Библиографический блог

Белорецк: вчера, сегодня, завтра ...

Блог Белорецк: вчера, сегодня, завтра

С Людкой мы жили в одном подъезде. Я на третьем этаже, а она на первом, как раз под нашей квартирой. Днём после школы, когда родители были на работе, мы с Людкой перестукивались. Тук-тук, - стучал я мамиными портняжными ножницами по чугунной батарее отопления, тук-тук-тук - приходил по стояку Людкин ответ.

Потом я выходил во двор и первым делом искал взглядом среди игравших в классики или в «десяточку» девчонок Людку. И только после этого шёл к пацанам. Людка была симпатичной девчонкой, но слабого здоровья, несмотря на то что её мама работала медсестрой в роддоме.

Мой закадычный друг Юрка по прозвищу Муха про нашу с Людкой тайную связь ничего не знал и постоянно прикалывался по поводу частых недомоганий объекта моего повышенного внимания.

Однажды в тёплый день Людка вышла на улицу в платочке, завязанном под подбородком, и Муха заорал на весь двор так, чтобы слышали все: «Посмотрите на Людку! Её остригли наголо! Это потому, что у неё воши завелись!». Людка развязала платочек и показала всем гладко зачёсанные волосы.

А когда Людка в солнечную погоду появилась во дворе с забинтованным горлом, Муха завопил: «Посмотрите на эту Робертину Лоретти! Допелась стрекоза! Голос сорвала!», Людка повернулась к Мухе и звонко крикнула: «Дурак!». Стоило ей выйти однажды в жаркий день в чулках, Муха тут же прицепился: «Ты что, на Северный полюс собралась?» и ехидно добавил: «Покажи, как ты чулки подвязываешь. Почему они у всех девчонок морщатся на коленках, а у тебя нет?» Людка покраснела, молча показала Мухе язык и демонстративно отвернулась.

Муха куражился, а я, глядя на Людкину незагорелую, почти прозрачную кожу с синими прожилками на висках, злился на своего кореша. Злился и молчал...

Однажды Муха появился во дворе с настоящими карманными часами - это были то ли брегет, то ли буре. Муха крутил их на цепочке вокруг пальца, как ключи от автомобиля. Мама Мухи работала в детской комнате милиции и носила лейтенантский тёмно-синий мундир со стоячим воротничком и большими металлическими пуговицами в один ряд. В обязанности Мухи входило регулярно драить эти пуговицы асидолом до блеска. Теперь накопленный опыт Мухе пригодился: он так начистил корпус часов, что солнечные лучи отражались от него, как от зеркала.

Мы с завистью окружили Муху с его старинным то ли брегетом, то ли буре, однако при ближайшем рассмотрении, к нашему великому разочарованию, оказалось, что это пустышка! То есть часы были не только без боя, но и без каких бы то ни было внутренностей. В сверкающем, но сильно помятом корпусе что-то жалко брякало, а циферблат без стрелок болтался, как оттаявший после морозной ночи кружок льда в собачьей миске.

Заметив в наших глазах разочарование, Муха ухмыльнулся и сказал: «Да это же приманка! Сало для мышеловки». И далее с мелкими подробностями изложил суть своего коварного прикола...

Наверняка белоречане-старожилы помнят деревянные тротуары - тогда то ли с гордостью, то ли с иронией ходила по городу молва, будто во всём Союзе Советских Социалистических Республик из населённых пунктов с городским статусом к шестидесятым годам прошлого века деревянные тротуары сохранились только в Белорецке. Так это или нет, доподлинно неизвестно, но было ясно, что доски всё же лучше, чем грязь.

Устройство деревянных тротуаров простое: к коротким брёвнышкам приколачивались неструганые доски. К их подгонке особо никто не стремился, и если в процессе эксплуатации в настиле образовывалась щель или дыра, то её заколачивали доской прямо сверху. Между настилом и землёй был зазор в десять-пятнадцать сантиметров в зависимости от диаметра брёвнышек...

«Так вот, - излагал свой план Муха, помахивая перед нашими носами своим то ли брегетом, то ли буре как ключами от автомобиля, - мы привязываем к часам длинную леску, пропускаем её под тротуаром и кладём часы на краешек доски. Сами прячемся в кустах. Как только клиент приближается, мы дёргаем леску и втаскиваем часы под тротуар. В случае непредвиденной опасности часы можно утянуть в кусты. Риск минимальный, но эффект обещаю классный».

Прикол всем понравился, но Муха категорически отказался брать «на дело» большую и шумную компанию. Из всех он выбрал меня, как своего друга, ещё Генку и Вовика. У Генки было неблагозвучное прозвище - Сопля, данное ему по понятной причине. «Сопля» так приклеилась к Генке, что все давно уже забыли его настоящее имя. Однако мама Сопли потеряла на комбинате обе руки, поэтому Соплю в душе все сильно жалели. Пожалел его и Муха.

Школа № 1. 1956 год.

А с Вовиком из двадцать восьмого дома была другая история. Он был самым маленьким и хлипким в нашей компании, поэтому жизнь сделала его самым хитрым и пронырливым. В 1956 году на улице Советской между улицами Сталина и Ленина сносили частный сектор. Попала под снос и усадьба, на месте которой сейчас стоит дом под номером 30А по улице Точисского. Уже развалили дворовые постройки и всё сгребли в кучу бульдозером, а этот крепкий пятистенник под железной крышей ещё стоял с заколоченными окнами и дверью. Вездесущий Вовик пробрался в старый дом и облазил его от подпола до крыши. Видно, нос его, как у росомахи, чуял сквозь толстые брёвна: Вовик нашёл в тёмном углу чердака подвязанный к балке просмоленной верёвкой пакет из старых газет. Под несколькими бумажными слоями была промасленная тряпка, под которой было накручено ещё несколько газетных слоёв, а в центре этой упаковки - пачка царских бумажных денег. В основном там были невзрачные керенки достоинством в 20 и 40 рублей в виде трёх больших листов, даже неразрезанных. Но были и другие купюры, и даже красавица «катенька». Не зря улица Советская в приснопамятные времена называлась Барской - селились, видимо, на ней люди небедные.

Вовик сначала хвастался во дворе старинными деньгами, но скоро понял, что проку от них никакого и, решив всё же извлечь выгоду из клада, стал дарить купюры «нужным людям», то есть покупал за царские рубли благосклонность дворовых авторитетов. Подарил что-то и Мухе, и тот взял Вовика «на дело», правда, для того лишь, чтобы юркий Вовик лазил через забор и настраивал приманку.

