×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 800

Директор

15 мая 2015 года исполнилось 105 лет со дня рождения первого директора нашего металлургического комбината Василия Моисеевича Овчаренко. Судьба распорядилась так, что его не стало 14 мая 1965 года. С того дня прошло 50 лет, и сегодня белоречане стали забывать, что был такой директор. 

Доменный цех
У меня было и осталось ощущение, что директор Василий Моисеевич Овчаренко знал всё о работниках доменного цеха. Будучи членом партии, на партийном учёте он состоял в парторганизации доменного цеха и всегда приходил на цеховые партийные собрания, платил партийные взносы нашему секретарю Геннадию Антоновичу Кудашеву. Несмотря на то что Геннадий Антонович был просто бригадиром пятой, хозяйственной бригады, Директор уважительно к нему относился и не допускал, чтобы партийный секретарь приходил к нему за взносами, и всегда предупреждал о своих командировках. 
В то время пенсионеры-коммунисты состояли на партийном учёте в цеховых организациях, и Директор, приходя на собрание, первым делом уважительно здоровался с каждым ветераном, расспрашивал их о жизни. Присутствуя почти на каждом партийном собрании, я всегда с интересом наблюдал за Директором. Обычно он приходил с газетой в руках, и ни разу я не видел у него ни блокнота, ни записной книжки, тем более он не брал с собой никаких документов. Садился обычно среди ветеранов, переговаривался с ними, каждого из них он знал по имени и отчеству. 
Директор редко выступал с речами, на вопросы давал короткие и ясные ответы, никогда ничего не записывал. Наши партийные собрания были всегда без пустопорожней болтовни и проходили по-деловому. На обсуждение всегда выносился какой-нибудь производственный вопрос, и решения, принимаемые собранием, выполнялись неукоснительно, потому что они были продуманными, и все мы, в том числе работники отделов комбината, понимали, что они принимались при участии Директора. Будучи профессиональным доменщиком, он понимал, что в нашем деле без ошибок и неудач не обойтись, и спокойно относился к ним, если мы их допускали. Единственный раз за всё время моей работы цех не выполнил месячный план – не хватило всего двух тонн. И когда профсоюзные и партийные руководители подняли вопрос о лишении цеха звания «Цеха коммунистического труда» и замене беспартийного начальника П.И. Семавина на члена партии, Директор на очередном собрании партийно-хозяйственного актива жёстко и твёрдо защитил коллектив цеха от нападок.
Директор оценивал людей по делам, по глубине знаний, поэтому и работали долгие годы беспартийный начальник доменного цеха П.И. Семавин, отбывший срок по 58-й статье начальник прокатного цеха Б.И. Зарочинцев. Я встречал в прессе высказывания о противостоянии Директора и партийных органов. Это не совсем так. В те времена руководители предприятий промышленности назначались с ведома ЦК партии, а то и лично И.В. Сталиным. Это касалось и Директора. Будучи талантливым организатором, он видел всю бездарность местного партийного руководства. Нет, он не выступал против них, он вёл свою политику и не допускал вмешательства в дела комбината. 
В первый год после назначения меня начальником смены произошёл смертельный случай с электровозчиком. Случилось это в утреннюю смену, когда я по указанию замначальника цеха был направлен на производственное совещание по качеству продукции в управление комбината. Электровозчик, как потом выяснилось, почти всю ночь участвовал в семейном празднике и на работу пришёл в неадекватном состоянии. Он допустил грубое нарушение правил безопасности при расцепке составов и попал под колёса. Мою вину следствие не установило, но обком профсоюзов металлургов стал раздувать этот случай, стремясь выставить меня виновником, договорившись до того, что я плохо знаю правила безопасности, не требователен и не занимаюсь воспитанием подчиненных. Всё это было сформулировано на заседании президиума обкома профсоюзов металлургов, передано в горком партии и в народный суд. Сначала меня вызвали на бюро горкома партии, хотя я ещё не был членом партии. Потом знающие люди просветили, что это была ещё одна попытка «укусить» Директора. На бюро меня посадили одного, почти посередине кабинета. Среди присутствующих я не знал никого, кроме Василия Моисеевича и секретаря обкома профсоюзов А.А. Чаадаева. Он и докладывал. Директор сидел среди членов бюро и читал газету. После доклада Чаадаева сначала пытали меня, а потом начались высказывания членов бюро. Как только меня не обзывали, особенно запомнилось истеричное выступление женщины, которая назвала меня убийцей. Подливал масла в огонь первый секретарь. А Директор встал, подошёл к окну и закурил. Когда все выступили и первый секретарь обратился к Директору, тот спокойно сказал, что Никитин ни в чём не виноват, что он, как директор, не позволит никому голословно шельмовать его подчинённых. В кабинете повисла тишина. Директор подошёл к своему месту и сказал, что считает вопрос исчерпанным, что Никитину пора идти с обеда на работу. Все молчали. Директор повернулся ко мне и сказал, чтобы я шёл на работу. Я выскочил из кабинета, не сознавая что произошло. Дней через десять меня вызвали повесткой в суд по иску обкома профсоюзов. Я шёл на заседание суда и жутко переживал. Мне казалось, что против меня настроен весь город. И тут я узнаю, что от комбината назначен обвинителем начальник юридического отдела П.И. Ершов. Обком снова представлял Чаадаев вместе с техническим инспектором профсоюза, которые пытались убедить суд в моей виновности. Но в выступлениях помощника прокурора М.В. Баженовой, рабочих моей смены, инспектора госгортехнадзора была доказана вина самого электровозчика, нарушившего правила безопасности. Последнюю точку поставил П.И. Ершов, который столь же убедительно доказал необоснованность иска обкома профсоюзов к комбинату и начальнику смены. И судья вынужден был согласиться. Много лет спустя Пётр Иванович рассказал мне, что Василий Моисеевич Овчаренко, поручая ему представлять комбинат в суде, дал чёткое указание не допустить необоснованного обвинения в адрес комбината и его работника. 

