Домашние производства из шкуры, кожи и шерсти у башкир Инзерского бассейна

Среди традиционных хозяйственных занятий башкир - катайцев производство изделий из продуктов скотоводства занимало особое место. Имея обширные земли, башкиры владели большим поголовьем скота — лошадьми, коровами, овцами, также козами, редко верблюдами. Коневодство и овцеводство обеспечивали население кожей и шерстью. Башкирами использовались шкуры домашних и диких животных. Сохранившееся в языке название замши «оленья кожа» (болан к9не) позволяет предположить, что в прошлом башкиры занимались выделкой оленьей шкуры.

Верхнюю одежду шили из шкур рыси, волка, медведя; мягкие сапожки и комнатные туфли — из козьей кожи. Халаты, шубы и головные уборы отделывали мехом лисы, выдры, белки, куницы(1). Повсеместно готовили тулупы, шубы, шапки, варежки из овчины. Активно использовали козий пух для заготовки шалей, носков, варежек. Кожа являлась распространенным материалом для изготовления не только одежды, но и обуви, головных уборов, а также кожаных мешков, чехлов, футляров, разнообразных сосудов для приготовления и хранения молочных продуктов. Овечью и козью шерсть использовали для производства войлока, ковров, паласов, чепраков, шалей, портянок, чулок и т.д.

У башкир выделка кожи относится к числу древнейших ремёсел, в этом отношении башкиры имеют много общего с другими народами — потомками тюркоязычных и монголоязычных скотоводов-кочевников. Наиболее определенно линия культурных аналогий связывает их с казахами, киргизами и некоторыми народами Южной Сибири (южными алтайцами, тувинцами). Иногда она касается якутов, бурят, реже монголов. Например, все вышеперечисленные народы, как и башкиры, в обработке шкуры использовали кисломолочные продукты(2). Об использовании башкирами при обработке шкур молочных продуктов писали исследователи XVIII в. И. Г. Георги и И. И. Лепехин (3). Они выделяли особое мастерство башкирских женщин. И. И. Лепехин отмечал: «Башкирки у них портняжат, сапожничают, кожевничают и валяют войлоки. Кожевничество их от всех кожевных выделок отменно» (4).

Обработка шкуры домашних животных. Навыки обработки животного сырья у башкир, как и у многих полукочевых в прошлом народов Европы и Азии, тесно связаны с традициями древних скотоводов, для которых было характерно употребление для выделки шкур и меха кисломолочных продуктов — перекисшей сырковой массы (8се 6орот) или сыворотки. Как показали наши полевые исследования, последнее имело особое место и в горно-лесной зоне Башкортостана (5).

В ходе сбора полевых материалов в Белорецком районе Республики Башкортостан в 2008 году автором были записаны интересные факты, касающиеся изготовления конской сбруи и пошива шубы из овечьей шкуры. По сообщению М. Б. Абсалямова* (он занимается выделкой кожи более 50 лет, всегда применяя только традиционный метод. А. Б. Абсалямов изготавливает сбрую и обеспечивает всю деревню Шигаево и даже соседние деревни (Уткалево, Хусаиново, Узянбаш, Рысыкаево, Новобельское и т.д.) из д. Шигаево Белорецкого района, для пошива сбруи применялась только шкура крупного рогатого скота, поскольку шкура лошадей отличается меньшей прочностью.

Способы обработки кожи во многом зависели от образа жизни и типа хозяйствования. К примеру, чуваши, как башкиры и представители других тюркских народов, применяли кисель из ячменной и овсяной муки (6). У татар и башкир, очень близких по культуре и языку народов, методы обработки шкуры домашних животных различались между собой. Татарские мастера использовали золу (7), а башкиры — перекисшую сырковую массу (8се 6орот).

Для изготовления конской сбруи шкуру обрабатывали специальной закваской из ржаной муки и перекисшего молока (6аты6). Для этого в большую деревянную кадушку заливали закваску, затем настаивали несколько дней, пока идет брожение. Добавлять муку в кисломолочные продукты башкиры-катайцы стали позже: скорее всего, этот элемент был заимствован у русских в конце XIX — начале XX вв. В последнее годы мастера иногда вместо муки используют картофель. После брожения в эту заготовку клали шкуру на несколько дней, при этом переворачивали и наблюдали до тех пор, пока она не начнет линять. Когда шкура была готова к обработке, ее вынимали из кадушки. Ее основную часть от шерсти отделяли обломком косы, а мягкую часть чистили челюстью барана (без зубов), затем клали на специальное приспособление — станок, изготовленный из дерева и представлявший собой основу полукруглой формы на двух ножках. После чего очищенную от шерсти шкуру сушили в темном месте. Затем высохшую шкуру мяли с помощью специальной палки, сделанной из березы. Для того чтобы она сохранила мягкость, смазывали дегтем (8).

Вся кожа утилизировалась без отходов, оставшиеся лоскуты тонко разрезались и применялись в качестве ниток. Для соединения деталей использовали различные шилья, которые отличались друг от друга формой и размерами в соответствии с их назначением (9).

Указанный способ обработки кожи имел определенные сходства с аналогичным процессом, который использовали башкиры во второй половине XVIII века. И. И. Лепехин в своей работе писал: «Снятую сырую кожу, разостлав на солнце, натягивают сколько можно со всех сторон и прикрепляют небольшими колышками: натянув, соскабливают шерсть обломком горбуши, вделанным в дерево наподобие скобели, и держут кожу до тех пор, пока она не высохнет, по большей части до весны. Весной кладут их в коптелки... по прошествии времени кожа у них совсем из дела выходит. Из так приготовленной кожи делают себе не только обувь, но и всю домашнюю утварь, как-то ведро, кадушки и бутыли» (10).

Что касается обработки овчины, по словам информатора Ф. А. Абсалямовой, для пошива одежды брали шкуру нестриженого животного. И ее внутреннюю сторону, как и у крупного рогатого скота, обрабатывали специальной закваской, приготовленной из ржаной муки и перекисшего молока (6аты6), держали несколько дней, затем сушили. Овчину обрабатывали особым инструментом в виде деревянной рогатины-развилки с концами неодинаковой длины, между которыми помещается железный скребок — к2рг2 или ир8к. Шкуру чистили от мясных остатков: захватив верхнюю часть инструмента правой рукой, продевали ногу в ременную петлю на его длинном конце и производили со стороны мездры скоблящие движения (11).

Идентичный по конструкции инструмент встречается и у других народов: народов Сибири (хантов и манси, кетов, алтайцев), русских и татар (рис. 1).

Рис-1 • Орудия для обработки овчины:

1 - у обских угров, 2 - у башкир.

Например, аганские ханты шкуру перед обработкой разминали скребком в виде деревянной рукояти с вставленной в середину железной скобой. Демьянские ханты в конце XX в. после снятия шкуры сушили ее в течение трех дней, затем мездру чистили и разминали скребком оулт (прямая деревянная палка, куда вставлена металлическая пластина с загнутыми в противоположные стороны Г-образными концами) и мялкой юутшоух (выгнутая деревянная палка с вставленной металлической пластиной). Такие же скребки бытовали у северных хантов и ненцев в конце XVIII в.(12).

