×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 137

Их судьба - комбинат

Новый рисунок

Михаил Иванович МАМЫКИН,

начальник технического отдела,

руководил разработкой и освоением производства 198 новых видов изделий.

Из воспоминаний М.И. Мамыкина:

«...5 октября 1942 года к нам в школу №15 пришли представители цехов завода № 706, так нумеровался сталепроволочный завод. Выстроили в коридоре всех мальчишек из 6-7 классов в одну шеренгу, прошлись вдоль неё два раза и определили, кому выйти на шаг вперёд. Так я оказался в первой шеренге. Отобрали нас 18 мальчишек, привели в отдел кадров, меня выбрал начальник паросилового цеха №15 Сулимов. В моей трудовой книжке записано: «Принят учеником слесаря» в цех №15 5 октября 1942 года.

На следующий день мне исполнилось 14 лет. Мне повезло с наставником: прикрепили к умному, доброму, высококвалифицированному слесарю дяде Коле Фролову, впоследствии ставшему начальником цеха.

Я успешно окончил седьмой класс вечерней школы и практически без экзаменов, по направлению завода, был зачислен студентом металлургического техникума в сентябре 1944 года с условием возвращения на завод после получения диплома. 8 августа 1948 года после окончания техникума я вступил в должность помощника мастера цеха №1 завода №706.

Начальником цеха был молодой, но много повидавший инженер Пётр Петрович Осетров. Определил он меня в четвертое отделение — самое сложное по технологическому циклу, с железной дисциплиной, с требовательным начальником Михаилом Савельевичем Дроздовым. Как говорили тогда, «академиев он не кончал», но дело своё знал отменно, был строгим и справедливым.

После двухмесячного испытания мне доверили руководить сменой волочильного, патентировочного и травильного отделений.
Прошёл хорошую производственную практику на производственных участках, и меня перевели в плановую группу, потом в производственный отдел, а затем — в технический.

В период с 1960 по 1970 год объём сталепроволочного производства увеличился более чем в 2 раза. Изготавливались самые сложные сорта проволоки и проволочные изделия более чем по трёмстам специальным техническим условиям и стандартам.

За время работы в должности главного технолога комбината мне пришлось работать с четырьмя главными инженерами: первым был Николай Сергеевич Голубев, его сменил Николай Васильевич Соколов, затем Виталий Кузьмич Лихов, последним был Владимир Степанович Емченко.

За все мои трудовые годы работали шесть директоров: Александр Акимович Нодельман, Николай Сергеевич Голубев, Василий Моисеевич Овчаренко, Пётр Петрович Осетров, Николай Иванович Дроздов, Вадим Анатольевич Кулеша.

Большинство первых руководителей были талантливыми организаторами, высококвалифицированными специалистами, каждый имел свою «изюминку». Один обладал искусством дипломатии, другой — логикой мышления, третий — организационным даром. У каждого было чему учиться…».

 

Аркадий Александрович КЛЕКОВКИН,

один из ведущих инженеров-исследователей
сталепро­волочно-канатного завода

Новый рисунок

 

В мартеновский цех металлургического завода Аркадий Александрович пришёл в 1942 году после окончания школы ФЗО.
В войну, работая по 12 часов, он видел, как такие же, как он, мальчишки, поев испечённой картошки, туг же у печей засыпали до следующей смены. Опоздавших на работу хотя бы на пять минут, отдавали под суд. Аркадий Александрович постоянно рвался на фронт, но его не отпустили, он был электриком высокого разряда.

Мартеновский, прокатный, фасонолитейный, сталепроволочные: первый, четвертый, десятый цеха, центральная заводская лаборатория — везде, где работал Аркадий Александрович, его отличали трудолюбие, профессионализм, тяга ко всему новому, простота и справедливость в отношении с коллегами по работе.

Он стоял у истоков таких важных направлений технического прогресса, как производство волок из искусственных алмазов, изготовление проволоки для медицинских игл, микропроволоки-звуконосителя.

Без отрыва от производства окончил металлургический техникум, институт, защитил кандидатскую диссертацию, тема которой была «Технология изготовления особо высокопрочной нержавеющей проволоки». Ранее такую проволоку выпускала только объединенная шведско-американская компания.

Внедрение технологий изготовления проволоки спецназначения находилось под особым контролем Москвы, например, организаций, ведающих космическими проектами. В этой организации делал сообщение о своей работе и сам А.А. Клековкин.

 

Александр Иосифович ЛАСЛО,

начальник цехов №4, №6,

секретарь парткома комбината

Новый рисунок

 

Из материалов местной печати (1982 год):

«...На здании цеха № 4 кирпичом выложена дата его постройки: «1912». Это был тот самый цех, который тогда входил в состав Кагинского завода. Как самостоятельный цех он просуществовал до конца двадцатых годов. А с постройкой действующего первого цеха он был присоединён к нему на правах отделения грубого волочения №2. Таким и застал его я, придя на завод в 1938 году.
Как цех он сформировался во второй половине 1941 года. Номер ему дали 4.