Едва начало смеркаться, мы вчетвером отправились на охоту. Место для засады выбрали перед первой школой: здесь длинный дощатый тротуар тянулся вдоль забора из штакетника, и было видно издалека, кто приближается к нашей засаде. Заросли жёлтой акации в школьном сквере за забором были такими густыми, что скрывали не только нас, но и бюст великого русского поэта Александра Сергеевича Пушкина. Настроив свою «мышеловку», мы залегли в кустах. Брегет или буре светился на грязных досках как бриллиант.

Ждать пришлось долго. Проходили компании, шутить с которыми было страшновато, хотя Муха обещал минимальный риск, и мы прятали часы под тротуар заранее. Наконец из-за угла показалась старушка в юбке до пят (женщины в те времена брюки не носили, а старушки ходили в юбках до земли). Бабушка заметила часы метра за четыре - и остолбенела: она не двигалась ни назад, ни вперёд, только беспомощно озиралась по сторонам. Потом стала тихонечко подходить к часам, явно намереваясь накрыть их подолом. Здесь мы не выдержали и заржали, как кони. А бабушка, посылая нам проклятья, неожиданно резво продолжила свой путь.

Мы подождали ещё, и судьба преподнесла нам настоящий подарок: покачиваясь, по тротуару шёл изрядно выпивший мужичок. Казалось, что он вообще ничего не видит. Но, приблизившись, «клиент» вдруг ринулся к часам так шустро, что Муха едва успел сдёрнуть их под настил тротуара. Мужичок опустился на колено и стал шарить под досками, засунув туда руку по локоть. Юрка утащил часы в кусты, а мужик всё не унимался и шуровал под тротуаром, засунув руку уже по самое плечо. Мы затаились. И тут мужика как будто осенило - он встал, отряхнул колени, быстро зашагал дальше и скрылся за углом.

Смеясь, мы вылезли из укрытия, и Вовик, перемахнув через забор, стал настраивать обманку заново. И это была наша роковая ошибка: мужик наблюдал за нами из-за угла и, когда мы залегли, зашёл к нам с тыла по густым зарослям школьного сквера.

Драки, в общем-то, и не было, мужик просто двинул Мухе кулаком под левый глаз...

Во дворе Муха появился через пару дней, когда фингал густого баклажанного цвета на его левой щеке стал приобретать приятный лимонный оттенок. Муха как ни в чём не бывало прошёл мимо игравших в классики девчонок и направился в нашу сторону.

И тут к нему подошла Людка и тихо спросила: «Юрочка, это кто тебя так? Тебе больно? Пошли ко мне, у меня есть специальная мазь, намажем твой синяк, и всё пройдёт»...

Наверное, у Людки действительно была такая мазь, ведь её мама работала медицинской сестрой в роддоме.

С этого времени мы с Людкой перестали перестукиваться по трубам отопления. Интересно, можно ли сейчас посылать друг другу такие сигналы? Ведь многие давно поменяли чугунные батареи на современные радиаторы, а стальные трубы - на пластиковые...

Источник: 

Кархалёв, В. Юркины приколы [Текст] : [быль. Воспоминания о белорецком детстве] / В. Кархалёв // Белорецкий рабочий. – 2017. – 13 января. – С. 8.

В конце прошлого года ушла из жизни замечательная белорецкая поэтесса Надежда Перчаткина. Многие годы она была прикована к постели из-за тяжелой болезни. Надежда начитывала свои стихи, родственники записывали эти строки... Она была человеком с очень светлой душой.

Незадолго до смерти Надежда Перчаткина была удостоена литературной премии «Радуга над Агиделью» за свой сборник стихов «Тишина». Эта книга быстро разошлась среди друзей поэтессы. Часть тиража Надежда подарила Свято-Троицкому храму города. Все вырученные деньги от продажи книги по решению поэтессы были направлены на строительство нового храма в Белорецке.

Это последнее стихотворение Надежды Перчаткиной, которое она написала за несколько дней до своей кончины.

 

Рождество Христово

На земле Спаситель родился.

Спеленав, Мария

Его в ясли положила.

И о том благую весть неся,

В Вифлеем звезда в тот день

                                             спешила.

«Слава в Вышних Богу!» - воспоем –

Как тогда, в далеком Вифлееме,

И к великой радости зовем,

Будет благодать в душе и теле.

 

В Рождество Бог стал одним из нас,

Для любви и красоты явился

От грехов спасенье в добрый час,

В души православных Он вселился.

 

Праздник! Наступило Рождество!

И на солнце снег опять искрится,

Словно вечной жизни торжество –

Будут светлыми глаза и лица.

Ноябрь 2016 года

 

Источники:

Калугин, И. Светлая душа [Текст] : [в конце прошлого года ушла из жизни замечательная белорецкая поэтесса Надежда Перчаткина] / И. Калугин // Белорецкий рабочий. – 2017. – 10 января. – С. 6.

Снимок из семейного фотоальбома ветерана комбината, бывшего сталевара Станислава Майорова был сделан во время туристической поездки по городам Германии в конце шестидесятых годов.

— Мы с супругой Елизаветой Дмитриевной во времена СССР побывали в странах Европы не раз, — рассказывает Станислав Орестович (нижний ряд, первый слева — прим. ред.). — На комбинате выдавали со скидкой туристические путёвки в страны социалистического лагеря и даже в капиталистические страны. Так мы посетили Италию, Югославию, Болгарию. Процесс оформления документов был сложным и долгим: одно собеседование в парткоме или горкоме партии чего стоило, ведь за границей мы представляли лицо Советского государства.

В Германии мы побывали в таких красивейших городах, как Дрезден, Веймар, Берлин. Очень запомнился берлинский Трептов-парк, где установлен памятник русскому воину-освободителю. Побывали мы и в музее — бывшем концлагере, где содержали военнопленных, в других интересных местах. Когда я впервые оказался за границей, больше всего поразила высокая культура людей и их вежливость, а в Германии — в первую очередь, образцовая чистота. В конце турне для нас устроили большой торжественный вечер. После мы ещё не раз бывали в Европе, но Германия запомнилась особо.

Источник:

Майоров, С. Далёкая и близкая Германия [Текст] : [туристическая поездка по городам Германии в конце 1960-ых гг.] / С. Майоров // Металлург. – 2017. – № 1. – С. 5.

Белметкомбинат в Барселоне

С 24 по 31 мая в испанском городе Барселона проходила выставка «CONSTRUMAT-2003». В ней приняли участие 2205 фирм. Тематика выставки: строительные материалы, механизмы и оборудование для строительства, отделки зданий и помещений, для монтажа строительных конструкций, ограждения, металлические изделия, применяемые для строительства.