Аналогичное орудие было распространено у кетов: скребок состоял из рукояти из березового дерева и железного лезвия в виде пластины с расширяющимися, противоположно загнутыми концами, вставленного поперечно в отверстие посредине рукояти. У кетов встречались и скребки, лезвие которых представляло собой пластину с одним отогнутым острым концом (13).

Очищенную от остатков мяса шкуру мыли несколько раз, чтобы избавиться от запаха, и сушили. Затем стригли под одну длину в 3—5 см, в зависимости от качества шерсти. Следующим этапом была окраска изнаночной стороны шкуры в черный, реже — коричневый цвета, в последние годы — с использованием химических красителей. Как говорят информаторы, раньше красили природными средствами — корой различных деревьев, отварами трав и т.д. Завершающей стадией является пошив шубы. Этим занимались в основном женщины (14).

Похожий способ по обработке шкуры овчины, распространенный среди башкирского населения южной половины Башкортостана и в Зауралье, в начале XX в. был описан С. И. Руденко: «Большие шкуры (овчины) они очищали от излишнего жира и мездры ножом и высушивали. Высохшую шкуру натирали сырым творогом (6орот), свертывали с ним и квасили один-два дня. Иногда (на северо-востоке) шкуру предварительно вымачивали в сыворотке из-под 6орот, затем им же натирали. Просушенную после квашения шкуру выделывали (размягчали) особым инструментом (кирге), таким же, как ключ русских скорняков. Это был деревянный крюк, в котором укреплялась тупая железина, обломок косы, старый нож или что-либо подобное. Размятую шкуру иногда белили кусками мела (а6бур)» (15).

Кроме того, у башкир инзерского бассейна с древнейших времен были распространены разные способы выделки кожи — коптение и дубление, а также декоративное тиснение, резьба, плетение. Однако в конце XIX — начале XX вв. древнейшие традиции были утрачены (16). Способ коптения использовали для кожаной посуды, дубление — при изготовлении одежды, тиснение, резьбу, плетение — для воинского снаряжения всадника (кожаные тебеньки, налучья и колчаны, подвесные сумки, сосуды для пороха и дроби, щиты, которые украшались серебряными бляхами) (17).

Обработка шкуры диких животных. На протяжении долгого времени к традиционному занятию башкир-катайцев инзерского бассейна относилась охота (18). Природно-климатические условия региона способствовали ее развитию. Охота играла немаловажную роль в структуре хозяйственной деятельности башкирского населения. В уральских лесах обитали лось, косуля, медведь, рысь, волк, норка, барсук, белка, куница (19). Еще в XVIII в., по свидетельству П. С. Палласа, на территории Башкортостана водились северные олени: «...в еловниках при Уфе и по всей части лесной сей страны, даже до Камы, кроме другой красной дичи, находятся лапландские олени, по-башкирски юше, которые часто выходят большими стадами, и, смотря по рогам, их должны быть не столь рослы, как ближе к северу водящиеся» (20).

У башкир-катайцев существовало три метода снятия шкур диких животных: пластом (ковром), трубкой и чулком. Пластом (ковром) снимали шкуру медведя, барсука, сурка, суслика, хомяка, крота; трубкой — шкурки с большинства пушных зверей; чулком с закрытым огузком — шкурки с горностая, ласки, лисы, волка (21). После чего охотничьим ножом соскабливали со шкуры остатки мяса и жира. На шкуру медведя сразу насыпали соль, затем ее складывали. По словам информаторов, с соленой шкуры легче снимать мездру. Снятая с взрослой особи животного шкура весит около 70—80 кг, если зимняя, то еще тяжелее.

Шкуры диких животных делят на жирные и нежирные, и способы их выделки отличаются. Жирные шкуры обрабатывают несколько раз. К жирным относятся шкуры медведя, бобра, норки, енота, барсука, к нежирным — волка, лисы, зайца.

Следующий этап — выделка шкуры. В основном этим занимались сами охотники, реже давали на обработку местным мастерам, поскольку выделка требовала особого умения и опыта. С особой осторожностью чистили заячьи, беличьи шкурки, так как их тонкая кожа легко рвется. Например, охотник С. Х. Баязитов из д. Габдюково Белорецкого района отдавал на обработку шкуры диких животных мастеру в с. Карламан (22).

Для сушки шкур диких животных башкиры-катайцы использовали правилку. Ее размеры и особенно соотношение длины и ширины для каждого зверя определялись самим охотником. В основном башкиры-катайцы делают правилки из досок, русские же — из дерева клиновидной формы. Возможно, когда-то башкиры для правилок использовали дерево. Расправлять шкурки необходимо для равномерного просыхания мездры, придания правильной, красивой формы, близкой к естественной. Без правилок сушили только шкуры белок. Похожие правилки использовали и русские горно-лесной зоны Башкортостана (23).

Шкурку натягивали на правилку мехом внутрь без складок и морщин, передние и задние лапки размещали симметрично, затем ее ставили в темное прохладное место. Носик зверька и задние лапки закрепляли тонкими гвоздиками (на пару недель) до полного высыхания. После того, как шкура высохла, ее намазывали квасом. Башкиры-катайцы при обработке шкуры диких животных использовали квас из ржаной муки и перекисшего молока (6аты6), как и для обработки домашних животных. Затем ее сушили в темном сухом месте, вновь очищали от остатков. Шкуру волка чистили с помощью косы-горбуши, а шкуры пушных зверей очищали с помощью ножа или металлического скребка. Когда она становилась гладкой, процесс чистки прекращался. Затем ее выворачивали «на волос» и вторично натягивали для досушивания, после этого, чтобы шкура стала мягкой, обычно мяли руками (24).

После того, как шкура медведя пролежала месяц, посыпанная солью, она готова для снятия остатков мяса, мышц. Эта работа выполнялась металлическим скребком с деревянной ручкой. Шкуру животного одевали в деревянную раму, сделанную специально для нее: она должна быть равномерно растянута, мездра не должна иметь морщин. Иногда ее просто клали на горизонтальную поверхность и чистили с помощью косы-горбуши. Для полной чистки также использовали квас. Шкуру медведя обычно мяли два человека, потому что она очень тяжелая.

Обработанные шкуры диких животных охотники продавали. В начале XX в. лисья шуба стоила 100 руб., в то время как за лошадь просили 10 руб. (25). В фондах Музея археологии и этнографии хранится лисья шуба (Э-27-1), которая принадлежала богатой башкирке.

В процессе обработки туши животного почти все сырье шло в ход: мясо ели, медвежьей желчью лечились от бесплодия, во время тяжелых родов женщину с магической целью пропускали сквозь растянутую медвежью или волчью губу. Например, на территории современного Бурзянского района с целью облегчения родов по пояснице роженицы трижды проводили когтем медведя (26).

Посуда из кожи. Обработанную шкуру домашних животных использовали для выделки кожаной посуды, которая являлась неотъемлемым атрибутом скотоводов-кочевников. Это занятие относится к числу древнейших домашних производств.

Для выделки кожаную посуду коптили, чтобы она стала водонепроницаемой. Башкирские коптильни были описаны исследователями второй половины XVIII в. И. И. Лепехиным (27), П. С. Палласом (28), И. Г. Георги (29). В начале XX в. подобные устройства были подробно рассмотрены в работе С. И. Руденко (30).

