×

Предупреждение

JUser: :_load: Не удалось загрузить пользователя с ID: 800

Семья, рождённая в войну

Наши родители Кирилл Фёдорович и Мининур (Мария) Гумеровна Латохины поженились в 1943 году. К тому времени у обоих было по двое детей. Мама в 41-м получила извещение о том, что супруг пропал без вести, а у отца первая жена скоропостижно скончалась в 42-м.

Когда началась война, папе было уже за тридцать. Родом он из Узяна, жил в Белорецке. Дважды отправляли его на фронт, и каждый раз возвращали из Уфы в Белорецк: звонили с завода, требовали вернуть мастера-каменщика на ремонт мартеновской печи. После ему выдали бронь. 
Папа был знатным каменщиком, работал с полной отдачей. Мы, рождённые уже после войны, помним, как даже по ночам за ним приезжали на тарантасе – мартеновская печь остановилась. А в войну, рассказывал он, отводили всего 20 часов на ремонт печи, люди буквально падали с ног, но в срок укладывались, чтобы вновь выдавать сталь для фронта. Он был награждён орденом Ленина и орденом Трудового Красного Знамени. А сколько папа сложил печей в частных домах! Нас же еще шестеро народилось у мамы с папой, а значит, детей стало десять, нас кормить надо было. Любил нас отец беззаветно. И маму любил. Столько нежности в его взгляде было, когда он на неё смотрел. Мама к его приходу сковороду целую картошки нажарит. Он сперва спросит: «Дети ели?» Убедится, что да, а после всё подчистую съест. Мы любили наблюдать, с каким аппетитом он ест картошку. 
Родители никогда на нас голос не повышали. Жили мы очень дружно. В доме 113 на улице Большой у нас всегда собиралось много детей. Подружки до сих пор вспоминают, что даже каша у нас была вкуснее. Спали мы на полу, на фуфайках. Зимой кто-то один вставал к голландке одеяло греть. «Все легли? Готовы?» – и бежит накрывать тёплым одеялом. Летом на Отнурок сено заготавливать ходили. Родители косили, а мы гребли. Подружки просились к нам ночевать тёплыми ночами – отец устраивал нам на поветях уютную лежанку. Без скотины не жили, всегда была корова, гуси, куры. Но даже на Пасху каждому доставалось лишь по одному яичку, мы расстраивались... Мама прекрасно шила. Нашьёт всем платьев в горох – мы и рады, нас семь девчонок было. Мама у нас умница была, хозяюшка. Родом из Уфы, татарочка с тугими косами. Она умела писать по-арабски, мы дивились её загогулинам. Говорила она на трёх языках: русском, башкирском, татарском. Работала в ОРСе. В войну, рассказывала, мальчишки у нее в магазине стянут с прилавка гирьки, а потом говорят: «Вернём, тётя, гирьки, только дай хлебушка за это». Мама была ветераном трудового фронта, дожила до 91 года. А папа, можно сказать, «сгорел» от работы – умер от рака лёгких в 1969 году. Видимо, надышался в своих печах. На пенсии он занимался общественной работой – был председателем уличного комитета. С самого утра к нам соседи шли со своими проблемами. Только кто на пороге появится, папа нам командует: «Девочки, несите табуретку!» Выслушает спокойно, найдёт решение. Всем помогал. До сих пор его вспоминают с уважением и благодарностью. И нас всех на ноги поставил, научил трудиться на совесть. Сегодня у нас кто где – в Белорецке, Омске, Тюмени, Волгограде.
Так что родители и старшие братья и сёстры не только войну пережили, фронту своим трудом помогли, но и обрели семью, в которой мы, на счастье, родились. 

Источник:

Латохина, Н. Семья, рожденная в войну [Текст] : [Кирилл Фёдорович и Мининур (Мария) Гумеровна Латохины поженились в 1943 году] / Н. Латохина // Белорецкий рабочий. – 2015. – 16 июля. – С. 2.

Прочитано 604 раз