От Белметкомбината в ней приняли участие начальник технического отдела Т. В. Семавина, заместитель начальника ОВЭС Г. С. Горячева и начальник сталепроволочного цеха №4 В. В. Харькин.

Особый интерес представители фирм проявили к нержавеющим канатам, которые применяются в строительстве.

 

Людмилу и Виктора Молокановых в нашем городе знают и любят как исполнителей авторской песни. Принимая этот дуэт с восторгом, многие становятся их поклонниками. Это очень здорово, оставив свои дела, намеренно окунуться в мир человеческих откровений через струны души и поэтическое самовыражение исполнителей.

Надежда Валикжанина. Фото Бориса Хусаинова

 

В добрый путь!

Строительство железной дороги нормальной колеи от станции «Белорецк» до горного карьера «Пугачёвский» является одним из пунктов реализации программы технического развития комбината на 2003-2005 годы.

Торжественный митинг, посвящённый пуску в эксплуатацию новой дороги, открыл генеральный директор В. И. Зюзин.

Традиционный «серебряный костыль» под звуки торжественного марша по очереди вбили генеральный директор комбината В. И. Зюзин, начальник отделения Куйбышевской железной дороги Н. Н. Протасов, начальник ЖДЦ Ю. В. Малинин.

Андрей Воробьёв. Фото И. Панченко

 

С огоньком в душе

У героини моей зарисовки, Ольги Точилкиной, было хорошее настроение: осталась позади очередная студенческая сессия, которую сдала без «хвостов». Оля учится на третьем курсе белорецкого факультета МГМА. Ещё и толком не отдохнула от напряжённых дней, а через день уже выходить на работу. Ольга — инженер-технолог в сталепроволочном цехе №1.

Многие считают, что молодой специалист — это неопытный специалист. Но подобное утверждение относится далеко не ко всем. Есть молодые люди, которые быстро вникают в суть работы, быстро привыкают к коллективу, им доверяют и поручают довольно-таки серьёзное дело. Именно таким специалистом и является Ольга Точилкина.

Наталья Тихонова

 

Люди комбината

Наступил январь 2003 года. Для Александры Ивановны Плоховой, полировщика алмазных волок, это означает уход на заслуженный отдых. За время своей трудовой деятельности в цехе волочильного инструмента в течение 38 лет Александра Ивановна изготавливала волоки под маршруты волочения проволоки микронных размеров. Изготовленный ею волочильный инструмент всегда ждали и ждут в цехе микропроволоки, где знают, что качество алмазных волок гарантировано.

 

Шедевры Шилкина

Совсем недавно отметил свой 70-летний юбилей старейший работник комбината Леонид Константинович Шилкин.

Выйдя на заслуженный отдых, он нашёл для себя интересную профессию на одном из участков отдела главного механика — работу гравёра, очень редкую на комбинате, требующую определённых навыков, большого мастерства и предельной точности. Он готовит экспонаты для зарубежных, российских и республиканских выставок, на которых рекламируется наша продукция.

Елена Шаранова, ведущий технолог отдела главного механика. Фото Бориса Хусаинова

 

Встреча, всколыхнувшая память

Таисия Леонидовна Родионова (Захарикова)

- У войны не женское лицо. Но я ушла на фронт из Узянского детского дома в свои неполные 19 лет в 1942 году, закончив курсы медсестёр.

Страшно не было. Было огромное чувство патриотизма. Ведь мы шли защищать свою державу. Война — это очень тяжёлая работа.

С победными майскими залпами 1945 года война для меня не закончилась, поскольку началась упорная битва с милитаристской Японией. На этой войне я была связисткой. Дело это очень ответственное. Связисты на войне шли сразу после авиации. На войне от работы радистов зависело очень многое. После разгрома квантунской армии ещё несколько лет служила в звании сержанта командиром рации. И только после того, как была подготовлена смена радистов, смогла вернуться на малую родину.

 

Что читают белоречане

Александр Е., специалист БМК:

— Последнее, что прочитал неделю назад, — «Пигмалиона» Бернарда Шоу. Много слышал об этом авторе и ради любопытства купил сборник писателя. Хороший английский классик, добротный уровень, интересные характеры. Однако по глубине смысла психологических образов автор значительно уступает нашим классикам. Постоянно перечитываю Пушкина - это, действительно, гений. И кто думает, что, пройдя Пушкина в школе, знает его творчество, глубоко ошибается. Как любой гений, он просто неисчерпаем.

 

И блоха настоящая, и подковки золотые

- Слона-то я и не приметил! — особенно восторженно восклицают посетители необыкновенной выставки, открывшейся недавно в краеведческом музее, рассматривая под большим микроскопом крохотную блоху, лапки которой умелец Анатолий Коненко подковал золотыми подковками размером 0,09x0,09 мм и толщиной в 0,005 мм, прикрепив их шестью миниатюрными гвоздичками из стали. Вот так чудеса!

Наталья Валикжанина

  

И вновь в далекий рейс

Стоявшие несколько недель сильные морозы резко осложнили работу автотранспорта. Интенсивность движения на городских улицах в те дни снизилась в несколько раз. Но на работе автотранспортного цеха Белметкомбината это отразилось мало. Да, были трудности, но машины стабильно уходили в рейс, и водителям не надо было объяснять, что от их работы зависит ритмичная деятельность многих цехов.

Андрей Воробьёв. Фото Бориса Хусаинова

 

Клавиши будут виртуальными

Слышал, что в ближайшем будущем компьютер может претерпеть немалые изменения. В чём они будут заключаться?

Отвечает кандидат технических наук Юрий Никольский:

— Изменения могут коснуться, прежде всего, такой привычной для пользователей детали, как клавиатура, без которой сегодня компьютер-то и представить себе невозможно. Речь, тем не менее, идёт о полном отказе от неё. Взамен инфракрасный диод высветит изображение клавишной «доски» на поверхности стола, а специальный датчик будет считывать с него движение человеческих пальцев.

 

Спустя 50 лет

На фото выпускники отделения прокатно-волочильного производства БМТ в 1953 году

 

и встреча через 50 лет в 2003 году

Источник: 

Матвеева, А. 2003 год [Текст] : [история, запечатленная на страницах «Металлурга», начиная с 1966 года] / А. Матвеева // Металлург. – 2017. - № 1. – С. 11.