Изготовление и классификация кожаных сосудов, мешков и сумок рассмотрены С. Н. Шитовой (31). На изучаемой территории кожаную посуду шили из шкур домашних животных: лошади, коровы, быка, овцы, козы, теленка. В основном использовали лошадиную и коровью шкуру, и из каждого участка делали разные сосуды. Из кожи туловища лошади получали сосуд — 3аба, из верхней части ноги животного — тур3ы6, с лопаток или верхней части ноги — муртай, из головы лошади — подойники. Сосуд 3аба шел для хранения кумыса. Для перевозки кумыса, бузы и айрана использовали кожаные вьючные мешки тур3ы6 и дорожные плоские фляги с узким дном — муртай, мурта6ай. Кроме этого, были кожаные фляги с круглым плоским дном ботло6, ботто6 и 6улсы6, 6улса6. Кожаные ведра и кадки использовали для доения кобылиц. На данной территории были распространены в основном турсуки (32). К настоящему времени кожаная посуда в хозяйстве не сохранилась, ее можно встретить только в музеях. В Шигаевском школьном музее хранятся турсук (тур3ы6) вместимостью 9—10 л, который использовали для перевозки кумыса, и кожаная скатерть. Турсуки получили распространение у юго-восточных, зауральских башкир.

По С. Н. Шитовой (33) и С. И. Руденко (34), к середине XIX в. кожаная посуда практически вышла из быта башкир-катайцев. Этому способствовали, во-первых, сокращение поголовья скота, что привело к уменьшению материала, во-вторых, более близкое расположение летних кочевок от деревень, следствием чего явилось снижение роли в быту башкир-катайцев дорожных фляг, ведер и т.д., в-третьих, изготовление кожаной посуды — очень трудоемкий процесс. Стали широко использовать деревянную посуду, а в XX — начале XXI в. — металлическую, фабричного производства.

Обувь из кожи. Обработанная шкура домашних животных шла также на изготовление обуви. У башкир-катайцев инзерского бассейна были распространены следующие виды обуви из кожи: итек, сары6 и несколько видов 6ата, туфли, полусапоги (для охоты и с использованием в голенище сукна), которые изготовлялись местными мастерицами.

Из телячьей, бычьей и лошадиной кожи шили сапоги на твердой подошве итек, их носили молодые женщины с шерстяными вязаными или суконными чулками, обычно во время праздников (35). Они были до колен, с прямым голенищем и широким носиком. Шов располагался сзади. Носик сапога кроился отдельно, иногда он заходил на голенище спереди мыском. Задник в некоторых случаях вырезался вместе с голенищем. Праздничные сапоги, особенно женские, могли быть на высоком каблуке. Особое распространение получили сапоги на высоких каблуках по р. Инзер и в верховьях р. Белой у башкир-катайцев (36). По сей день старшее поколение во время религиозных праздников носит итек, шитые по заказу, черного или коричневого цвета, с мягкой подошвой из кожи без каблука. Иногда на сапоги надевают калоши (37).

Кроме того, из кожаной обуви на данной территории была распространена низкая обувь на твердой подошве с каблуком (6ата), характерная для южных и центральных районов Башкортостана. Ее носили женщины во время праздников с белыми суконными чулками (38).

Из кожи изготавливали обувь для охоты — 6ата, характерными особенностями которой были голенища с пришитой сверху узкой полоской 10—15 см более мягкой кожи, через которую пропускали веревку, затягивали ее, чтобы вовнутрь не попадал снег. Подошва такой обуви состояла из нескольких слоев кожи. По словам старожилов, этот вид обуви был широко распространен среди местных жителей до 1920-х годов, в настоящее время встречается очень редко.

Среди башкир-катайцев инзерского бассейна была типичной обувь с использованием сукна — сары6 и 6ата. В XIX в. Л. Бергхольц писал, что глубокие кожаные башмаки ката с невысоким холщовым верхом были распространенной мужской и женской обувью у башкир-катайцев по р. Инзер (39). Сары6 в основном носили женщины, хата — мужчины (40) в качестве рабочей обуви. Кроме того, существовала детская обувь из сукна.

Сары6 и 6ата изготавливали из бычьей, телячьей и лошадиной кожи и из белого и черного сукна (тула). Сукно черного цвета применяли только для шитья мужской обуви (41). Мастерами по изготовлению подобной обуви были женщины.

Кожаная часть выкраивалась в виде двух полуовалов: большой выполнял роль подошвы, меньший — носка. Два небольших надреза помогали сформировать жесткий прямоугольный задник, при этом боковые кусочки кожи накладывались друг на друга, а средний закрывал шов, подошва по бокам слегка заходила наверх. Кожу сшивали конским волосом или конопляной дратвой большими наметочными стежками, на заднике выполнялся гребенчатый или елочный узор. Голенище выкраивалось из сложенного по длине куска сукна, шов проходил сзади. Высота голенища составляла 40—45 см, ширина — около 25 см (42).

В Белорецком районе башкиры-катайцы на голенища как мужской, так и женской обуви (сары6) пришивали овальные кожаные фигуры (6ола6) с четырех сторон, а к ним нашивали по шесть парных треугольников-амулетов (бете9) (43). Материалом для треугольника служила кожа или ткани черного или зеленого цветов. Голенища женской обуви украшали поперечными цветными полосами, рядами треугольников, угольников и кускарами (44). ^ус6ар — целый ряд элементов узора с одинарными и парными завитками, напоминающими знак интеграла. Комбинации создавали вихревые розетки, спирали с завитками, сердцеподобные фигуры (45). Использовали зеленые и красные ткани. В Зуяковском школьном музее хранятся мужские 6ата, на голенища которых нашиты овальные кожаные фигуры (6ола6) с четырех сторон. Подошва обуви крепкая, имеется каблук 1—2 см. Описывая обувь инзерских башкирок, С. И. Руденко пишет: «Они (6ата. — З.Х.) состояли из кожаных головок на толстой подметке с небольшим каблуком, голенища их были такие же, как и у сарык, с богато расшитым задником, вырезанным из красного сукна». Он пишет также, что «...над подъемом у головки была пришита кисть из красной или другого яркого цвета шерсти, на заднике головки часто набивались для украшения металлические бляшки. Голенища подвязывались над икрами при помощи плетеных шнурков (6асмау или 6у7ысбау)» (46).

Обувь из сукна была характерна также для башкирского населения современной территории Челябинской, Курганской областей (47) (рис.2 и 3) и Учалинского района РБ.

Рис.2. Женские сарыки. I - д. Сары, Челябинская область. 2 — д. Нижнее Серменево, Белорецкий район

Рис. 3. Сарык и ката. 1 — детские сарыки. Оренбургская губерния, Оренбургский уезд (конец XIX в.); 2 — женские ката. д. Махмутово, Белорецкий район

В последнем сары6 и 6ата встречались повсеместно и среди тептярей (48). Башкиры инзерского бассейна обувь из сукна продолжали носить до 20—30-х годов XX в., а в некоторых местах украшенную обувь (сары6) женщины продолжали одевать во время праздников и в 1950-е годы (49).

