×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 137

Военных дней святая память

Приближается один из самых важных праздников в истории нашей страны - День Победы. И чем дальше от нас те суровые годы, тем меньше становится в нашем городе людей, по судьбам которых прокатилась война. Время многое сравняло, и мы сейчас четко осознаем, что Великая Победа была бы невозможной без самоотверженной работы всего советского народа, и подчас в тылу было не менее жарко, чем на передовой.

7 октября 1941 года вышло Постановление Комитета обороны, предписывающее часть заводов столицы, имеющих стратегическое значение, эвакуировать на Урал. Положение было чрезвычайное - фашисты стояли у стен Москвы. По узкоколейке, через станцию Запрудовка, в Белорецк прибыл состав с оборудованием завода им. Буденного. Это был единственный в СССР завод, где изготавливались пружины и запчасти для тракторов и сельхозмашин, и его во что бы то ни стало надо было сохранить. Так в нашем городе появился завод, который знают все как завод тракторных рессор и пружин.

Вывезенное оборудование было решено разместить на площадях горместпрома и в самые кратчайшие сроки наладить производство продукции. Оборудование сопровождали специалисты, которым и предстояло на новом месте запустить завод. В город приехали москвичи Д. Баскаков, Евстигнеев, Б. Левин, Н. Белов, С. Князев и другие.
Директором завода был назначен белоречанин, тог¬дашний начальник мебельного цеха Ф.Д. Гулин, участник гражданской войны, чей авторитет в те годы был очень высок. Это был сильный самоотверженный человек, который с первых же дней с большой энергией взялся за дело.
Необходимо было как можно быстрее наладить производство продукции, большая часть из которой предназначалась для фронта. Так что же выпускалось тогда для фронта?
Сначала была запущена одна пятиметровая печь. С одной стороны печи под открытым небом завивали рессорную пружину для сельского хозяйства, а с другой стороны, которая находилась в цехе, выполнялся военный заказ. Под «военным заказом» понималось всё, что уходило для фронта. Например, специальное приспособление (мы называли его «санитарка») предназначалось для носилок при перевозке раненых солдат по железной дороге. На носилки под каждую ручку ставились «санитарки», и раненым было легче переносить толчки на железнодорожных стыках.
Кроме этого для фронта на заводе изготавливались буферные пружины и штопоры для авиации. Штопор - специальное приспособление, которое служило своеобразным «якорем» для самолетов на аэродромах. Ассортимент военных заказов рос с каждым днем. Мы выпускали также клапанные пружины для пушечных затворов и массу другой продукции. Где и как она применялась, большинство из нас не знали. Но насколько это было нужно для фронта, можно было судить по многочисленным командировочным из различных воинских частей. Иногда они неделями не выходили с завода, также как и рабочие, чтобы быстрее отгрузить нужное количество продукции.
Несмотря на круглосуточную работу одной печи, не прекращалось строительство другой - большей по площади. Строительство шло трудно, не было ни приспособлений, ни инструментов. Большое количество грязной, трудоемкой работы выполнялось вручную. Дело в том, что подобная печь работала в Москве на мазуте. А у нас были только дрова и каменный уголь. Когда же, наконец, строительство было закончено и пришло время испытаний, то всё закончилось неудачей. Печь по краям не прогревалась до нужной температуры.
Много мороки было тогда с этой печью, но когда общими усилиями удалось её запустить, то оказалось, что рабочих рук не хватает и срочно надо готовить кадры из числа местных жителей. Вот в это время и начинали свою трудовую биографию многие известные в нашем городе ветераны. Мальчишками пришли они в годы войны на завод и работали наравне со взрослыми.
Сейчас мне кажется, что в таких неимоверно тяжелых условиях просто невозможно было работать. Но ведь работали же! Круглосуточно пыхтели две печи, топившиеся углем, полное отсутствие какой-либо вентиляции приводило к тому, что в цехе в двух шагах ничего не было видно из-за стоявшей стеной копоти и пыли. Но станки и печи работали! Мало того, во всем этом аду наравне с мужчинами трудились женщины. К примеру, в цехе холодной навивки пружин работал полностью женский коллектив. Как-то захожу туда, и ушам своим не поверил - поют! Сдвинули на середину два длинных стола на них пружины, которые они вручную правили, и так душевно поют, аж заслушался.
Позже, когда завод стал работать в полную силу, партком поставил новую задачу- организовать художественную самодеятельность. Так наши женщины, а с ними и мужчины, стали петь и со сцены. Как бы трудно нам в то время не приходилось, по вечерам всё равно собирались вместе. В школе № 10 арендовали помещение. Там проводились и торжественные собрания, и концерты, и просто посиделки под гармошку. Общая беда сплотила людей.
До сих пор не перестаю удивляться мужеству, терпению и большой силе воле нашего тогдашнего директора Федора Дмитриевича Гулина! Таких руководителей мне на своём веку пришлось повидать немного. Сам сутками не выходил с завода, но о людях беспокоился и старался всё сделать для того, чтобы рабочие были и накормлены и обуты. При заводе был создан отдел рабочего снабжения. Взяли землю вблизи Арского камня. В своем подсобном хозяйстве рабочие завода выращивали все овощи, да еще и скотину держали. Естественно, вся сельхозпродукция поступала в столовую завода, а людям на горячих участках выдавали еще и дополнительные талоны на питание.
Как-то пожаловались рабочие Гулину на то, что обувь в горячих цехах быстро снашивается. А однажды один помощник завивальщика и вовсе пришел на работу босиком. Это у печки-то стоять! Федор Дмитриевич, долго не рассуждая, послал своего кучера за местным сапожником, который работал на дому. С тех пор на заводе был свой сапожник Федор Иванов, и с обувью вопросов больше не возникало.
С открытием завода в городе появилась и школа № 10, и детский сад. А потом, после войны, и целый жилой поселок вырос. А Федор Дмитриевич руководил заводом до 1960 года, и назывался он в те годы Белорецкий металло¬обрабатывающий завод.
К концу Великой Отечественной войны на заводе выпускалось 780 тонн пружин горячей и 890 тонн - холодной навивки, 200 тонн стального литья для Белорецкого станкостроительного завода, гильзы для тракторных двигателей, 10 тысяч пар лыж для фронта. Вот такие показатели имел завод через четыре трудных военных года.
Вряд ли можно забыть военное время. Память вновь и вновь возвращает в те наспех построенные цеха, и хочется до земли поклониться всем, кто был тогда рядом. Мы выстояли, и мы победили!

Беспалов, В. Мы выстояли и победили [Текст] : как белорецкие пружинщики приближали Победу / В. Беспалов // Белорецкий рабочий. – 2010. – 22 апреля.

Прочитано 684 раз