В Белорецке с сольным концертом выступила молодая поэтесса из Санкт-Петербурга Эвита Гайнет. Будучи родом из села Инзер, 27-летняя девушка уже покорила северную столицу своими глубокими стихотворениями и их проникновенным исполнением. Её манера чтения и формат подачи действительно яркие, но больше поражает глубина размышлений. На часовых сольниках начинающей поэтессы можно заметить даже скупую мужскую слезу.

 

«С тоской гляжу, смотрю на небо,

Хочу взлететь, но не могу,

Я все шепчу: «а мне бы, мне бы...»

И мало за других прошу.

 

Прошу, чтоб дул попутный ветер,

Чтоб в мире был всегда покой

И были счастливы все дети,

Чтоб мать жива, отец живой.

 

Чтоб провожали и встречали,

Прошу, чтоб жили не спеша, 

Чтоб телефоны не молчали,

Не позабыли адреса» ...

 

Эти и другие строки Эвита Гайнет читает под живую музыку и саундтреки. На сцене белорецкой музыкальной школы во время её вечера нет ничего лишнего: стул для гитариста, микрофон и сама поэтесса. Минимализм во всём – от декораций до концертного костюма, а зрители всё равно на протяжении часа, затаив дыхание, не сводят глаз с девушки, облачённой с головы до ног в хиджаб. Нежный бархатистый голос буквально убаюкивает: дети в зале засыпают, а взрослые потирают руки и локти, борясь с бегающими по коже мурашками.

 Эвита Гайнет

Эвита Гайнет (Гайнетдинова) – победительница первого республиканского проекта «Мне есть вам что сказать» в Уфе в 2015 году. Член творческого союза писателей, поэтов, сценаристов Башкортостана, финалист молодёжного фестиваля творчества «Ночь студенческого искусства», победитель второго поэтического фестиваля «Слово» в Москве, финалист II открытого городского поэтического конкурса «Станция «Белая» в Ульяновске. Выпускница Санкт-Петербургского государственного института кино и телевидения.

– Поэтический вечер «Из Петербурга с любовью» – не просто вечер, это первый пункт назначения в концертном цикле по городам Башкортостана. Несмотря на северные ветра, холодный прибрежно-морской воздух и петербургскую меланхолию, я привезла оттуда для вас только любовь, тепло и свет, – рассказывает пришедшим Эвита.

На протяжении всего вечера молодая поэтесса ведёт диалог: в начале с душой зрителя, а в финале – и с ним самим.

– Я открыта для общения. Если у вас возникли какие-то вопросы – готова на них ответить, – завершает творческую часть встречи Эвита.

Сидящие в зале всё ещё находятся под впечатлением, и общение сводится к словам восхищения и благодарности за необычный, душевный вечер.

В эксклюзивном интервью, которое Эвита Гайнет дала корреспонденту нашей газеты, на многие вопросы она ответила впервые за время своей поэтической деятельности.

– Эвита, нашим читателям, не посетившим твой вечер, я буду советовать для начала не слушать стихотворения, а смотреть – речь идёт о клипах. На мой взгляд, это профессиональная работа, художественная. Как родилась идея их создания?

– Да, клипы действительно созданы профессионалами. Многие узнают о моём творчестве именно после их просмотра, они популярны в Интернете. Идея их создания появилась два года назад, после победы в республиканском литературном проекте «Мне есть Вам что сказать», тогда поступило предложение снять клипы к моим стихотворениям. Сняли. Мне понравилось. Я поняла, что в таком формате смогу ещё лучше передавать свои чувства, эмоции и ассоциативный ряд к ним.

– Как получилось, что ты и твоё творчество несколько лет было на слуху у москвичей и питерцев, а не у нас, твоих земляков?

– Шесть лет я училась и жила в Санкт-Петербурге. Стихи писала лет с двадцати, но серьёзно и профессионально занимаюсь этим всего лишь год. В 24 года написала стихотворение «Вы не знаете, что такое любовь!» и разместила его в социальных сетях в Интернете. Там оно получило отклик, у меня появились читатели, которые говорили, что мне нужно заявлять о себе и своём творчестве. Я стала интересоваться современной поэтической жизнью Питера, узнала о модных поэтических дуэлях, в одной из которых и решила однажды попытать свои силы. Как оказалось, не зря: в дуэли я не победила, но получила признание у питерской публики. Меня стали приглашать на другие подобные мероприятия.

– А твои поэтические вечера, которые, кроме Белорецка, уже прошли в Уфе и Инзере, – это что, гастрольная деятельность?

– Этими творческими встречами я начинаю прокладывать возвращение на малую родину. Из своего родного села Инзер я уехала 12 лет назад. Дело в том, что мой формат исполнения собственных стихотворений не укладывается в столичный. Я читала и в Москве на поэтических вечерах, где собиралось много поэтов: формат «Свободный микрофон». Впрочем, для начала это неплохо, чтобы проявить себя, найти своего зрителя хотя бы в таких местах. Для меня это было неким азартом, мне интересно было, что скажут обо мне другие, особенно поэты. И когда я получала аплодисменты – слова уже не требовались. Сейчас я понимаю, что хочу делать именно сольники. Мои стихотворения определённой тематики, они не укладываются в привычный стиль поэтических выступлений. Не могу сказать, что они хуже или лучше других, я не судья и не жюри. Судьи – читатели. Их у меня хоть и немного сегодня, но они мыслящие и чувствующие. Они настоящие и живые. Мои стихи требуют игры и режиссёрской задумки, они драматичны и эксцентричны. Сольники – лучший способ донести свою мысль и идею. Поиски своего читателя я решила начать с малой родины. Первый бесплатный концерт провела в Инзере. С него собственно и начался мой творческий вояж по городам, сначала Башкортостана, а в дальнейшем, думаю, и России.

– Эвита, раз уж ты заговорила про Инзер, расскажи о семье. Ты ведь не одна такая талантливая, твоя сестра-близнец – успешный начинающий режиссёр-документалист. Расскажи о ваших родителях, вашем детстве.

– Нас в семье трое детей: мы с сестрой-близняшкой Кирстен и старшая сестра Алия. Я родилась в башкирской семье. Мама очень любила искусство и ценила литературу, сама сочиняла прозу и стихи, в юности мечтала стать журналистом. Папа – работник леса, по-русски он до сих пор говорит не очень хорошо, зато умеет любить по-настоящему. Родители всегда нам говорили, что главное – не слова, а поступки. В детстве мы тоже были обычными детьми: учились в простой сельской школе, занимались в музыкалке, я – по классу скрипки. Вообще никогда не думала, что буду писать стихи, больше видела себя актрисой.