У башкир инзерского бассейна существовало несколько разновидностей чулок: войлочные, суконные, холщовые, шерстяные и вязаные. В начале XX в. башкирки носили вязаные белые и коричневые чулки. Мужчины в этот период носили суконные и тканые портянки из дикой конопли.

Одежда из кожи домашних и диких животных. Шкуры домашних и диких животных у башкир-катайцев шли в основном на изготовление теплой зимней одежды — шуб, тулупов, головных уборов, варежек.

Самые древние шубы, по словам С. И. Руденко, были йыл6ы тун или 6олон тун, шились из конских шкур мехом наружу и надевались как самостоятельно, так и поверх тулупа (50).

Самым доступным материалом для башкир, в том числе для башкир-катайцев, являлась овчина. Из нее шили крытые материей шубы (тун) и нагольные тулупы (толоп). Существовали мужские и женские шубы из овечьей шкуры. По свидетельству С. И. Руденко, прежде форма всех шуб и тулупов в основном совпадала, и главное различие было в отсутствии у шубы воротника (51).

По С. Н. Шитовой, старый покрой шуб был прямым, цельнокроеным, с расширением книзу в боковых швах. Длинные, закрывающие кисти рук рукава вшивались в округлые проймы (52).

Овечью шубу башкиры-катайцы носили практически каждый день. Воротник шубы и манжеты рукавов был и из меха диких животных: лисы, куницы, у богатых — из норки. Праздничными считались лисьи и волчьи шубы.

Тулупы башкиры-катайцы использовали как дорожную одежду и одевали поверх теплой одежды, поэтому тулупы шились на несколько размеров больше. Также тулуп имел огромный воротник, который защищал голову при сильном ветре и морозе. У этой одежды была одна или две пуговицы для застегивания. Рабочую зимнюю одежду подпоясывали мягким шерстяным кушаком (билбау), обернув дважды вокруг пояса и подоткнув его концы на боках (53).

Мастерицы до конца XIX в. шубы и тулупы шили вручную, а в начале XX в. начали использовать ножные швейные машины (54).

Головные уборы на зимнее время башкиры-катайцы шили также из меха. Носили круглые шапки с покатым верхом (б9рек, к8п8с, тупый). Сшитые из овчины или утепленные ватой, они имели узкую выпушку. Праздничные шапки состоятельных башкир-катайцев были отделаны мехом бобра, выдры. Использовали для шапок также шкуры рыси, волка, лисы, песца, реже — зайца и белки (55).

Пожилые башкирки носили меховые шапки — 6ама б9рек, их надевали на платок или на белое покрывало — тастар. Молодые башкирки надевали шапки без платков. Меховые шапки были невысокими, с плоским верхом и меховым околышем из выдры.

До сих пор шкуры домашних и диких животных остаются очень востребованными. Из овечьей шкуры шьют телогрейки, под заказ изготавливают дубленки, полушубки, рукавицы: из куницы, норки и лисы — головные уборы. Башкиры-катайцы инзерского бассейна в зимнее время, на лошадях отправляясь в лес или в соседнюю деревню, надевают овечьи тулупы. Однако современные тулупы не прошиваются сверху материей, так как шкуры хорошо выделываются, их красят в коричневый или черный цвет.

Предметы из конского волоса. Конский волос шел на изготовление предметов домашнего и хозяйственного обихода, из него плели разной толщины арканы, веревки. Также из него делали сита и маски пчеловода.

Плетением арканов занимались исключительно женщины (56). Материалом служил длинный конский волос из гривы и хвоста, состриженный весной мужчинами. В начале XX в. исследователь Г. Таган писал касательно курганских башкир, что «... стрижке не подвергаются жеребцы, жеребые кобылы в возрасте до 4-х лет. С одного до пяти лет лошадей стригут независимо от пола, а бесплодных кобыл — независимо от возраста». Он также отмечал, что «...волос хвоста бесплодной кобылы используют больше не для плетения канатов, а для изготовления решета (сита) и силков для ловли птиц или же продают в промышленных целях. Волос гривы и хвоста молодых животных служит исключительным материалом для изготовления арканов» (57).

Стриженый конский волос мастерицы расщепляли отдельно по нитям и складывали в кучу. Затем, держа в левой руке большой ворох волос, правой рукой вытягивали маленькие пучки конского волоса, с одного конца связывали в узлы. Обычно из двух таких узлов получали веревки. Во время плетения мастерица брала два узла и начинала скручивать, затем к концам развязанных и связанных головок подкручивала свободные концы следующих головок и таким образом дальше продолжала кручение веревки, из которых вили аркан. Дальнейший процесс изготовления аркана из конского волоса похож на витье аркана из лыка.

По словам информаторов, арканы производились разной толщины в зависимости от назначения. Арканы из конского волоса отличались прочностью, поэтому для привязи телят и жеребят использовали исключительно толстые, тонкие — для ручек деревянных и кожаных сосудов. Также из аркана конского волоса делали предметы сбруи: узды, поводья недоуздков, вожжи, гужи (58). Больше всего предпочитали гуж, изготовленный именно из конского волоса, так как он щадил животное. Кроме того, кожаные сосуды сшивали нитью из конского волоса (59).

Плетение арканов из конского волоса получило распространение практически среди всех башкир. Юго-восточные и зауральские башкиры конские арканы использовали для соединения составных частей юрты (60). Также из конского волоса делали смычки музыкального инструмента типа скрипки — кулкубыз, нитченки для ткацких станков, использовали при изготовлении масок бортника, сита и т.д.

Изделия из шерсти. Из овечьей шерсти башкиры-катайцы инзерского бассейна изготавливали одежду и необходимую для быта продукцию: войлочные кошмы, чепраки (серге, сергетыш), которые стелили под седлом, нарядные коврики (6ы4ыл т9ш8к), которые перебрасывали через седло, тканые паласы, шали, чулки, носки, портянки и многое другое, при этом используя традиционные приемы обработки шерсти: чистку, расчесывание, катание.

Войлочное производство. Среди традиционных домашних занятий, хорошо сохранившихся до наших дней, необходимо выделить производство войлочных ковров. Войлок получил широкое применение у башкир, как и у всех кочевников-скотоводов Евразии. Его использовали для конской упряжи, хомутов, подседельников. Войлок также шел в качестве матраса, им застилали нары, утепляли стены и пол. Целый набор войлоков готовили к свадьбе в качестве приданого, делали свадебный чепрак на его основе (серге, сергетыш). Красочным войлоком покрывали сундук с вещами невесты, когда перевозили ее в дом мужа. Южные и юго-восточные башкиры им покрывали юрты.

Войлок — нетканое полотно. Волокна шерсти прочно скрепляются друг с другом в процессе валяния. Способ производства войлока был зафиксирован многими исследователями и путешественниками, побывавшими среди башкир в XVIII — начале XX вв. — И. Г. Георги (61), В. М. Черемшанским (62), Н. Казанцевым (63), П. И. Небольсиным (64), С. И. Руденко (65).

В начале XX в. у башкир существовало два способа производства войлока: первый — ручной, когда коллектив женщин валял войлок вручную. Другой — при помощи лошади, в основном использовался при изготовлении войлока для юрты. По словам С. Н. Шитовой, ручной способ заготовки войлока башкир был очень близок к используемому казахами и киргизами (66).

