×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 137

Луиза и Клеменц

s_20140804081956

Сто лет назад, 1 августа 1914 года, началась Первая мировая война. Немного имён ее участников сохранилось в людской памяти. В архивах Белорецких заводов  встречаются иностранные имена, связанные с нашей историей.

Среди пленных, работавших на заготовке дров для Белорецкого завода, был австрийский подданный Клеменц Густав. До войны жил он в Вене, имел редкое образование - был филологом, специализировался на славянской культуре. Непредсказуемые зигзаги войны забросили его за тысячи километров от родины, от письменного стола, от любимых книг и архивов и, самое страшное, от любимой девушки, от невесты.
Когда юная графиня Луиза Стуберберг узнала о пленении возлюбленного, она впала в состояние панического ужаса, но знающие люди успокоили её, объяснив, что в плену безопаснее, чем в траншее. Найти человека можно через Красный Крест, и, если не вызволить до окончания войны, то, по крайне мере, помочь посылками, письмами. Не может же бойня продолжаться бесконечно, говорят, и без того миллионы людей истребили. Надо просто набраться терпения и ждать.
Просто ждать Луиза не могла. Она засыпала письмами на бумаге с графскими вензелями, пахнущей парижскими духами, военные и благотворительные инстанции, заставила отца подключить свои мыслимые и немыслимые связи. После многомесячных поисков след Клеменца Густава отыскался: в составе группы военнопленных он попал в Оренбургскую губернию, в Верхнеуральский уезд для использования на Белорецких заводах в качестве рабочей силы.
Получив это известие, Луиза стала немедленно собираться в дорогу.
- Дорогая дочь, - хладнокровно ответил граф на слова о поездке в Россию, - я ценю твои чувства, восхищаюсь твоим решением, однако не мешало бы прежде посоветоваться со мной. Пройдем в кабинет.
Они поднялись по витой лестнице на второй этаж, граф подвел Луизу к большой карте.
- Ты немного знаешь географию, дорогая. Вот Вена, где мы сейчас стоим в уютном кабинете, вот Будапешт, Львов. Здесь, от Балтийского моря до Черного, проходит сплошная линия загаженных траншей, в них сидят миллионы завшивленных, злых солдат. Как ты думаешь, любят ли они нас с тобой?
Девушка внимательно слушала, всматриваясь в лицо отца. Не перебивала.
- Через линию фронта вас никто не пустит. Просто убьют. Даже если вам с какими-то парламентёрами удастся попасть в Россию, вы попадете в нищую, обозлённую страну, где каждый будет рад бросить ком грязи в мою чистую, прекрасную девочку…
Молчание дочери граф принял за согласие и с ещё большим воодушевлением продолжал:
- Расстояние до Оренбурга в пять раз больше, чем до Берлина. В пять раз! Путь лежит не через нашу милую Европу, а через ужасную Россию, где, как говорят сами русские, две проблемы - дураки и дороги. Ты хочешь пробираться без дорог, среди дураков?
- Милый папа, придется и мне объяснить тебе кое-что. Я прекрасно знаю географию. И Россию знаю, прости, пожалуйста, гораздо лучше тебя. Ты никогда не пытался научиться разговаривать с тещей на её родном языке, а я, благодаря бабушке, свободно говорю по-русски. Через неё и Клеменца узнала и полюбила эту необъятную страну. Там, папа, не одни дураки, кстати, так же, как и у нас, и дороги там разные. Фронт мне не придется преодолевать в сапогах и каске: есть миссия Красного Креста, сотрудники которой беспрепятственно ездят в Петербург и в любой город России, чтобы проверять условия содержания военнопленных. Я давно состою в миссии и еду в Петербург с кузеном Сандерсом.
После новых попыток отговорить дочь от безумной затеи граф сдался:
- Благослови тебя Господь, дочка. Если бы мама была жива, она не отпустила бы тебя. Я не сумел. Буду ждать вас.

Визит графини Стуберберг наделал немалый переполох среди губернского, уездного и заводского начальства. Красный Крест находился под покровительством Августейших особ, пленных же у нас содержали хоть и без излишней строгости, но и до европейских стандартов было далеко. Приезд иностранцев сулил выявление многочисленных нарушений с последующими оргвыводами.
Луиза не вникала в тонкости правил содержания военнопленных, она рвалась в неведомый Белорецкий поселок, затерянный в уральских лесах. Когда позади остались тысячи верст, и в конторе завода Луиза увидела, наконец, в списках родную фамилию, она нашла в себе силы сдержать эмоции. Сухо попросила показать группу, размещенную на кордоне под деревней Кубагушево, и, несмотря на уговоры отдохнуть после долгого пути, настояла на немедленном выезде из заводского поселка.
К вечеру подъезжали к дому Ахтяма. Лесник вышел из ворот, смотрел с угрюмым удивлением на три экипажа, один за другим подъехавших к палисаднику. Шагнул навстречу, изображая приветливость, и вдруг просветлел, по какому-то наитию поняв, что это светлое, воздушное создание в невиданной шляпке, в пышном платье, прекрасной бабочкой порхнувшее из экипажа, не могло забраться сюда, в горы, в глухую тайгу просто по делам служебным.
Улучив момент, с глазу на глаз, Ахтям рассказал Луизе об организации побега Клеменца из Кубагушево. По его расчетам, он должен быть уже где-то в районе линии фронта.
Сначала, узнав, что все усилия по отысканию жениха оказались напрасными, девушка пришла в отчаяние, но, выслушав доводы лесника, успокоилась.
- Зачем я сказала, что не стану ждать долго! Кто мог подумать, что эта сумасшедшая война так затянется. Если бы не моя глупость, сидел бы он сейчас здесь, рядышком, дождались бы вместе окончания войны. Можно было бы у вас пожить, да?
- Конечно, доченька, конечно, но только Аллах ведает, где истина. Не дали бы вам жить спокойно, не поверил бы никто в ваши добрые намерения. Война ведь между нашими странами, ничего тут не поделаешь. Кто знает, что ждет нас через год, что впереди. Говорят, что ни делается, все к лучшему. Так что не казни себя.
В декабре 1917 года в Вене состоялась свадьба Луизы и Клеменца.
В июле 1918 года все остальные военнопленные с ахтямовского кордона погибли в боях за Белорецкие заводы между белыми и красными.

Источники: Егоров, А. Луиза и Клеменц [Текст] : [1 августа 1914 г. началась Первая мировая война. В архивах белорецких заводов встречаются иностранные имена, связанные с нашей историей] / А. Егоров // Белорецкий рабочий. - 2014. - 2 августа. - С. 4.

Прочитано 919 раз