На фронт уходили сотни кадровых рабочих. В цехе остались в основном женщины и «фезеушная» молодёжь. А стране остро нужны были проволока и канаты. Очень скоро мы стали практически единственным заводом в СССР, где делалась эта продукция. Главным нашим двигателем тогда была тревога за судьбу Родины.
Преодолевая все трудности, в конце 1941 года рабочие пустили четыре первые патентировочные печи, а затем и сложное по тем временам волочильное оборудование фирмы «Кратос». Кроме канатной проволоки мы стали выпускать сварочную проволоку для предприятий, изготавливающих танки и арторужие. Сварки проволоки тогда еще не было. Из-за неопытности травильщиков поверхность проволоки часто была некачественной: при волочении ломалась или рвалась. Вот так и осваивали оборудование — мучились и учились. Сейчас трудно представить, как работали в те годы люди, не имея элементарных средств механизации, только собственные руки.

Много трудились специалисты над улучшением качества патентирования проволоки. Были установлены приборы для контроля нагрева печей - потенциометры, разработана нормативная таблица прочности, а затем и альбом микроструктур патентированной проволоки. Все это позволило свести до минимума обрывность при волочении.
Инициатором и непосредственным участником разработки методов сварки проволоки и их внедрения стал Г. Г. Бурков - инженер, выросший в цехе от технолога до начальника цеха.
В 1950 году в цехе впервые в практике патентирования было освоено охлаждение проволоки солью натриевой селитры вместо дорогостоящего свинца. Немало ещё новшеств и усовершенствований появилось в цехе в те годы. Большая заслуга во внедрении всего комплекса работ принадлежала директору завода А.А. Нодельману, инициативному руководителю, умному инженеру и душевному человеку.

Я рад и очень горжусь тем, что многие рабочие цеха награждены государственными наградами. Страна по достоинству оценила их труд. Звания Героя Социалистического Труда был удостоен волочильщик Сулейманов Фатих Каюмович.

Высоко были оценеы и деловые качества специалистов цеха: Г.Г.Бурков стал главным инженером крупного ленинградского завода. М. М. Валитов — директором завода тракторных рессор и пружин.

Вот цифры: в 1949 году мы производили продукции 30,8 тысячи тонн, в 1960 г. эта цифра составила 52 тысячи тонн. А в последний год пятилетки— 67,2 тысячи тонн.

Не могу не сказать несколько слов о Н.Ф. Андрианове. Он долгое время был начальником цеха, под его руководством росли и мужали люди, всё более полно обеспечивая потребности страны в разных марках проволоки…».

 

Иван Яковлевич Губанов,
ветеран металлургического комбината

Новый рисунок

 

Трудовую деятельность на сталепроволочном заводе начал в 1940 году. Работал мастером, плановиком, начальником отделения канатного цеха, заместителем начальника канатного цеха. Был комсоргом завода, затем - парторг завода № 706, секретарь парткома, секретарь горкома КПСС. Он проводил большую организационную работу по увеличению объемов производства, производительности труда, внедрению новых технологий. Внес вклад с втроительство цеха легированной проволоки и стана "150".

Из воспоминаний ветерана сталепроволочного завода С.Т. Сотенко об И.Я. Губанове:

«...Воспоминания о хорошем человеке всегда греют душу, зажигают в сердцах приятный огонёк — такое маленькое солнышко. Именно способностью зажигать сердца людей обладал и Иван Яковлевич. Путём глубокого анализа он всегда был в курсе всех дел. Слукавить или обмануть его не получалось. И если даже в каких-то вопросах людям приходилось получать отказ, то всё равно они уходили окрылёнными, потому что энергия добра, которая исходила от этого человека, помогала им. Слово «наш комбинат» из уст И. Я. Губанова всегда звучало гордо и достойно. Надо сказать, что в бытность его работы выросла целая плеяда передовиков производства: Ю. Кокорышкин, Т. Немкова, А. Кирсанов, И. Ахтямов, С. Мухаметдинова, А. Залавин и многие другие...».

Из воспоминаний ветерана труда Елизаветы Ивановны Сысоевой:

«...Моя пламенная юность прошла на СПКП в тяжёлые годы войны. Будучи заместителем комсорга Ивана Яковлевича Губанова, я вплотную познала его организаторские способности и творческую активность. С молодёжью он всегда встречался и общался с большим вниманием и озабоченной тревогой. Он знал их проблемы и, как правило, находил ответы на все вопросы, самой главной для него всегда оставалась забота о человеке...».

Из воспоминаний Анатолия Ивановича Лахмостова, одного из руководителей завода:

«...В процессе общения Иван Яковлевич мог любому собеседнику подсказать десятки вариантов решения той или иной проблемы. Такой информационный багаж он заработал своим упорным трудом. Конечно, ничто человеческое было ему не чуждо. В особых напряжённых условиях он был принципиален и горяч, но быстро отходчив…»

Источники:

"Жемчужине" Белорецка 100 лет [Текст] : [вековой юбилей БСПКЗ. Инженеры и рабочие, которые внесли значительный вклад в развитие предприятия] // Металлург. - 2014. - № 23. - С. 2 - 3.

 

Прочитано 1201 раз