В изучаемое время для башкир-катайцев инзерского бассейна характерным является ручной способ производства войлока. Этим занимались женщины, собравшись небольшим коллективом (2м8).

Войлок (кейе4 ба1ыу) делали из овечьей шерсти осенней стрижки, который легче скатывался и хорошо уплотнялся. Для получения больших кошм сырье собирали в течение нескольких сезонов. Войлок изготавливали из белой и черной шерсти. Белый войлок шел на приданое, черный — для использования в быту.

Работы по выделке войлока проводились в теплое время года — в мае и июне. Башкирки за несколько дней перед валянием войлока овечью шерсть чистили от сора, грязи, для этого использовали инструмент в форме лука (ян). По словам информаторов, его применяли, когда шерсти было много (67). Современные мастерицы шерсть чистят руками (й2н та4артыу).

Затем наступал самый ответственный этап — подготовленную шерсть равномерно в несколько слоев (высотой 5—6 см) раскладывали на тканевой подстилке несколько большего размера, чем предполагаемый войлок. После этого готовую основу полностью смачивали горячей водой. Затем войлок аккуратно накрывали сверху тонкой тканью и все вместе туго наматывали на круглую длинную деревянную скалку. Полученный рулон перевязывали в трех-четырех местах тесьмой. Далее рулон катали возвратно-поступательными движениями рук по направлению от кистей к локтям и обратно в течение 30 минут. После этого его развязывали, по всей поверхности впрыскивали горячую воду и закатывали рулон с другой стороны, так катали еще полчаса. После того, как получали основу, наносили рисунок путем накладывания на нее предварительно заготовленной шерсти другого цвета. На изучаемой территории войлок украшали кускарным узором. В старинных войлоках чаще сочеталась некрашеная шерсть. Если войлок белого цвета, то рисунок был из черной шерсти, и наоборот. По словам информаторов, у каждой мастерицы был свой характерный узор. Например, узор мог расположиться в центре или по краям войлока. Вместо узора на черный войлок клали белую шерсть, так получали двустороннюю кошму. Такой войлок получил широкое распространение у башкир-катайцев инзерского бассейна.

С середины XX в. на данной территории кошму начали отмечать инициалами мастериц и писать год изготовления. 

После нанесения рисунка войлок вновь туго сворачивали в рулон и, с силой надавливая на него, начинали валять (катать). Через 3—5 минут катания рулон разворачивали и при необходимости поправляли рисунок, подкладывая шерсть. Войлок неоднократно раскрывали, переворачивали то на одну, то на другую сторону и увлажняли при этом горячей водой. В результате механического воздействия войлок уплотнялся и прессовался. Чем дольше изделие подвергали такой обработке, тем плотнее оно становилось. Однако необходимо было учитывать, что в результате длительного валяния рисунок мог размыться.

Готовый войлок несли для промывки к реке, затем расстилали на воде и, ударяя длинными палками, промывали его. Заключительный этап — сушка.

В процессе валяния войлока одновременно участвовали от 3 до 5 человек. Участников могло быть и больше, они периодически сменяли друг друга. Одна из женщин грела и подносила в ведре горячую воду. Работой руководила наиболее опытная мастерица: регулировала толщину слоя, формовала узор, следила за краями (68). Во время работы пели песни, шутили, веселились (69).

Войлоки были разные по размеру, толщине, качеству. Например, для сергетыш и чепрака применяли мягкую шерсть. Стелили в три слоя: вначале слой осенней шерсти, затем весенней, потом вновь слой осенней шерсти (70). Тонкий войлок из шерсти серого цвета применяли для конской упряжи, хомута, подседельников.

Полученный войлок башкиры-катайцы инзерского бассейна украшали разноцветными паласами (буй бала1) и узорными чехлами; по слова Н. В. Бикбулатова, это стало национальной традицией (71). Края войлоков обшивали красной, зеленой, синей, черной полосой ткани или зеленой, красной, желтой, синей шерстяной нитью.

Особое место отводилось войлочным изделиям при совершении обрядов. Украшенные кошмы башкиры стелили на нары (3ике) во время праздников.

Войлоки, часто в комплекте с паласом, традиционно присутствовали в приданом.

Нарядный чепрак (серге, сергетыш), который лежал под седлом, и нарядный коврик (6ы4ыл т9ш8к), переброшенный через седло, украшал лошадь невесты во время свадьбы.

Для свадебного чепрака и коврика в качестве покрывала использовали красное сукно и черную ткань, которая шла для рамы. Покрывало украшали кускарной вышивкой. Разноцветные фигуры, вышитые двойным тамбуром (к9ш8лм8), располагались на черной полосе или во внутреннем поле — в центре или на «крыльях» чепрака (рис.4 и 5).

Рис. 4. Чепрак (сергетыш). Республика Башкортостан, Белорецкий район, д. Усмангали. 2010 г.

Рис. 5. Чепрак (сергетыш). Республика Башкортостан, Белорецкий район, д. Нокат. 2010 г. 

До наших дней на изучаемой территории войлок изготавливают традиционным способом. Этому способствует сохранение традиций — украшенные кошмы занимали немаловажное

место при подготовке приданого невесте (рис.6).

 

Рис. 6. Современный войлок. Республика Башкортостан. Белорецкий район, с. Зуяково. 2010 г.

Рис. 7. Безворсовый ковер (а1алы бала1). Республика Башкортостан, Белорецкий район, с. Инзер. 2010 г. 

В последние годы изучение процессов изготовления войлока становится популярным в Башкортостане. В вузах, школах республики существуют курсы. Например, в Сибайском институте БГУ на факультете «Технология и предпринимательство» студенты изучают традиционные способы изготовления войлока. На художественно-графическом факультете БГПУ им. М. Акмуллы г. Уфы выполняются дипломные работы по изготовлению и украшению войлока. 

Эта тенденция характерна и для Белорецкого района РБ: в школах на уроках труда и также на занятиях кружка «Умелые руки» изучают и изготавливают войлок традиционным способом. Также в районе ежегодно проходит конкурс на самый уникальный войлок.

Изготовление сукна и шали. Из овечьей шерсти башкиры инзерского бассейна ткали материал для шарфов, чулок, портянок, шалей, намазлыков, подстилок, паласов, покрывал и обуви (сары6 и 6ата).

Навыки обработки шерсти и подготовки пряжи совершенствовались веками. Эти трудовые процессы были типичны для евразийских скотоводов, имевших в структуре хозяйства овцеводство (72).

С овец на пряжу шла длинноволокнистая шерсть весенней стрижки (ябы5а, я45ы й2н). Находили применение и светлые, и темные руна. Определенные виды изделий (праздничную верхнюю одежду, головные уборы, свадебные чепраки и др.) предпочитали изготавливать белого цвета.

Для получения качественной шерсти овец с осени хорошо кормили, держали в чистоте. Во второй половине апреля их стригли. Для тканья сукна использовали белую, черную и серую шерсть, а для изготовления шалей брали только мягкую белую шерсть, потому что белый цвет считался женским, даже валенки для девочек и женщин катали из белой шерсти.