– Эвита, у тебя же первое профессиональное образование медицинское. Как получилось, что вместо телесных ран сейчас лечишь душевные?

– Да, после девятого класса мы с моей сестрой-близняшкой поступили в уфимский медицинский колледж, получили специальность медицинской сестры. Учились три года, но всё это время тяготели к искусству. Сегодня моя сестра Кирстен Гайнет – победитель российских и международных фестивалей профессионального кино. Медицина – это была инициатива наших родителей, их мечта. Переезд в Уфу стал для нас выходом в новую жизнь. Правда, уже на первом курсе мы убедились, что медицина – это не наше, и на втором году обучения записались с сестрой на актёрские курсы в Уфе, сыграли в полнометражном художественном фильме уфимского режиссёра Руслана Юлтаева. Преддипломную практику я проходила в детской реанимации, когда столкнулась с детскими смертями, то поняла, что не смогу работать по специальности. После окончания колледжа мы с сестрой уехали в Екатеринбург, поступили в педагогический университет – там как раз открыли новый факультет в сфере кино и телевидения. Я выбрала продюсирование, а Кирстен – операторство. Через полгода я перевелась по своей специальности в Петербургский университет. Обстоятельства разлучили нас с сестрой на целый год, и, будучи одна в большом городе, я внутренне закрылась. Нужно было искать себя, чем-то занять.

– И ты занялась поэзией?

– Нет, тогда я только начинала писать прозу. Писала письма сестре, потом они переросли в дневник. Словами я могла выражать свою тоску и одиночество. Затем дневники превратились в рассказы, которые были опубликованы в израильском журнале «Мир».

– А потом начала писать стихи?

– А после этого я ушла в танцы. Направление HIP-HOP.

(От авт. В медийном пространстве до этого момента данный факт о молодой поэтессе нельзя было найти. Поэтому я не смогла скрыть своё удивление, а главное смонтировать в своей голове эти две картинки: сегодняшнюю Эвиту, облачённую чаще всего в хиджаб, и танцора хип-хоп в кроссовках, мужской футболке и широких штанах).

Увидев большой вопрос в моих глазах, Эвита продолжает:

– Да, многие сегодня не могут понять, как можно соотнести меня с хип-хопом. Этими танцами я серьёзно занималась пять лет.

– С чем связана такая кардинальная трансформация?

– Просто в какой-то момент разочаровалась в том, чем занимаюсь, и начала искать себя в другом. Потом наступило разочарование в любви. Не в человеке, а самом явлении сегодняшней жизни, в том, как мы пониманием и воспринимаем её. Позже это разочарование стало одним из сильных толчков к моей трансформации.

– Есть ли у тебя есть кумиры в поэзии?

– Кумиров нет, но у меня есть любимые поэты. Мне нравится, как и моей маме, Есенин, люблю Высоцкого. Когда жила в Петербурге, очень любила Бродского. Там такая мода питерская на него, поэты перенимают его почерк, ритм. Когда мне было 20 лет, Бродский был близок мне больше своей душой. С годами мои предпочтения в этом отношении меняются. Сейчас я остановилась на Геннадии Шпаликове, Арсении Тарковском и Расуле Гамзатове.

– А почему ты стала другой? Я сейчас имею ввиду внешний облик. Ведь в Петербурге ты выступала совершенно в другом образе, не в хиджабе.

– Питер сам по себе другой город, с другими людьми, и там я действительно была иной, и не пытаюсь это скрыть. Просто мои сегодняшние стихи очень открытые, как исповедь. Может, поэтому они так трогают. Многие видят в них себя. Распущенные волосы и открытая одежда отвлекают от того сокровенного диалога душ, который происходит на моих вечерах.

– Существуют ли в твоём кругу некие живые художественные камертоны – люди, от мнения которых зависит, будет или нет презентовано твоё новое стихотворение большой публике?

– Да, в моей жизни три таких человека, к мнению которых я особенно прислушиваюсь: сестра-близняшка Кирстен, папа и Наиля Сафаргулова, заслуженная деятель искусств РБ, журналист телеканала «Россия-Башкортостан». Они – мои первые читатели и слушатели. А раньше моим читателем и критиком была мама, её мнение делало меня и счастливой, и ранимой.

– Можешь раскрыть свои творческие планы?

– Хочу получить образование в Литературном институте имени А.М. Горького.  Сейчас работаю над двумя книгами. Первая, сборник моих стихотворений, подготовленный республиканским изданием «Китап» на основе конкурса «Голоса молодых», выйдет уже в этом году. Вторая книга будет посвящена моей маме, которая ушла из жизни полтора года назад. Это наш с сестрой-близняшкой совместный проект. В сборнике кроме моей поэзии читатель увидит прекрасные фотоработы Кирстен Гайнет, которые участвовали во всероссийских и петербургских фотовыставках.

– Эвита, спасибо за интервью. Я уверена, что тебя ждёт светлое поэтическое будущее. Здоровья тебе телесного и духовного для реализации личных и творческих планов. Пожелаешь что-то белоречанам?

– Спасибо. Белоречанам желаю: пусть в новом году не только на ваших ёлках горят гирлянды и фонари, но и в душе пылает огонь, а глаза сияют от счастья! Ведь самое главное – не терять жизнь и свет внутри себя.

Источник: 

Гайнет, Э. Из Петербурга с любовью [Текст] : [в Белорецке с сольным концертом выступила молодая поэтесса из Санкт-Петербурга Эвита Гайнет. Родом она из села Инзер. Беседа с поэтессой / записала Ю. Сударева] / Э. Гайнет // Белорецкий рабочий. – 2017. – 6 января. – С. 5.

На фотографии, сделанной в декабре 2002 года, запечатлена я рядом со снежной фигурой, созданной нашим классом для школьного конкурса.

В Кагинской школе завуч по воспитательной работе придумал увлекательной зимнее состязание: накануне Нового года каждый класс — с пятого по одиннадцатый — украшал дворовую территорию скульптурами из снега. После каникул выбирался победитель, а весёлые персонажи ещё долго радовали глаз. Нас не ограничивали в выборе образа, и мы давали полную свободу фантазии. В 2002 году вылепили цыплёнка-петушка, вылупившегося из яйца. Он стал талисманом, символизирующим тепло дружбы и солнечное настроение.

Мы ваяли снежное чудо после уроков, в выходной, и никто из одноклассников не оставался без участия. Мы носили лопатами снег, набирали воду для приготовления «скульптурного» материала, и эта смесь, благодаря умелым рукам, постепенно приобретала очертания, облекалась в красивую форму. Затем мы смешивали краски с водой и расписывали наше творение.

