховья Большого Инзера водятся окунь и щука.

Изучение беспозвоночных животных заповедника только начинается, но их видовое богатство чрезвычайно высокое. Одних только насекомых учтено свыше 800 видов. В будущем заповеднику предстоит огромная работа в этом направлении. Следует упомянуть, что после организации Южно-Уральского заповедника на его территории были найдено свыше 200 бортей, из которых 150 были пригодны для заселения пчелами. На ряде бортевых деревьев найдены знаки (тамга), которые указывают на их принадлежность определенным людям. Это свидетельствует о том, что бортничество являлось распространенным видом хозяйствования местного населения, башкирская бортевая пчела, возможно, до сих пор обитает в необъятных заповедных лесах.

Животный мир Южно-Уральского заповедника — богатейший на Урале. Но одновременно он является уникальным, о чем свидетельствует список редких видов, включенных не только в Красную книгу Республики Башкортостан, но и России. Особенно это касается птиц. В настоящее время под охраной заповедника находится 11 редких для всей нашей страны видов: черный аист, краснозобая казарка, змееяд, беркут, большой подорлик, орлан-белохвост, сапсан, кречет, кулик-сорока, филин, серый сорокопут. В Красную книгу Российской Федерации включено также 3 вида насекомых: бабочки аполлон, мнемозина, из перепончатокрылых — пчела-плотник.

В Красную книгу Республики Башкортостан занесено 23 вида животных, обитающих в заповеднике.

Южно-Уральский заповедник играет огромную роль в сохранении животного населения Южного Урала. Буквально через год-два после его организации сотрудники заповедника отметили в своем основном документе «Летопись природы» рост видового разнообразия и численности животных в заповеднике по сравнению с сопредельными территориями. Звери и птицы отлично чувствовали, что внутри его границ они в безопасности и концентрировались в благоприятной для их жизни зоне заповедного режима. Но постоянно оставаться внутри заповедника многие виды не могли. Некоторые из них покидали территорию во время миграций, следуя исторически сложившимся миграционным путям. Заставлял животных уходить из заповедника также рост их численности. В поисках корма, новых угодий они оказывались вне заповедных границ и тем самым обогащали животное население сопредельных территорий. Но развитие на этих территориях хозяйственной деятельности, связанное с этим процессом браконьерство, появление препятствий на путях миграций (например, дорог, железнодорожных путей, линий ЛЭП и др.), сокращение кормовых участков, мест гнездовий птиц и обитания зверей, нерестилищ рыб и амфибий — все это год за годом снижало как биологическое разнообразие, так и численность многих видов. Заповедник не успевал «снабжать» окружающий регион все новыми и новыми потоками животных, которые уходили, но не возвращались. В результате численность ряда видов в заповеднике стала падать, особенно около крупных населенных пунктов. Так в окрестностях поселка Инзер заметно снизилась численность тетеревиных птиц.

Сегодня важной составляющей охраны природы является сохранение животного населения не только в заповедниках, но и вне их территорий. Хотя из-за значительной площади Южно-Уральского заповедника обеднение его фауны не столь выражено, как для заповедников «Башкирский» или «Шульган-Таш», но оно уже заметно. Следует приложить немало усилий, чтобы его прекратить, и тогда заповедник долгие годы будет выполнять свою основную задачу — сохранять природу в собственных границах и стабилизировать природные процессы по всему Южному Уралу.

Наступает зима. Горы заповедника укрываются снежными шапками, как шлемами, и становятся похожими на суровых воинов, стерегущих тишину и покой вверенного им мира. Они красивы во все времена года, но зимой особенно величавы и чисты. Среди них высится купол Большого Ямантау — Большой злой горы, или Большой горы зла, овеянной многочисленными легендами, сказаниями, суевериями. Хотя устное народное творчество повествует и о других горах и реках заповедника. Например, в сборник «Сказки, легенды и предания Башкирии» (1975) вошли легенды о горах Кара-кучук и Кызмалды, которые находятся близ деревни Картали. В более поздний сборник «Башкирские народные предания и легенды» (2001) вошла короткая легенда «Спор двух Инзеров»:

«Реки Малый и Большой Инзер горные, берут начало у Ямантау и соединяются вместе у посёлка Инзер. Они долго спорили, кому куда течь, и решили: кто проснётся раньше, тот потечет направо, а кто позже — налево. Раньше проснулся Большой Инзер и, пока Малый Инзер еще спал, прошел большое расстояние. Поэтому его назвали Большим, хотя он не шире Малого, а только быстрее его». В этом же сборнике помещено предание о горе Ямантау:

«Ямантау — зловещая каменистая гора. На ней много впадин. Она чаще всего окутана туманом. Даже летом на ней холодно. Раньше местные жители боялись всходить на нее. В тумане мерещились им чудовища. Говорили: «Если попадёшь на Ямантау, назад уже не воротишься». Страх вызывала причудливая скала — Сарыкташ, напоминавшая по своей форме старинную кожаную обувь — сарык. Стоял на вершине горы каменный столб, а рядом с ним находилось небольшое озеро, в котором будто бы жил змей-полоз, который мог превращаться в грозовую тучу. Потому люди боялись подниматься на Ямантау с луками и стрелами — гнева оборотня боялись».

Но сегодня, в наше неспокойное время следует обратиться к знаменитому башкирскому кубаиру «Урал-батыр», к той его части, в которой повествуется о происхождении горы Ямантау. Помните?

В давние, давние времена жили на свете старик со старухой. И было у них два сына. Старшего звали Шульган, а младшего — Урал. Когда они подросли, отец оседлал двух львов и отправил сыновей странствовать. Он просил их найти живую воду, которая даст бессмертие человеку и природе, а саму смерть уничтожит. И покинули братья отчий дом. Долог был их путь. По дороге их ждали опасности и искушения. Шульган не выдержал всех испытаний, он предал добро и перешел на сторону зла, став врагом своего младшего брата и одним из главных воинов темных сил. А Урал остался верен заветам отца. День за днем, год за годом совершал Урал-батыр свои подвиги. Он победил кровожадного царя Катила, царя змей Кахкаху и впоследствии нашел-таки живую воду. Шульган, завидуя брату, обратился к повелителю страны злых дивов — падишаху Азраке, чтобы тот помог ему погубить не только Урала, но:

...водой все затопить,

Уничтожить, разрушить всё.

И вот однажды всю Землю

Залила голубая вода,

Небо красным полыхающим

Пламенем-огнем занялось.

В небе птицы не могли летать,

Ни одна душа места себе не находила на земле,

Измучились, исстрадались все.

Люди пошли к Урал-батыру с просьбой защитить их. Урал-батыр, взяв в руки волшебный меч,

Против дивов

Начал кровавую войну.

 

Бился беспощадно Урал,

Уничтожал дивов, говорят,

И так много их погибло, говорят,

Что [посреди] широкого моря

Возникла гора, говорят.

А когда вышел на него Азрака, Урал-батыр

Взял в руки булатный меч,

Ударил им Азраку,

Выбив у него [прямо] в воду меч.

И как будто содрогнулась земля —

Бездыханный упал Азрака,

А огромное, безобразное тело его

Разделило море пополам —

Возникла огромная Ямантау.

(Перевод А. Хакимова)

Битва Урал-батыра с падишахом Азракой — битва между Добром и Злом. Это важнейшее для всех людей событие случилось на просторах будущего Южно-Уральского заповедника.

Ямантау возвышается над нашими горами, возможно, для того, чтобы мы не забывали подвиги древних, следовали их заветам. Нам надо жить так, чтобы не выпустить из горы похороненных в ней злых духов, ведь они не только злы, но и коварны. И если сегодня нам кажется, что мы вольны делать бесчестные поступки по отношению друг к другу и к природе, потому что молчит Ямантау, то это не значит, что в будущем от наших плохих деяний силы зла неожиданно и страшно не ударят по нашим детям и внукам. Гора Ямантау предупреждает об этом.

Прекрасны и таинственны горы Южно-Уральского заповедника. Богата его природа, которую нам поручено беречь, как и следовать заветам древних, которые теперь хранит заповедник. Кто там был, кто работал в нем, не сможет забыть его. Прошло почти сорок лет с того зимнего вечера, когда из окон поезда я впервые увидела его заснеженные горы, леса, реки. Впоследствии мне пришлось бывать и работать в других местах, но величавую могучую красоту его гор и лесов мне никогда не забыть, потому что среди них осталась моя душа.

Источник:

Позднякова, Э. Величие могучей красоты. Южно-Уральский заповедник [Текст] / Э. Позднякова // Ватандаш. – 2017. - № 12. – С. 144 – 162.

Прочитано 255 раз