Взрослых овец и баранов стригли два раза в год (взрослыми считаются овцы после 6 месяцев). Осенняя стрижка осуществлялась в конце августа. Ягнят стригли один раз, когда отцветает черемуха (в конце мая). Осеннюю шерсть и шерсть ягнят применяли для катания валенок, войлока (73).

Для стрижки выбирали сухую погоду. Стригли в понедельник или в пятницу после обеда. В этот день с утра овец не кормили и закрывали в сарай, готовили специальный широкий стол с низкими ножками (40—50 см), удобный для работы. Стол ставили в тень: когда смола шерсти нагревается, она плохо стрижется. Готовили жерди для сушки шерсти. Точили специальные ножницы (6ыр66ы), используемые только для стрижки овец, готовили хлопчатобумажные веревки.

По словам информаторов, до Великой Отечественной войны овец стригли в основном мужчины, в настоящее время это считается уже женской работой, тем не менее, мужчины принимают в ней активное участие.

После подготовки инструментов хозяин выбирал самую крупную овцу, клал животное на стол головой на юг (направляя голову в сторону Мекки, строго соблюдая 6ибла), читая при этом молитву «Бисмилл883и-ррахмаани-ррахиим». После этого хозяйка перевязывала ноги животного веревкой крестиком, оставляя несвязанной заднюю правую ногу (поскольку, придерживая ее, удобнее стричь шерсть на животе). Стрижку начинали с головы по направлению к хвосту. После снятия шерсти с правой стороны овцу осторожно переворачивали на другой бок. Ноги и низ живота стригли в последнюю очередь.

После окончания стрижки хозяйка развязывала веревку, приговаривая:

  

^ырмы16анан 2й2р ал,

*лг8нй8кт8н май ал,

Ябала6тан й2н ал,

Бур4ан тотторма,

Б9рен8н тотторма,                                                                                  

^ара т9нг8кт8н 2рк.       

 

От муравья бери табун,

От бурундука бери жир,

От летучей мыши бери пух,

Ворам не попадайся,

Волкам не попадайся,

Пугайся черного пня.

 

Остальных овец стригли по такому же принципу (74).

Если в хозяйстве было много овец (больше 20), то устраивали 2м8 (обряд помощи), приглашая опытных мастериц. После 2м8 их угощали и каждой женщине дарили шерсть одной овцы. Полученную шерсть вешали на приготовленные жерди под навесом и сушили в течение суток. После сушки сортировали, отделяя самую качественную шерсть на шаль (75).

Заготовленную шерсть перебирали руками, освобождая от колючек и грязи, расчесывали, разбивая лучковым инструментом, иногда пропуская через вертикально поставленный железный или деревянный гребень (тара6).

После этого шерсть сворачивали в рулоны, затем привязывали к прялке. Пряли, сидя на дощечке, с помощью простой или корневой прялки с гладким столбиком (6ол5а). В Белорецком районе применяют корневую прялку, с помощью хорошо отточенного, без пряслица, веретена (орсо6).

У мастериц существовали разные типы веретена, которые отличались по размеру и назначению. Большое веретено (46—45 см) использовали для ссучивания вдвое ниток (сиратыу). Веретено потолще (40—39 см) и покороче применяли для прядения шерсти. Маленькими и легкими веретенами (27 см) пряли козий пух.

Работа требовала от прядильщицы мастерства, терпения и много времени: пряжа должна быть тонкой, ровной и мягкой. По окончании работы шерсть с веретена свертывали в клубочки. После стирки нити сматывали в клубки и с помощью большого веретена ссучивали вдвое (6атыу). Такую пряжу применяют для вязания варежек, носочков и т.д. Для тканья шали и сукна применяли одинарную пряжу. На шарфы, шали и портянки шла пряжа слабоссученная; переплетение нитей оставалось редким, отчего вещи получались объемными и мягкими.

Для изготовления домотканой шали брали самую качественную пряжу, иногда с добавлением козьего пуха (дебет). Полотно ткали на ткацком станке. Для инзерских башкир (как и юго-восточных башкир) были характерны безрамные ткацкие станки. Получалось полотно шириной 37—40 см. Далее от него отрезали несколько кусков и сшивали их большой иглой (тая6 эн83е) так, чтобы получился квадрат. В качестве нити использовали остаток пряжи. После этого к краям пришивали узорные кисти, выполненные из того же материала. Готовую шаль стирали в теплой воде (76).

Натканная шерстяная шаль— очень теплая и долговечная, и, в отличие от пуховой, ее можно стирать. Шаль для горных башкирок выполняла функцию и верхней теплой одежды. До сих пор пожилые женщины Белорецкого района РБ укрываются домотканой шалью. Они уверены, что шерстяные изделия не только защищают от холода, но и лечат от болезней.

Сегодня башкиры-катайцы шаль из овечьей шерсти ткут традиционным способом. Кроме того, сохранились традиции предков по обработке шерсти и изготовлению предметов одежды и домашнего обихода — войлоков, паласов, носков, варежек и т.д. Несмотря на то, что домашнее производство требует много времени, сноровки и опыта, изделия из шерсти, благодаря высоким качествам, остаются вне конкуренции с фабричными.

Паласное производство. Ковроткачество считается наиболее ранним и традиционным видом ткачества башкир. Шерстяными паласами покрывали нары, на них ели, спали, ими украшали жилище. Ковроткачество процветало наравне с кошмоделием во второй половине XIX в. и в XX в., в том числе на территории инзерского бассейна (77).

Материалом для паласов изначально служила козья шерсть. Ее ценили за прочность и декоративные качества: нити обладали особым блеском и придавали узору ковра красочность. Паласы из овечьей шерсти, которые заметно уступали в яркости, но были более мягкими, постепенно стали преобладать. Во время сбора материала на изучаемой территории найден палас из козьей шерсти конца XIX в.

Обработкой материала занимались вручную. Пряли при помощи прялок (6ол5а) и веретена (орсо6). Для паласов из овечьей шерсти использовали длинноволокнистую шерсть весенней стрижки (ябы5а, я45ы й2н) белого, черного и серого цветов. В некоторых случаях белую шерсть красили в красный, желтый цвета краской домашнего производства. Шерсть обрабатывали традиционным способом, однако в ковроткачестве применяли жесткие пряжи, поэтому пользовались веретеном (40—39 см) (78). Обработанную шерстяную пряжу ткали на узконавойном станке (урын) без рамы с нитченками из конского волоса (к2р21) и двумя подножками (табалдыры6). Изучаемой территории свойственен продольно-полосатый орнамент без каймы (буй бала1) с зубчатым узором, который также присущ юго-восточным районам РБ. Такой узор создается нитями основы и состоит из чередующихся, разноцветных гладких или зубчатых полос. Уток не участвует в создании узора, его совсем не видно в фактуре ковра. Создается впечатление, что ковер сплошь состоит из продольных ниток. Достигается это тем, что нити основы, скрученные из двух ниток пряжи, плотно примыкают друг к другу, не оставляя зазора между собой. Ткутся подобные паласы без применения гребня; каждый раз нить утка, всегда более тонкая, прибивается к готовой части ковра с помощью ножевидной пластины. Это позволяет скрыть уток и сохранить полосатый рисунок орнамента, созданный ткачихой еще при изготовлении основы (79).