Снежные чудеса дарили ощущение праздника, и каждый класс гордился своим детищем. В течение нескольких лет мы становились бессменными лидерами, и к нашему счастью добавлялся ещё сладкий вкус победы и ароматного призового торта.

Источник: 

Королёва, О. Солнечный петушок [Текст] : [снежная фигура, созданная для школьного конкурса, декабрь 2002 года] / О. Королёва // Металлург. – 2016. - № 51. – С. 5.

Пятого декабря ветерану комбината, знаменитому сталевару Станиславу Майорову, проработавшему в самом горячем цехе комбината четверть века, исполнилось 80 лет.

Ветеран комбината С. О. Майоров

Почётный металлург СССР, Станислав Орестович — из числа людей старой, огненной закалки: его память по-прежнему остра, взгляд ясен, а рукопожатие по-мужски крепкое.

— Родился я в городе Орск Горьковской области, где мой дед Иван Майоров имел свою кузницу, — рассказывает Станислав Орестович. — Отец, пойдя по его стопам, решил стать металлургом и после окончания Ленинградского института по распределению был направлен на Белорецкий металлургический завод, где работал в доменном цехе, а позже — в проектно-конструкторском бюро, в отделе техники безопасности. С завода его призвали служить на Дальний Восток, где он участвовал в боях на Халхин-Голе. Позже он забрал нас с мамой к себе, и мы жили в станице бывших ссыльных казаков на станции Даурия. В Белорецк наша семья вернулась в 1947 году. После окончания металлургического техникума я был направлен в сталепроволочный цех №1, где трудился калильщиком термического отделения.

Вскоре перспективного специалиста перевели инженером в плановый отдел цеха. Однако новая деятельность расходилась с его энергичным характером и активным образом жизни.

— Работа плановика показалась мне скучной, и в 1963 году я перевёлся в мартеновский цех третьим подручным сталевара в бригаду Михалькевича, — продолжает герой публикации. — Моими коллегами стали молодые сталевары Анатолий Машевский, Радий Красулин, Леонид Черняев, Сергей Алифанов. Я как третий подручный помогал трудиться старшим везде: на загрузке металла, на заделке печи, на желобах. Варить металл — целая наука: нужно знать все его марки, тщательно следить за заправкой печей, температурой, помнить, когда подавать шихту и многое другое. В общем, покоя ни минутки, но при этом мы успевали и шутить — были весёлыми, задорными, дружными.

Время тогда было особенным: в почёте были ударники коммунистического труда, передовые бригады. Идёшь на смену, а возле цеха мелом на доске уже написаны выплавленные тонны стали, фамилии сталеваров-передовиков и бракоделов. Варили и осваивали мы в то время самые различные марки стали, самой главной из них была БП-1 — белорецкая первородная. Капризная, сложная в приготовлении, она требовала постоянного внимания и кропотливого труда. Особенно сложной была её доводка, когда по содержанию добавок нужно было точно уложиться в химический состав металла.

Спустя время, старательные молодые подручные стали старшими сталеварами и уже сами руководили плавками стали. Одним из первых на эту должность утвердили Станислава Орестовича.

— В бригаде у меня работали в основном грамотные, надёжные ребята, на которых можно было положиться в работе, как на самого себя, — говорит сталевар. — Но при этом я сам неустанно следил за процессом плавки. Довелось мне участвовать и в плавках дружбы.

Хорошо запомнил, как мы ездили в город Тале округа Галле ГДР для обмена опытом с коллегами. Тогда в Германии впервые осваивали сталь для порошковой металлургии. При разливке она продувалась специальными устройствами, распыляясь на множество мелких капелек металла. Поэтому нам было интересно познакомиться с их новыми методами выплавки и разливки стали. Особенно поразила культура производства и порядок, царившие в цехе у немцев.

Свободного времени, по признанию рассказчика, было у него немного, но спорт у Станислава Орестовича всегда был на особом месте. Долгое время он был членом сборной города по футболу и объездил всю республику, активно участвовал в различных легкоатлетических соревнованиях. При этом успевал строить квартиру методом «самстроя» и, конечно же, помогал супруге в воспитании детей.

На пенсию герой публикации вышел в 1986 году, однако не стал сидеть дома, а трудоустроился в инкассацию городского расчётного банка, где проработал еще 12 лет.

За эти годы подросли дочка и сын, который сейчас, продолжая трудовую династию, работает разливщиком в цехе непрерывной разливки стали ММК, считаясь там одним из лучших специалистов сталелитейного производства.

На празднование юбилея Станислава Орестовича вся большая семья вместе с внуками и правнуками соберётся за большим праздничным столом. И поздравления юбиляр будет принимать не только от родных, друзей, но и от множества знакомых, живущих сегодня в самых разных городах некогда необъятного СССР.

Источник: 

Воробьев, А. Из династии металлургов [Текст] : [ветеран комбината, знаменитый сталевар С. О. Майоров] / А. Воробьев // Металлург. – 2016. - № 49. - С. 2.

— Снимок, на котором запечатлены участницы народного театра танца «Вдохновение» вместе со своими руководителем — заслуженным работником культуры РБ Ириной Михайловой, сделан в этом году, — рассказывает Светлана Серебрякова (нижний ряд, вторая слева — прим. ред.). — Думаю, белоречанам хорошо знакомы наши сценические костюмы — в них мы исполняем одну из ярких хореографических постановок «Башкирские охотницы».

Во «Вдохновение» я пришла более десяти лет назад: мама предложила записать меня в один из танцевальных коллективов Дворца.

Больше всего мне нравятся современные хореографические постановки, однако я с радостью исполняю и народные танцы, и номера, посвящённые Великой Отечественной войне, и многие другие. Каждый выход на сцену — это событие. Начинается оно с облачения в костюм, и уже с этого момента я представляю себя в танце. Первые же аккорды пленяют и зовут за собой, и вот я уже во власти музыки и ритма, целиком и полностью отдаюсь танцу. И за всем этим стоит наш талантливый и чуткий руководитель — Ирина Даниловна.

На прошлой неделе наш коллектив отметил своё 35-летие. Я от души поздравляю Ирину Даниловну и всех участников «Вдохновения» с юбилеем и желаю творческих успехов!

Источник: 

Серебрякова, С. «Башкирские охотницы» [Текст] : [народный театр танца «Вдохновение»] / С. Серебрякова // Металлург. – 2016. - № 49. – С. 5.

