Пополнение в галерее Копьёва

У Павла Копьёва достаточно редкое для наших дней хобби. Он реконструктор старинной автотехники. Сейчас Павел из подручных агрегатов восстанавливает один из элитных германских автомобилей предвоенной поры. Как говорит сам умелец, работа над автомобилем «Хорьх 951А» стала для него самой значимой.

Стоит отметить, что преподаватель металлургического колледжа Павел Копьёв с некоторых пор уже на пенсии. В эти годы обычно подводят итог первой половины жизни. Так вот, в его активе, а вернее, в гараже стоят десять автораритетов: два «Москвича 401» (один из которых – кабриолет), ЗИМ, горбатый «Запорожец», ГАЗ-67 (русский «Виллис»), «Форд делюкс», «Победа» М-20, «инвалидка-Моргуновка», самодельная машина «Ветерок» и ГАЗ-2410. 

А в эти дни к ним присоединяется и одиннадцатый – упомянутый представительский ветеран германского довоенного автопрома. Перед тем, как наш реконструктор выкатит свое детище на дорогу и перегонит в специальный гараж, мы расспросили его об истории этой работы.

- В 2003 году я ездил в Челябинский клуб «АСА» (антикварные самодельные автомобили), - рассказывает Копьёв. – Тогда председатель клуба В. П. Савиных показал мне автомобиль, привезенный им из Катав-Ивановска. Краской на его облицовке было намалевано - «Хорьх». Владимир Прокопьевич все сокрушался, что нет у него ни сил, ни времени восстановить эту машину. Документов на нее тоже нет, хотя в ГИБДД на учете она стоит. Нет сведений и об истории этой машины. Есть лишь в левой задней двери пробоина от осколка авиабомбы. Уже потом я узнал, что только за обломки такой машины коллекционеры отдавали два-три миллиона рублей. Прочитал в Интернете, что всего было выпущено 362 таких машины, а в автомобильных музеях мира их насчитывается не больше десятка.

Таким был автомобиль "Хорьх" в 30-е годы прошлого века

- Наверное, это была машина для генералов?

- На этих машинах ездили «верхушка» Рейха, промышленники, посольские работники. После Победы над фашистской Германией «Хорьхи» в качестве трофеев перешли к нашим маршалам, а когда появились советские ЗИМы, немецкие авто  подхватили офицеры среднего звена. А уж завершали «Хорьхи» свой жизненный пробег у частных владельцев.

Усть-Катавский экземпляр не раз переделывали. Машина была перекошена кривой рамой от ГАЗ-51, колеса стояли от УАЗа, в дверях были щели размером в палец, деревянные детали кузова сгнили. Родными остались только стекла, алюминиевый капот и наружный металл дверей. В моторе от ГАЗ-51 я сменил только поршневые кольца. Покрутил его стартером, искра хорошая. Надеюсь, от нового аккумулятора мотор заведется. Коробка «прямозубка» – поющая, тоже от ГАЗ-51.

- Родной корпус автомобиля  был деревянным?

- Да, но сейчас у меня весь каркас кузова на трубках. Сначала я собрал его на стульчиках. Потом подтащил под кузов раму и на ней крепил все, что восстанавливал: задний мост от УАЗа, диски от 21-й «Волги». Пока есть проблемы с рулевым управлением, но надеюсь со временем их решить. Особенности таких машин - клееный дубовый каркас. Уже на него прибивали детали корпуса, после чего пропаивали. Обратите внимание: деревянные части дверей и внутренностей кузова теперь восстановлены. Олифа подчеркивает фактуру дерева, чтобы выглядело не хуже, чем у старых немецких мастеров. Восстановил и тормозную систему, электрооборудование. Установил плафоны в салоне, теперь, сидя в машине, хоть газеты читай. В новых «Хорьхах» был даже ящик для сигар и две хрустальные вазы для цветов. Это был очень дорогой автомобиль представительского класса. Семиместная машина длиной шесть метров весила 2700 кг. Посмотрите, какая громадина!

- И что, на полуторамиллионный Челябинск не нашлось Кулибина, который захотел бы заняться этим «немцем»?

- Да и я долго не решался взять его, поскольку не знал, как делать крылья. Специально ездил в Москву в политехнический музей Вадима Задорожного. Нашел там подобную машину и всю ее обмерил. Только лет через пять, когда понял, как сделать детали кузова, я поехал за машиной в Челябинск. Заплатил хозяину за эти остатки восемь тысяч рублей и привез в Белорецк. Теперь знаю, что «Хорьхов» с таким кузовом осталось лишь три: в Рижском атомобильном музее, в Армении и теперь у меня, в Белорецке, - с довольным видом говорит Копьёв. - К слову, музей в Москве у Задорожного – это лучшее в Европе собрание автомобильной и боевой старинной техники: танков, самолетов, пушек, ракетных установок. Мне там подарили оригинальную эмблему «Хорьха».

- Теперь можно говорить об автомузее Копьёва?

- Скорее об автомобильной галерее. Конечно, чтобы на любой из этих раритетных машин выехать на дорогу и проехать хотя бы по улицам города, потребуется порядком потратиться и на регистрацию транспорта, и на страховки...

Павел Копьёв

Думаю, если найдутся спонсоры, готовые помочь белорецкому умельцу, то на ближайших городских праздниках Копьёв не просто покажет свои автомобили, но и прокатит с ветерком всех желающих.

Источник:

Копьев, П. Пополнение в галерее Копьева [Текст] : [беседа с реконструктором старинной автотехники П. Копьевым / записал Л. Швец] / П. Копьев // Белорецкий рабочий. – 2017. – 29 августа. – С. 1.

Прочитано 29 раз