Ткались паласы (буй бала1) узкими полотнищами, которые затем разрезались на равные куски согласно длине будущего изделия и сшивались незаметными стежками. В зависимости от назначения палас состоит из пяти-семи или семи-девяти таких полотнищ (80).

До начала XX в. паласы были трехцветные (черные, белые, серые), с появлением анилиновых красителей постепенно начали появляться яркие и разнообразные цвета (81).

Во второй половине XX в. распространились многоцветные паласы. Использовалась красная, желтая, оранжевая, зеленая, синяя пряжа. Каждому населенному пункту был свойственен набор определенных цветов.

В 1970—80-х  гг. на изучаемой территории в некоторых населенных пунктах (дд. Ассы, Зуяково, Арышпарово, Нукат, Усмангали, Тукан, Серменево) получили распространение безворсовые ковры а1алы бала1 или кел8м. На темном фоне ткались яркие растительные мотивы, ромбы, многоугольники. Иногда в качестве фона использовали розовый цвет. У а1алы бала1  — узор двусторонний. У них полотнища в 2 — 3 раза шире, чем буй баласов, их ткали на русском ткацком станке, который к тому периоду получил широкое распространение. Для получения паласов соединяли три полотнища (рис.8).

Рис. 8. Безворсовый ковер (а1алы бала1). Республика Башкортостан. Белорецкий район, с. Ассы. 2010 г.

Паласы создавались для обустройства жилищ. Готовые ковры нашивали на кошму. Позже они заняли видное место в гостевой комнате. Небольшие паласы, утепленные войлоком, служили постелью. До сих пор они находят широкое применение не только в деревенском доме, нередко и в современной городской квартире. Ковры ткут не столько для продажи, сколько для себя, в подарок детям, родным или по заказу близких. На деревенских свадьбах они в комплекте с войлоком сохраняют свою обрядовую функцию в составе традиционного приданого.

Орнаментально-декоративное решение современных башкирских паласов, как и технология их исполнения, сохраняют традиционный характер. В них наблюдается прямая связь с коврами, созданными в прошлом столетии.

Таким образом, ткачество, кошмоделие, обработка кожи и т.д. у башкир инзерского бассейна считались женским занятием и базировались по большей части на использовании продукции скотоводческой (шерсть, шкуры, кожа) отрасли хозяйства. Многие домашние промыслы, зародившись несколько тысяч лет назад еще во времена, когда скотоводство являлось не просто формой хозяйствования предков современных башкир, но и образом их жизни, продолжают существовать и в наши дни. Практикуются традиционные методы обработки шкуры домашних диких животных. Навыки обработки кожи, изделий из шерсти бережно передавались из поколения в поколение и дошли до нас в виде изготовления кошм, шалей, войлоков, шерстяных паласов, одежды и обуви. В настоящее время сохранились только те предметы, которые находят применение в сельском быту, утрачены навыки тиснения по коже, резьбы, копчения и дубления.

У башкир-катайцев инзерского бассейна традиционные домашние производства были обусловлены видами хозяйственной деятельности. Широкое распространение получили деревообработка и производство из шерсти и кожи, последнее было распространено у башкир с древнейших времен. Предметы домашнего производства обеспечивали население всем необходимым. Из дерева делали посуду, традиционные средства передвижения, рабочую обувь, предметы конского снаряжения и домашнего обихода, рыболовные снасти — морды, гнезда для домашних птиц и т.д. Кожа являлась основным материалом для одежды, обуви, головных уборов, а также мешков, чехлов, футляров, разнообразных сосудов для приготовления и хранения молочных продуктов. Овечью и козью шерсть использовали для производства войлока, ковров, паласов, чепраков, шалей, портянок, чулок.

Технический прогресс и развитие торгово-экономических отношений привели к уменьшению роли предметов традиционного домашнего производства. Однако прочность, доступность, экологичность, экономичность способствовали их сохранению. До сих пор башкиры инзерского бассейна хорошо помнят и используют многие методы обработки дерева, кожи, шерсти.

 

Примечания

1. Бикбулатов, Н. В., Юсупов, P. M., Шитова, С. Н., Фатихова, Ф. Ф. Башкиры : этническая история и традиционная культура. — Уфа, 2002. — С.90.

2. Шитова, С. Н. Утварь из кожи у башкир // Хозяйство и культура башкир в XIX — начале XX в. — М., 1979. — С. 169.

3. Георги, И. Г. Описание всех обитающих в Российском Государстве народов и их житейских обрядов, обыкновений, одежд, жилищ, вероисповеданий и прочих достопамятностей. 4.2. — СПб., 1776. — С.94—95; Лепехин, И. И. Дневные записки путешествия академика Ивана Лепехина по разным провинциям Российского государства в 1770 году. 4.2. — СПб., 1802. — С.38.

4. Лепехин, И. И. Указ. соч. С.38.

5. ПМА. 2008—2009 гг.

6. Иванов, В. П., Кондратьев, М. Г., Матвеев, Г. Б., Трофимов, А. А., Фокин, П. П. Этническая история и культура чувашей Поволжья и Приуралья. — Чебоксары, 1993, —С.111.

7. ПМА. Записано у Шангареева Ф. Ф., 1925 г.р., Республика Башкортостан, Дуванский район, д. Улькунды. 2009 г.

8. ПМА. Записано у Абсалямова М. Б., 1925 г.р., Республика Башкортостан, Белорецкий район, с. Шигаево. 2008 г.

9. ПМА. Записано у Юмагужина Т. Г., 1946 г.р., Республика Башкортостан, Белорецкий район, д. Новобельское. 2008 г.

10. Лепехин, И. И. Указ. соч. С.38—39.

11. ПМА. Записано у Абсалямовой Ф. А., 1928 г.р., Республика Башкортостан, Белорецкий район, с. Шигаево. 2008 г.

12. Богордаева, А. А. Традиционный костюм обских угров. — Новосибирск, 2006. — С.23—24.

13. Алексеенко, Е. А. Техника изготовления одежды у кетов // Одежда народов Сибири : сборник статей Музея антропологии и этнографии. — JI, 1970. — С.127—128.

14. ПМА. Записано у Абсалямовой Ф. А., 1928 г.р., Республика Башкортостан, Белорецкий район, с. Шигаево. 2008 г.

15. Руденко, С. И. Башкиры : историко-этнографические очерки. — Уфа, 2006. — С.124—125.

16. Кузеев, Р. Г., Бикбулатов, И. В., Шитова, С. Н. Декоративное творчество башкирского народа. — Уфа, 1979. — С.8.

17. Там же. С. 10.

18. Кузеев, Р. Г. Хозяйства башкир в X—XIX вв. // Археология и этнография Башкирии. T.III. — Уфа, 1968. — С.290.

19. Башкортостан : краткая энциклопедия. — Уфа, 1996. — С. 23.

20. Паллас, П. С. Путешествие по разным провинциям Российской империи. — С.20—21.

21. ПМА. Записано у Зырянова В. А., 1946 г.р., Республика Башкортостан, Дуванский район, с. Вознесенка. 2009 г.; Баязитова С. Х., 1926 г.р., Республика Башкортостан, Белорецкий район, д. Габдюково. 2010 г.

22. ПМА. Записано у Баязитова С. Х., 1926 г.р., Республика Башкортостан, Белорецкий район, д. Габдюково. 2010 г.