В этом году исполнилось 115 лет со дня рождения доцента Исмагила Хазиахметовича Ишмухаметова (1901-1971), старейшего химика Башкортостана, отдавшего много сил, энергии и творческого труда делу подготовки преподавательских кадров для школ и вузов республики.

И. Х. Ишмухаметов

И. Х. Ишмухаметов родился 1 февраля 1901 года в Стерлитамаке в семье крестьянина-середняка.

Из «Автобиографии»: «...Отец мой с детства в течение 16-17 лет (точно не знаю) работал на кожевенном заводе в Стерлитамаке. Затем был занят в сельском хозяйстве, а в зимнее время промышлял извозчиком. Примерно с 1920 по 1926 год попытался открыть мелкую торговлю дегтем и лаптями, за что его лишили права голоса, но после окончания этой неудавшейся деятельности в правах восстановили. Он умер в 1933 году в возрасте 70 лет. Мать моя происходила из семьи крестьянина-середняка, по национальности башкирка, от родителей осталась сиротой и воспитывалась у дальних родственников» [1, стр.35].

В 1918 году Исмагил окончил медресе при Стерлитамакской соборной мечети. Учебный процесс в этом медресе, открывшемся в первой половине XIX века на средства местных купцов-мусульман и находившемся в ведении Оренбургского магометанского собрания, основывался на новометодной системе преподавания — джадидизме. В учебную программу, кроме традиционных арабского языка, основ ислама, толкования Корана, изучения хадисов, логики (мантык), фикха (мусульманского права), входили история России, русский язык и литература, математика, естествознание, химия и ряд других светских предметов.

Самостоятельная трудовая жизнь Исмагила Ишмухаметова началась осенью 1919 года, когда Башнаркомпросом Малой Башкирии он был назначен учителем и заведующим школой I ступени (начальной школы) на Зигазинский завод Тамьян-Китайского кантона Автономной Башкирской Советской Республики. В июле 1920 года Исмагила Ишмухаметова откомандировали в Стерлитамак (с 1919 по 1922 годы столица АБСР) на 4-месячные инструкторские курсы, после окончания которых он стал работать в Белорецке инструктором Кантонного отдела народного образования, а с мая 1921 года в Стерлитамаке инструктором школьного отдела Башнаркомпроса.

Летом 1922 года после создания Большой Башкирии, вместе с аппаратом Башнаркомпроса И. Х. Ишмухаметов переехал в Уфу и в октябре того же года был назначен заведующим 7-летней школой имени Хусаина Ямашева. Она открылась для детей-сирот, потерявших родителей в годы гражданской войны, в здании бывшего медресе «Усмания» по ул. Фроловской, ныне Тукаева, дом 35—37.

Уфимская школа им. Хусаина Ямашева по ул. Фроловской, дом 35-37

Осенью следующего года И. Х. Ишмухаметова перевели на должность преподавателя естествознания и химии сначала в 4-ю татаро-башкирскую школу II ступени (по ул. Малой Казанской, ныне Свердлова, дом 10), а затем в специальную школу-интернат им. В. И. Ленина (по ул. Карла Маркса, дом 1), открывшуюся в 1925 году в здании бывшей Уфимской духовной семинарии для сирот и полусирот башкир и татар, потерявших родителей во время гражданской войны [1, стр.24 об.].

Одновременно, не отрываясь от педагогической деятельности, И. Х. Ишмухаметов учился и сам на подготовительных курсах Уфимского института народного образования, после окончания которых поступил на отделение естествознания этого института. Осенью 1926 года, ещё будучи студентом 3 курса, был назначен заведующим подготовительными курсами Уфимского ИНО, на которых слушателям курсов преподавал естествознание и химию.

Сохранилась копия Свидетельства (временного) за №3459, выданного Уфимским ИПО «Ишмухаметову Исмагилу, родившемуся в 1901 году в гор. Стерлитамаке, который, поступив в 1922—1923 учебном году в Уфимский институт народного образования им. К. А. Тимирязева, окончил в нём курс 7 июня 1928 года по Естественному отделению». Приведем часть этого «Свидетельства»: «...За время пребывания в Уфимском ИНО гр. Ишмухаметовым были прослушаны все предусмотренные учебным планом теоретические предметы и выполнены связанные с прохождением курса практические работы. На основании постановления Совета Института от 7 июня 1928 года за №7/33 гражданину ИШМУХАМЕТОВУ предоставляется право на занятие должности учителя Естествознания и Физической географии в 1-ом и 2-ом концентрах школ II ступени в течение 2-х лет.

По предоставлении в Квалификационную Комиссию Института соответствующей дипломной работы и отчета с отзывом о своей школьной практике гражданин Ишмухаметов имеет право получить соответствующую квалификацию педагога с правом работать по естественному циклу в трудовых школах II ступени и соответствующих им прочих учебных заведениях.

По истечении 2-х лет со дня выдачи настоящее временное свидетельство аннулируется и подлежит возвращению в Уфимское ИНО им. К. А. Тимирязева» [1, стр.48].

После окончания Уфимского ИНО И. Х. Ишмухаметов был оставлен в институте работать заведующим подготовительным отделением. Кроме того, его перевели на должность штатного преподавателя основных курсов естествознания и химии.

И. Х. Ишмухаметов на занятиях по химии. Уфимский ИНО (фото 1928 г.)

К 10-летию Советской Башкирии было решено преобразовать Уфимский ИНО в полноценный педагогический институт. Шестым пунктом совместного Установления №268 ВЦИК и СНК РСФСР «О мероприятиях по ознаменованию деятельности Автономной Башкирской Советской Республики» от 16 марта 1929 года Уфимский ИНО был реорганизован в Башкирский государственный педагогический институт им. К. А. Тимирязева. С ростом БГПИ (на его базе в 1957 году был создан Башкирский государственный университет) от низших должностей до руководящих постов строилась и карьера И. Х. Ишмухаметова. С сентября 1930 года И. Х. Ишмухаметов — лаборант и ассистент по неорганической химии БГПИ, с весны 1932 года — заведующий отделением естествознания института, а затем (в 1934—1939 годы) декан факультета естествознания и химии БГПИ.

Сохранилась копия «Свидетельства» за №02/87, выданного И. Х. Ишмухаметову Башгоспединститутом 10 декабря 1930 года, (подписанное директором БГПИ (в 1930—1931 гг.) Х. М. Абунагимовым) взамен временного, упомянутого нами выше, подтверждающего, что ему, «окончившему в 1927—1928 году Уфимский ИНО и прошедшему полный курс общеобразовательной и специальной подготовки, и выполнившему практические работы по Естественному отделению в объеме учебных программ Педагогических институтов Народного образования, присваивается квалификация преподавателя по естествознанию, химии и физической географии в I и II концентрах школ II ступени».