Молодым везде у нас дорога
Подтверждаю также мнение, что Директор всегда поддерживал молодых специалистов. Тогда было сложно с жильём, но Овчаренко распорядился составить отдельную очередь на получение жилья молодыми специалистами и лично контролировал её реализацию. Когда я пришёл работать в цех, то все пришедшие до меня специалисты, как только женились, получали по отдельной квартире. Причём при предоставлении жилья учитывалось мнение совета молодых специалистов и комитета комсомола. 
Вспоминается комсомольская свадьба, которую я организовал для двух молодых работников цеха. Через месяц после прихода в цех меня избрали секретарём комсомольской организации цеха. Как-то вечером ко мне домой пришли парень и девушка, работавшие на газоочистке. Я ещё плохо всех знал, поэтому удивился их приходу. Они сказали, что хотят пожениться, но жить им практически негде, и они предложили организовать им комсомольскую свадьбу, возможно, она поможет решить эту сложную проблему. Я сразу понял, в какую ситуацию попадаю: отказать им не позволяли совесть и долг, а решить проблему с жильём… Пообещав подумать, я стал советоваться с комитетом комсомола, профкомом и парткомом, со своим отцом, в то время начальником ЖКО, но никто не решался ввязываться в это дело, все кивали в сторону Директора. 
Коллективе смены помог мне организовать застолье и найти подарки. Мой наставник мастер А.В. Сатонин порекомендовал лично пойти к Директору, пригласить его на свадьбу и объяснить ситуацию с жильём. Талантливые ребята с газоочистки на листке ватмана сделали красивое приглашение, и я отправился к Директору. В приёмной секретарь Нина Фёдоровна выспросила у меня цель прихода и доложила Директору. Когда я вошёл к нему и волнуясь сбивчиво изложил суть своего визита, он спросил, знает ли об этом мой отец. Я честно сказал, что он не взял на себя ответственность относительно жилья. Тогда Директор согласился, что вопрос непростой, но решать его нужно, может быть, и не прямо сейчас… 
Свадьба проходила в столовой парка металлургов, и была в самом разгаре, когда вдруг пришли Директор, его заместитель по горнорудным делам Пальчук и директор Туканского рудника Варушкин. Приняли их с восторгом, особенно после того как Василий Моисеевич, поздравляя молодых, вручил им ключ от комнаты в доме на площади Металлургов. Люба и Стасик Колбинцевы, получив этот ключ от Директора, наверное, были счастливы, ведь прожили они долгую жизнь в этом доме.

Источник:

Никитин, В. Директор [Текст] : [15 мая 2015 года исполнилось 105 лет со дня рождения первого директора нашего металлургического комбината Василия Моисеевича Овчаренко] / В. Никитин // Белорецкий рабочий. – 2015. – 29 июля. – С. 6.

 

Прочитано 507 раз