23. Подробно взаимодействие рассмотрено в статье Хасановой З. Ф. Традиционные способы обработки шкуры животных в горно-лесной зоне Башкортостана (на примере Белорецкого района) // Проблемы истории, филологии, культуры. — Магнитогорск, 2010. 2 (28). — С.342—347.

24. ПМА. Записано у Фуфаева В. П., 1953 г.р., Республика Башкортостан, Дуванский район, с. Метели. 2009 г.

25. Кутушева, Г. Р. Традиционный костюм башкир и татар в Западном Башкортостане. — Уфа, 2003. — С. 70.

26. Бикбулатов, Н. В., Юсупов, P. M., Шитова, С. Н., Фатыхова, Ф. Ф. Башкиры... — С. 212.

27. Лепехин, И. И. Указ. соч. С.38—39.

28. Паллас, П. С. Указ. соч. С. 158.

29. Георги, И. Г. Указ. соч. С. 101.

30. Руденко, С. И. Указ. соч. С. 125—126.

31. Шитова, С. Н. Утварь из кожи у башкир. — С. 146 — 169

32. НА УНЦ РАН. Ф. 113. Оп. 1. Д.45 (полевые записи Р. Г. Гадельгареевой в этнографической экспедиции в 1976 г. С.40).

33. Шитова, С. Н. Указ. соч. С. 163.

34. Руденко, С. И. Указ. соч. С. 127.

35. Шитова, С. Н. Башкирская народная одежда. — Уфа, 1995. — С. 137.

36. Шитова, С. Н. Указ. соч. С. 140.

37. ПМА. Записано у Абсалямовой Ф. А., 1928 г.р., Республика Башкортостан, Белорецкий район, с. Шигаево. 2011 г.

38. Шитова, С. Н. Указ. соч. С. 140.

39. Бергхольц, Л. Горные башкиры-катайцы // Этнографические обозрение. - 1893. - №3. - С. 81.

40. НА УНЦ РАН. Ф. 113. Оп. 1. Д.5 (дневник Шитовой С. Н. №1. 1963 г.).

41. ПМА. Записано у Валеевой К. А., 1918 г.р., Республика Башкортостан. Белорецкий район, д. Азикеево. 2010 г.

42. Шитова, С. Н. Указ. соч. С. 147.

43. Авижанская, С. А., Бикбулатов, Н. В., Кузеев, Р. Г. Декоративно-прикладное искусство башкир. — Уфа, 1964. — С. 122.

44. ПМА. Записано у Абсалямовой В. М., 1950 г.р., Республика Башкортостан, Белорецкий район, с. Шигаево. 2011 г.

45. Бикбулатов, Н. В., Юсупов, P. M., Шитова, С. Н., Фатыхова, Ф. Ф. Указ. соч. С.101.

46. Руденко, С. И. Башкиры... С. 169.

47. Авижанская, С. А., Бикбулатов, Н. В., Кузеев, Р. Г. Указ. соч. С.117.

48. Якупов, Р. И. Тептяри : историко-этнологические очерки. К проблеме генезиса этничности. — М., 2002. — С. 168.

49. ПМА. Записано у Валеевой К. А., 1918 г.р., Республика Башкортостан, Белорецкий район, д. Азикеево. 2010 г.

50. Руденко, С. Н. Указ. соч. С. 142.

51. Руденко, С. Н. Указ. соч. С. 142.

52. Шитова, С. Н. Указ. соч. С. 61.

53. ПМА. Записано у Абсалямова М. Б., 1925 г.р., Республика Башкортостан, Белорецкий район, с. Шигаево. 2011 г.

54. ПМА. Записано у Абсалямовой Ф.А., 1928 г.р., Республика Башкортостан, Белорецкий район, с. Шигаево. 2011 г.

55. Там же. С. 85.

56. Устная информация к. и. н. М. Г. Муллагулова.

57. Таган, Г. Плетение аркана у башкир // Служение : сборник трудов башкирских ученых-эмигрантов — лидеров национально-освободительного движения 1917 — 1920 годов. — Уфа, 2007. — С. 88.

58. ПМА. Записано у Абсалямова М. Б., 1925 г.р., Республика Башкортостан, Белорецкий район, с. Шигаево. 2011 г.

59. Таган, Г. Указ. соч. С. 88.

60. Там же. С. 89.

61. Георги, И. Г. Указ. соч. С. 102.

62. Черемшанский, В. М. Описание Оренбургской губернии в хозяйственно-статистическом, этнографическом и промышленном отношениях. — Уфа, 1859. - С. 152.

63. Казанцев, Н. Описание башкирцев. — СПб., 1867. — С. 31—32.

64. Небольсин, П. Рассказы проезжего. — СПб., 1854. — С. 249.

65. Руденко, С. Н. Указ. соч. С. 128.

66. Шитова, С. Н. Народное искусство : войлоки, ковры и ткани у южных башкир. — Уфа, 2006. — С. 17.

67. ПМА. Записано у Абсалямовой Ф. А., 1928 г.р., Республика Башкортостан, Белорецкий район, с. Шигаево. 2011 г.

68. Шитова, С. Н. Указ. соч. С. 20.

69. ПМА. Записано у Валеевой К. А., 1918 г.р., Республика Башкортостан, Белорецкий район, д. Азикеево. 2010 г.

70. Давлетшина, З. М. Изготовление войлока у юго-восточных башкир (история и современность) // Материальная культура башкир и народов Урало-Поволжья : сборник материалов Межрегиональной научно-практической конференции, посвященной 70-летию со дня рождения М. Г. Муллагулова. — Уфа, 2008. — С. 125.

71. Кузеев, Р. Г., Бикбулатов, Н. В., Шитова, С. Н. Указ. соч. С.63.

72. Шитова, С. Н. Указ. соч. С. 85.

73. ПМА. Записано от Абсалямовой В. М., 1950 г.р., Республика Башкортостан, Белорецкий район, с. Шигаево. 2010 г.

74. ПМА. Записано от Абсалямовой Ф. А., 1928 г.р., Республика Башкортостан, Белорецкий район, с. Шигаево. 2010 г.

75. ПМА. Записано от Хафизовой Р. И., 1930 г.р., Республика Башкортостан, Белорецкий район, д. Узянбаш. 2010 г.

76. ПМА. Записано от Абсалямовой Ф. А., 1928 г.р., Республика Башкортостан, Белорецкий район, с. Шигаево. 2010 г.

77. Шитова, С. Н. Указ. соч. С. 47.

78. ПМА. Записано у Абсалямовой Ф. А., 1928 г.р., Республика Башкортостан, Белорецкий район, с. Шигаево. 2011 г.

79. Кузеев, Р. Г., Бикбулатов, Н. В., Шитова, С. Н. Указ. соч. С. 63.

80. ПМА. Записано у Абсалямовой Ф. А., 1928 г.р., Республика Башкортостан, Белорецкий район, с. Шигаево. 2011 г. 

Источник: 

Хасанова, З. Домашние производства из шкуры, кожи и шерсти у башкир Инзерского бассейна [Текст] / З. Хасанова // Ватандаш. – 2017. - № 5. – С. 188 – 206.

Прочитано 146 раз