Сохранилась и заверенная гербовой печатью выписка от 10 февраля 1932 года из «Протокола комиссии Наркомпроса РСФСР по утверждению преподавателей педвузов и университетов в звании доцентов», свидетельствующая о том, что приказом №69 от 1 февраля 1932 года «по Башкирскому Пединституту т. Ишмухаметов И. Х. утвержден в звании доцента по химии» [1, стр.56].

В 1934—1950 годы в РСФСР для ускоренной подготовки учителей 5-7 классов при некоторых педагогических вузах были созданы 2-годичные Учительские институты. В 1940—1942 годы И. Х. Ишмухаметов работал заместителем директора по Учительскому институту при БГПИ, в 1945—1947 годы он уже декан факультета естествознания и химии, в 1953—1956 годы заместитель директора БГПИ по учебной и научной работе, а после создания в 1957 году на базе БГПИ Башкирского государственного университета — проректор БГУ (1957—1958) по научной работе.

С 1951 по 1955 год И. Х. Ишмухаметов избирался депутатом Верховного Совета БАССР. Правительство высоко оценило его заслуги, наградив орденами Ленина (1954), Трудового Красного Знамени (1949) и медалями.

В начале 1930-х годов в развитии преподавания химии в отечественных школах наступил новый этап. Профессор ЛГПИ им. И. Герцена В. Н. Верховский впервые в истории преподавания химии в российских школах привлек педагогическое наследие Д. И. Менделеева: он выдвинул и обосновал идею построения учебного курса химии на основе периодической системы Менделеева. B. Н. Верховский вместе со своими учениками разработал первую советскую программу систематического курса химии (1932), создал первый советский учебник неорганической химии (1933) и предложил методику преподавания химии (1934). В нашей стране впервые в мировой практике химическое образование стало строиться не только на теоретических воззрениях, но и на обучающем эксперименте: до сего времени практические лабораторные и экспериментальные контрольные работы, принципы которых были разработаны В. Н. Верховским со своими учениками, остаются неотъемлемой частью школьного курса химии.

Неудивительно, что И. Х. Ишмухаметов был в курсе этих новых тенденций в химическом образовании, которые основывались не только на теоретических воззрениях, но и на обучающем эксперименте. В соавторстве с Г. Салиховой он издал на башкирском языке «Рабочую книгу по химии для II года обучения ШКМ» [3], а с Н. Уразметовым, Ю. Усмановым и Г. Юсуповым «Химию для III группы ШКМ». Когда профессор В. Н. Верховский в 1933 году выпустил свои первые стабильные учебники «Химия для 6 года ФЗС и 2 года ШКМ» и «Химия: Учебник для средней школы в 2 частях», И. Х. Ишмухаметов совместно с Г. Гайсиной оперативно перевел их на башкирский язык и в том же 1933 году большим тиражом они вышли в Башгизе [5]. После кончины В. Н. Верховского (1947) его ученики (Ю. В. Ходаков, Д. М. Кирюшкин, В. С. Полосин и др.) продолжили дело своего учителя. И. Х. Ишмухаметов перевел выпущенные ими учебники химии для 7—10 классов средней школы (1950, 1952, 1954, 1955, 1957, 1959), последним был его перевод учебника по химии для 7-го класса Д. М. Кирюшкина, вышедший в Башгизе в 1959 году.

Еще в 1922 году при Академцентре Башнаркомпроса была создана Терминологическая комиссия, задача которой состояла в подборе научных терминов из различных источников для обогащения ими состава современного башкирского языка. Начиная с 1932 года эта целенаправленная работа по развитию терминов на башкирском языке сосредоточилась в башкирском НИИ национальной культуры, в стенах которого за короткий срок были разработаны и изданы терминологические словари по всем основным научным дисциплинам (языку, физике, математике, биологии). И. X. Ишмухаметов принял активное участие в составлении терминологических словарей по химии. За первой частью его «Терминологии химии» [7] последовала вторая часть, получившая название «Русско-башкирские термины по химии» [8], написанная И. Х. Ишмухаметовым совместно с сотрудниками БашНИИ нац. культуры, затем его «Химические термины» [9] и, наконец, «Русско-башкирские термины по химии» [10], изданные БашНИИ языка, литературы и истории им. М. Гафури в 1950 году.

 

Литература

  1. НА РБ. Фонд Р-802. Оп.9 Дело 363, 136 ед. хр.
  2. Ергин Ю.В. У истоков университетского образования: Очерки о предыстории Башкирского государственного университета. — Уфа: 2-е изд. 2009. — 349 с., илл.
  3. Ишмухаметов И., Салихова Г. Рабочая книга по химии для II года обучения ШКМ. — Уфа: 1932. Башгиз. — 51 с. (на баш. яз.).
  4. Уразметов И., Ишмухаметов И., Усманов Ю., Юсупов Г. Химия для III группы ШКМ. — Уфа: 1932. Башгиз. — 155 с. (на башк. яз.).
  5. Верховский В.Н. Химия: Учебник для средней школы. Часть 2. Седьмой год обучения. — Уфа: Башгосиздат, 1933. — 123 с. (на башк. яз.).
  6. Ергин Ю.В. Академический центр Башкирского наркомата просвещения (1922—1930) // Вестник Башкирского государственного университета. 2008. №4(17). С.144—149.
  7. Ишмухаметов И. Терминология химии. — Уфа: Башгиз, 1934. — 35 с. (на башк. яз.).
  8. Абдрашитов X., Ишмухаметов И., Юсупов Г. Русско-башкирские термины по химии. — Уфа: Башгиз, 1934. — 77 с. (на башк. яз.).
  9. Ишмухаметов И.Х. Химические термины. — Уфа: Башгиз, 1942. — 51с. (на башк. яз.).
  10. Ишмухаметов И.Х. Русско-башкирские термины по химии. — Уфа, Башгосиздат, 1950. — 39 с. (на башк. яз.).

 

Источник:

Ергин, Ю. Старейший химик Башкортостана [Текст] : [115 лет со дня рождения И. Х. Ишмухаметова (1901-1971) - старейшего химика Башкортостана] / Ю. Ергин // Ватандаш. – 2016. - № 12. – С. 37 – 43.

«В началоНазад12345678910ВперёдВ конец»
Страница 1 из 50